Зарубежный опыт осуществления регионального конституционного контроля в федеративных государствах | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Конституционное (государственное) право

Опубликовано в Новый юридический вестник №6 (20) июнь 2020 г.

Дата публикации: 29.05.2020

Статья просмотрена: 116 раз

Библиографическое описание:

Кудряшова, Н. С. Зарубежный опыт осуществления регионального конституционного контроля в федеративных государствах / Н. С. Кудряшова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 6 (20). — С. 8-15. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/171/5315/ (дата обращения: 27.01.2021).



В статье рассматривается вопрос как именно осуществляется региональный конституционный контроль в зарубежных странах, основанный на различных моделях судебных систем, а также проводится сравнительный анализ с Российской Федерацией. Автор отмечает в своей работе чем именно будет полезен опыт других государств для России.

Ключевые слова: конституционный контроль, конституционные суды субъектов, федеративные государства, региональное законодательство.

В настоящий момент примерно в двухстах государствах существуют органы конституционного контроля. В юридической литературе зачастую можно встретить деление судебных систем на англосаксонскую и европейскую континентальную, однако ряд авторов также выделяют и судебную систему латиноамериканского иберийского типа [32].

На сегодняшний день в федеративных государствах судебный конституционный контроль осуществляется в одной из трёх форм. К примеру, в Австрии, Бельгии, Канаде, Индии, Непале, Пакистане и др. конституционный контроль выполняют только федеральные суды, в Австралии, Аргентине, Бразилии, Германии, Мексике, США, России и др. конституционный контроль выполняется как на уровне федерации, так и на уровне субъектов. Смешанная система судебного конституционного контроля существует в Швейцарии (кроме Федерального суда также суды шести кантонов реализуют конституционный контроль) [27].

По американской модели созданы органы конституционного контроля в шестнадцати федеративных государств из двадцати пяти федераций мира, соответственно шесть федераций по европейской модели.

Американская модель конституционного контроля подразумевает две подмодели: первая — все суды общей юрисдикции субъектов федераций реализуют конституционный контроль (США, Палау, Микронезия, Аргентина), вторая — конституционный контроль реализуется только в высших судебных органах (Австралия, Малайзия).

То же самое относительно европейской модели можно выделить две следующие подмодели: первая — конституционный контроль осуществляют только федеральные конституционные суды (Бельгия, Австрия), вторая — конституционный контроль реализуется как на уровне федерации, так и на уровне субъектов (Германия, Россия, Босния и Герцеговиня) [27].

Сравнение моделей конституционного контроля зарубежных стран с Российской Федерацией примечательно тем, что они относятся к разным правовым семьям. Так для англосаксонской правовой системы судебный прецедент представляет собой основной источник права, впоследствии именно судебный прецедент повлияет на возникновение судебного конституционного контроля в США [29].

Вместе с тем нельзя не отметить тот факт, что именно конституция является главным источником права в том или ином государстве или субъекте федерации. Однако Конституция США [2] прямо не предусматривает осуществления конституционного контроля судами, лишь косвенно подтверждает ст. VI, которая закрепляет обязательство судей применять федеральную Конституцию в случае противоречия ей нормативных правовых актов. В то же время следует подчеркнуть, что штаты США в соответствии с Х поправкой к Конституции обладают правом в пределах своих границ учреждать любые судебные органы, какие штаты сочтут необходимыми. Конституции тринадцати американских штатов (Вирджиния, Огайо, Техас и т. п.) закрепляют право верховного суда субъекта федерации осуществлять конституционный контроль. Например, Конституция штата Вирджиния предусматривает, что Верховный Суд имеет апелляционную юрисдикцию по делам о соответствии законов конституций США или штата [9]. Помимо этого, в Своде законов Алабамы 1975 г. отражены положения о судебной системе штата (состав судов, порядок организации, компетенция Верховного Суда (далее — ВС) Алабамы и иных нижестоящих судов. Свод законов также устанавливает правовой статус судей, правовое положение аппаратов судов, конференций, совета судей и судебных департаментов. К тому же закреплены порядок рассмотрения отдельных категорий дел, процедура дачи консультативных заключений по конституционным вопросам ВС Алабамы [10].

Суды американских штатов по своей природе являются независимыми и самостоятельными носителями судебной власти. Верховные суды штатов представляют собой высшие органы власти субъекта федерации и обладают окончательной юрисдикцией над вопросами региональных прав конституций штата. Вместе с тем решения по делам, касающимся федерального права, могут быть обжалованы в ВС США.

Для американской модели права, как уже было сказано ранее, основополагающее значение имеет прецедент. В связи с этим примечательны решения верховных судов некоторых штатов: решения суда Нью-Джерси 1780 г. по делу Холмс против Вальтон, суда Вирджинии 1782 г. по делу Коммонвелф против Кейтон, суда Род-Айленд 1786 г. по делу Тревейт против Уидон, суда Сев. Каролины 1787 г. по делу Бейерд против Синглетон. И, конечно, немаловажное значение имеют судебные прецеденты ВС США, и прежде всего это дело Мербери против Мэдисона (1803 г.). Оно послужило отправной точкой для признания конституционного контроля одним из направлений деятельности судов США. Впоследствии это было подкреплено и другими решениями ВС США, например, дело Бейкер против Карр, на основе которого конституционному контролю подверглась процедура формирования избирательных округов. Отдельные дела Верховного Суда США можно определить как источники конституционного контроля. К примеру, это дело Янгстаун Шит и Тьюб против Сойера и дело Соединенные Штаты против Никсона [30].

Рассматривая вопрос относительно компетенции органов судебного конституционного контроля в США, следует отметить, что решения верховных судов штатов являются прецедентными по вопросам толкования региональной конституции. Помимо этого, суды штатов участвуют в процедуре импичмента должностных лиц субъекта, осуществляя функцию надзора за соблюдением порядка импичмента и законностью вынесенного решения. Также верховные суды штатов разрешают вопросы конституционности проведения выборов.

Что касаемо осуществления конкретного нормоконтроля в субъектах США: оно включает в себя право толкования конституций штатов и Конституции Америки, помимо этого право совершать проверки конституционности региональных и федеральных законов, актов органов исполнительной власти, норм конституций штатов, а также право осуществления проверки компетенций органов государственной власти при возникновении между ними споров. При вынесении решения ВС США или ВС штата о признании закона не соответствующим конституции, такой закон становится недействительным с момента его издания, однако формальная отмена закона не производится [31]. Предварительный нормоконтроль в судах штатов не осуществляется.

В некоторых субъектах США предусмотрен также и абстрактный нормоконтроль. Например, нормативные правовые акты штатов Техас, Массачусетс, Нью-Хэмпшир, Алабама и Делавэр предусматривают право губернаторов или законодательных органов обращаться в верховные суды штатов с запросом о выдаче консультативного заключения по интересующим им конституционным вопросам.

Вместе с тем следует добавить о том, что суды США имеют большую политическую власть. Конечно, огромное влияние на функционирование политической системы Америки обладает ВС США, но некоторые суды американских штатов зачастую играют роль арбитра при разрешении такого рода конфликтов, в том числе и на федеральном уровне.

Основной закон Германии [3] в отличие от Конституции США содержит положения, регулирующие конституционное правосудие субъектов федерации. В нем дважды упоминается связь конституционных (государственных) судов земель с Федеральным конституционным судом [3, П. 4 «б» абз. 2 ст. 93 и абз. 3 ст. 100]. Примечательна также ст. 99 Конституции ФРГ, которая гласит о том, что законом земли на Федеральный конституционный суд может быть возложено вынесение решений по конституционным спорам внутри земли. Кроме того, ряд федеральных законов регулируют конституционное судопроизводство в землях Германии: Закон ФРГ о судоустройстве [6], Закон ФРГ о судьях [7], Закон ФРГ о Федеральном конституционном суде [5], Гражданский процессуальный кодекс ФРГ [4] и Уголовный процессуальный кодекс ФРГ [8].

Во всех шестнадцати землях Германии приняты свои законы о конституционных судах. Компетенция данных органов соответственно закреплена в той или иной конституции субъекта, а также в региональных законах. Тем самым обеспечивается независимость судов, беспристрастное разрешение споров, защита прав и свобод граждан, что также свидетельствует о том, что суды выступают гарантами своих конституций.

В компетенцию конституционных судов субъектов ФРГ входит разрешение споров о разграничении полномочий между высшими органами государственной власти, рассмотрение жалоб граждан по конституционным вопросам, принятие решений касаемо избирательного права, а также по поводу обвинений должностных лиц и депутатов. Помимо этого конституционные суды земель реализуют абстрактный и конкретный нормоконтроль.

Однако некоторые конституционные суды субъектов Германии обладают своими специфичными полномочиями. Так Баварский конституционный суд вправе рассматривать популярные иски. Данный вид иска является оригинальной формой абстрактного нормоконтроля. Им может воспользоваться любой гражданин, независимо от того затрагивает ли его интересующая норма. Еще одним примером может послужить то, что Государственный суд земли Гессен имеет право разрешать дела касаемо лишении граждан основных прав.

Следует отметить, что конституционные суды немецких земель действуют только по ходатайствам, жалобам и запросам лиц или организаций.

Единой системы органов конституционной юстиции в ФРГ нет. Федеральный конституционный суд (далее — ФКС) не стоит во главе системы конституционных судов, то есть не выступает по отношению к ним вышестоящим судом и не вправе контролировать результаты их деятельности [33]. Однако абз. 1 § 90 Закона о ФКС Германии предусматривает право обращения с жалобой на решение конституционных судов земель [5].

Тем не менее, довольно примечательно решение Федерального конституционного суда Германии по запросу Конституционного суда земли Саксония относительно вопроса взаимоотношения федерального суда с региональным в сфере разрешения жалоб. ФКС определил, что «Основной закон не препятствует земельным конституционным судам проверять применение судами субъекта федерального законодательства, регламентирующего процедуру отправления правосудия, с точки зрения соблюдения основных прав земельной конституции, обладающей схожим содержанием с соответствующими нормами, отраженными в Основном законе»[1].

Так как Российская Федерация и Федеративная Республика Германия имеют схожие модели организации конституционного судопроизводства и механизмы взаимоотношения федерального конституционного суда с конституционными судами субъектов, то сравнение конституционно-правовых систем указанных государств имеет наибольший интерес, в связи с чем подробнее остановимся на изучении функционирования конкретного суда земли Германии — Конституционного суда земли Бранденбург.

Высшими органами государственной власти земли являются: парламент земли, правительство федеральной земли и Конституционный суд федеральной земли. То, что конституционный суд федеральной земли является так называемым конституционным органом, однозначно вытекает из буквы и духа конституции [42]. Конституционный суд юридически имеет равный статус как парламент и правительство федеральной земли. Его позиция наглядно проявляется в том, что решения конституционного суда федеральной земли обязывают двух других конституционных органов власти и всех судов и органов власти в федеральной земле и имеют юридическую силу в том случае, когда эти судебные решения касаются совместимости земельного права с конституцией федеральной земли.

Как равный по статусу остальным конституционным органам, конституционный орган не зависит от иных конституционных органов. Как независимый конституционный орган, он не подлежит надзору другими инстанций федеральной земли — в частности, министра внутренних дел или министра юстиции. Поскольку он имеет дело с другими конституционными органами, это делается напрямую, без вмешательства министерства. Конституционный суд не входит в состав общего судебного аппарата. Это относится как в конституционному суду в целом, так и отдельным конституционным судьям, если они работают в этой области. В силу своей позиции в качестве самостоятельного конституционного органа, конституционный суд пользуется правом самоуправления, т. е. имеет свою собственную автономию регламента.

Конституционный суд решает следующие компетенции:

  1. Объем прав и обязанностей ландтага, правительства или отдельных членов парламента федеральной земли, вытекающих из конституции федеральной земли (спор между конституционными органами власти);
  2. При разногласии по вопросу о совместимости законодательства земель с конституцией федеральной земли по заявлению правительства земли или одной пятой членов ландтага (проверка правительством федерации, правительством земли или депутатом действенности определенных правовых предписаний);
  3. Если специализированный суд считает, что закон земли не совместим с конституцией федеральной земли Бранденбург. Для выяснения этого вопроса, следовательно, суд должен обращаться за помощью конституционного суда — он не может решить этот вопрос самостоятельно (проверка судом действенности правового предписания при возникновении конкретного спора);
  4. Конституционные жалобы отдельных граждан, утверждающих, что пострадали от нарушений конституционных прав, закрепленных в конституции федеральной земли Бранденбург, органами государственной власти (индивидуальные конституционные жалобы);
  5. Конституционные жалобы общин, которые утверждают, что нарушены их права на самоуправление (муниципальные конституционные жалобы);
  6. Обвинения ландтага против депутатов парламента, которые злоупотребили властью парламента (обвинения депутатов);
  7. Сроки действия выборов в ландтаг (проверка правильности результатов выборов);
  8. Допустимость проведения прямой законодательной инициативы населения [14].

Изучение Конституционного суда федеральной земли Бранденбург показывает, что наибольшую долю рассматриваемых дел составляют индивидуальные конституционные жалобы, с которыми обращаются горожане прежде всего в отношении окончательных судебных решений специальных судов земли. Однако конституционный суд не является судом, обладающим правом пересмотра дел. При рассмотрении судебного решения объем проверки фактов на основании конституции ограничен. Конституционный суд не может подменять законодателя, главная задача суда — проверить нарушает или не нарушает та или иная норма законодательство земли.

Таким образом, компетенция конституционных судов земель Германии состоит из толкования конституций земель (прямо не предусмотрено региональным законодательством); проверки на соответствии конституций локальных нормативных правовых актов (законов, постановлений правительства, устав муниципальных образований); разрешении споров по поводу объема прав и обязанностей органов власти субъектов; а также принятии участия в решении по обвинениям против членов правительства и депутатов. Почти во всех землях Германии (кроме земли Гессен) предусмотрено право подачи жалоб на решения парламента субъекта касаемо действительности выборов или утраты статуса депутата в земельный орган конституционного контроля. Органы конституционного контроля земель Бавария и Северная Рейн-Вестфалия вправе рассматривать дела относительно исключения граждан из числа избирателей.

Конкретный нормоконтроль осуществляет большинство конституционных судов земель (кроме шести земель: Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн, Баден-Вюртемберг, Гамбург, Рейн-Вестфалия, Бремен), а также Баварский конституционный суд вправе разрешать публичные споры. В ряде земель Германии осуществляется предварительный нормоконтроль, так в Баварии парламентское меньшинство вправе обратиться в конституционный суд с запросом о даче заключения требует ли принимаемый законопроект внесения изменений в конституцию. Также в данной земле, Рейнланд-Пфальце и Баден-Вюртемберге предусмотрено право на запрос дачи консультативного заключения относительно уточнения входит ли законопроект в компетенцию земли.

Конституционные суды земель Бавария, Бремен, Гамбург, Саар, Саксония, Баден-Вюртемберг и Рейнланд-Пфальц имеет право реализовывать предварительный нормоконтроль изменений и поправок к конституции земли.

В современном мире в большинстве федеративных государств осуществляется конституционное правосудие как на уровне федерации, так и на уровне ее субъектов. В штатах США органы судебного конституционного контроля были образованы в XVIII веке, то есть в период колониальной зависимости от Великобритании. В землях Германии судебный конституционный контроль возник после Второй Мировой войны, однако его зачатки прослеживаются еще с времен Римской империи. В Российской Федерации этот процесс то приостанавливался, то прекращался, что в конечном итоге привело к отмене или признании утратившим силу ряда законов [35]. На сегодняшний день из 85 субъектов России только в 16 действуют конституционные (уставные) суды, а именно в республиках Адыгея, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Коми, Башкортостан, Чечня, Тыва, Карелия, Якутия, Татарстан, Марий Эл, Северная Осетия — Алания, Дагестан, в Калининградской и Свердловской областях, а также в городе федерального значения Санкт-Петербург.

По мнению автора, институт регионального конституционного судопроизводства в Российской Федерации должен получить импульс развития. В связи с этим представляется возможным заимствовать зарубежный опыт касаемо данного вопроса.

Наибольший интерес в этом ключе представляет Германия, так как идея создания конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации опиралась на западную традицию (ФРГ). В то же время интересен и опыт США, ибо идея конституционного контроля возникла именно там.

Первопричинами создания органов конституционного контроля в Америке, Германии и России являются наличие конституций в субъектах федераций, закрепление принципа разделения властей, установление демократического политического режима, признание и соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина.

Стоит отметить, что в американских штатах и немецких землях конституционное судопроизводство возникло до образования федераций, нежели в России. В Российской Федерации создание региональных конституционных судов последовало после учреждения Конституционного Суда Российской Федерации.

Немаловажное значение для формирования конституционного контроля в современной России оказала Германия. Проект нового закона о Конституционном Суде Российской Федерации на основе Конституции 1993 года разрабатывался не в законодательном органе, а самим Конституционным Судом. Группа российских конституционных судей с семью судьями и начальником секретариата Федерального конституционного суда ФРГ в течение двух дней обсуждали Проект. Немецкие правоведы высказали замечания к более чем сорока статьям, которые касались, в частности, пределов полномочий Конституционного Суда, статуса судей, конституционного судопроизводства, юридической силы решений Суда и т. д. [38].

Конституция Российской Федерации [1] не закрепляет прямых норм о конституционных (уставных) судах субъектов, нежели в ФРГ. Однако, по мнению М. А. Митюкова, Конституция РФ косвенно затрагивает данный вопрос в п. «г» статьи 71 и ч. 2 и 3 статьи 128, а также статья 5 гласит о том, что все субъекты являются равноправными, что подразумевает их право на создание конституционной юстиции любым субъектом Российской Федерации [39].

Субъекты США, ФРГ и России самостоятельно принимают решения относительно организации конституционного контроля. Региональные органы конституционного судопроизводства ФРГ и России существенно отличаются от американских аналогов, представляющими собой окончательными арбитрами в разрешении дел по поводу конституционных споров и порядку формирования. Также механизмы взаимоотношения федерального конституционного суда с конституционными судами субъектов в Германии и России во многом схожи.

Немецкий опыт отчасти был заимствован в Российского Федерации касаемо организации конституционного судопроизводства в субъектах, и разграничение их компетенций (толкование конституций субъектов, проверка нормативных правовых на соответствие конституций субъектов, реализация конкретного нормоконтроля по запросам судов и жалобам граждан, разрешение дел о разграничении полномочий между органами власти).

Также стоит отметить, что российские конституционные (уставные) суды субъектов действуют на непостоянной основе в отличие от судов немецких земель.

В субъектах федераций модели конституционного контроля совпадают с моделями, установленными на федеральном уровне. В Соединенных Штатах Америки и Федеративной Республике Германия именно модель конституционного контроля субъектов стала прототипом для формирования органа конституционного контроля самой федерации.

Если в ФРГ выбор институциональной формы охраны конституций земель реализовывался по типу «конституционные суды — государственные суды», то в России поиск данной формы осуществлялся по-другому: «комитет конституционного надзора (уставная палата) — верховный (областной) суд — конституционный суд». Комитеты опробовали в своей практике Татарстан, Коми, Северная Осетия — Алания, а уставная палата одно время действовала в Иркутской области. Суды общей юрисдикции осуществляли конституционный контроль в Алтайской крае и Республике Ингушетия. В конечном итоге институт специализированного конституционного контроля для субъектов федерации в России был унифицирован в форме конституционных (уставных) судов, что было реализовано через федеральный конституционный закон [34].

Помимо того, что законодательство об органах конституционного контроля в России и Германии довольно схожи, они имеют ряд своих особенностей: внутренняя организация, компетенция и порядок работы судов, требования, предъявляемые к судьям, состав суда.

Безусловно, основной функцией конституционных судов является осуществление конституционного контроля. В ходе него органы конституционного судопроизводства решают целый ряд задач. Перечень и объем этих задач имеют свою специфику в США, ФРГ и России. Однако можно выделить те, которые присущи всем трем государствам: обеспечение верховенства конституций субъектов федераций, совершенствование региональных систем права, защита основных прав и свобод человека и гражданина и т. п.

Еще одной функцией органов конституционного контроля является политическая функция. Следует отметить, что американские суды обладают большой политической властью. Немецкие суды также оказывают влияние на политику. Но нормативные правовые акты земель указывает на то, что судам не следует вмешиваться в подобного рода вопросы. Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде Российской Федерации и законы субъектов о конституционных (уставных) судах закрепляют исключительно полномочие решать вопросы права.

Однако история деятельности Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов показывает, что они, осуществляя конституционный контроль, оказывались вовлеченными в политику. Активное вмешательство Конституционного Суда, учрежденного в 1991 году, в политические процессы привело к приостановлению его деятельности. Такие же последствия наступали и для некоторых конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Ряд российских ученых выступают за принятие федерального закона «О принципах и порядке осуществления конституционного правосудия в Российской Федерации». В указанном акте планируется закрепить общие принципы к порядку формирования органов конституционного контроля, статусу судей, уточнить взаимоотношения конституционных (уставных) судов субъектов и Конституционного Суда Российской Федерации, разграничить подведомственность и т. п. [28].

Некоторые правоведы отмечают о необходимости принятия закона о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации [40]. В. А. Кряжков считает, что данный закон не только бы упорядочил создание и функционирований органов конституционного контроля субъектов, но и выступил бы гарантией их независимости [36]. По мнению автора, закон, регулирующий деятельность конституционных (уставных) судов в современных реалиях развития федерализма в России просто необходим.

Подводя итог сравнительному анализу конституционного контроля в США, ФРГ и РФ на уровне субъектов можно сделать вывод о том, что органы конституционного контроля субъектов решают схожие задачи, а именно обеспечение верховенства права, усовершенствование системы права государственных образований, федеративных отношений, улучшение содержаний конституций субъектов федераций, защита прав и свобод человека и гражданина, создание единого правового пространства, а также оптимальных вариантов взаимодействия регионов с местным самоуправлением. Верховные суды штатов США и конституционные (государственные) суды земель Германии активно выполняют политическую функцию, когда как российские конституционные (уставные) суды, зачастую, находятся в позиции нейтралитета по отношению к политике.

Как уже отмечалось ранее, правовой основой деятельности органов конституционного контроля субъектов в ФРГ и Российской Федерации является конституции данных государств, а также отраслевое федеральное законодательство и решения федеральных конституционных судов. Помимо этого, источниками являются конституции (уставы) субъектов, законы субъектов об конституционных (уставных) судах, их регламенты. По мнению автора, опираясь на германский опыт, следует внести коррективы в ряд законов Российской Федерации: в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», а именно статью 3 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» дополнить пунктом о праве разрешать дела о спорах наличии компетенции у конституционных (уставных) судов субъектов на рассмотрение и принятия решений касаемо нормативных правовых актов по обращениям сторон, участвующих в деле. Помимо этого, следует закрепить в указанном законе обязанность конституционных (уставных) судов обращаться в Конституционный Суд РФ в случае расхождения толкования конституций (уставов) субъектов. Принять новые нормативные правовые акты, регулирующие порядок их деятельности.

Субъекты США, Германии и России самостоятельны в вопросах организации органов конституционного контроля. Верховные суды, представляя собой окончательных арбитров в разрешении дел по конституционным вопросам, значительно отличаются от региональных органов конституционной юстиции немецких земель и субъектов РФ. Судьи последних указанных судов назначаются законодательными органами субъектов, а в США путем выборов гражданами, назначениями губернаторами из списков, предлагаемыми судебными комиссиями, назначениями легислатурами или назначениями губернаторами с согласия законодательных органов. По ряду других вопросов в целом есть совпадения, которые не зависят от вида органов конституционного правосудия (принесение присяги, кворум, обязанности должностных лиц суда).

Также некоторые совпадения есть и в требованиях, предъявляемым к судьям конституционных судов субъектов США, ФРГ и РФ (срок и предельный возраст пребывания на должности судьи, основания прекращения и приостановления полномочий судей и т. п.).

Таким образом, в связи с тем, что правовые основы в части закрепления правового статуса судей рассматриваемых государств схожи между собой, представляется возможным заимствования зарубежного опыта США и ФРГ Россией.

По сравнению с организацией конституционного контроля на уровне субъектов в США, ФРГ и Россия имеют общие черты взаимоотношений с федеральными конституционными судами. Так среди них можно выделить:

1) Конституционные (государственные/ уставные) суды земель ФРГ и субъектов РФ не создают иерархическую систему с федеральными конституционными судами и разрешают дела исключительно на соответствия региональным конституциям (уставам);

2) Федеральные конституционные суды вправе рассматривать конституционные вопросы в пределах субъектов федераций;

3) Решения федеральных конституционных судов обязательны для всех региональных органов конституционной юстиции;

4) Федеральные конституционные суды имеют право запросить у конституционных судов субъектов необходимые документы и информацию;

5) Федеральные конституционные суды вправе откладывать рассмотрения дел в региональных конституционных судах;

6) Законодательство Германии и России не ограничивает право заявителя на обращение в любую из конституционных инстанций. Но при этом Федеральный конституционный суд ФРГ вправе рассматривать жалобы на решения органов конституционного контроля земель. При этом в обоих государствах окончательное решение остается за федеральным конституционным органов. Также в органы конституционного контроля субъектов ФРГ и РФ имеют право обращаться и другие суды, если в процессе разрешения дела станет вопрос о соответствии применяемого акта конституциям субъектов федераций.

Также Российская Федерация могла бы перенять опыт Германии касаемо установления за конституционными судами субъектов полномочий по реализации предварительного конституционного контроля за нормативными правовыми актами субъектов, выносимыми на референдум, конституционными законами и законами о поправках к конституциям (уставам) на примере деятельности конституционных судов земель Гамбург, Бремен, Саар, Рейнланд-Пфальц, Бавария, Баден-Вюртемберг и Саксония.

В настоящее время, как и пятнадцать-десять лет назад, некоторые ученые и практики полагают, что главными проблемами конституционных и уставных судов являются их «недостаточность» полномочий, большие финансовые затраты на их содержание, незначительная нагрузка, отсутствие федерального закона о конституционных и уставных судах и единой общефедеральной системы конституционной юстиции, слабая защищенность статуса судей и т. п.

Большинство из этих причин являются мнимыми, поскольку суть проблем региональной конституционной юстиции лежит не только в правовой, а также и в политической сфере. Что же касается полномочий названных судов, то они не отличаются от существующих немецких аналогов. В плане «нагрузки» судов следует учитывать специфику конституционных судов и не распространять на них «штампы» судов общей юрисдикции. При регламентации деятельности региональных конституционных судов нельзя игнорировать конституционные аспекты разделения властей по вертикали, а также, что масштабы проверки конституционности различны для Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов ее субъектов. Не требует и значительных расходов содержание конституционных (уставных) судов. По сравнению с тратами на другие институты власти в регионах они весьма малы.

Развитие региональной конституционной юстиции требует значительного времени, адаптации положительного зарубежного опыта к новым реалиям России, а также поддержки со стороны Конституционного Суда Российской Федерации.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения: 1 мая 2020 г.).
  2. Конституция США 1787 г. // The Constitution of the United States of America. Режим доступа: www.gpo.gov.com
  3. Основной закон Федеративной Республики Германия от 23 мая 1949 г. (в ред. от 15 ноября 2019 г.) // Grundgesetz für die Bundesrepublik Deutschland in der im Bundesgesetzblatt Teil III, Gliederungsnummer 100- 1, veröffentlichten bereinigten Fassung, das zuletzt durch Artikel 1 des Gesetzes vom 13. Juli 2017 (BGBl. I S. 2347) geändert worden ist.
  4. Гражданский процессуальный кодекс ФРГ от 12 сентября 1950 г. // Закон о Федеральном конституционном суде от 12 марта 1951 г. (в ред. от 31 августа 2015 г.) // Bundesverfassungsgerichtsgesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 11. August 1993 (BGBI. I S. 1473), das zuletzt durch Artikel 8 der Verordnung vom 31. August 2015 (BGBI. I S. 1474) geändert worden ist.
  5. Закон о Федеральном конституционном суде от 12 марта 1951 г. (в ред. от 20 ноября 2019 г.) // Bundesverfassungsgerichtsgesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 11. August 1993 (BGBI. I S. 1473), das zuletzt durch Artikel 8 der Verordnung vom 31. August 2015 (BGBI. I S. 1474) geändert worden ist.
  6. Закон ФРГ о судоустройстве от 12 сентября 1950 г. // Gerichtsverfassungsgesetz. BGBI I S. 1254.
  7. Закон ФРГ о судьях от 12 сентября 1950 г. // Gerichtsverfassungsgesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 9. Mai 1975 (BGBI. I S. 1077), das zuletzt durch Artikel 10 Absatz 6 des Gesetzes vom 30. Oktober 2017 (BGBI. S. 3618) geändert ist.
  8. Уголовный процессуальный кодекс ФРГ от 12 сентября 1950 г. // Strafprozeßordnung in der Fassung der Bekanntmachung vom 7. April 1987 (BGBl. I S. 1074, 1319), die zuletzt durch Artikel 2 des Gesetzes vom 30. Oktober 2017 (BGBl. I S. 3618) geändert worden ist.
  9. Конституция Вирджинии 1776 г. // Code of Judical Conduct (West Virginia), effective Januar 28, 1993. Режим доступа: www.findlaw.com.
  10. Свод законов Алабамы 1975 г. // The Code of Alabama 1975 (Title 12 Courts). Режим доступа: www.legislature.state.al.us
  11. Конституция земли Баден-Вюртемберг от 11 ноября 1953 г. // Verfassung des Landes Baden-Wiirttemberg vom 11. November 1953 // GB1. S. 173.
  12. Конституция Баварии от 15 декабря 1998 г. // Verfassung des Freistaates Bayern in der Fassung der Neubekanntmachung vom 15. Dezember 1998 // GVBI. S. 991.
  13. Конституция Берлина от 23 ноября 1995 г. // Verfassung von Berlin vom 23. November 1995 // GVBI. S. 779.
  14. Конституция земли Бранденбург от 20 августа 1992 г. // Verfassung des Landes Brandenburg vom 20. August 1992 // GVBI. I S. 298.
  15. Конституция Бремена от 21 октября 1947 г. // Landesverfassung der Freien Hansestadt Bremen vom 21. Oktober 1947//GB1. S. 251.
  16. Конституция Гамбурга от 6 июня 1952 г. // Verfassung der Freien und Hansestadt Hamburg vom 6. Juni 1952 // GVBI. S. 117.
  17. Конституция Гессена от 1 декабря 1946 г. // Verfassung des Landes Hessen vom 1. Dezember 1946 // GVBI. S. 229.
  18. Конституция земли Мекленбург-Передняя Померания от 23 мая 1993 г. // Verfassung des Landes Mecklenburg-Vorpommern vom 23. Mai 1993 // GVOB1. S. 372.
  19. Конституция земли Нижняя Саксония от 19 мая 1993 г. // Niedersachsische Verfassung vom 19. Mai 1993 // GVBI. S. 107.
  20. Конституция земли Северный Рейн-Вестфалия от 28 июня 1950 г. // Verfassung fur das Land Nordrhein-Westfalen vom 28 Juni 1950 // GV NWS. 127.
  21. Конституция земли Рейнланд-Пфальц от 18 мая 1947 г. // Verfassung fur Rheinland-Pfalz vom 18. Mai 1947 // VOB1. S. 209.
  22. Конституция земли Саар от 15 декабря 1947 г. // Verfassung des Saarlandes vom 15. Dezember 1947 // AB1. S. 1077.
  23. Конституция Саксонии от 27 мая 1992 г. // Verfassung des Freistaates Sachsen vom 27. Mai 1992 // GVB1. S. 243.
  24. Конституция земли Саксония-Ангальт от 16 июля 1992 г. // Verfassung des Landes Sachsen-Anhalt vom 16. Juli 1992 // GVB1. S.600.
  25. Конституция земли Шлезвиг-Гольштейн от 13 июня 1990 г. // Verfassung des Landes Schleswig-Holstein vom 13. Juni 1990 // GVOB1. S. 391.
  26. Конституция Тюрингии от 25 октября 1993 г. // Verfassung des Freistaats Thuringen vom 25. Oktober 1993 // GVB1. S.625.
  27. Болдырева Е. В. Конституционное правосудие в субъектах федерации: Россия и зарубежный опыт (США и ФРГ): автореф. дисс. …канд. юрид. наук. С., 2013.
  28. Гаврюсов Ю. В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах РФ. Сыктывкар, 2005.
  29. Евдокимов В. Б. Конституционное судопроизводство в США. Екатеринбург, 1996.
  30. Овсепян Ж. И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Правовая защита конституций. — Ростов-на-Дону, 1992. С. 247–252.
  31. Сафонов В. Е. Институт судебного конституционного контроля в зарубежных странах: история, теория, практика. М., 2003.
  32. Клишас А. А. Конституционный контроль и конституционное правосудие зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование / под ред. В. В. Еремяна. М., 2007.
  33. Конституционный контроль в зарубежных странах: учеб. пособие / отв. ред. В. В. Маклаков. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Норма: Инфра-М, 2010.
  34. Конституционное правосудие в Российской Федерации и Германии: материалы круглого стола 9–10 октября 2012 г. / под общей редакцией В. И. Фадеева. — М.: Издательский центр Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), 2013.
  35. Конституционный судебный процесс: учебник для бакалавриата / отв. ред. М. А. Митюков, В. В. Комарова. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2017. С. 62.
  36. Кряжков В. А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 3 (60).
  37. Кузяев Ю. А. О некоторых проблемах региональной конституционной юстиции // Конституционное правосудие в Российской Федерации: правовое регулирование, опыт, перспективы: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Казань, 2005.
  38. Митюков М. А. К истории разработки и принятия Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» / под ред. Г. А. Гаджиева. М.: Норма: ИНФРА-М. М., 2012.
  39. Митюков М. А. Барнашов А. М. Очерки конституционного правосудия (сравнительно-правовое исследование законодательства и судебной практики). Томск, 1999.
  40. Несмеянова С. Э. О необходимости нормативного регулирования вопросов конституционного судебного контроля в субъектах Российской Федерации // Ученые записки юридического факультета / Под ред. А. А. Ливеровского. СПб, 2006.
  41. Старовойтов А. А. К вопросу о взаимодействии конституционных (уставных) судов с органами государственной власти субъектов РФ // Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской Федерации: концепция и проблемы реализации: Вторая ежегод. науч.-практ. конф. «Право и политика — 2005». СПб, 2005.
  42. Хайде В. Система конституционного права ФРГ. — Юрид. лит., 1981.

[1] См.: BVerfG 96, 345.

Основные термины (генерируются автоматически): конституционный контроль, Российская Федерация, Конституционный Суд, суд, ФРГ, Россия, федеральная земля, Федеральный конституционный суд, орган, США.

Ключевые слова

конституционный контроль, конституционные суды субъектов, федеративные государства, региональное законодательство

Похожие статьи

Порядок формирования конституционных судов федеральных...

Ключевые слова: порядок формирования, конституционное правосудие Германии, федеральные конституционные суды ФРГ, органы конституционного контроля, Федеральный конституционный суд. В рамках представленной статьи освещается вопрос об...

Конституционный суд как орган конституционного контроля

В настоящее время в России на федеральном уровне решения Конституционного Суда РФ играют важнейшую роль в обеспечении конституционной законности

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и...

Конституционное право Российской Федерации.

Ключевые слова: орган конституционного контроля, конституционный суд, компетенция

Актуальность исследования обусловлена тем обстоятельством, что конституционный

Выделяется: децентрализованный надзор, который характерен для таких стран, как: США...

Место Конституционного Суда Российской Федерации...

В данной статье рассматривается место, занимаемое Конституционным Судом Российской Федерации в судебной системе государства. Автор приходит к выводу, что судебный конституционный контроль в Российской Федерации необходим...

Правовые позиции Конституционного Суда Российской...

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства [1]. Конституционный Суд Российской Федерации...

Вспомогательные органы Конституционного Суда Российской...

В соответствии с Декларацией о государственном суверенитете РСФСР и необходимостью обеспечения дальнейшего развития политических и экономических процессов, происходящих в России, 15 декабря 1990 года Второй Съезд народных депутатов РСФСР...

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный...

Бриксов В. В. Объекты федерального судебного конституционного контроля: проблемы теории и практик.

Правовые позиции Конституционного Суда Российской... Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного...

Формы участия конституционных судов зарубежных стран...

Ключевые слова: конституционный суд, конституционно-правовая ответственность, отрешение от должности, орган государственной власти, должностное лицо. Участие конституционного суда в качестве арбитра в разрешении споров о конституционно-правовой...

Конституционный Суд России, Россия, Российская Федерация...

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального

Европейский Суд, Конституционный Суд РФ, Российская Федерация, Конституция РФ, Европейская Конвенция, решение...

Похожие статьи

Порядок формирования конституционных судов федеральных...

Ключевые слова: порядок формирования, конституционное правосудие Германии, федеральные конституционные суды ФРГ, органы конституционного контроля, Федеральный конституционный суд. В рамках представленной статьи освещается вопрос об...

Конституционный суд как орган конституционного контроля

В настоящее время в России на федеральном уровне решения Конституционного Суда РФ играют важнейшую роль в обеспечении конституционной законности

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и...

Конституционное право Российской Федерации.

Ключевые слова: орган конституционного контроля, конституционный суд, компетенция

Актуальность исследования обусловлена тем обстоятельством, что конституционный

Выделяется: децентрализованный надзор, который характерен для таких стран, как: США...

Место Конституционного Суда Российской Федерации...

В данной статье рассматривается место, занимаемое Конституционным Судом Российской Федерации в судебной системе государства. Автор приходит к выводу, что судебный конституционный контроль в Российской Федерации необходим...

Правовые позиции Конституционного Суда Российской...

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства [1]. Конституционный Суд Российской Федерации...

Вспомогательные органы Конституционного Суда Российской...

В соответствии с Декларацией о государственном суверенитете РСФСР и необходимостью обеспечения дальнейшего развития политических и экономических процессов, происходящих в России, 15 декабря 1990 года Второй Съезд народных депутатов РСФСР...

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный...

Бриксов В. В. Объекты федерального судебного конституционного контроля: проблемы теории и практик.

Правовые позиции Конституционного Суда Российской... Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного...

Формы участия конституционных судов зарубежных стран...

Ключевые слова: конституционный суд, конституционно-правовая ответственность, отрешение от должности, орган государственной власти, должностное лицо. Участие конституционного суда в качестве арбитра в разрешении споров о конституционно-правовой...

Конституционный Суд России, Россия, Российская Федерация...

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального

Европейский Суд, Конституционный Суд РФ, Российская Федерация, Конституция РФ, Европейская Конвенция, решение...

Задать вопрос