Библиографическое описание:

Зворыгина П. Н., Галицких Е. О. Педагогический потенциал романа Наринэ Абгарян «Манюня» // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 90-92.



)

 

Я ни к чему не призываю.

Я прошу вас остановиться на минуту

и вспомнить, как это прекрасно –

просто дружить.

Вот так должно быть сейчас.

И завтра. И послезавтра.

И всегда.

Наринэ Абгарян

 

В настоящее время детская литература для детей и о детях активно пополняется новыми произведениями. Современные авторы с каждым романом, повестью или рассказом приносят в мир литературы новое творение, но творение это особое – оно предназначается для самых искренних, открытых, верящих в чудо, чистых душой людей – для детей. Писать для детей – тяжкий труд. Может быть, именно поэтому произведения детской литературы при всей своей внешней простоте сюжета, героев, характеров наполнены глубоким смыслом и ярко выраженной дидактичностью.

Определение педагогического потенциала произведения - актуальная проблема современной литературы. Особенно она важна для педагогов и учителей, использующих художественные произведения как источник педагогического знания, так как воздействие на учащихся средствами художественной литературы – один из наиболее эффективных способов реализации принципов гуманизации, культуросообразности и индивидуализации в процессе образования и воспитания.

Понятие «педагогический потенциал» достаточно широкое. Оно включает в себя образовательный и воспитательный аспекты, поэтому его можно рассмотреть с разных точек зрения.

Так, например Божинская Т.Л. считает, что педагогический потенциал - это интегральное образование с выраженной прогностической и динамической направленностью, создающее педагогу или воспитателю возможность транслировать культурный опыт и способствовать его присвоению субъектами культуры и образования [3, с.2]. Киселева О. О. говорит, что это система взаимосвязанных возможностей, способных в той или иной мере детерминировать личностное развитие человека [5]. Апушкина К.Н. и Кириллова Я.В. опираются на понимание «педагогического потенциала» как элемента более общей, шиpокой категории – «потенциала личности», то есть как на cовокупность врожденных и приобретенных способностей взаимодействовать с окружающей средой и реагировать на социальные и педагогические условия [2, с. 15].

Исходя из данных определений, мы можем сказать, что педагогический потенциал – это некая совокупность ценностей, создающих условия для развития «человеческого в человеке», оптимизирующая ресурсы личности субъекта воспитания и образования для усвоения им культурного опыта. Несомненно, что педагогическим потенциалом обладает практически каждое художественное произведение независимо от объема и жанра, но особо ярко мы можем наблюдать его в романе Наринэ Абгарян «Манюня».

«Манюня» – автобиографический роман российской писательницы Наринэ Абгарян, которая написала книгу о детстве, о взрослении, проказах и приключениях двух девочек-подружек Наре и Манюне. Это рассказ о том cамом теплом, озорном и полном веселых приключений детстве, которое делает человека счастливым на вcю жизнь [1, с. 2].

Как мы уже сказали, произведение, обладающее педагогическим потенциалом, оптимизирует личностные ресурсы. Рассмотрим, какое воздействие сможет оказать этот роман на думающего, развивающегося человека – на pебенка.

Первое, что почувствует читатель, взявший эту книгу в руки, невероятную доброту и тепло ее интонации. Автор улыбается вместе с читателем, смеётся, удивляется, радуется, книга заражает эмоциями детства. Первый урок, который он получит, будет состоять в том, что за каждым веселым, озорным малышом стоит авторитетный взрослый, наставляющий и направляющий его по жизненному пути. Взрослому этому нужно доверять! Не зря Нара сказала: «Значит, подумала я, так надо. Слово взрослого было для нас законом, и, если Ба не разрешала Мане названивать другим людям, значит в этом был какой-то тайный, недоступный моему пониманию, но беспрекословный смысл» [1, с. 13].

Далее юный читатель окунется в череду невероятных приключений, благодаря которым поймет, что не стоит играть со спичками в комнате, где открыт газ; что красота девочки не заключена в ее волосах, что нельзя стрелять из отцовского ружья даже в самого ненавистного соседа, что прилетевшее в ухо ведро – еще не худшее наказание и так же он глубоко задумается над тем, что на самом деле представляет собой гуманный поступок. Этот урок под названием «чудеса гуманизма» [1, с. 35] читателю преподаст Роза Иосифовна, бабушка Манюни по прозвищу Ба.

Действительно, встает вопрос: что же делать, когда две маленькие неразумные девочки находят птенца, выпавшего из гнезда – оставить его, чтобы они окончательно замучали его, стараясь «помочь» или убить сразу? Для ребенка при всей его неопытности ответ, конечно, очевиден: помочь во что бы то ни стало. Но автор через свою героиню Ба показывает ему, что в данной ситуации возможен и иной вариант. Возможно, для маленького читателя убийство Розой Иосифовной птенца станет потрясением, но это не просто убийство от нежелания помочь, это из серии «лучше я его прямо сейчас убью, чем вы потом замучаете его своими экспериментами» [1, с. 39]. Ребенок не пропустит этот поворот сюжета мимо. Он обязательно задумается: «А все ли верно сделали девочки? А все ли верно сделала Ба? А как бы я поступил в этой ситуации?» Задавать такие вопросы самим себе чрезвычайно полезно для детей и подростков. Поиск ответов формирует «правильные» нравственные установки и убеждения.

Может показаться, что данная книга – набор забавных детских проказ и нелепых ситуаций, в которые попадали героини, что автор только развлекает читателя. Но на самом деле вся дидактическая ценность данного романа заложена не в совокупности поучительных историй (чья ценность, конечно же, не умаляется), а в том, чтобы показать читателям истинную цену дружбы и любви. В том, чтобы научить создавать «культ дружбы», когда самое страшное преступление – нарушить обещание, данное другу («Интересно, какая участь ожидает людей, нарушивших клятву? Воображение рисовало червями склизкие стены тюрьмы и мучительную, но заслуженную смерть в пытках» [1, с. 21]). Когда нет ничего желаннее хорошего комплимента от любимой подруги.

Дети, прочитавшие роман, узнают, что любовь, какой бы сильной она ни была, в одиннадцать лет может принести далеко не детскую боль, «ведь маленьким девочкам иногда бывает очень больно на душе, эта боль не идет ни в какое сравнение с болью физической» [1, с. 100]. Так же можно узнать, что не всякий взрослый – образец гуманности и нравственного идеала, что злость и ревность изымают человеческое из человека. Подросток проследит естественный путь взросления, столкнется с типичными для себя ситуациями, которые пропустит через призму своего мировоззрения и мироощущения и, возможно, ответит на интересующие его вопросы.

Юные читатели, обдумывая поступки Наринэ и Манюни, поразмышляют о том, что такое ответственность, как отвечать за собственные действия, начнут задумываться об уважении к чужому труду.

Когда девочки «испортили» овечью шерсть, которой Ба занималась три дня, Ба после хорошей трепки заставила их сделать всю эту тяжелую работу самостоятельно, лишь тогда они осознали цену преподанного им урока. «А далее мы на своем опыте доказали, что пирамиды все-таки строили люди, а не инопланетяне. Потому что вдвоем, подгоняемые грозными окриками Ба, сначала помыли всю шерсть в пяти водах, потом сушили ее на солнцепеке, не забывая ворошить и переворачивать, потом мы ее выбивали деревянной палкой, нудно и долго до волдырей на ладонях и боли в пояснице, а далее каждый клочок шерсти распушили нежным облачком. И если кто скажет, что Ба все-таки переборщила с «господибожетымоем», то я с вами не соглашусь. Ибо кару мы понесли вполне заслуженную, ага» [1, с. 131].

Педагогический потенциал детской дружбы многомерен, поэтому роман интересен как детям, так и взрослым. Родители, взяв «Манюню» в руки, увидят в мамах и папах девочек, в Ба образцы воспитателей определенного рода, со своим опытом воспитания, принципами и методами. Не каждому этот опыт будет близок, но он открыт жизни, обсуждению, сотворчеству, он основан на любви и уважении к миру ребенка. У взрослых читателей может так же возникнуть ряд вопросов. Можно ли в воспитательных целях запереть детей в темном погребе? Как сгоряча не запустить в ребенка ведром? Стоит ли применять физические наказания? Как не задеть тонких чувств подростка? Этот ряд вопросов можно продолжить: роман дает почву для раздумий, он источник впечатлений. Чтение как «труд и творчество» включает читателя в сомышление с автором, поэтому «Манюня» не учебное пособие по педагогике, это автобиографическое художественное произведение, которое нужно пережить в контексте своего жизненного опыта.

Может быть, в том и состоит педагогический потенциал романа, что каждый читатель ищет в нем свои представления о детстве, вспоминает свои переживания взросления [6], делает самостоятельный нравственный выбор: дружить или не дружить, читать или не читать, вспоминать или забывать, воспитывать или совершенствоваться.

Каждому будущему педагогу полезно познакомиться с романом «Манюня», прочитать книгу сначала с удовольствием, а затем с педагогическим интересом и «вычитать» (И.А.Ильин) из неё новый педагогический опыт, раскодировать скрытые ценности искусства воспитания:

-  культ и святость детской дружбы, которая открывает ребенку радость общения;

- традиции дружной семьи, в которой все нужны друг другу: умеют и сорадоваться, и сочувствовать;

-  переживание радости жизни, позитивного мироощущения;

- восхищение красотой мироздания, простым повседневным течением жизни;

- опыт воспитания чувства собственного достоинства, уважения к другому человеку;

- удовольствие от познания, открытия мира, его многомерности и сложности его устройства.

Каждая книга расширяет круг вопросов, которые ставит перед учителем педагогическая практика, каждый новый ученик в классе, поэтому так важно «в просвещении быть с веком наравне» (А.С.Пушкин), читать книги современных авторов, вглядываться в лица и характеры литературных героев. Педагогический опыт включает в себя не только то, что осознано в образовательной практике реальной жизни, но и то, что прочитано и пережито в художественном тексте как «другой реальности», вымышленной, художественной, но живой, современной, творческой.

 

Литература:

  1.                Абгарян Н. Ю. Манюня - Москва - Санкт-Петербург - Владимир: АСТ : Астрель-СПб : ВКТ , 2011. – 317с.
  2.                Апушкина К. Н., Кириллова Я. В. Развитие педагогического потенциала как средство профессионального образования студентов вуза физической культуры / Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта. Российский электронный научный журнал, 2013, №1 (26). – Стр. 14 – 20.
  3.                Божинская, Т.Л. Педагогический потенциал российской региональной культуры в контексте социально-философских исследований [Электронный ресурс] / Т. Л. Божинская. – Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/-2-2010/philosophy/bojinskaya.pdf.
  4.                Галицких, Е.О. Художественные образы девочек в современной детской литературе // «Школьная библиотека сегодня и завтра», 2015, №3. – Стр. 49 - 53.
  5.                Киселёва, О.О. Профессионально-педагогический потенциал учителя: Монография – Петропавловск-Камчатский, 2002. – 299с.
  6.                Яснов, М. Путешествие в ЧУдетство. Книга о детях, детской поэзии и детских поэтах. – СПб.: Союз писателей СПБ, Фонд «Дом детской книги», 2014. – 360с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle