Развитие научных представлений о сущности юридического лица в отечественной цивилистике | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №10 (24) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 28.11.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Штукин, А. Н. Развитие научных представлений о сущности юридического лица в отечественной цивилистике / А. Н. Штукин. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 10 (24). — С. 25-29. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/182/5789/ (дата обращения: 24.01.2021).



В статье рассматриваются взгляды российских представителей цивилистики дореволюционного, советского и современного периодов на сущность юридического лица. За основу взяты два научных направления: теория фикции и теория социальной реальности. Отдельное внимание уделяется вопросам сущности юридического лица по действующему российскому законодательству. В конце делается вывод о необходимости дополнения законодательного определения юридического лица указанием на характер его деятельности.

Ключевые слова: сущность юридического лица, теория фикции, теория социальной реальности, юридическое лицо.

Цивилистическая наука располагает большим количеством теорий сущности юридического лица, начало разработки которых связано с именем немецкого ученого К. Ф. Савиньи, который заявил, что юридическое лицо представляет собой «созданный посредством простой фикции субъект права, фактически не существующее образование» [1, с. 412].

Савиньи было проведено первое комплексное исследование понятия юридического лица. Смысл его теории сводился к следующему: поскольку личностными свойствами субъекта права, такими, как самосознанием и волей, может обладать лишь личность — то есть физическое лицо, но при этом на практике имущественные и ряд иных прав могут принадлежать не отдельному индивиду, а их объединению, то законодатель признаёт за таким объединением свойства личности, и, как следствие — субъекта права. Таким образом, происходит персонификация, олицетворение юридического лица, при которой государство хотя и понимает, что фирма не является личностью по своей природе, но прибегает к фикции, создавая лицо «вымышленное, там, где его в действительности нет» [2, с. 482].

В отечественной правовой науке проблема сущности юридического лица получила свое развитие в исследованиях правоведов конца XIX — начала XX вв. Дореволюционные взгляды на понимание сущности юридического лица сформировались под влиянием доктрины правового позитивизма и были представлены двумя основными направлениями: теорией фикции и теорией социальной реальности.

Представителями теории фикции, возникшей еще в период Средневековья, являлись А. М. Гуляев, Е. Н. Трубецкой, И. М. Тютрюмов, Г. Ф. Шершеневич и др. По их мнению, сущность юридического лица заключалась в том, что оно представляет собой искусственно созданный субъект, применяемый к реальным общественным явлениям [3, с. 91]. Появление этого субъекта, по мнению Г. Ф. Шершеневича, связано с тем, что он является центром для достижения общей цели участников гражданского оборота, «средством обособления и достижения экономических интересов многих людей» [4, с. 89].

Теория социальной реальности юридического лица получила свое развитие в трудах Н. М. Коркунова, Д. И. Мейера, И. А. Покровского и других исследователей. Суть этой теории заключалась в том, что юридическое лицо должно быть признано государство субъектом правовых отношений наравне с гражданами — физическими лицами. Отличием юридического лица от индивидуальных субъектов гражданских правоотношений, по мнению представителей теория социальной реальности, является признак «бестелесности» [5, с. 389]. Во всем остальном они должны быть признаны равными [6, с. 113].

Н. М. Коркунов отмечал, что закон воспринимает «интерес» юридического лица как сумму интересов всех физических лиц, его составляющих. Он называл такой приём техническим, подчёркивая, что само по себе юридическое лицо, взятое отдельно, не имеет самостоятельного смысла как носитель каких-либо прав или обязанностей [7, с. 120].

Разработка теории социальной реальности, благодаря отечественным цивилистам вывела ее на более высокий теоретический уровень, дополнив многообразными суждениями исследования феномена юридического лица. В трудах И. А. Покровского можно встретить сравнения, ранее неизвестные мировой цивилистики. По его мнению, юридическое лицо представлено в виде « некоторой живой клеточкой социального организма», поэтому категорически неверным являются положения о надуманной, «фиктивной» правовой природе.

В теории социальной реальности юридического лица российскими учеными были выдвинуты в качестве системы и впоследствии проанализированы отдельные признаки юридического лица. Среди них особое внимание получили:

– цели создания и деятельности юридического лица;

– наличие обособленного имущества как необходимого условия достижения цели юридического лица;

– единство корпоративной воли и др.

Последний признак был назван основным в трудах А. И. Каминки, который утверждал, что феномен юридического лица проявляется «в своеобразии отношений его членов к единству, составляющему юридическое лицо» [8, с. 345]. В дальнейшем данное суждение дало основание утверждать, что обязательной характеристикой юридического лица является корпоративная воля, которая позволяет рассматривать юридическую личность как единое целое.

В целом, теория социальной реальности юридического лица посредством синтеза обширного теоретического материала аккумулировала в себе целую систему научных взглядов об установлении правовой природы и формулировании сущности юридического лица. Благодаря ее разработке, наука получила представления о признаках юридического лица, о единой корпоративной воле, статусе юридического лица и других аспектах этого многозначного понятия. Кроме того, рассматриваемая теория наиболее полно соответствовала потребностям практики хозяйственных отношений и гражданского оборота конца XIX в.

Наиболее значимыми для развития учения о сущности юридического лица в советский период стали теории:

1) государственного треста, суть которой заключается в обосновании его двойственной природы, которая с одной стороны рассматривает трест как орган государства, а с другой предполагает наличие возможности его участия в гражданском обороте;

2) государства, в основе которой лежат свойственные духу времени представления о том, что государство является единственным собственником имущества юридического лица (С. И. Аскназий). Однако, несмотря на связь теории с духом времени, она встретила серьезную критику в трудах советских правоведов. Так, по мнению В. П. Грибанова, признание единого целого за каждым государственным юридическим лицом делает необъяснимым то обстоятельство, что на государство не возлагается ответственность по долгам государственных юридических лиц, а сами юридические лица не несут ответственность за действия государственных органов [9, с. 41]. Среди современных исследователей данная теория вызывает сомнения в связи с тем, что в хозяйственном обороте во взаимоотношениях двух государственных юридических лиц будет полное совпадение сторон, что свидетельствует о несамостоятельности юридического лица как хозяйственной единицы [10, с. 28].

3) директора (Ю. К. Толстой). Суть теории заключается в выделении на первый план роли директора юридического лица как его представителя в хозяйственном обороте. По мнению ее сторонников, именно директор является основным носителем личности юридического лица, обеспечивая реализацию его основных функций;

4) коллектива (А. В. Венедиктов, Б. Б. Черепахин). Основным участником хозяйственных отношений, представляющих интересы государственного юридического лица, и носителем его правосубъектности является его трудовой коллектив рабочих и служащих.

Дальнейшее развитие получили теории фикции и социальной реальности.

Теория социальной реальности была дополнена и конкретизирована в трудах С. Н. Братуся, Д. М. Генкина, В. А. Рахмиловича, Б. Б. Черепахина и др. Представители этой теории исходили из того, что «юридическое лицо есть социальная реальность, носитель самостоятельных гражданских прав и обязанностей, наделенный имуществом для осуществления возложенных на него задач» [11; 12; 13]. Д. М. Генкин предполагал, что юридическое лицо необязательно должно быть государственным [14, с. 9]. Это суждение на момент его высказывания обладало большой степенью смелости и новизны.

Продолжали развиваться и теории, которые отрицали понятие юридического лица как естественного субъекта хозяйственных отношений. Так, И. А. Танчук утверждал, что «для хозяйственного права категория юридического лица неприемлема, поскольку отражает абстрактные права и обязанности» [14, с. 87]. Вместо употребления термина «юридическое лицо» были предложены такие правовые категории как: «хозяйственный орган», «субъект хозяйственного права» и «орган хозяйственного руководства». Утверждалось, что смена терминов приведет к ясности в хозяйственных отношениях.

Относительно споров ученых о реальном или фиктивном существовании анализируемой правовой конструкции следует отметить, что практически все разработчики той или иной теории сущности юридического лица прибегали к каким-либо абстрактным, несуществующим понятиям, т. е. к фикции. Так, по мнению Д. И. Мейера, ученые, решительно выступающие против фикции юридического лица, всего лишь придумывали новую фикцию или незаметно для себя признавали фиктивность юридического лица. Рассматривая различные теории реальности юридического лица, Д. И. Мейер писал: «Бринц, признавая возможность существования прав без субъекта, делил имущества на две категории: личные и целевые; первые принадлежат отдельным лицам… вторые… — цели, ради которой существуют…. Эта принадлежность цели есть нечто иное, как фикция» [16, с. 85]. Аналогичные замечания были сделаны относительно теорий германистов во главе с Гирке: «… они прибегли к фикции… сочинили какую-то «бестелесную волю» и «застывшую волю», а также теории Иеринга, который, отрицая фикцию юридического лица, в сущности, признает ее. Юридическое лицо, по выражению Иеринга, фигурант. И пусть будет фигурантом — оно ведь только фигурирует как личность, ему только приписываются права, а этого не отрицает Иеринг, следовательно, не отрицает и фикции юридического лица» [16, с. 87]. Теорию фикции юридического лица также разделял и А. М. Гуляев, который утверждал, что «Обладая имущественной правоспособностью юридические лица, как лица только воображаемые, лишены дееспособности» [17, с. 58].

Представляется, что положения теории фикции юридического лица, активно разрабатываемые советскими учеными, являются наиболее доказательственными по сравнению с другими теориями, поскольку юридическое лицо как объект материального мира в действительности не существует. Оно выступает как воображаемый субъект правоотношений, который лишен физического воплощения, вступающий гражданский оборот благодаря приемам юридической техники.

Выдвинутые теории сущности юридического лица получили множество интерпретаций и модификаций и продолжают обсуждаться по настоящее время с целью уяснения того субстрата юридического лица, который является носителем свойств юридической личности [18, с. 3].

С позиции современных представителей теории фикции законодатель присваивает юридическому лицу свойства, которые принадлежат гражданам, олицетворяя их. Иными словами, он создает вымышленного субъекта правоотношений с помощью использования приема юридической фикции, наделяя его сознанием и волей, которая в действительности ему не принадлежит. В данной концепции момент возникновения правоспособности обусловлен государственной регистрацией юридического лица, поскольку, только путем признания искусственно созданный субъект может считаться реально существующим.

Е. В. Богданов, рассуждая об ответственности юридического лица, утверждает, что юридическое лицо нельзя признать субъектом правонарушения, поскольку «это не социальная реальность, а фикция, камуфляж» [19, с. 99]. В качестве аргументов фикции юридического лица он приводит следующие положения: во-первых, фикцией является обособление имущества в юридическом лице, поскольку в реальности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом могут только физические лица; во-вторых, способность нести ответственность и выступать ступать от своего имени в гражданском обороте, так как за юридическое лицо это осуществляют его участники (учредители). В связи с этим, основная цель создания юридического лица видится в возможности снять ответственность с гражданина и перенести ее на созданный им искусственный субъект.

В теории социальной реальности юридическому лицу придаются свойства реального общественного образования, а его основным тезисом является восприятие юридического лица как союзного субъекта, единого организма, наделенного общей волей (О.Гирке) или просто утверждения о том, что юридическое лицо действует вне зависимости от индивидов, которые его представляют (Р. Саллейль) без какой-либо биологизации, свойственной О.Гирке.

Представляется, что положения теории фикции выглядят более обоснованными, поскольку в отличие от физических, юридические лица не имеют физического воплощения в реальной действительности, а их воля находится в прямой связи с органами управления и физическими лицами, которые его представляют. Поэтому справедливым является утверждение Е. В. Бутенко, который, поддерживая теорию фикции, отмечает, что главная особенность юридического лица заключается в том, что оно является неделимым элементом исключительно правовой действительности, обладает определенным государственной волей кругом прав и обязанностей [20, с. 159].

На сегодняшний день в условиях рыночной экономики и динамично развивающегося предпринимательства понятие и сущность юридического лица требует значительного пересмотра. Причиной можно считать недостаточно полное отражение в законодательстве положений относительно сущности юридического лица.

Согласно п. 1ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Данная формулировка отражает лишь некоторые свойства юридического лица, но не упоминает о назначении юридического лица, его целях и форме деятельности. При этом, нельзя не согласиться с тем, что немаловажным фактором является упоминание о характере деятельности юридического лица [21, с. 173].

С учетом изменяющихся реалий, в силу активного участия юридического лица в гражданском обороте, предлагается дополнить законодательно определение юридического лица следующим образом: «Юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридическое лицо предназначено для представления коллективных интересов, наряду с объединением и управлением капиталом, а также ограничением предпринимательских рисков».

Литература:

  1. История политических и правовых учений: учеб. для вузов / под ред. В. С. Нерсесянца. М.: Норма-Инфра, 1999, с. 412
  2. Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910, с. 482.
  3. Богданов Е. В. Проблема сущности юридического лица // Современное право. 2011. № 11, с. 91.
  4. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995, с. 88–89.
  5. Мейер Д. И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях (по изд. 1854 г.) // Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003, с. 389.
  6. Юридические лица в гражданском праве зарубежных стран: монография / О. В. Гаврилюк, Н. И. Гайдаенко Шер, Д. О. Грачев и др.; отв. ред. Н. Г. Семилютина. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М, 2015, с. 113.
  7. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914, с. 120.
  8. Каминка А. И. Основы предпринимательского права. Птг., 1917, с. 345.
  9. Грибанов В. П. Юридические лица. М., 1961, с. 41
  10. Сумской Д. А. Статус юридических лиц: учеб. пособие для вузов. М.: Юстицинформ, 2006, с. 28.
  11. Братусь С. Н. Советское гражданское право. Субъекты гражданского права. М.: Издательство Юридической литературы, 1984. 288 с.
  12. Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве (понятие, виды, государственные юридические лица). Ученые труды. Выпуск XII. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1947. 363 с.
  13. Генкин Д. М. Юридическое лицо в советском гражданском праве // Проблемы социалистического права. 1939. № 1, с. 91.
  14. Генкин Д. М. Значение применения института юридической личности во внутреннем и внешнем товарообороте СССР // Сб. научный трудов Института народного хозяйства. Выпуск IX. М., 1995, с. 9–17.
  15. Танчук И. А. Комментарии к Положению о производственном объединении (комбинате) / Авт. кол.: Г. А. Иванов, И. А. Танчук, Л. М. Шор и др. / Под ред. В. В. Лаптева. М.: Издательство Юридической литературы, 1979. 280 с.
  16. Русское гражданское право: чтения Д. И. Мейера. 7-е изд. / Под ред. А. И. Вицына. — СПб.: Типография Д. В. Чичинадзе, 1897, с. 85.
  17. Гуляев А. М. Русское гражданское право. СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1912, с. 58.
  18. Закуракина, О. В. Формирование и развитие теорий юридического лица в России / О. В. Закуракина // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). Т. 0. Пермь: Меркурий, 2014, с. 3.
  19. Богданов Е. В. Сущность и ответственность юридического лица // Государство и право. 1997. № 10, с. 99.
  20. Бутенко Е. В. Вина в нарушении договорных обязательств: дис.... канд. юрид. наук / Е. В. Бутенко. Краснодар, 2002, с. 159.
  21. Кирпичникова И., Юферев Е. Юридические лица. понятие классификация // В сборнике: Молодежь и XXI век — 2018. материалы VIII Международной молодежной научной конференции. Юго-Западный государственный университет. 2018, с. 173.
Задать вопрос