Сравнение образов Жезтырнак из повести З. Наурзбаевой и Л. Калаус «В поисках золотой чаши: Приключения Бату и его друзей» и Бабы Яги из русских народных сказок | Статья в журнале «Юный ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Самые интересные примеры Высокая теоретическая значимость Высокая научная новизна

Рубрика: Литература

Опубликовано в Юный учёный №3 (44) март 2021 г.

Дата публикации: 27.02.2021

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Сейплденова, А. С. Сравнение образов Жезтырнак из повести З. Наурзбаевой и Л. Калаус «В поисках золотой чаши: Приключения Бату и его друзей» и Бабы Яги из русских народных сказок / А. С. Сейплденова, Е. Н. Дерунова. — Текст : непосредственный // Юный ученый. — 2021. — № 3 (44). — С. 4-6. — URL: https://moluch.ru/young/archive/44/2377/ (дата обращения: 20.04.2021).



Книга З. Наурзбаевой и Л. Калаус о приключениях Бату и его друзей относится к жанру фэнтези. Одной из основ этого жанра, по словам многих исследователей, является миф. Для повести «В поисках золотой чаши: Приключения Бату и его друзей» такой основой стала тюркская мифология в целом и казахская мифология в частности. На страницах повести перед нами оживают фольклорные и мифологические персонажи, знакомые нам из казахских народных сказок. Одним из таких персонажей является ведьма Жезтырнак.

В казахских мифах и сказках Жезтырнак — это женский мифологический образ. Слово «жез» в переводе с казахского означает «латунь», а «тырнак» переводится как коготь. Жезтырнак — замкнутое создание невероятной красоты. На ее одежду нашито множество золотых и серебряных украшений, которые при ходьбе издают тихий загадочный звон. Взгляд у Жезтырнак холодный, немигающий, пронзительный. Она не очень разговорчива, на вопросы отвечает неохотно. Никогда не показывает своих рук, пряча либо в рукаве, либо под подолом сжатые в кулак длинные пальцы. Жезтырнак всегда голодна и жадно поедает мясо, выпрошенное у героя. При этом мясо она держит рукавами, не оголяя рук. А затем, дождавшись, когда человек уснет, она вонзает в него свои длинные латунные когти и, убив, высасывает его кровь. Одной из черт характера Жезтырнак согласно поверьям является ее невероятная мстительность. Того, кому удается убить Жезтырнак, начинает преследовать ее муж Сорель. А если человек убивает и его, то в борьбу вступают их осиротевшие дети. [1]

Авторы повести «В поисках золотой чаши: Приключения Бату и его друзей» предлагают свою интерпретацию образа Жезтырнак, несколько отличную от мифологических представлений казахов. Вот какой предстает Жезтырнак перед Бату и Аспарой при первой встрече: «передвигаясь на двух ногах, как человек, к Аспаре и Бату бежала, нелепо подскакивая и переваливаясь странная тварь. Время от времени она вскидывала вверх невообразимо длинные костлявые руки. На ветру развевались ее ужасные лохмотья и спутанные седые космы… Ведьма с горящими, как фонари, желтыми глазами стремительно приближалась, уже были хорошо видны торчащие изо рта кривые, как ятаганы клыки, крючковатый нос… Бату отчетливо разглядел длинные черные когти». [3; 47] Такие детали портрета, как крючковатый нос, длинные седые волосы, горящие глаза и клыки сближают созданный Л. Калаус и З. Наурзбаевой образ Жезтырнак с Бабой Ягой из русских народных сказок. И это сходство не ограничивается внешним обликом.

Если обратить внимание на прозвища персонажей: Жезтырнак (в буквальном переводе «медный коготь») и Баба-Яга костяная нога (в некоторых вариантах нога железная или золотая), то они указывают на у них наличие искусственных частей тела.

Еще одно сходство Жезтырнак и Бабы-яги — их хорошее обоняние. Если Баба-Яга способна отыскать по запаху спрятавшегося в ее избушке незваного гостя, то Жезтырнак находит Бату и Аспару по дымку от сожженного ими крохотного перышка птицы Самрук.

Роль Бабы-Яги в русских сказках неоднозначна. Рассмотрев ее образ на примере сказок «Баба-Яга», «Гуси-лебеди», «Царевна-лягушка», «Василиса Прекрасная», «Баба-Яга и Заморышек», «Марья Моревна», «Иван-царевич и Белый Полянин», «Баба-Яга и ягоды», «Перышко Финиста Ясна-Сокола», «Сказка о молодильных яблоках и живой воде», можно убедиться, что из десяти проанализированных произведений в четырёх она выступает отрицательным персонажем, а в шести — положительным. Исследователь русского фольклора Владимир Яковлевич Пропп даже выделяет три типа образа Бабы-Яги:

1) Ягу-дарительницу (или советчицу);

2) Ягу-пожирательницу (или похитительницу);

3) Ягу-воительницу. [2; 36]

Рассматривая образ Жезтырнак в интерпретации Зиры Наурзбаевой и Лили Калаус, мы также имеем дело с неоднозначностью. Если в главе «Вершина мира» Жезтырнак возникает перед Бату и Аспарой как агрессивная и кровожадная нечисть (вернее, кажется им таковой), то в главе «Справа у входа — это где?» героям удается разглядеть в Жезтырнак «немолодую, измученную, исхудавшую женщину, почерневшую от степного солнца» , которая пытается кормить грудью малышку Тумар и улыбается «несмелой, и такой человеческой улыбкой» . [3; 176] А в главе «Самрук возвращается в гнездо» выясняется, что Жезтырнак — вовсе не ведьма, а перевоплотившаяся птица Самрук, потерявшая дом и птенцов, когда «чёрные люди» сожгли священное дерево Байтерек. Защищая Тумар от злодея Шахруха в облике черного медведя, Жезтырнак погибает и к ней возвращается первоначальный облик священной птицы Самрук. [3; 186]

Ученые отождествляют сказочный образ Бабы-Яги с хозяйкой леса, повелительницей зверей и птиц. Хозяйка леса, Баба-яга, также, как и Жезтырнак, — результат антропоморфизма. Намёком на некогда животный облик Бабы-яги, по мнению В. Я. Проппа, является описание её дома как избушки на курьих ножках. [2; 93]

Из беседы с Кюйши Бату и его друзья узнают, что птенцы Самрук по преданию — это души выдающихся людей: акынов, кюйши, батыров. Священная птица растит их и отпускает в мир людей.

По теории В. Я. Проппа, образ Бабы-яги связан с легендами о переходе героя в потусторонний мир (Тридевятое царство). В этих легендах Баба-яга, стоящая на границе миров (костяная нога), служит проводником, позволяющим герою проникнуть в мир мёртвых, благодаря совершению определённых ритуалов.

Истолковав образ Жезтырнак как антропоморфное воплощение птицы Самрук, Зира Наурзбаева и Лиля Калаус сделали ее посредником между мирами, что также сближает Жезтырнак с Бабой-Ягой. В главе «Битва» Самрук вызволяет Хадишу и Тумар из плена Шахруха и уносит их на время в мир мертвых, где их видит потерявший сознание Бату. [3; 220]

Таким образом, обнаруживаются следующие параллели между образом Бабы-Яги и литературной интерпретацией образа Жезтырнак:

− сходство внешнего облика;

− неоднозначность образов;

− роль посредника между мирами.

Такое сходство возможно, по мнению учёных, благодаря культурно-историческим связям, заимствованию одним народом произведений другого. [4; 130] Заимствованные сюжеты и образы называются бродячими и активно используются писателями при создании литературных произведений.

Литература:

  1. Mukhit M. Мифологические образы в фольклоре казахского народа // http://timc.kz/2019/04/12/ (сайт Казахской академии спорта и туризма)
  2. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — М.: Лабиринт, 2000. — 336 с.
  3. Наурзбаева З., Калаус Л. В поисках золотой чаши. Приключения Бату и его друзей: Повесть. — А.: Алматыкiтап баспасы, 2014. — 256 с.
  4. В. И. Чичеров. Теории заимствования. // Русское народное творчество. — М.: издательство МГУ, 1959. — 347 с.


Задать вопрос