Библиографическое описание:

Ксенофонтова Д. В., Роговская И. А. Школы Казахстана в контексте образования мировой музыкальной культуры // Молодой ученый. — 2015. — №22.3. — С. 8-9.



 

Фортепианное исполнительство в Казахстане, как и в других республиках бывшего СССР, государствах СНГ, а сейчас — суверенных странах, развивалось благодаря тесному содружеству музыкантов, деятелей искусств, науки, образования, любителей музыки. Исторические и архивные документы содержат разные сведения о содружестве [2, 32].

Ярче и заметнее всего они выразились во внедрении общего опыта фортепианного исполнительства в музыкальное образование: воспитание национальных кадров для самых различных областей культуры и искусства. Так, школы изначально были дифференцированы по направлениям и значимостям (общеобразовательным и специализированным). В связи с функциональными нуждами, в специализированных школах используются программы, направленные на подготовку пианистов широкого профиля [1, 122]. Рамками реализации такой программы разработаны методы постепенного усложнения задач обучения (от начальных школ к училищам, колледжам и консерватории, академии музыки), где все вопросы практики и теории фортепианного исполнительства представлены в союзе с общими по аналогии понятиями различных искусств и наук. Это и определило методологическую направленность при подготовке учащихся-пианистов. Это определило и вхождение Казахстана в общую культурную цивилизацию, динамику развития; коллективную форму существования казахстанской фортепианной школы на практике. При исследовании ее феноменов сложными остаются вопросы, связанные с определением индивидуального опыта музыканта. Взять хотя бы то, что за время развития отечественной фортепианной практики не исследован потенциал самобытности артистов, композиторов, не изучен и не систематизирован опыт музыкальной практики. Тем не менее, инновационные образцы казахстанских фортепианных сочинений, определяющие инновацию методологических принципов игры, при безусловной ценности на практике, этот опыт определяет некоторую валентность разным положениям музыкознания, истории и теории музыкального исполнительства. В частности, это касается сложных вопросов художественного воплощения, а также музыкального восприятия, оценочного критерия [3, 89].

В этой связи приведем некоторые наиболее важные установки, на сегодняшний день актуализирующие критический взгляд музыкантов. Принципиальные отличия казахской устно-профессиональной между восточной и классической западноевропейской музыкальными традициями основаны на признаках, становлении, развертывании музыкального процесса. Эти отличия не смогли не повлиять на то, что в западноевропейской музыкальной традиции, а также в некоторых восточных странах характерно становление противоположных образов добра и зла, прекрасного и безобразного, возвышенного и низменного рамками одного произведения. В исполнении казахского певца-инструменталиста отражались исключительно положительные ценностные явления [3, 97]. И динамика развертывания музыкального образа шла в направлении специфики самого музыкального развития, а именно, вариантного, вариационного становления, целью которого было не изменение, а преодоление в исполнении некоторой пустоты, на взгляд предстающей как нечто нейтральное, в отличие от западноевропейской музыкальной традиции, где эволюция музыкального образа обычно проходила стадии глубокой трансформации.

30 апреля 1944 года Совнарком СССР своим распоряжением обязал организовать в Алма-Ате консерваторию. В соответствие с этим распоряжением, 24 июля 1944 года Совет Народных Комиссаров Казахской ССР под председательством Н.Ундасынова постановил с 1 октября того же года на базе музыкально-хореографического комбината (ныне Алматинский музыкальный колледж им.П. И. Чайковского) организовать Государственный институт искусств, преобразованный впоследствии в Алма-Атинскую консерваторию по образцу Московской и Ленинградской консерваторий. В 1945 г. консерватории присвоено имя выдающегося казахского народного композитора ХIX века Курмангазы Сагырбаева. До недавнего времени консерватория была единственным высшим учебным заведением страны, она по праву гордится своими достижениями. Выпускниками консерватории укомплектованы практически все музыкальные коллективы, концертные организации и учебные заведения республики. Педагоги и студенты консерватории достойно представляют отечественное искусство в США, странах Западной и Восточной Европы, России, Китае, Турции, Египте, Катаре, Иране, Сингапуре, Таиланде, Японии, Южной Корее и др.

Здесь сложилась композиторская школа, представленная такими прославленными именами, как Ахмет Жубанов, Евгений Брусиловский, Мукан Тулебаев, Сыдык Мухамеджанов, Куддус Кужамьяров, Газиза Жубанова, Еркегали Рахмадиев. Педагогами консерватории являются крупные концертирующие музыканты, творчество которых признано и востребовано не только в Казахстане. В их числе выдающаяся пианистка Жания Аубакирова, прославленный хормейстер Анатолий Молодов, знаменитый баритон Ермек Серкебаев, легендарная певица Бибигуль Тулегенова, «золотая труба» Юрий Клушкин, виртуозный домбрист Каршыга Ахмедьяров, лауреат международных конкурсов скрипачка Гаухар Мурзабекова, современный композитор Еркегали Рахмадиев и многие другие [5].

С обретением независимости и суверенитета Казахстаном, консерватории был присвоен статус «казахского национального высшего учебного заведения». Так был обозначен качественно новый уровень задач по созданию конкурентоспособной казахстанской модели музыкального образования, а также отношение вуза к числу культурных и политических приоритетов государства.

31 марта 1998 года Постановлением правительства РК в Астане была образована Казахская национальная академия музыки. Идея открытия высшего музыкального учебного заведения в северном регионе республики принадлежит Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, Президенту Республики Казахстан. Новый творческий вуз должен был выполнить важнейшую задачу — обеспечить музыкальную инфраструктуру столицы и регионов кадрами самого высокого профессионального уровня. Астана стала новой столицей Казахстана, и потребность в музыкальном университете, его высоком качестве, неизмеримо возросла. Возникла острая необходимость в исполнительских коллективах, музыкальных кадрах, артистах, которые смогли бы обеспечить культурную жизнь молодой столицы, в будущем стать ее духовным фундаментом. Открытие музыкальной академии явилось одним из путей решения этой проблемы.

В нынешнем году Союзу композиторов Казахстана исполняется 75 лет. За эти годы сформировалась сильная композиторская школа, казахская музыка получила мировое признание. Имена Ахмета Жубанова, Евгения Брусиловского, Мукана Тулебаева, Латифа Хамиди, Газизы Жубановой, Куддуса Кужамьярова, Еркегали Рахмадиева известны далеко за пределами нашей страны. Сегодня их дело продолжает новое поколение композиторов, музыковедов, и отечественная композиторская школа становится все более яркой и профессиональной.

 

Литература:

1.                  Алексеев А. Д. Творчество музыканта-исполнителя: на материале интерпретаций выдающихся пианистов прошлого и настоящего. М.: «Музыка», 104 с., нот. Гл. ред. Киршман Л. М. Казань: Казанская государственная консерватория, 1960. 152 с.

2.                  Бегалинова Г. А. Язык традиционной музыки казахов как система. Музыка Казахстана: проблемы образования. Сборник научных трудов. Вып.3. Астана: ЕНУ им. Л. Н. Гумилева, Каз НАМ, 2002. (120 с.), с. 33–41.

3.                  Мухамбетова А. И. Некоторые эстетические проблемы казахской инструментальной культуры. Кочевники. Эстетика. Алматы: «Гылым», 1993. (264 с.), с. 160–188.

4.                  Сулейменов Т. Онтология номадного пути. Высшая школа Казахстана. Международное научно-педагогическое издание. № 1, 2004, с. 204–207.

5.                  http://www.conservatoire.kz/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle