Библиографическое описание:

Костина К. В., Климкова Л. А. Библионимы в творчестве В.П. Крапивина: семантика, типология // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 187-191.



 

Художественный текст как речевой, дискурсный феномен, как единое целое обладает рядом дифференциальных признаков, категорий — специфических или общетекстовых (интегральных), но имеющих специфическое проявление. В целом к числу категорий художественного текста относятся: связность, целостность, завершенность, членимость, концептуальность, абсолютная антропоцентричность, информативность, модальность, прагматическая направленность, хронотоп (локально-темпоральная отнесенность), проспекция и ретроспекция, системность и некоторые другие.

Отдельные элементы текста как системного образования призваны особо актуализировать важнейшие смыслы, доминанту произведения. Они составляют так называемые сильные позиции текста. Это: заглавие, эпиграф, посвящение, начальные и конечные фрагменты текста, к ним же причисляют лирические отступления, кульминацию, пролог, эпилог. При этом обязательными сильными позициями принято считать заглавие, начало и конец произведения, остальные факультативны.

Заглавие, являясь первым знаком произведения, представляет собой совершенно своеобразный компонент текста, причем в разных аспектах — семантическом, семантико-композиционном, стилистическом, структурном, функциональном, прагматическом. Не случайно оно привлекало и привлекает исследователей. Сейчас уже о заголовках художественных текстов разных авторов существует обширная научная отечественная литература. О них в том или ином плане писали С.С. Аверинцев, А.С.Алисултанов, И.В.Арнольд, В.М. Безруков, Т.В. Васильева, А.В. Вербин, Н.А. Веселова, В.В.Виноградов, Л.С. Выготский, И.В. Гальперин, Л.И. Гетман, Ф.М. Горленко, В.П.Григорьев, Е.В. Джанджакова, Н.А. Кожина, С.Д. Кржижановский, В.А. Кухаренко, К.В. Лазарева, А.В. Ламзина, Ю.М. Лотман, В.А. Лукин, Б.И. Матвеев, Д. Н. Медриш, Г.А. Основина, А.М. Пешковский, В.Б. Прозоров, С.М. Пронченко, И.А. Пушкарева, З.Я.Тураева, Н.А. Фатеева, О.Е. Фролова, Г.Г. Хазагеров, Н.П.Харченко и многие другие. Тем не менее, исследование заглавий по-прежнему актуально. И здесь совершенно права В.А. Кухаренко, признав: «Сколько бы ни было сказано и написано о заголовке, исчерпать эту тему полностью, наверное, невозможно — столь велика его роль в тексте. Множество его функций объясняется тем, что он выступает актуализатором практически всех текстовых категорий» [5, с. 90].

Наша задача в данной статье состоит в том, чтобы акцентировать внимание на некоторых положениях теории заглавий, опираясь при этом на конкретную эмпирическую базу — на систему заглавий произведений В. П. Крапивина.

Владислав Петрович Крапивин (род. 14 октября 1938) — советский и российский детский писатель, более пятидесяти лет профессионально занимающийся литературным творчеством. В 1998–2000 гг. издательством «Центрполиграф» опубликовано 29-томное собрание сочинений Крапивина.

Заглавия произведений В.П.Крапивина очень разнообразны. Следует отметить попытку некоторых исследователей разграничить номинации заглавие и заголовок: первую оставляют для названия любых художественных произведений, вторую относят к публицистическим текстам. Мы же считаем, что рассматривая природу, сущность названия художественного произведения, его позицию ввода (предварения) самого текста произведения, нужно исходить, прежде всего, из того, что это наименование; заглавие — имя собственное, оним, поэтому подходить к нему нужно (целесообразнее) с позиций ономастики, ономастической терминологии. Имя собственное (оним) — «слово (эквивалент слова), которое называет объект (реалию), выделяя его из ряда ему подобных, индивидуализируя и идентифицируя его и тем самым отграничивая его от других объектов того же ряда, иначе говоря, — это индивидуальное наименование элемента действительности» [3, с.59; ср.: 8, с.91]. Все дифференциальные признаки онима, перечисленные в данной дефиниции, отличают и заглавие художественного текста — библионим. В терминологии ономастики, как онимический разряд, библионим — это разновидность идеонима — имени собственного объекта, относящегося к умственной сфере деятельности человека (наряду с артионимами — наименованиями произведений изобразительного и музыкального искусства, фильмонимами — названиями фильмов, гемеронимами — названиями в средствах массовой коммуникации).

Номинанта библионим более терминологична, чем заглавие, заголовок, и потому предпочтительнее в научной статье, что, однако, не исключает во избежание тавтологии использование и названных обозначений.

Библионим — первое слово автора, направленное к читателю, вбирающее в себя тему, проблему, образы, сюжетную перспективу произведения, отражающее отношение автора к тексту, это «компрессированное, нераскрытое содержание текста. Название своеобразно сочетает в себе две функции — функцию номинации и функцию предикации. Название можно метафорически изобразить в виде закрученной пружины, раскрывающей свои возможности в процессе развертывания» [1, с. 133]. Текст и заглавие (как его компонент) взаимосвязаны: заглавие предваряет содержание произведения и одновременно само определяется текстом и наполняется смыслом по мере прочтения текста.

Обратимся, например, к заглавию одного из рассказов В. П. Крапивина «Риск» (1962). В нем повествуется о мальчишках, оценивающих два буксировщика-близнеца только по названиям, восхищаясь «Риском» и его экипажем, при этом высмеивая «Иртышлес-3», который называли «калошей». После пожара на барже, груженной бочками с горючим, мальчики убедились в ошибочности своих суждений и повзрослели на глазах. Оказалось, что рисковала на пожаре команда не «Риска», а случайно оказавшийся на месте событий экипаж «Иртышлеса», проявивший героизм и мужество. По пути в больницу к пострадавшему матросу Ивану, который рисковал своей жизнью, герой подводит итог: «Внизу у плотов по-прежнему стоял "Риск«. Мы только мельком взглянули на него. Нет, мы не меняли своих мнений с быстротой и легкостью. "Риск", конечно, был неплохим буксировщиком. И, может быть, капитан его действительно когда-то командовал торпедным катером. Но нам некогда было обсуждать достоинства "Риска«. Мы торопились». Произведение, таким образом, характеризуется своеобразной кольцевой композицией: заглавие как смысловая доминанта рассказа соотносится с его финалом.

Заглавие в итоге приобретает характер ремы и по отношению к тексту выполняет функцию предикации: признак, им выделяемый, распространяется на всё изображаемое. Описанные в рассказе события и персонажи соотносятся с опасностью, риском. В заголовке текста, таким образом, выражается авторская оценка изображаемого и скапливается, сгущается содержание произведения. Его предваряющий характер оказывает влияние и на семантику других элементов: лишь с учетом символического значения заголовка в контексте целого произведения определяется значение названия катера. В целом «название является темой художественного сообщения. <...> Текст же по отношению к названию всегда находится на втором месте и чаще всего является ремой. По мере чтения художественного текста заглавная конструкция вбирает в себя содержание всего художественного произведения. <...> Заглавие, пройдя через текст, становится ремой целого художественного произведения. <...> Функция номинации (присвоения имени) текста постепенно трансформируется в функцию предикации (присвоения признака) текста» [4, с. 5].

Библионим тесно связан с текстовыми категориями проспекции и ретроспекции. Оно направляет внимание читателя, «предугадывает» потенциальное развитие темы. Например, для читателя, знакомого со значением крылатой фразы «перейти Рубикон» — «сделать решительный шаг, определяющий дальнейшие события, совершить решительный поступок, имеющий поворотное значение в жизни» [9, с. 315], — заглавие рассказа «Рубикон», представляющее собой часть фразеологизма, — имя собственное, уже содержит смыслы 'бесповоротность', 'решительность', 'преодоление', т.е. обогащается символическим смыслом. Одни из важнейших свойств заголовка — ограничение и наделение текста завершенностью, при направлении хода мысли читателя библионим заключает размышления в рамки. «Заглавие, с которого чтение начинается, оказывается рамочным знаком, требующим возвращения к себе. Этим оно еще раз связывает конец и начало, т.е. непосредственно участвует в актуализации не только категории связности, но и категории ретроспекции» [5, с. 92]. Связь библионима с категорией ретроспекции ярко выражена после прочтения текста и возвращения к заглавию. «Обогащенное новыми смыслами, заглавие в аспекте ретроспекции воспринимается как обобщающий знак-«рема», первичная интерпретация текста взаимодействует уже с читательской интерпретацией целостного произведения с учетом всех его связей» [7, с. 172]. Так, в контексте произведения заголовок «Рубикон» символизирует не только готовность к решительным действиям, бесповоротному поступку, но и взросление героя, преодоление его страха, становление личности.

Внутритекстовая функция реализуется при восприятии заголовка по мере прочтения текста. Читатель понимает, что Рубикон — река, которую перешел Юлий Цезарь со своим войском, знает значение фразеологизма «перейти Рубикон», но вместе с тем «Рубикон» — название текста. После прочтения рассказа «Рубикон» — это знак, слово уже с гораздо более широкой семантикой, чем при первоначальном восприятии заголовка. Знак считается мотивированным самим текстом. Если до прочтения текста он «не столько сообщал информацию об этом тексте, сколько указывал на него (катафорически), то теперь, наоборот, заголовок не столько указывает на текст (анафорически), сколько в концентрированном виде сообщает информацию о содержании текста, как бы находясь уже после и под ним» [6, с. 94].

В научной литературе существуют различные типологии библионимов, исходящие из разных классификационных признаков. Одна из них семантико-стилистическая, учитывающая характер, объем, степень информативности, характер выражаемых чувств и мыслей [ср., напр.: 2, с. 36–44]. Здесь выделяются:

— тематические заголовки;

— заголовки, указывающие на жанр литературного произведения;

— персонифицированные заглавия;

— заглавия хронотопического типа;

— заголовки-посвящения;

— цитаты в роли библионимов;

— заглавия-символы.

Среди тематических заголовков можно выделить следующие разновидности:

— заголовки, включающие обозначение лица. Заглавие может представлять собой только имя собственное: «Галинка», «Лерка», «Алька», «Толька» и др. или оним в сочетании с апеллятивом: «Оруженосец Кашка», «Генка и первый «А»», «Штурман Коноплёв», «Мой друг Форик» и др.;

— заголовки, содержащие абстрактные понятия: «Риск», «Настоящее», «Обида» и др.;

— заглавия, обозначающие действия, процессы: «Однажды играли…», «Экспедиция движется дальше», «Здесь сражались красногвардейцы», «Айсберги проплывают рядом», «Я иду встречать брата», «Звезды пахнут полынью», «Алька ищет друга», «Капли скачут по асфальту», «Помоги мне в пути», «Капитаны не смотрят назад», «Львы приходят на дорогу», «Мальчик девочку искал…», «Белый Щенок ищет хозяина», «Лето кончится не скоро» и др.;

— заглавия, содержащие названия животных, природных явлений: «Бабочка», «Тополята», «Журавленок и молнии», «Мальчик и ящерка», «Звезды под дождем», «Далеко-далеко от моря», «Мокрые цветы», «Крик петуха», «Дырчатая луна», «Мраморный кролик» и др.;

— заглавия — риторические вопросы, например «Почему такое имя?»;

— заглавия, в которых обозначены реалии-предметы, вокруг которых развиваются события: «Болтик», «Ковер-самолет», «Зеленая монета», «Мокрые цветы», «Старый дом», «Планшет», «Костер» и др. Так, в повести «Болтик» именно болтик является ключевым образом, организующим текст: найденный болтик служит Максиму Рыбкину талисманом, сопровождающим мальчика в ключевые моменты его жизни. Позже, отданный ребятам-экспериментаторам, болтик служит деталью, необходимой для скрепления кустарной конструкции. В награду Максим совершает с новыми друзьями свой первый полёт.

Библионим может называть жанр литературного произведения: «Фрегат «Звенящий». Рассказ об устройстве парусного корабля и плаваниях под парусами», «Сказки Севки Глущенко», «Сказки ковра-самолета», «Сказки капитанов», «Сказки поющего кота», «Сказки безлюдных пространств».

В творчестве В.П.Крапивина выделяются персонифицированные заглавия: «Галинка», «Лерка», «Алька», «Толька» и др.

Библионимы хронотопического типа содержат номинанты со значением места и времени событий. Место действия может быть обозначено в заглавии с разной степенью конкретности: реальным топонимом («Синий город на Садовой», «Табакерка из бухты Порт-Джексон», «Босиком по Африке», «Трое с площади Карронад», «Шестая Бастионная», «Клад на Смоленской улице» и др.) или вымышленным («Страна Синей Чайки, «Стража Лопухастых островов», «Гваделорка», «Застава на Якорном Поле» и др.), а также может определяться в самом общем виде («Далеко-далеко от моря»). Выбор топонима автором обычно обусловлен общим замыслом произведения. Разнообразны и заголовки, содержащие значение времени. При этом, кроме наименований времени суток («Светлый день», «Вечерние игры», «Ночные поезда», «Воробьиная ночь» и др.), месяцев («Сентябрьское утро», «Август — месяц ветров» и др.), время действия может быть соотнесено с историческим событием, например, «Давно закончилась осада».

Заглавия-посвящения в произведениях В.П.Крапивина не встречаются.

Роль библионима может выполнять цитата, потешка: «Тридцать три — нос утри…», «Пошел, все наверх!».., «Гуси-гуси, га-га-га» и др.

Заглавие может быть символом, ключевым образом: «Подкова», «Болтик», «Крылья» и др. Так, в повести «Подкова» найденная героем подкова служит символом удачи. Тоник Калинов потерял табличку с номером, которая была прикреплена на его самокате, и в этот же день на улице нашел подкову. Вместо ненайденного номера он прибил на это место подкову, на счастье. И удача улыбнулась ему: в него влюбилась красивая девочка Лиля. Когда Тоник отдал подкову Лиле, девочка уехала. Как только он снова нашел ту самую подкову, нашлась и табличка для самоката.

Библионимам свойствен функциональный синкретизм: будучи видом собственных имен, они выполняют в комплексе прежде всего номинативную, индивидуализирующую, идентифицирующую и дифференцирующую функции, иначе говоря, каждый из них называет конкретное, единственное в своем роде произведение, соотносясь каждый раз только с ним и его автором, отличая его от всех других произведений, тем самым они выполняют и функцию ориентира в творчестве писателя и за его пределами.

Кроме того, библионимы выполняют и ряд других функций — контактоустанавливающую (направлены на установление контакта с читателем, а внутри произведения — персонажей друг с другом), своеобразную апеллятивную (призваны обратить внимание читателя на текст, прочесть его, вернуться к заголовку после прочтения текста, сопоставить, оценить адекватность-неадекватность соотношения, актуализировать его фоновые знания), рекламную (обозначить интригу), интертекстуальную, вписывающуюся в ассоциативность. Кстати, библионимы могут включать формы прямой апелляции к читателю (в том числе и через персонажей), например: «Вспомните «Эдельвейс»», «Барабанщики, вперед!», «Здравствуй, отряд!».

Заглавия строятся по определенным моделям, вытекающим из общих закономерностей синтаксиса. С учетом современной классификации синтаксических единиц русского языка, заглавия могут быть разделены на:

1.заглавия-словоформы, выраженные именем существительным в именительном падеже: «Бабочка», «Галинка», «Риск», «Непроливашка», «Ковер-самолет», «Костер», «Рубикон», «Обида», «Подкова», «Победитель», «Лоцман», «Рукавицы», «Крылья», «Соринка», «Ковер-самолет», «Подарок», «Гвозди», «Гваделорка», «Тополята», а также именем как результатом субстантивации: «Настоящее», «Самый младший»;

2.заглавия-сочинительные сочетания слов: «Генка и первый «А»», «Журавленок и молнии», «Острова и капитаны», «Бастионы и форты», «Мушкетер и фея», «Мальчик и ящерка»;

3.заглавия-подчинительные словосочетания с согласованием и управлением. Первые выражают чисто атрибутивные отношения: «Восьмая звезда», «Зеленая монета», «Светлый день», «Медленный вальс», «Снежная обсерватория», «Минное заграждение», «Ночные поезда», «Короткое счастье», «Плюшевый заяц», «Красный кливер», «Воробьиная ночь», «Первый шаг», «Бронзовый мальчик», «Сентябрьское утро», «Вечерние игры», «Мокрые цветы», «Далекие горнисты», «Вечный жемчуг», «Синий треугольник», «Тополиная рубашка», «Старый дом», «Дырчатая луна», «Стальной волосок», «Мраморный кролик», «Нарисованные герои» и др. Словосочетания с управлением выражают отношения атрибутивные с оттенками обстоятельственных значений (пространственных: «Крепость в переулке», «По колено в траве», «Далеко-далеко от моря» и др.; временных: «Минута солнца»); объектных и обстоятельственных: «Звезды под дождем», «Выстрел с монитора», «Бабочка на штанге» и др.; объектных: «Похлебка с укропом», «Имени погибших», «Под Созвездием Ориона», «Остров Привидения», «Мальчик со шпагой», «Колыбельная для брата», «Трое с барабаном» и др.; субъектных: «Крик петуха», «Сигнал горниста» и др.;

4.заглавия-предложения: «Экспедиция движется дальше», «Здесь сражались красногвардейцы», «Айсберги проплывают рядом», «Я иду встречать брата», «Почему такое имя?», «Звезды пахнут полынью», «Алька ищет друга», «Капли скачут по асфальту», «Помоги мне в пути», «Капитаны не смотрят назад», «Львы приходят на дорогу», «Мальчик девочку искал…», «Такая была планета», «Белый Щенок ищет хозяина», «Лето кончится не скоро» и др.

Меньше представлены библионимы других структурных моделей: с пояснительной конструкцией (например: «Сандалик, или Путь к Девятому бастиону», ««Я больше не буду», или Пистолет капитана Сундуккера», ««Чоки-чок», или Рыцарь Прозрачного Кота»), с придаточной частью («Та сторона, где ветер», «Лужайки, где пляшут скворечники»), единицы-неполные предложения («Босиком по Африке») и другие.

Анализ материала показывает, что заглавия разных структурных типов в количественном отношении представлены непропорционально и распределены неравномерно. Самую обширную группу в рассмотренном нами материале составляют заглавия-подчинительные словосочетания с согласованием.

Таким образом, библионимы В.П. Крапивина — важная часть текста, которая может указывать на тему произведения, его жанр, хронотоп, действующих лиц, ключевые образы. Заглавие выполняет одновременно номинативную и предикативную функции, оно выделяет текст из ряда других и одновременно направляет поток мыслей читателя в нужное русло при ознакомлении с текстом (так как читатель видит в заглавии намек на содержание), само при этом наполняясь значением. Кроме того, библионимы выполняют и ряд других функций, в том числе контактоустанавливающую, своеобразную апеллятивную, рекламную, интертекстуальную, вписывающуюся в ассоциативность. Заглавия строятся по определенным моделям, вытекающим из общих закономерностей синтаксиса.

 

Литература:

  1. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М.: Наука, 1981. — 140 с.
  2. Гетман Л.И. Художественный текст как объект лингвостилистического исследования: материалы к специальному и факультативному курсам. — Нежин: НГПИ, 1993. — 104 с.
  3. Климкова Л.А. Нижегородская микротопонимия в языковой картине мира: монография. — Арзамас: АГПИ, 2007, — 394 с.
  4. Кожина Н.А. Заглавие художественного произведения: Структура, функции, типология (на материале русской прозы XIX- XX вв.): автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1986.
  5. Кухаренко В.А. Интерпретация текста: учеб.пособие. — 2-ое изд., перераб. — М.: Просвещение, 1988. — 192 с.
  6. Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории. Аналитический минимум. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство «Ось-89», 2009. — 560 с.
  7. Николина Н. А. Филологический анализ текста: учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 256 с.
  8. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. — 2-ое изд., перераб. и доп. — М.: Наука, 1988. — 192 с.
  9. Фразеологический словарь русского языка: Свыше 4000 словарных статей/ Л. А. Войнова, В. П. Жуков, А. И. Молотков, А. И. Федоров; Под ред. А. И. Молоткова. — 4-е изд., стереотип. — М.: Русский язык, 1986. — 543 с.

1

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle