О значении функции обвинения, реализуемой прокурором в судебном производстве по уголовному делу | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Уголовное право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №10 (24) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 04.12.2020

Статья просмотрена: < 10 раз

Библиографическое описание:

Майков, Р. А. О значении функции обвинения, реализуемой прокурором в судебном производстве по уголовному делу / Р. А. Майков. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 10 (24). — С. 40-42. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/182/5691/ (дата обращения: 24.01.2021).



Уголовный процессуальный кодекс в ст. 15 упоминает три функции, реализуемых в рамках уголовного судопроизводства: обвинения, защиты и рассмотрения дела. Законодатель разделяет их и указывает на невозможность их реализации одним и тем же лицом. В рамках данной статьи наш интерес обращён к функции обвинения, а именно к некоторым аспектам реализации её прокурором.

Стоит отметить, что в научной литературе нет единого мнения согласно того, что следует считать уголовно-процессуальной функцией. В данной статье мы будем исходить из позиции И. Ю. Чеботаревой. Автор выражает функции достаточно обобщённо, не теряя её главной сути. Её подход рассматривает функцию как один из системообразующих элементов уголовного судопроизводства, который определяет направление уголовно-процессуальной деятельности, следование которому позволяет разрешать задачи, создавая тем самым необходимые и обязательные условия для достижения назначения уголовного судопроизводства [1]. При этом стоит также оговориться касательно различия между терминами «уголовно-процессуальная функция» и «функция участников уголовного судопроизводства». Последняя в нашем представлении не что иное как совокупность прав и обязанностей лица, участвующего из-за чего мы должны констатировать терминологическую запутанность и излишество в данном вопросе. Именно поэтому в данной статье мы говорим не об обвинительной функции прокурора, а о реализации прокурором обвинительной уголовно-процессуальной функции.

Обвинение как функция не привязана к одному конкретному лицу. Помимо прокурора её осуществлением может заниматься, например, частный обвинитель. Однако в законодательных актах не указывается напрямую кто именно и как осуществляет данные функции. При этом очевидным кажется, что данная функция в подавляющем большинстве дел ложится на плечи прокурора, так как именно он выступает в качестве государственного обвинителя.

Однако, данная очевидность не всегда встречает одобрение в научном сообществе. Существуют различные точки зрения на самостоятельность функции обвинения, осуществляемой прокурором. Как правило, это объясняется следующим.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 года описывает прокуратуру как единую федеральную централизованную систему органов через её функции. В тексте закона законодатель называет только одну функцию — надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ. При этом закон допускает, что Прокуратура также выполняет и иные функции [2].

Несмотря на это некоторые из учёных полагают, что функция надзора за законностью — единственная функция, которую осуществляет прокурор. Прокурор в суде воспринимается ими как представитель государства, должностное лицо, уполномоченный соблюдать законность. Его права, предоставленные ему на стадии судебного разбирательства, являются одновременно его обязанностями. Стоит добавить, что такая позиция являлась доминирующей ранее, в советский период развития отечественного законодательства. В то время она имела под собой соответствующее нормативное обоснование в УПК того времени. На сегодняшний день она не выдерживает критики, хотя бы потому, что упомянутый нами закон о Прокуратуре допускает и иные функции, а ст. 15 УПК прямо указывает на функцию обвинения.

Как справедливо отмечает Ю.А Кузовенкова «Большим минусом этой концепции является то, что она вступает в противоречие с принципом состязательности, так как при отсутствии обвинения функция защиты не может противостоять функции надзора за законностью» [3].

Спустя время описанный выше подход видоизменился. Согласно обновлённой позиции функция обвинения описывается как производная от всё той же надзорной. Налицо виден её обслуживающий, дополнительный характер. И действительно, широкий смысл, закладываемый в функцию надзора, даёт поле для подобных манёвров. Сторонниками данного подхода предполагается, что, поддерживая государственное обвинение в судах, прокурор тем самым уличает обвиняемого в нарушении законности и требует наказания. При этом форма участия прокурора в судебном разбирательстве предполагает беспрекословное подчинение нормам права, то есть соблюдения законности. И непосредственно в самом процессе прокурор обязан отслеживать нарушения закона с целью реагирования на данный факт и дальнейшего требования об устранении подобного нарушения. На наш взгляд данная позиция не может стать общепризнанной в современных реалиях, так как трактовка функции надзора за законностью представлена в ней слишком широко и позволяет распространить её в принципе на любые функции. Кроме того, предположение о том, что функция обвинения происходит из функции надзора и полностью зависит от неё создаёт противовес в принципе диспозитивности сторон, так как за функцией защиты не стоит никакая другая функция.

Существует и такой подход, в рамках которого функция надзора и обвинения сосуществуют на стадии судебного разбирательства, не препятствуя друг другу. Такой позиции придерживался, в частности, Б. А. Галкин, утверждая, что деятельность прокурора в судебном заседании имеет две стороны, а, следовательно, и две формы выражения. Этими формами исследователь называл поддержание обвинения и дачу заключения. В этом ярко проявляются две процессуальные функции прокурора функция обвинения и функция надзора за законностью. Сама по себе функция надзора за законностью в процессе судебного разбирательства не составляет основания для участия прокурора в судебном заседании суда первой инстанции и практически может быть осуществлена только в тех случаях, когда прокурор решил поддержать обвинение [4]. Здесь мы можем наблюдать смещение приоритетов в сторону обвинительной функции, так как отказ в её реализации, по мнению автора, не позволит реализовать и функцию надзора за законностью.

Нам же видится разумным позиция, в которой обвинение представлено в качестве самостоятельной функции. С одной стороны, осуществление функции надзора может стать поводом для начала уголовного процесса. Но в то же время отсутствие обвинения как движущей силы исключает возможность реализации каких бы то не было функций, так как само уголовное судопроизводство не мыслится без обвинения и защиты как взаимосвязанных функций. Данную точку зрения разделяют Б. А. Тугутов и Д. И. Прушинский. Авторы утверждают: «Нет обвинительного тезиса — нет и деятельности органов следствия и дознания по установлению всех обстоятельств дела, изобличению лица, причастного к совершению преступления. Применительно к судебным стадиям уголовного процесса поддержание прокурором государственного обвинения также будет выполнять роль своеобразного процессуального «двигателя» [5].

Таким образом, если рассматривать деятельность прокурора в контексте уголовного судопроизводства, следует признать, что функция обвинения играет ключевую роль, без которой невозможно осуществления иных функций. При этом, учитывая нерешённость проблемы касательно выделения иных функций, реализуемых прокурором в судебном производстве по уголовному делу, уточним, что функция надзора за соблюдением законности может проявлять себя в уголовном судопроизводстве, однако, она не является первоначально уголовно-процессуальной и потому осуществляется прокурором не только в рамках процессуальной деятельности. Смешение её с функцией обвинения или подчинение ей последней видится нами ошибочным.

Литература:

  1. Чеботарева, И. Ю. Уголовно-процессуальная функция контроля в иерархической системе иных конкурирующих функций, осуществляемых должностными лицами государственных органов в досудебном производстве: автореф. дис.... канд. юрид. наук / И. Ю. Чеботарева. –Челябинск, 2016. С.19.
  2. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202–1 (ред. от 27.10.2020) «О прокуратуре Российской Федерации»
  3. Кузовенкова Ю. А. Становление концепций процессуальных функций прокурора в судебном разбирательстве //Академия права и экономики. 2018. № 1. С. 22.
  4. Галкин Б. А. Советский уголовно-процессуальный закон. М.: Госюриздат, 1962. — 255 c.
  5. Тугутов Б. А., Прушинский Д. И. Классификация полномочий прокурора в суде по уголовным делам // Сибирский юридический вестник. 2019. № 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/klassifikatsiya-polnomochiy-prokurora-v-sude-po-ugolovnym-delam (дата обращения: 04.10.2020).
Задать вопрос