Соотношение оснований конкурсного и внеконкурсного оспаривания сделок должника | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 октября, печатный экземпляр отправим 6 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №7 (31) июль 2021 г.

Дата публикации: 02.07.2021

Статья просмотрена: 32 раза

Библиографическое описание:

Старцев, И. В. Соотношение оснований конкурсного и внеконкурсного оспаривания сделок должника / И. В. Старцев. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2021. — № 7 (31). — С. 24-29. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/202/6511/ (дата обращения: 18.09.2021).



В статье автор исследует соотношение оснований конкурсного и внеконкурсного оспаривания сделок должника, существующие в текущем законодательстве и судебной практике.

Ключевые слова: банкротство, внеконкурсное оспаривание, оспаривание сделок.

Введение

Внеконкурсное оспаривание — это признание сделки недействительной, которая была совершена во вред кредитору, по иску данного кредитора вне рамок конкурсного производства. Соответственно, конкурсное оспаривание — это оспаривание сделок должника в рамках конкурсного производства, т. е. по основаниям, предусмотренным главой III.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [1]

В законодательстве отсутствуют положения, позволяющие кредиторам вне дела о банкротстве оспаривать сделки, которые нарушают их права, однако в судебной практике данная возможность присутствует.

За период с 2015 года по настоящее время данный вопрос рассматривался как минимум в 17 делах коллегии по гражданским делам ВС РФ, и в двух делах коллегии по экономическим спорам. В конце 2020 года возможность внеконкурсного оспаривания была подтверждена Пленумом ВС РФ в п. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» При этом сама необходимость внеконкурсного оспаривания возникает из-за низкой эффективности и дороговизны банкротной процедуры.

Так, согласно статистическому бюллетеню ЕФРСБ [2] около 70 % кредиторов ничего не получают по итогам процедуры.

В связи с тем, что судебной практикой признается внеконкурсное оспаривание сделок, возникает вопрос по поводу его соотношения с основаниями оспаривания, предусмотренными в ФЗоБ, что и будет исследовано в данной работе.

Недопустимость злоупотребления правом как основание оспаривания сделки

В судебной практике ввиду отсутствия специальных оснований для внеконкурсного оспаривания для этого используются общегражданские основания оспаривания сделок. Самым распространенным является связка ст.ст. 10 и 168 ГК РФ [1], т. е. признание сделки недействительной в связи с ее противоречием закону, т. к. при ее совершении сделки допущено злоупотребление правом, запрещенное п.1 ст.10 ГК РФ.

В дополнение к специальным основаниям, закрепленным в ст.ст. 61.2–61.3 ФЗоБ, в рамках дела о банкротстве допускается возможность оспаривания по основаниям, предусмотренным ГК РФ. Соответственно, оспаривание сделок должника в связи со злоупотреблением правом возможно, как во время конкурса, так и вне его.

Законодательно, запрет злоупотребления правом закреплен в п.1 ст.10 ГК РФ. Согласно, тексту данной статьи не допускается осуществление прав с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомое недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Данное понятие раскрывается в судебной практике Верховного суда. Так согласно, Определению ВС РФ от 14 апреля 2015 года N 33-КГ15–5 под злоупотреблением правом понимается поведение лица в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом. В Определении Верховного Суда РФ от 03.02.2015 N 32-КГ14–17 суд высказал позицию о том, что злоупотреблением правом по смыслу ст.10 ГК РФ является осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, в частности злоупотребление правом возникает, когда субъект поступает вопреки соответствующей правовой нормы и не соотносит свое поведение с интересами государства и общества.

К. А. Усачева считает [4], что внеконкурсное оспаривание является санкцией за недобросовестное поведение должника, тогда как в иностранных правопорядках внеконкурсное оспаривание существует для защиты прав и интересов кредиторов за счет удовлетворения из имущества должника которое оказалось у ответчика, т. е. ст.10 ГК РФ используется в данной ситуации в связи с тем, что в российском правопорядке отсутствуют иные способы защиты прав кредитора.

В Определении СКГД от 1 декабря 2015 г. N 4-КГ15–54 ВС РФ определил обстоятельства подлежащие доказывания для признания сделки недействительной по данному основанию, а именно:

— наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;

— наличие или отсутствие действий сторон по сделке, превышающих пределы дозволенного гражданским законодательством

— наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц

— наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

В дальнейшем ВС РФ существенно не изменял данные критерии, лишь толкуя их, применительно к конкретным делам, например, разрешая оспаривать договор купли продажи (Определения СКГД ВС РФ от 8 декабря 2015 г. N 5-КГ15–164) или брачный договор (Определение СКГД ВС РФ от 14 июня 2016 г. N 52-КГ16–4) или подчеркивая, что продажа актива по заниженной в несколько раз цене является признаком злоупотребления правом (Определение КЭС ВС РФ от 13.06.2017 по делу № 301-ЭС16–20128).

Вышеуказанные критерии носят оценочный и узконаправленный характер в связи с тем, что они основываются на принципе добросовестности. Из-за отсутствия законодательного регулирования внеконкурсного оспаривания данный институт не получает широкого распространения в судебной практике.

При этом важно отметить, что аналогичная ситуация была с конкурсным оспариванием до его законодательного урегулирования, т. е. до момента вступления в силу ФЗ от 29.04.2009 № 73-ФЗ, с которым были внесены соответствующие изменения в закон о банкротстве, дополнившие его главой об оспаривание сделок по специальным основаниям.

Исходя всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что использование совокупности ст.ст.10 и 168 в отсутствие законодательного регулирования данного института не является удовлетворительной. Растущее количество судебных дел, которые рассматриваются высшим судом по данному вопросу, говорит о законодательном пробеле.

При этом средств, представленных в ФЗоБ, недостаточно в связи с тем, что для их применения необходимо инициировать процедуру банкротства, что затратно для кредитора.

Мнимая сделка

Доктрина мнимой сделки получила широкое развитие в рамках внеконкурсного оспаривания, являясь вторым по популярности основанием недействительности.

Согласно, п.1 ст.170 ГК РФ под мнимой сделкой понимается сделка, совершенная лишь для вида без намерения создать соответствующие правовые последствия. При этом важно доказать, что обе стороны сделки не имели намерения для создания правового эффекта [5].

В п.86 Постановления Пленума № 25 от 23.06.2015 указывается, что стороны сделки могут совершить ее формальное исполнение, например, составить соответствующий договор или совершить регистрацию перехода права на недвижимое имущество в реестре недвижимости.

Мнимые сделки — один из наиболее популярных способов по выводу активов от взыскания со стороны кредитора, в связи с тем, что фактическим собственником имущества остается должник. При этом встает вопрос о разграничении данного состава недействительности с ранее упомянутой совокупностью ст.ст.10+168 ГК РФ. В Определении ВС РФ от 19.04.2016 N 83-КГ16–4 указывает, что решающим для разграничения является видимость исполнения, например, как в деле Кленичева против Забора должник продолжал пользоваться автомобилем, который был продан дочери.

К. А. Усачева считает [6], что критерии, предложенные Верховным судом, не позволяют разграничить составы оспаривания, предусмотренные совокупностью ст. 10+168 и ст.170 ГК РФ. В связи с тем, что если бы сделка не совершила правового эффекта, то кредитор бы имел возможность для получения доступа к выведенному активу.

При этом мнимая сделка, как основание признания сделки недействительной, является достаточно сложным в доказывании. Во всех делах, в которых используется данное основание для внеконкурсного оспаривания, имущество переходило к близким лицам, чаще всего родственникам.

И это при том, что в данном случае ВС РФ и так достаточно широко использовал понятие мнимой сделки, так как на практике очень сложно отличить мнимую передачу актива от желания должника спрятать актив через передачу собственности аффилированному лицу.

Факт пользования должником имуществом, которое у него ранее было в собственности, не может прямо свидетельствовать о мнимости сделки, потому что переход права собственности уже произошел, т. е. правовой эффект состоялся. Именно поэтому в абз. 6 п.2 ст. 61.2 ФЗоБ одним из условий, свидетельствующих о том, что целью сделки было причинение вреда имущественным интересам кредиторов является ситуация, когда после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал им владеть или пользоваться, либо давать указания его собственнику об определении судьбы имущества, т. е. законодатель имел в виду, что данное условие свидетельствует о неправомерной цели сделки, при этом не указывая на ее прямую мнимость.

Если проанализировать данные о применении данного института в ситуации, когда существуют иные основания оспаривания сделок должника, то можно сделать вывод о том, что мнимость проигрывает конкуренцию специальным основаниям, представляется вероятным, что оно неэффективно для данной категории споров.

К аналогичным выводам пришли авторы законопроекта № 73-ФЗ от 28.04.2009, который добавил в ФЗоБ подробное регулирование оспаривание сделок должника во время конкурса. В пояснительной записке к законопроекту [7] авторы указали на то, что существующая к 2009 году практика оспаривания сделок должника по общегражданским основаниям не является эффективной, и поэтому требуется принятие специального законопроекта регулирующий данный вопрос. Такую же аргументацию можно применить к практике внеконкурсного оспаривания. Развитие данного института в судебной практике свидетельствует о том, что у оборота существует потребность в оспаривании сделок должника без инициирования процедуры банкротства и существующие механизмы в виде оспаривания сделок по общегражданским основаниям не могут обеспечить достаточную степень защиты интересов кредиторов.

Ущерб интересам кредиторов и конкурсной массе

У лица возникает право на иск в случае, если его права и законные интересы нарушены. При этом для целей исследования важно понимать, в чем отличия между ущербом интересам кредиторов и ущербу конкурсной массе, и, следовательно, не происходит ли дублирования способов защиты, если допустить внеконкурсное оспаривание, в основе которого лежит ущерб интересам кредиторов.

Изначально, механизм оспаривания сделок, совершенных должником во вред кредиторам, возник в римском праве. Данный институт носил название Аctio Paulina. При этом данный институт защищал права конкурсных кредиторов и лишь позднее распространился на оспаривание фраудаторных актов со стороны отдельных кредиторов вне и помимо конкурса [8]. Также, необходимо отметить, что в римском праве объективному намерению по причинению вреда кредитору должно было корреспондировать субъективное намерение должника по причинению вреда кредиторам. [8] Как отмечается в литературе, влияние данного иска для римского права огромно, т. к. Actio Paulina лег в основу развития всего конкурсного процесса [9].

Х.Коциоль [10] считает, что в процессе оспаривания сделок защищается право кредитора на удовлетворение требований из имущества должника. При этом данное право имеется, как и конкурсного кредитора, так и у кредитора до возбуждения дела о банкротстве. К. А. Усачева [4], применительно к внеконкурсному оспариванию, делает вывод о том, что кредиторам в результате совершения должником сделки, причиняется вред путем уменьшения возможности получения доступа к имуществу должника для удовлетворения своих требований.

При этом, сам вред, который наносится кредиторам, не может являться основанием для оспаривания. А.Х Гольстмен [11] выделяет три теории, обосновывающие основание оспаривания для кредитора.

Первая теория основывается на том, что основанием права оспаривания для кредитора является деликт, который должник совершил вместе с контрагентом. Аналогичную теорию описывает Х.Коциоль [10] в своей работе. При этом контрагент по сути является соучастником совершаемого правонарушения, и именно поэтому у должника появляется право на иск по отношению к контрагенту. При этом А. Х. Гольстмен [11] выделяет недостатки, которые существуют у данной теории. В первую очередь у ее сторонников отсутствует единый принцип, на основании которого можно построить целый институт. Во-вторых, существует проблема с тем, что деликт не может давать основания для оспаривания сделки должника, а также то что в результате деликта, невозможно обоснование возможности требования контрагента по возврату полученного по сделке должником, именно поэтому автор признает данную теорию несостоятельной для данного вопроса.

Вторая теория основана на недействительности полной недействительности сделки должника и соответственно возвратом актива, который выбыл в результате исполнения сделки. Критика данной позиции сводится к тому, что полное уничтожение договора — это слишком суровая мера для данного правонарушения, а также что тем самым возможно излишнее нарушение прав кредитора.

Третья теория, которую предлагается А. Х. Гольстменом [11], является подобием теории гарантирующей недействительности, предложенной Х.Коциолем [10]. Суть ее сводится к тому, что акт признается недействительным только в той мере в какой необходимо для удовлетворения требований кредиторов, при этом иск подается исключительно к контрагенту, не привлекая в качестве ответчика самого должника.

В случае же конкурсного оспаривания вред кредиторам причиняется опосредовано, через уменьшение возможной конкурсной массы, т. к. в связи с принципом равенства кредиторы не могут напрямую получить доступ к имуществу должника и соответственно полностью удовлетворить свои требования. Понятие имущественного вреда кредиторов раскрывается в п.5 Постановления Пленума ВАС № 63. Согласно, данному Постановлению под имущественным вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. Из всего вышеописанного можно сделать вывод о том, что ущерб интересам кредиторов до конкурса и во время конкурса носит похожий характер, однако из-за начала процедуры банкротства кредитор утрачивает возможность для единоличного удовлетворения своих требований.

До начала процедуры банкротства все кредиторы выступают независимо друг от друга, и поэтому каждый из них не учитывает интересы другого кредитора. В случае же начала процедуры банкротства кредиторы одной очереди становятся равными, то есть становится невозможным удовлетворение преимущественное удовлетворение требований одного из кредиторов. Из этого вытекает возможность оспаривания преференциальных сделок, т. е. оспаривание сделок на основании ст. 61.3. ФЗоБ. Следовательно, в случае внеконкурсного оспаривания, оспаривание сделок с предпочтением не представляется возможным, в связи с тем, что кредиторы до банкротства не являются равными. Следовательно, отсутствие возможности оспаривания преференциальных сделок является одним из отличия рассматриваемых видов оспаривания.

Иск кредитора по оспариванию сделки представляет собой вторжением в чужие договорные отношения, а также ущемлением прав противоположной стороны, т. е. противника по оспариванию, поэтому возможность оспаривания сделки базируется на балансе интересов истца и противника по оспариванию (контрагент должника по оспариваемой сделке.)

Х.Коциоль [10] в своей работе обосновывает удовлетворение иска со стороны кредитора, в связи в тем, что противник по оспариванию, менее заслуживает защиты в связи с намерением причинить вред кредитору или безвозмездностью сделки. Аналогичной позиции придерживается ВС РФ. В первых делах, которые были посвящены внеконкурсному оспариванию, недействительными были признаны безвозмездные сделки. (Определение СКГД от 1 декабря 2015 г. N 4-КГ15–54; Определения СКГД от 8 декабря 2015 г. N 5-КГ15–179). Однако, ВС РФ в отличии от европейских правопорядков, даже в случае безвозмездной сделки упоминал цель по причинению вреда кредиторов, как общее условие для призвания сделки недействительной по иску кредитора.

Аналогичная ситуация складывается практически во всех составах конкурсного оспаривания, кроме признания сделки недействительной на основании п.2 ст. 61.3, т. е. оспаривание сделки с преимущественным удовлетворением, совершенной после принятия заявления о признании должника несостоятельным или в течение одного месяца до момента принятия вышеуказанного заявления. Это является еще одним проявлением принципа равенства кредиторов, из-за которого отличаются составы конкурсного и внеконкурсного оспаривания.

В остальном общий состав внеконкурсного оспаривания, т. е. оспаривание сделок с намерением причинить вред кредиторам напоминает составы оспаривания сделок должника, предусмотренные ст.61.3 ФЗоБ. Соответственно в этом аспекте данные институты являются схожими. аргументов, связанных с эффективностью процедуры банкротства.

Далее необходимо рассмотреть вопросы, возникающие в связи с соотношением составов внеконкурсного и конкурсного оспаривания, в частности вопрос, связанный с возможностью подачи повторного иска уже в рамках конкурсного производства.

Представляется, что в случае, если кредитор проиграл иск о внеконкурсном оспаривании, то он утрачивает право на повторную подачу данного иска в рамках конкурсного производства, но другие кредиторы в случаях предусмотренных ФЗоБ не утрачивают данное право, т. к. согласно п.2 ст. 127 АПК РФ отказ в принятии искового заявление происходит если имеется вступившее в законную силу решения суда по с аналогичными лицами и тождественностью предмета и основания иск, соответственно иные кредиторы не утрачивают право на иск. Такое же право имеет конкурсный управляющий и иные лица, предусмотренные ст. 61.9 ФЗоБ. При этом, согласно п.32 Постановления Пленума ВАС № 63 исковая давность для управляющего начнет течь с момента, когда первый конкурсный управляющий узнал или должен был знать о том, что имеются основания для оспаривания сделки предусмотренные ФЗоБ. Для конкурсного кредитора исковая давность, также течет с момента, когда он узнал или должен был узнать об основаниях для недействительности сделки.

При этом важно отметить, что сейчас складывается довольно странная ситуация в связи с тем, что по ФЗоБ сделки являются оспоримыми, а в случае оспаривания по общегражданским основаниям ничтожными. В практической плоскости данный факт в первую очередь влияет на исковую давность, т. к. по общему правилу составляет три года, что больше, чем исковая давность по неэквивалентным сделкам и равна давности, предусмотренной для оспаривания сделок во вред кредиторам. При этом решение данного вопроса представляется достаточно простым. В случае если внеконкурсное оспаривание будет урегулировано на законодательном уровне, то ему данные сделки необходимо сделать оспоримыми. При этом все равно возникнет ситуация, связанная с тем, что возникнет возможность по оспариванию сделок по общегражданским основаниям. Представляется, что в данной ситуации решение, которое было предложено Верховным судом в рамках конкурсного оспаривания, т. е. оспаривание по общегражданским основаниям будет возможно лишь в случае, если порок сделки выходит за рамки закона. Данная ситуация применима для внеконкурсного оспаривания, т. к. в законе невозможно учесть все возможные варианты, которые могут возникнуть в практике.

Также представляется важным отметить, что в научной литературе поднимаются вопросы, связанные с невозможностью конкурсного оспаривания в рамках процедуры наблюдения. Так О. Р. Зайцев [12] считает, что невозможность оспаривания сделок по банкротным основаниям несправедливой. При этом, если судебная практика допускает внеконкурсное оспаривание сделок во вред кредиторам до открытия банкротной процедуры, то очень странно, что процедура наблюдения должно лишать данного права кредитора. А если какое-то право имеет единичный кредитор, то было бы странно, если бы данного права не имел временный управляющий, т. е. лицо, которое представляет интересы всех кредиторов. Поэтому, если на законодательном уровне будет урегулирован процесс внеконкурсного оспаривания, то в случае если к этому моменту не будет допущена возможность по конкурсному оспариванию сделок должника, то оспаривание сделок во вред кредиторам в наблюдении необходимо реализовать в рамках внеконкурсного оспаривания. При этом во избежание проблем, связанных с правовыми последствиями данного вида оспаривания, представляется обоснованным допущения данного вида оспаривания, только для временного управляющего.

Выводы

Причинение вреда интересам имущественной и конкурсной массе является достаточно схожими и состоит в том, что из-за действий должника уменьшается имущество для удовлетворения требований кредиторов. Различия начинают проявляться, когда начинается банкротство и начинает действовать принцип равенства кредиторов, и именно поэтому в рамках внеконкурсного оспаривания невозможно оспаривание преференциальных сделок.

Выбор теории, на которой строится внеконкурсное оспаривание, в первую очередь зависит от правовых последствий, которые она за собой несет, однако на данном этапе можно сделать вывод о том, что необходимо признание сделки недействительной либо в части, гарантирующей интересы истца, либо полностью.

Что касается соотношения конкурсного и внеконкурсного оспаривания, можно сделать вывод о том, что в случае если кредитор проиграет иск, то иные кредиторы либо арбитражный управляющий имеют право заново подать данный иск в случае открытия банкротной процедуры.

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Российская газета. 2002. № 209–210;
  2. Статистический бюллетень ЕФРСБ за 2019 год // URL:http://download.fedresurs.ru/news/ %D0 %A1 %D1 %82 %D0 %B0 %D1 %82 %D0 %B8 %D1 %81 %D1 %82 %D0 %B8 %D1 %87 %D0 %B5 %D1 %81 %D0 %BA %D0 %B8 %D0 %B9 %20 %D0 %B1 %D1 %8E %D0 %BB %D0 %BB %D0 %B5 %D1 %82 %D0 %B5 % D0 %BD %D1 %8C %20 %D0 %95 %D0 %A4 %D0 %A0 %D0 %A1 %D0 %91 %202019.pdf (дата обращения: 26.05.2021);
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Российская газета. 1994. № 238–239;
  4. Внеконкурсное оспаривание поведения должника, причиняющего вред его кредиторам: российское право, и европейская правовая традиция (Усачева К. А.) («Вестник гражданского права», 2017, N 5) СПС Консультант Плюс;
  5. Сделки, представительство, исковая давность: постатейный комментарий к статьям 153–208 Гражданского кодекса Российской Федерации [Электронное издание. Редакция 1.0] / Отв. ред. А. Г. Карапетов. — М.: М- Логос, 2018;
  6. Внеконкурсное оспаривание поведения должника, причиняющего вред его кредиторам: российское право и европейская правовая традиция (Усачева К. А.) («Вестник гражданского права», 2017, N 5) СПС Консультант Плюс;
  7. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)" СПС Консультант Плюс;
  8. Оспаривание актов, совершенных во вред кредиторам (по поводу законопроекта, внесенного в Государственную Думу) (Гримм Д. Д.) («Вестник гражданского права», 2010, N 4) СПС Консультант Плюс;
  9. МЕХАНИЗМ ACTIO PAULIANA КАК КОНКУРСНО-ПРАВОВОЙ СПОСОБ ЗАЩИТЫ ИНТЕРЕСОВ КРЕДИТОРОВ Телюкина М. В., Российская Академия народного хозяйства и государственной службы, доктор юридических наук, профессор // URL: https://core.ac.uk/download/pdf/38535188.pdf (дата обращения: 29.04.2021);
  10. Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания действий должника, совершенных во вред его кредиторам, С180. Пер. К. А. Усачевой // Вестник гражданского права. 2017. № 3, № 4;
  11. Учение о праве кредитора опровергать юридические акты, совершенные должником в его ущерб, в современной юридической литературе — Гольмстен А. Х., Москва — 2019;
  12. Олег Зайцев: «Когда арбитражный управляющий может оспорить сделку? Нюансы исчисления давности» Источник: https://www.eg-online.ru/article/366425/ // Экономика и жизнь URL: https://www.eg-online.ru/article/366425/ (дата обращения: 05.05.2021).
Задать вопрос