Проблема сущности юридического лица | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №10 (24) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 28.11.2020

Статья просмотрена: 26 раз

Библиографическое описание:

Штукин, А. Н. Проблема сущности юридического лица / А. Н. Штукин. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 10 (24). — С. 21-25. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/182/5788/ (дата обращения: 16.01.2021).



В статье рассматриваются вопросы возникновения и развития категории юридического лица как субъекта правоотношений. За основу взяты два научных направления: теория фикции и теория социальной реальности. Отдельное внимание уделяется вопросам сущности юридического лица по действующему российскому законодательству. В конце делается вывод об актуальности проблемы поиска сущности юридического лица.

Ключевые слова: сущность юридического лица, теория фикции, теория социальной реальности, юридическое лицо.

На сегодняшний день конструкция юридического лица является одной из основных правовых форм совместного участия граждан в гражданских правоотношениях. Институт юридического лица в результате своего развития претерпел существенные эволюционные изменения. Динамично развивающиеся общественные отношения усложняют конструкцию юридических лиц, добавляют вариативность таких конструкций.

В тоже время, несмотря на значимость категории «юридическое лицо» в современной жизни, несмотря на длительное развитие и изучение этого института, проблема выявления сущности юридического лица является актуальной в юридической науке уже не одно столетие. Дискуссии на тему определения категории юридического лица возникают и сегодня. Является ли юридическое лицо лишь фикцией или же, напротив, это реально существующий феномен, или вовсе нечто иное? Однозначного ответа на возникающие вопросы при попытке определить сущность юридического лица на сегодняшний день нет.

Значение указанной проблемы имеет не только научно-теоретические последствия, но и влияет на дальнейшее развитие законотворчества в области регулирования общественных отношений с участием юридических лиц.

Для ответа на вопрос о том, насколько на сегодняшний день тема сущности юридического лица актуальна, следует обратиться к истории вопроса о юридическом лице. Понятие юридического лица начинает впервые формироваться в римском праве. В тоже время Н. С. Суворов отмечает, что в целом в римской юриспруденции понятие юридического лица отсутствовало [1, с. 29]. Становление института юридического лица и правовое регулирование объединений граждан находились на ранней стадии своего развития. Так, в ряде случаев правоспособность признавалась за объединениями граждан, общественными учреждениями, общинами и т. п. [1, с. 29].

Однако, в целом, иной категории лиц, являющихся субъектами частного права, римская научно-юридическая систематика не знала. В тоже время в римской юриспруденции уже стали появляться упоминания в качестве отдельного лица, субъекта, не совпадающего с личностью конкретного человека [1, с. 29].

Такой субъект обозначался понятием universitas. Universitas являлся полноценным участником правоотношений. Если проводить аналогию с современным юридическим лицом, то у обеих категорий есть схожие черты: правоспособность, собственное обособленное имущество, наличие прав и обязанностей, участие в отношениях от своего имени, наличие возможности быть истцом и ответчиком в суде [2. С 59–60].

К примеру, к числу гражданских (частноправовых) юридических лиц относились корпорации (например, погребальные коллегии, коллегии ремесленников). С развитием римского законодательства корпорации стали наделяться собственным имуществом, а физические лица, становившиеся членами корпорации, не имели никаких прав на такое имущество. В связи с этим у членов корпораций отсутствовала ответственность по долгам корпораций собственным имуществом. Дела от имени корпорации вели физические лица.

В свою очередь товарищество не было собственником имущества, которое вносилось его участниками. Имущество оставалось собственностью участников товарищества. Прибыль от деятельности товарищества распределялась между членами в соответствии с соглашением между участниками. Ответственность за обязательства товарищества несли все его члены.

Таким образом, из анализа источников римского права усматривается, что в тот период действовали следующие формы юридического лица:

1)Юридическое лицо представлялось как обособленное имущество.

2)Юридическое лицо представлялось как союз физических лиц.

Конструкция юридического лица, как имущественного комплекса, носит более отвлеченный характер. Признание за обособленным имуществом свойств субъекта права было обусловлено намерением физических лиц оградить свою личную ответственность личностью юридического лица. [6, с. 44].

Действительно, конструкция юридического лица, понимаемая как форма организации людей — более понятна и не позволяет физическим лицам — реальным субъектам правоотношений — злоупотреблять своими правами в силу наступления личной ответственности по обязательствам такого объединения людей.

Однако представление юридического лица как обособленного имущественного комплекса отвечает потребностям развивающейся рыночной экономики. Ведь при таком подходе к организации правоотношений физические лица могли обезопасить свои имущественные риски, в связи с тем, что «ответственность по обязательствам несет само юридическое лицо, а не его учредители» [3. С 17]. «Такая форма организации не только полностью отвечает потребностям рыночного оборота» [4. С 400], где предпринимательский риск является неотъемлемой частью правоотношений, но и по аналогии с человеческими отношениями создает иллюзию того, что в правоотношениях участвует само обособленное имущество. Данное обстоятельство отмечал в своих работах В. А. Белов, так он писал, что «самые обязательства и самая деятельность ведутся от имени такого обособленного имущества, что и толкает людей сперва к образному, а затем и к юридическому обособлению новой искусственной личности» [5, с.265].

Таким образом, с практической, с правоприменительной точки зрения категория «юридическое лицо» развивалось исходя из существующих, прежде всего экономических, потребностей общества.

С логической точки зрения процесс формирования понятия «юридическое лицо», как отмечает С. А. Хмелевская, «происходил с применением процедуры абстрагирования. В качестве несущественного признака был представлен признак «физическое лицо, которому изначально принадлежала часть имущества, и который в дальнейшем был исключен из определения данного понятия» [6, с. 44].

Возникновение категории юридического лица происходило в силу естественных причин, которые были обусловлены потребностями участников правоотношений, что в дальнейшем привело к появлению прообразов юридических лиц в Древнем Риме. Затем это нашло отражение в логико-понятийной сфере — формирование понятия, и отражение в научных работах того времени. В дальнейшем после такой переработки уже в качестве нормативно закрепленного определения категория юридического лица обрела практическое выражение как субъект правоотношений.

Стоит обратить внимание на то, что процесс образования конструкции юридического лица был инициирован общественными отношениями, имевшими место в реальной действительности. После своего формирования на теоретическом уровне, категория юридического лица получила свою практическую реализацию уже через нормативное закрепление в законах того времени. Само же юридическое лицо было отнесено к реальности через наделение его правосубъектностью. Именно таким образом этот феномен вошел в реальность.

Схематически построение такой конструкции, по мнению С. А. Хмелевской, можно представить следующим образом: «реальные потребности — формирование теоретической конструкции — наделение данной конструкции правосубъектностью — вхождение в реальность» [6, с. 44].

После того, как Западная Римская Империя прекратила свое существование, мысль о сущности юридического лица продолжила свое развитие, но уже в иных общественно-экономических условиях.

В Средние века европейская научная мысль в области представлений о юридических лицах все еще находилась под большим влиянием идей римского права [7, с. 82]. Правоприменители того времени ограничивались лишь разъяснениями и толкованием античных текстов. Старые представления о юридическим лице подстраивались под потребности нового времени. Так Н. С. Суворов отмечал, что «такая тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IV в 1245 году» [1, с. 48]. Он отметил, что юридическое лицо — это бестелесное, мыслимое существо. Юридическое лицо — исключительно юридическое понятие, которое не является тождественным понятию физических лиц, и как следствие, не может действовать самостоятельно, а только через своих членов.

Указанное определение юридического лица легло в основу учения, именуемого «теория олицетворения» или «теория фикций», разработанного Ф. К. Савиньи.

Сущность теории фикции объясняли множество авторов, в частности, Е. Б. Хохлов писал, что суть теории фикции заключается в том, что лишь человек, обладая волей, способен являться субъектом права, однако, в тоже время, имущественные права могут принадлежать и союзу людей, за которым законодатель закрепляет свойства личности субъекта. «При этом законодатель отдает себе отчет в том, что корпорация личностью быть не может, то есть прибегает к фикции» [8, с. 153].

По теории олицетворения, юридическое лицо — это субъект права, созданный искусственно, он противопоставляется человеку как материальному, естественному субъекту права (см. напр. Г. Ф. Шершеневич). Настоящая теория нашла свое применение в судебной практике США.

Результатом осмысления и развития теории фикции стали теории целевого имущества и интереса.

Основная идея теории целевого имущества (А. Ф. Бринц и др.) заключается в том, что имущество обособляется для достижения определенной цели, оно не предназначено кому-либо. Такому имуществу делегируются признаки субъекта права, т. е. имущество является юридическим лицом. Субъект права отсутствует, а его роль играет обособленное имущество.

Теория интереса в свою очередь раскрывала сущность юридического лица через реализацию прав и исполнение обязанностей юридическим лицом. Так, отмечалось, что лицами, заинтересованными в реализации прав, являются участники общества. «Юридическое лицо является формой выражения правоотношений физических лиц, являющихся его участниками и имеющих совместные интересы» [9, с. 450–452].

В ответ на представления о сущности юридического лица, развитые теорией фикции, была выдвинута теория О.Гирке.

Гирке отмечал, что юридическое лицо является союзом физических лиц. Такой союз образуется не в силу прямого указания закона, а существует реально. В виду исторических особенностей отечественная юридическая наука начала свое исследование категории юридического лица, в то время когда многие теории юридического лица уже сложились в мировой науке.

Отечественная научная мысль лишь вступила в общую дискуссию и продолжила ее на внутреннем уровне. Теория олицетворения и теория реального субъекта являются основными в отечественном научном сообществе [10, с. 112]. Некоторые авторы называли в качестве ведущей теории теорию олицетворения [11. С 248], в тоже время в правоприменительной практике предпочтения варьировались и могли быть стороне теории реального субъекта [12. С 140–160]. В дальнейшем оба подхода были закреплены в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. [13. Ст. 904]. Таким образом, при регулировании правоотношений, с участием юридических лиц советское законодательство применяло как теорию фикции, так и теорию реальности юридического лица. [14, с. 255–256].

Суть реалистических теорий заключается в том, что по ним юридическое лицо является реальным субъектом права, которое действует через свои исполнительные органы и обладает собственной волей. Наличие собственной воли является ключевым фактором выделения юридического лица как самостоятельного субъекта правоотношений. Воли участников рассматривались в совокупности, они представляли собой не просто совокупность волений, а что-то самостоятельное, целостное. Для выражения своей сущности в реальности юридическому лицу необходимо не просто сформироваться как конструкции, ключевым фактором является признание факта существования юридического лица. [15, с. 139–140]. Такое признание в правовом секторе осуществляется через нормативное закрепление правосубъективности юридического лица, как участника правоотношений.

Теории фикции и реалистические теории, несмотря на свою долгую историю развития не могут в полной мере раскрыть вопрос о сущности юридического лица.

Можно согласиться с мнением С. А. Хмелевской, которая указывает, что данные теории нельзя считать законченными. Ведь теория фикции не раскрывает в своей сути наличие конструкции юридического лица в правовой действительности. Теория реального существования же в свою очередь ограничивается тем, что понимает юридическое лицо как совокупности субъектов, стоящих за ним. Однако «конструкция юридического лица — это не совокупность волеизъявлений, а позитивный результат, полученный в результате взаимодействий этих волеизъявлений. Отсюда следует, что воля юридического лица может не совпадать с волей лиц, являющихся участниками такого лица» [6, с. 45]. Ранее В. А. Белов отмечал также, что наличие нескольких воль, которые не тождественны друг другу в части развития интересов, свидетельствует о самостоятельном, а не о фиктивном характере самого юридического лица [5, с. 268].

Таким образом, теорией фикции не раскрывается содержание сущности юридического лица, ведь за фикцией не стоят реальные отношения. В данном случае к юридическому лицу привязаны права и обязанности физических лиц, стоящих за такой фикцией.

Теория реального существования юридического лица не затрагивает сторону теоретического построения этого понятия.

В действующем российском законодательстве понятие юридического лица раскрывается в ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации [16. Ст. 48].

На сегодняшний день в сущность юридического лица закладываются признаки, повторяющие правовую конструкцию физического лица. Юридические лица наделены всеми атрибутами, присущими только физическим лицам, такими как воля, вина, мотивация. В конструкцию юридического лица посредством нормативного закрепления внедрены психологические элементы, носителями которых могут являться исключительно люди.

В тоже время такое понимание сущности юридического лица поддерживается многими учеными. В качестве примера можно обратиться к высказыванию Н. В. Козловой, в котором она отмечает, что «юридическое лицо является полноценной право-дееспособной личностью, благодаря признанию в качестве таковой законом. Через реализацию своей правосубъектности юридическое лицо участвует в правоотношениях как самостоятельное лицо. При этом юридическое лицо выражает свою волю, несет самостоятельную имущественную ответственность за собственные действия [17, с. 220].

Отечественное гражданское законодательство исходит из реальности юридического лица как субъекта права. В тоже время юридическое лицо как субъект правоотношений предметно (физически) не существует. Однако, обладая определенными признаками и свойствами, правовая конструкция юридического лица является реальным субъектом правоотношений. Таким образом, юридическое лицо одновременно является и теоретической конструкцией, и воплощается в реальной действительности через свою правосубъектность.

В тоже время реальность юридического лица как субъекта правоотношений не исключает возможности привлечения к ответственности физических лиц, по обязательствам такого юридического лица. Нормы отечественного корпоративного права позволяют привлекать к ответственности физическое лицо, являющееся участником такого общества. Однако данный подход не снимает ответственность с юридического лица, а лишь является дополнительной мерой защиты стороны правоотношений.

Юридическое лицо является не чем иным, как существующим в реальности правовым объектом. То есть является правовой личностью как субъект права.

Физическое лицо и юридическое лицо являются лишь правовой признаком именно субъекта права, исключительно правовой категории. Их отличие заключается в том, что субъект права «физическое лицо» привязан к конкретному человеку (при определении субъекта права как физического лица происходит их совпадение), а субъект права «юридическое лицо» привязан к любому субъекту, обладающему право- и дееспособностью.

Ранее уже отмечалось, что теория олицетворения и теория реального субъекта, хотя и по-разному, но решают вопрос о сущности юридического лица. Как отмечает В. Г. Гюлумян «проблема может быть связана с определением области и пределов применения той или иной теории, приоритетности между ними или выбором определенного решения» [10. С 116].

Как видно из истории рассмотрения проблемы сущности юридического лица, отечественные научные исследования прерывались в результате социальных и политических изменений, главенствующую роль занимали теории соответствующие идеологии государства.

Практическая актуальность вопроса в изучении сущности юридического лица заключается в необходимости совершенствования законодательства, регулирующего деятельность юридических лиц, а также норм права, касающихся правоотношений с участием юридических лиц.

Видение конструкции юридического лица как имущественного комплекса или совокупности интересов участников напрямую влияет на распределение ответственности за нарушение каких-либо норм. Сочетание различных подходов в обозначении сущности юридического лица и соблюдение необходимой пропорции между ними обеспечит наибольшую эффективность в регулировании правоотношений с участием юридических лиц.

На сегодняшний день исследования сущности юридического лица могут осуществляться эволюционным путем, продолжая множество научных поисков сущности юридического лица.

Литература:

  1. Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут», 2000.
  2. Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. — М., 1960.
  3. Семеусов В. Особенности статуса индивидуального предпринимателя //Российская юстиция. — 2003. — № 3.
  4. Суханов Е. А. Гражданское право России — частное право — М., 2008.
  5. Белов В. А. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики — М., 2007.
  6. Хмелевская С. А. // Пробелы в российском законодательстве, № 2,
  7. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1914 года). — М., 1994.
  8. Е. Б. Хохлов // Государство и право. — 1993. — № 9.
  9. Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1: Общая часть. СПб., 1911.
  10. Гюлумян В. Г. О проблеме научного поиска сущности юридического лица. Актуальные проблемы российского права. 2018
  11. Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. М., 2004. Т. 1.
  12. Садовский В, с. Право бедности на суд юридического лица // Журнал Министерства юстиции. 1916. № 7.
  13. Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Гражданского кодекса Р. С. Ф. С. Р». // Собрание узаконений РСФСР. 1922. № 71
  14. Попов Б. В. Юридические лица по Гражданскому кодексу и интересы госпромышленности // Вестник советской юстиции. 1925. № 6.
  15. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1917.
  16. Гражданский кодекс Российской Федерации
  17. Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005.
Задать вопрос