Библиографическое описание:

Станчуляк Т. Г. Интонационное моделирование как конечная цель интонационного анализа теста // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 1102-1104.



 

Статья посвящена вопросам интонационного моделирования звучащего текста. Автором собран и проанализирован материал о современном состоянии теоретических разработок в области лингвистического моделирования и экспериментальных попыток создания интонационной модели длительного линейного речевого продукта — текста.

Ключевые слова: интонация, моделирование, текст, синтагматика, сочетаемость, комбинаторика.

 

Начиная с 60-х гг. прошедшего столетия, то есть с тех пор как впервые проявился интерес к моделированию языкового поведения человека, неуклонно растёт внимание к моделям общения как в теоретической, так и в прикладной лингвистике. Модель объекта, согласно Э. Я. Мороховской, — это аналог анализируемого объекта, который может быть использован в ходе исследования с целью воспроизведения свойств объекта, его структуры и поведения. В фонологическом аспекте обозначенная тенденция подразумевает такое моделирование, конечной целью которого является построение правильной интонационной характеристики сообщения с заданной семантико-грамматической структурой. Как отмечают большинство авторов, работающих в данном направлении, возможность построения от заданного текста транскрипционной записи, которая содержала бы не только сегментную, но и супрасегментную информацию, является в настоящее время одной из важнейших задач лингвистической обработки текста.

На возможность и необходимость создания интонационной модели текста неоднократно указывали различные учёные, проводящие свои исследования как в области лингвистики текста, так и собственно в области интонации. При этом многие авторы высказывают предположение о том, что интонация текста не является ни случайной, ни произвольной и не зависит всецело от экстралингвистических условий личности автора сообщения. Наоборот, есть основания полагать, что при сочетании интонационно-просодических фактов существуют некие закономерности, а, следовательно, можно предположить существование интонационной модели длительного связного отрезка речи — текста. Так, Г. И. Иванова-Лукьянова пишет, что интонационное своеобразие каждого текста можно выразить в виде формулы, или интонационной модели, и что эта модель должна быть основана на выделении наиболее типичных повторяющихся интонационных конструкций в начальных, срединных и конечных синтагмах и отражать интонационное своеобразие каждого теста.

Следует заметить, что попытки интонационного моделирования уже неоднократно предпринимались, и на настоящий момент их результаты представлены в литературе в виде различных интонационных транскрипций. Однако большинство таких транскрипций представляют собой модели лишь отдельной фразы, вырванной из контекста. Вместе с тем, интонационную структуру текста невозможно представить в виде простой суммы интонационных рисунков составляющих тест фраз. На сегодняшний день общепризнанным является тот факт, что интонация текста представляет собой качественно новое единство более высокого порядка. Более того, одна и та же фраза, заключённая в контекст или произнесённая отдельно, получает различные интонационно-просодические характеристики. Иными словами, минимальные интонационные единицы подчиняются интонации более сложных структур. В связи с этим, отмечает Г. М. Вишневская, «особенно важным представляется создание единого и достаточно полного метаязыка интонационного описания фонетических единиц речи — сверхфразового единства, текста», поскольку интонационная модель объективизировала бы различные элементы текста и способствовала бы их осознанию. Об объяснительной способности моделей пишут многие учёные, например, А. В. Кокова, О. А. Лавренева, Э. Я. Мороховская, Т. А. ван Дейк и др. По справедливому замечанию Е. Н. Винарской, создание такой модели имело бы важнейшее значение для целей расшифровки семантической информации, хранящейся в интонационном рисунке.

Анализ литературы показывает, что в существовании моделей «повинны», по меньшей мере, два ряда причин: лингвистические и психологические. Психология располагает понятием «вероятностного прогнозирования» деятельности, механизм которого в общих словах можно описать так: организм помнит, что в прошлом опыте ситуация А обычно предшествовала ситуации В, или же — что то же — вероятность появления ситуации В после ситуации А наиболее максимальна, и поэтому ситуация А является для организма сигналом к тому, что за ней с наибольшей вероятностью последует ситуация В. Действие этого механизма распространяется и на речевую деятельность, то есть единицы речи соединяются между собой не беспорядочно, а согласно действующим в языке правилам, которые определяют программу построения речевых сообщений. Эти правила согласуются с сочетательными возможностями единиц, которые обусловливают возможность/невозможность в той или иной степени соединения тех или иных языковых единиц. Так, например, известно, что вероятность появления после звука [ц] звука [а] велика, а звука [ч] — ничтожна. Таким образом, способность каждого элемент языка вступать в линейную связь с другим элементом обусловлена и регулируется закономерностями языковой системы.

Вместе с тем, интонационное моделирование представляет значительные трудности. Во-первых, создание модели является доказательством высокой степени изученности объекта моделирования. Однако, очевидно, что несмотря на обширные исследования и большое количество полученной в их результате информации, остаётся огромное количество «белых пятен» в знании о том, как «устроена» система интонации английского языка. Причиной этого, вероятно, является разность подходов к явлению интонации. Одни учёные склонны рассматривать её как явление содержательного плана, и изучают её семантические характеристики, другие склонны относить её к плану выражения и потому апеллируют к её формальным признакам. Как результат, наблюдается незаконченная изученность данного феномена языковой системы. Во-вторых, для построения интонационной модели необходимы два условия: 1) наличие инвентаря конституентных элементарных смысловых интонационных единиц и 2) знание правил их комбинирования в сложные единства. Однако же и здесь учёные сразу же сталкиваются с проблемами. В отношении минимальной интонационно-смысловой единицы некоторые авторы предлагают остановить выбор на интонеме, но это не решает проблемы поиска, так как для интонемы должен быть найден семантический инвариант и заданы омонимичные употребления. Вместе с тем, эти задачи ещё не решены. Что касается сочетательных правил, то, по мнению большинства авторов, именно их установление является конечной целью интонационного анализа. Между тем, есть авторы (заметим, что они не в большинстве), которые, несмотря на признание важности и необходимости установления таких правил, полагают, что эта цель никогда не будет достигнута. Кроме того, дополнительную сложность может представлять то обстоятельство, что модель не может быть представлена в тексте полностью, а в большинстве случаев придётся иметь дело лишь с её частичными репрезентациями.

Тот факт, что комбинаторика интонационных единиц является конечной величиной, не вызывает сомнений. Как замечает И. Г. Торсуева, если бы это было не так, то число комбинаций было бы настолько велико, что человеческая память оказалась бы не в состоянии их удержать. Однако же не следует забывать и то, что чем ниже уровень изучаемой языковой системы, тем жёстче правила комбинаторики составляющих её единиц, и наоборот, на более высоком уровне языковой системы правила сочетаемости составляющих её элементов мягче. Поэтому по отношению к синтагматике языка, вместо термина «модель», возможно, правильнее будет использовать термины «валентность», «дистрибуция» и т. п.

Может показаться, что выявление моделей сочетаемости приближает синтагматическое изучение текста к парадигматике, но это не верно. Эти модели сочетаемости нельзя отнести к парадигматическим, поскольку они не противопоставляются друг другу в процессе речи и не запрограммированы в сознании говорящего, а возникают в процессе речи под воздействием смысловых, психологических и экстралингвистических факторов. Сочетания единиц являются слишком многочисленными, чтобы находиться в активном пользовании оперативной памяти.

Подводя итоги, можно с уверенностью утверждать об актуальности обозначенной проблематики, в особенности принимая во внимание тот факт, что данная область остаётся неким «чёрным ящиком» с множеством нерешённых вопросов. А между тем, создание модели невозможно переоценить с точки зрения открывающейся возможности «расшифровать» семантическую информацию, которую хранит в себе интонационный контур. «Модели невыразимо углубляют восприятие содержания текста, — пишет А. Белый, — при этом иногда делаешь неожиданные для себя открытия того, что кривая больше знает о сути содержания, чем сам автор». Что не менее важно, интонационная модель предоставила бы возможность интонирования готового письменного текста.

 

Литература:

 

  1.                Винарская Е. Н. Выразительные средства текста. — М., 1989. — 135 с.
  2.                Иванова-Лукьянова Г. И. Интонационная модель звучащего текста. — В кн.: Проблемы супрасегментной фонетики. — М., 1975, вып. 248, сс. 3–9.
  3.                Мороховская Э. Я. Основные аспекты общей теории лингвистических моделей. — Киев, 1985. — 246 с.
  4.                Светозарова Н. Д. Ответы на анкету «Об основах теории интонации». — В кн.: Проблемы фонетики II. — М., 1995, сс. 193–196.
  5.                Станчуляк Т. Г. Синтагматический аспект реализации интонационной категории выделенности как основа интонационного моделирования. — Дис. … канд. филол. наук. — М., 2000. — 165 с.
  6.                Торсуева И. Г. Функциональная теория интонации. — Автореф. дис. … докт. филол. наук. — М., 1976. — 45 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle