Библиографическое описание:

Бояркина А. В. Американские и китайские эксперты о глобальном сотрудничестве в “гармоничном мире” // Молодой ученый. — 2009. — №10. — С. 265-270.

15 сентября 2005 г. на пленарном заседании саммита ООН по случаю 60-й годовщины организации председатель КНР Ху Цзиньтао выдвинул внешнеполитическую концепцию построения "совместного процветания и всемирного построения гармоничного и устойчивого мира". А в 2004 г. китайское правительство взяло курс на проведение дипломатии «гармоничного мира».

С 15 по 21 октября 2007 г. в Пекине проходил XVII съезд коммунистической партии Китая, который подвел итоги первых пяти лет правления нынешнего руководства во главе с Ху Цзиньтао. В отчетный доклад ЦК КПК вошли новые лозунги, в том числе призывы к созданию «гармоничного общества» внутри Китая и «гармоничного мира» за его пределами.

В предыдущие годы было нелегко обновить программу гармоничного общества и окружающего мира, поскольку зарубежных партнеров не привлекала внутренняя идеология «специфически китайского социализма», соединявшая идеи марксизма с его последующими толкованиями, предложенными Мао Цзэдуном, Дэн Сяопином и Цзян Цзэминем. И вот новый лозунг «гармонии» позволил китайским властям соединить внутриполитическую программу строительства «гармоничного общества» с внешнеполитической стратегией создания «гармоничного мира».

Одобренные высшим руководством лозунги «гармоничного общества» и «гармоничного мира» оказались в центре внимания китайского экспертного сообщества, приступившего к пропагандистско-разъяснительному обсуждению новаций. Заместитель директора Бюро переводов при ЦК КПК, глава Центра сравнительных политических и экономических исследований Юй Кэпин, которого в Китае считают человеком, к чьим советам прислушивается Ху Цзиньтао, истолковал лозунг «гармоничного мира» в терминах современной политологии: «Выдвинутая Китаем теория гармоничного мира имеет много общего с распространенной в мире теорией глобального управления. Обе они коренятся в заботе об общей судьбе человечества, обе выступают против унилатерализма и гегемонизма, обе подчеркивают решение общих вопросов каждого государства через международное сотрудничество, обе выступают против «мира, управляемого Америкой», и подчеркивают повышение роли ООН, обе настойчиво утверждают новый мировой политико-экономический порядок…» [1].

В формулировках Юй Кэпина «гармоничный мир» представляет собой извечное требование человечества и являет собой новую интерпретацию высокого идеала «Великого единения Поднебесной» времен китайской древности [2]. Политолог подчеркивает, что замысел «гармоничного мира» есть продолжение китайского замысла «гармоничного общества»: они взаимосвязаны, у них сходные ценностные ориентиры и общая политическая логика. В официальной пропаганде в качестве нормативных характеристик «гармоничного общества» перечисляются «демократия и власть закона, равенство и справедливость, искренность и дружба, полнота жизненных сил, стабильность и порядок, гармония между человеком и природой».

По мнению Юй Кэпина, «гармоничный мир» предполагает «создание демократичного, справедливого и равного мирового политико-экономического порядка, реализацию в мире долгосрочного и всеобщего процветания. Как и гармоничное общество, идеальный гармоничный мир также должен быть миром многообразия, демократии, справедливости, терпимости, доверия, сотрудничества, взаимопомощи, устойчивого развития». Помимо этого, идеал «гармоничного мира» предполагает установление гармонии в отношениях человека и природы, разумное освоение и использование природных ресурсов.

Итак, каким же должен быть "гармоничный мир", и как он может содействовать развитию китайско-американского сотрудничества? На эти вопросы представляют ответы авторитетные китайские эксперты в области политологии и международных отношений, а также крупные государственные деятели США.

Директор Института международных отношений Китая Жуань Цзунцы убежден, что идея "гармоничного мира" – это совершенно “не чудачество” [3]. Китай не верит в концепцию гармоничного мира в теории, ее необходимо испытать на практике [4]. Данная политическая философия, наоборот, выявила потребность Китая в развитии и процветании. Доктор Жуань оценивает роль государства на современном этапе, как полноправного участника международных отношений, нуждающегося в стабильности и мирном внешнем окружении. Для своего дальнейшего развития, Китаю понадобится совместный капитал, технологии и ресурсы, применяя которые через взаимное выгодное сотрудничество сможет добиться устойчивого экономического роста.

По-мнению китайского политолога, расширение обменов на разных уровнях с другими государствами для обогащения знаний друг о друге, приведет к формированию ресурсосберегающего экологически приемлемого и дружественного общества. Следовательно, чтобы применить на практике идею "гармоничного мира", руководство КНР упорно работает над усилением диалога с США и Евросоюзом, а также укреплением сотрудничества с африканскими и другими развивающимися странами [5].

Жуань Цзунцзы пришел к заключению, что его государству необходимо функционировать в таком режиме развития, который бы привел к созданию глобального политического принципа поиска признания еще большего количества стран в международном сообществе, а это, в свою очередь стимулирует режим развития и расширит его ценностную базу.

Директор Исследовательского центра международной стратегии в шанхайском университете Цзяотун Чэнь Цимао в своем научном труде охарактеризовал общие для КНР и США задачи и проблемы, и проанализировал путь выхода из кризисной ситуации. Как полагает ученый, помимо решения задач и вызовов, связанных с экономической глобализацией, КНР и США объединяет совместный поиск решения идентичных проблем на глобальном уровне, а именно: защита окружающей среды, изменения климата, наркотраффик, терроризм, эпидемии и увеличивающийся разрыв между социальными слоями. Эксперт уверен, что все вышеперечисленные глобальные факторы ведут к действительно реальной необходимости построения "гармоничного мира", и миссия новой глобальной концепции элиминировать эти проблемы. Именно в практическом воплощении внешнеполитической доктрины "гармоничного мира" Китая и видит Чэнь Цимао.

Сотрудник Института по исследованию США Китайской академии социальных наук, профессор Тао Вэньчжао отметил, что в настоящее время китайско-американские отношения носят следующую специфику:

Во-первых, китайско-американские отношения уже вышли за рамки двусторонних. Теперь все признают, что китайско-американские отношения являются одними из самых важных двусторонних отношений в мире и играют важную роль в сферах региональной и глобальной экономики и безопасности. Например, по вопросам борьбы со стихийными бедствиями, климатическими изменениями, поддержания энергетической безопасности, борьбы с эпидемическими заболеваниями, с терроризмом, с распространением оружия массового уничтожения, с финансовым кризисом необходимо наладить сотрудничество между Китаем и США.

Во-вторых, частота контактов стала чаще и средства телекоммуникационной связи между Китаем и США становятся более совершенными.

В-третьих, в сфере экономики Китай и США сильно взаимосвязаны. С 2001 г. после вступления Китая в ВТО внешняя торговля Китая бурно развивается со средним годовым темпом роста в 28,5% [6]. Торговля Китая в США также динамично развивается. На фоне нынешнего мирового финансового кризиса особо важное  значение имеет торгово-экономическое сотрудничество двух стран. Китайская сторона приветствует план стимулирования  экономики США и надеется на то, что эти меры продолжат давать  результаты.  В настоящее время Китай занимает третье место  среди экспортных рынков США, а США - второй экспортный рынок для  Китая.  Как отметил посол Китая в США Чжоу Вэньчжун, на данный момент Китай является крупнейшим экспортером на рынок США [7]. В 2008 г. товарооборот двух стран достиг 333,7 млрд. долларов, что в 130 раз больше, чем в начале установления дипотношений [8].

Профессор Тао пришел к выводу, что нынешний финансовый кризис предоставляет новую возможность сотрудничества между Китаем и США. Во-первых, если мировая экономика переживет замедление, то в следующем году экономика всех развитых стран испытает депрессию. В этой связи, роль Китая как “локомотива” мировой экономики будет сохраняться. Поэтому налаживание собственных дел в Китае – это и вклад Китая в мировую экономику [9].

В-четвертых, политика США в отношении Тайваня изменяется. В декабре 2003 г. премьер КНР Вэнь Цзябао посетил США с визитом, в ходе которого президент Соединенных Штатов Америки Дж. Буш заявил, что США выступает против одностороннего изменения нынешней обстановки в Тайваньском проливе. Он отметил, что высказывания и поведение руководителей Тайваня показывают, что они, возможно, направлены на одностороннее изменение обстановки, против чего выступают США.

В-пятых, народные обмены Китая и США непрерывно расширяются. После установления дипломатических отношений между Китаем и США непрерывно развивается народная дипломатия. Можно сказать, что на разных уровнях народные контакты между Китаем и США, в частности, коммерческие, экономические, культурные, образовательные, спортивные, персональные и туристические значительно активнее, чем контакты Китая с другими странами. Такие народные контакты не прекращались даже в самые трудные моменты отношений Китая и США. Китайско-американские отношения уже превратились в отношения между двумя обществами. Связующее звено между двумя странами, между двумя обществами становится все более прочным.

Бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский пришел к выводу, что на современном этапе и США и Китай объединяет общий интерес по реорганизации нынешнего и создания нового миропорядка. Но еще 30 лет назад государства имели общую угрозу в лице Советского Союза, и как следствие этого страны имели и направленный на перспективу общий стратегический интерес. Американский советник видит необходимость совместного КНР с США предотвращения ситуации мировой дестабилизации и глобальных конфликтов.

В нынешней переживающей глубокие и сложные изменения международной обстановке и на фоне дальнейшего углубления и распространения международного финансового кризиса ответственность Китая и Соединенных Штатов за обеспечение мира и стабильности на планете еще больше возрастает, чрезвычайно обширно и пространство для сотрудничества.

В январе 2009 г. Бжезинский прибыл в Пекин с официальным визитом, где принял участие во встречах, посвященных тридцатилетию установления дипломатических отношений. Советник уделил особое внимание теме идеи гармонии и построения "гармоничного мира".

Поднебесная строит уникальную, идеологически новую комплексную модель политических, экономических, социокультурных отношений, которую, по словам Збигнева Бжезинского, "невозможно описать одним словом". Возможно лучшим определением этого станет формирование "гармоничного общества" [10].

Ведь новый лозунг "гармонии" позволил китайским властям увязать внутриполитическую программу строительства "гармоничного общества" с внешнеполитической стратегией создания "гармоничного мира".

Внешнеполитическая доктрина "гармоничного мира", как заметил автор, является хорошей площадкой для достижения мирного сосуществования стран с различным культурными корнями. Китайская Народная Республика и Соединенные Штаты Америки - два важнейших члена мирового сообщества, которые ищут исторического и даже философского значения взаимного сотрудничества [11].

Изменяющаяся международная обстановка выдвинула на авансцену фундаментальные культурные различия между азиатской и американской цивилизациями. Источники конфликтов, полагает З. Бжезинский, кроются в фундаментальных различиях в обществе и культуре. Идея "гармонии" в отношении применения внешнеполитической доктрины является поистине правильным ответом на опасность столкновения цивилизаций. Американский политолог считает применение на практике концепции "гармонии" единственным способом жить в достаточно стабильном и близким к справедливости мире [12].

Каким образом двусторонние отношения между КНР и США от полного разрыва в середине ХХ в. достигли уровня, как их назвал президент США Барак Обама, “определяющих в ХХI в.”? [13]

Отношения США с Китаем прервались в октябре 1949 г., когда коммунистические силы во главе с Мао Цзэдуном свергли режим Чан Кайши, после чего, ни одна американская делегация не была допущена в материковый Китай в течение 22 лет, начиная с коммунистического переворота [14].

10 апреля 1971 г. девять американских игроков, четверо официальных представителей и две супруги, сопровождаемые 10 журналистами, пересекли мост, ведущий из Гонконга в материковый Китай, чтобы возвестить о начале "пингпоговой дипломатии". Восьмидневное приключение американцев в Китае значительно ослабило существовавшую напряженность в отношениях между Вашингтоном и Пекином.

В течение 1971 г. восьмой советник по национальной безопасности США Генри А. Киссинджер нанес два секретных визита в Китай для восстановления отношений, после чего президент Ричард М. Никсон объявил, что он также поедет в Китай в следующем году, чтобы начать официальные переговоры по нормализации отношений между двумя странами. А уже 21 февраля 1972 г. Никсон стал первым американским президентом, когда-либо посетившим Китай.

Итак, принимая во внимание вышесказанное, можно предположить, что построение "гармоничного мира" в Поднебесной началось еще с 1970-х гг. ХХ в., когда председатель ЦК КПК Мао Цзэдун и президент США Ричард Никсон заложили фундамент "гармоничной площадки" для нормализации двусторонних отношений. А спортивную площадку по игре в настольный теннис можно рассматривать в качестве дипломатической "площадки" или стола переговоров, где двое политических игроков пытаются не допустить ситуации, когда "мяч" будет отбит противником.

С ухудшением китайско-советских отношений китайские лидеры активизировали поиск путей к налаживанию связей с США. Полагая, что США представляют для Китая меньшую угрозу, чем "гегемонистский" Советский Союз, Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай  пришли к выводу, что определенное сближение с США может сыграть роль противовеса для глобальной советской экспансии.

На современном этапе КНР и США пришли к пониманию установления совместными усилиями всесторонних китайско-американских отношений в глобальном масштабе. Так, в апреле 2009 г. в Лондоне состоялась первая встреча председателя ЦК КПК КНР Ху Цзиньтао и президента США Барака Обамы, в ходе которой был выработан механизм стратегического и экономического диалога между Китаем и США. Двусторонняя официальная встреча - первый Американо-китайский экономический и стратегический саммит - в формате двустороннего диалога проходила в Вашингтоне с 28 по 30 июля 2009 г.

О готовности Пекина и Вашингтона вывести отношения на новый уровень говорит и сам формат встречи. На саммит в Вашингтон КНР прислала крупнейшую делегацию в истории двусторонних отношений – около 150 человек.

Сферы, в которых новая администрация США намерена углублять сотрудничество с Китаем, назвал сам Барак Обама. Самым актуальным на данный момент, по мнению американского президента, является сотрудничество именно в области экономики. Президент Обама возлагает на Китай значительные надежды по преодолению глобального финансового кризиса. Глава Белого дома уверен, что китайские инвестиции в мировую экономику могут ослабить последствия экономического спада и существенно сократить период рецессии.

Президент Обама определил приоритеты способов сотрудничества для двух государств в таких сферах, как оздоровление экономики, изменение климата, разработка технологий “чистой энергетики”, нераспространение ядерного оружия, борьба с терроризмом и преодоление последствий гуманитарных катастроф, подобных той, что развернулась в суданской провинции Дарфур.

Американский старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона Арвинд Субраманиан и группа экспертов Международного валютного фонда (МВФ) дали оценку китайским финансовым показателям, указывая на увеличение объема экспорта как пока единственный путь роста экономических показателей Китая [15]. Эксперты едины во мнении, что Пекин искусственно занижает курс национальной валюты, чтобы стимулировать экспорт. Решение снижения зависимости китайской экономики от экспорта ученые видят в переориентировании страны на внутреннее потребление.

Накануне инаугурации избранного президента США Барака Обамы, в британской газете "The ndependent" появилась статья американского политика Генри Киссинджера. По мнению Киссинджера, новая администрация приходит к власти в очень непростой обстановке, среди двух мировых кризисов: финансового и международно-политического. Крах финансовой системы нанес сильный удар по Америке. Если политические решения Вашингтона в последние годы часто оспаривались и осуждались, то его финансовое лидерство было безоговорочным. Теперь же, замечает автор, масштаб кризиса таков, что большинству стран придется, не принимая США в расчет, самостоятельно разбираться с его последствиями [16]. В то же время, даже самые богатые и могущественные страны начнут понимать: кризис можно преодолеть лишь сообща. Если новый мировой порядок все же возникнет, то это будет "система совместных приоритетов". Киссинджер считает, что "альтернатива новой международной системе - хаос". Выход по Киссинджеру прост: глобальное управление в сфере финансов существует, но в политике по-прежнему тон задают национальные государства. Поэтому, или будут созданы политические наднациональные органы, с полномочиями для решения подобных кризисов, или же мир откатится к регионализму и меркантилизму XIX в. По мнению автора, "ядро" будущего мирового порядка должны составить США и КНР, которым сейчас важно сотрудничать и не замыкаться в своих регионах, чтобы совместно преодолеть последствия кризиса [17].

Безусловно, нельзя сказать, что все прекрасно налажено между двумя странами, так как между двумя титанами по-прежнему существуют разногласия. Во-первых, Китай и США – это две разные цивилизации, страны с разными идеологическими режимами и культурными ценностями. Американские противоречия с Китаем охватывают широкий спектр вопросов, в том числе экономические вопросы, права человека, ситуацию в Тибете, проблемы Тайваня и Южно-Китайского моря и распространение оружия. Ныне США реализуют "Закон об отношениях с Тайванем" [18]. В этом году они продали вооружение провинции Тайвань, что отрицательно влияет на отношения между Китаем и США, особенно на отношения между вооруженными силами двух стран.

США также не желают принимать китайскую гегемонию в Азии. А у Китая здесь свой подход, который лучше всего можно выразить словами старинной мудрости: "на небе не бывает двух солнц, у народа не может быть двух государей" [19], как гласит китайская мудрость в великом литературном эпосе III в. "Троецарствие".

Болезненным для обеих стран являются вопросы экономической политики и финансового регулирования. Как известно, США давно настаивают на повышении курса юаня, который необходим Америке для восстановления торгового баланса и поддержки собственных производителей.

По мнению аналитиков Morgan Stanley [20], Китай продолжит давление на администрацию Барака Обамы относительно того, смогут ли США обуздать бюджетный дефицит и защитить американскую валюту. Гонконгские экономисты Morgan Stanley рассматривают считают главным вопросом экономических отношений двух стран позицию положение доллара на финансовом рынке. Китай больше всего обеспокоен стабильностью этой валюты и стабильностью американской экономической политики [21].

На Ближнем Востоке политико-экономические интересы двух стран сходятся в нефтяном секторе. Китай активно продолжает наращивать свою инвестиционную нефтяную деятельность в экономики Судана.

Примечательно, что для продвижения своих нефтяных интересов в Судане Китай очень искусно и действенно использовал рычаги в ООН. Так, КНР, воспользовавшись правом постоянного члена Совета Безопасности ООН, блокировала принятие резолюции, осуждающей геноцид в суданской провинции Дарфур. Это отнюдь не случайно, ведь эта данная провинция является основным театром энергетической войны за солидные запасы нефти между Китаем и США.

Прежде всего, необходимо отметить, что Пекин испытал огромное облегчение в связи с трансформацией позиции Вашингтона в отношении Судана и новым курсом президента Б. Обамы. Это автоматически сняло напряжение, которое китайское руководство испытывало на протяжении последних шести месяцев в связи с выдачей Международным уголовным судом ордера на арест президента Судана Омара аль-Башира. Остается только догадываться, какие настроения царили в международном отделе ЦК КПК, как серьезно там пытались смоделировать дальнейший ход событий.

И здесь Китай получил "подарок судьбы" в лице нового "рационального" курса и его активного сторонника, нового спецпредставителя США по Судану С. Грейшена, усилия которого китайское правительство всемерно поддерживает. В этой связи они приветствуют готовящееся решение Вашингтона о возвращении своего посла в Хартум [22].

Хотя руководство КНР не сомневается, что Южный Судана в 2011 г. получит независимость, Пекин крайне озабочен возможностью срыва всеобщих выборов, и столь необходимых Пекину, чтобы сохранить О. аль-Башира у власти, а совсем не для успешного проведения референдума об отделении Юга Судана в 2011 г. Китайские власти с тревогой отмечают, что время неуклонно идет, и возможно возникновение ситуации дестабилизации по всему африканскому континенту, а техническая сторона вопроса пробуксовывает, прежде всего, из-за позиции южан [23]. В этой связи Пекин "двумя руками" за приход американского или французского капиталов в Судан.

Тем не менее, Пекин, в силу своей традиционной стратегии, удачно разыграл свою карту и уже начинает "наводить мосты" с Джубой [24]. Таким образом, США не просто терпят неудачу в Судане, они серьезно проигрывают китайским игрокам на стратегически важном энергетическом поле.

Диалог между крупнейшей в мире развивающейся и крупнейшей развитой странами свидетельствует о том, что китайско-американские отношения взяли новый старт. Китай, будучи "цивилизацией, претендующей на то, чтобы быть государством", по определению Люциана Пая, с мощной конфуцианской философией, в которой особое значение придается власти авторитетов, порядку, иерархии, - призван занять лидирующую позицию в Восточной Азии [25]. Предрасположенность к так называемому политическому "подстраиванию", умение вовремя отойти на вторые роли помогают правящему руководству КПК поддерживать равновесие сил с другой ведущей державой, избежав усиления межкультурных противоречий. От такого игрока требуется изворотливость, гибкость, способность "менять маски", и это хорошо удается китайской дипломатии.

В современной внешнеполитической проекции двусторонних отношений Поднебесная, используя априори (a priori) внешнеполитические стратегии "мирного развития" (конец 1980-х гг.), "мирного возвышения" (конец 2003 - начало 2004 гг.), а по необходимости искусно сочетая политику сдерживания и "следования за сильным", строит "гармоничного и устойчивого мира" во внешнем окружении и общества "всеобщего процветания" внутри страны.

В ответ на позицию своего азиатского партнера нынешняя администрация Белого дома не высказывается против военно-стратегического и экономического усиления Китая. Первый раунд стратегического и экономического диалога официально подтвердил этот факт "укрепления доверия, возрождению экономического роста и упрочению экономического сотрудничества" между двумя тихоокеанскими державами [26]. Вероятно китайский и американский лидеры понимают свою задачу сохранять и поддерживать баланс сил на международном уровне.

И хотя китайская цивилизация всегда уделяла внимание хорошим отношениям с соседями и стремилась к тому, чтобы все страны жили в гармонии друг с другом, а новая государственная стратегия КНР отражает историческое наследие и призывает к многополярной "гармонии", не стоит забывать о том, что восточно‑азиатская политика может вернуться к своей традиционной однополярной картине, где в центре иерархического распределения сил будет находиться Пекин. Удастся ли ему преуспеть, будет зависеть от действий других игроков на глобальной политической шахматной доске.

 



[1] Юй Кэпин. Идеал гармоничного мира и китайская дипломатия // Ляован синьвэнь чжоукань. 2007. № 17

[2] Най Дж. Гибкая власть: Как добиться успеха в мировой политике. Пер. с англ. Новосибирск; Москва: Фонд социопрогностических исследований «Тренды», 2006

[3] A harmonious world in theory and practice. The China Daily. Mar. 07, 2007. Гармоничный мир в теории и на практике. / The China Daily. 7 марта 2007 г. http://english.peopledaily.com.cn/200703/07/eng20070307_354970.html

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] Китайский эксперт об отношениях между Китаем и США за тридцать лет. Russian.China.Org.Cn. 02-01-2009. Китайские эксперты о специфике китайско-американских отношений. http://russian.china.org.cn/china/txt/2009-01/02/content_17044742_2.htm

[7] Посол Китая в США: новый этап развития китайско-американских отношений. Агентство Синьхуа. 22. 07. 2009. http://www.russian.xinhuanet.com/russian/2009-07/22/content_909439.htm

[8] Там же.

[9] Китайский эксперт об отношениях между Китаем и США за тридцать лет. Russian.China.Org.Cn. 02-01-2009. Китайские эксперты о влиянии глобального финансового кризиса на китайско-американские отношения. http://russian.china.org.cn/china/txt/2009-01/02/content_17044742_2.htm

[10] Brzezinski Z. Brzezinski: Harmonious world a good platform for U.S.-China co-op. 13. 01. 2009. Бжезинский Збигнев. Бжезинский: гармоничный мир – хорошая площадка для китайско-американского сотрудничества.

http://www.china-embassy.org/eng/zmgx/t531928.htm

[11] Там же.

[12] Brzezinski Z. Brzezinski: Harmonious world a good platform for U.S.-China co-op. 13. 01. 2009.

http://www.china-embassy.org/eng/zmgx/t531928.htm

[13] US, China promise to cooperate on trade and politics. / The Taipei Times. AFP, Washington and Beijing. Thursday, Jul. 30, 2009. P. 1.

[14] Ping-Pong Diplomacy Spearheaded U. S.-Chinese Relations. April 01, 2006. U. S. Department of State’s Bureau of International Information Programs (Дипломатия пинг-понга способствовала развитию американо-китайских отношений. Государственный департамент США).

http://www.america.gov/st/peacesec-english/2006/April/20080522121040WRybakcuH0.8632013.html

[15] US, China promise to cooperate on trade and politics. / The Taipei Times. AFP, Washington and Beijing. Thursday, Jul. 30, 2009. P. 1; Косырев Д. От Вашингтона до Черкизова: китайский бизнес на высшем и низшем уровне. Риановости. 28. 07. 2009. http://www.rian.ru/analytics/20090728/178918241.html

[17] Там же.

[18] Конгресс США в 1979 г. принял в одностороннем порядке Закон об отношениях с Тайванем (Taiwan Relations Act), поддерживающий такие неофициальные связи, как: экономические, культурные и военные. Прим. автора.

[19] Ло Гуаньчжун. Троецарствие. Перевод с китайского В. А. Панасюка. М.: "Художественная литература", 1984. С. 513.

[20] Морган Стэнли. Крупный американский коммерческий банк, базируется в Нью-Йорке. Был основан в Нью-Йорке 5 сентября 1939 г. Генри Морганом и Харальдом Стэнли, которые были одними из акционеров банка. Прим. автора.

[21] Экспортный диалог. В Вашингтоне открылся первый американо-китайский саммит. 28. 07. 2009. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1248760260

[22] Кирсанов Е. Е. Позиция Китая по суданскому вопросу на современном этапе. Институт Ближнего Востока. 15. 07. 2009. http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/15-07-09.htm

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: "АСТ Москва", 2007. 245 сс. С. 19.

[26] Международное обозрение: китайско-американские отношения взяли новый старт. Агентство Синьхуа. 31. 07. 2009 г. http://russian.cri.cn/841/2009/07/31/1s301221.htm

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle