Использование сети Интернет и информационных технологий как способ совершения преступлений: вопросы законодательной регламентации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №53 (395) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 03.01.2022

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Моисеева, П. С. Использование сети Интернет и информационных технологий как способ совершения преступлений: вопросы законодательной регламентации / П. С. Моисеева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 53 (395). — С. 99-101. — URL: https://moluch.ru/archive/395/87540/ (дата обращения: 16.01.2022).



В статье рассматриваются некоторые вопросы уголовной ответственности за противоправные действия с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, определена специфика использования сети Интернет как способа совершения преступлений.

Ключевые слова: Интернет, информационные технологии, информационно-телекоммуникационные сети, преступления в сфере компьютерной информации

Развитие технологий в современном мире представляет человечеству большие возможности, повсеместно проникая во все сферы общественной жизни. Улучшение цифровой экономики не только способствует развитию общества и государства, но и порождает глобальные проблемы, вооружая преступников новыми методами совершения преступлений, что, в свою очередь, создает дополнительные криминальные угрозы.

В Российской Федерации отмечается стремительный рост преступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных технологий, в том числе преступлений против собственности в сфере компьютерной информации. Эти преступления выражаются в совершении различных корыстных действий в сферах информационно-телекоммуникационных сетей с использованием компьютерной информации и электронных (цифровых) технологий. При этом злоумышленники преследуют различные цели: от личного обогащения до дискредитации граждан, государственных органов, распространения запрещенной информации, продвижения идей терроризма и экстремизма. Все эти тенденции усилились в связи с вынужденным переходом на дистанционный формат работы в условиях пандемии 2020–2021 гг. и являются отражением глобальных тенденций.

По данным МВД России, в январе-октябре 2021 года зарегистрировано 454,6 тыс. преступлений, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, что на 8,1 % больше, чем за аналогичный период прошлого года. Больше половины таких преступлений (56,6 %) относится к категориям тяжких и особо тяжких (257,2 тыс.; 18,9 %), две трети (67,8 %) совершается с использованием сети «Интернет» (308,1 тыс.; 26,4 %), более трети (40,6 %) — средств мобильной связи (184,5 тыс.; 1,8 %). В общем числе зарегистрированных преступлений их удельный вес увеличился с 24,2 %, в январе-октябре 2020 года до 26,6 %, таким образом практически каждое четвертое преступление совершается с использованием IT-технологий. При этом стоит заметить, что речь идет о зарегистрированных преступлениях, очевидно, что их реальное число превышает официальную статистику.

К преступлениям в сфере информационных технологий относятся как распространение вредоносных программ, кража номеров банковских карт, взлом паролей и т. д., так и распространение противоправной информации (клеветы, порнографических материалов, материалов, возбуждающих межнациональную и межрелигиозную вражду и т. д.) через Интернет, а также вмешательство через компьютерные сети, приводящее к сбою в работе различных систем. Указанное, к сожалению, нередко упускается из виду исследователями в области уголовного права и криминологии. Более того, в период пандемии криминологи из разных стран отмечают увеличение именно общеуголовных преступлений, которые раньше редко совершались посредством использования информационных технологий, но за период с 2020 года по настоящее время всё чаще совершаются с использованием информационных технологий.

В ряде статей УК РФ помимо положений об уголовной ответственности за преступления в сфере компьютерной информации (гл. 28), содержится неоднократное упоминание квалифицирующего или конструктивного признака «с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». В настоящее время использование названного признака предусмотрено в 19 нормах Особенной части УК РФ. Стоит заметить, что с начала 2017 г. преступления экономической направленности, совершаемые с использованием компьютерных и телекоммуникационных технологий, при учете в уголовной статистике стали выделяться особой строкой, что, очевидно, свидетельствует о повышении внимания государства к криминальным угрозам такого характера.

Конструктивный признак использования высоких технологий при совершении преступления содержится в ст. 137 УК РФ, ст. 159.6 УК РФ, в ст. ст. 171.2, 185.3, 258.1, 282 УК РФ, а в качестве признака, влекущего более строгое наказание, содержится в следующих составах уголовного кодекса: в главе «Преступления против жизни и здоровья» (ст. ст. 110, 110.1, 110.2 УК РФ), в главе «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (ст. 151.2 УК РФ), в главе «Преступления против общественной безопасности» (ст. 205.2 УК РФ), в главе «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (ст. ст. 228.1, 242, 242.1, 242.2, 245 УК РФ), в главе «Экологические преступления» (ст. 258.1 УК РФ), в главе «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» (ст. ст. 280, 280.1 УК РФ). Стоит отметить, что в УК РФ содержится еще несколько составов, которые можно отнести к компьютерным преступлениям, т. к. в них «фигурируют» безналичные денежные средства, или электронные средства, или электронные носители информации, в качестве предмета преступления. Так, п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ содержит особо квалифицированный состав — кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, ст. 159.3 УК РФ устанавливает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа, ст. 187 УК РФ в части неправомерного оборота электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

Ресурсы Интернета могут быть применены на различных стадиях преступления, с разными целями и с разной степенью интенсивности. Например, очевидно, что извлечение информации о том, как изготовить взрывное устройство, не требует интенсивного применения Интернет, в то время как распространение порнографии по стране и за рубежом, требует значительного использования сети Интернет. Р. И. Дремлюга справедливо утверждает, что «важно отметить разные оттенки этого понятия. В том случае, когда Интернет используется как средство для совершения действий второстепенного плана, можно говорить о совершении преступлений с использованием Интернета. А когда само преступное деяние совершается с помощью Интернета, следует говорить о собственно совершении преступления посредством Интернета» [1].

В некоторых случаях мы можем говорить о том, что преступление, совершенное посредством Интернет, является и средством, и в то же время способом. Такая двойственность связана, прежде всего, с самим устройством Интернета. Некоторые исследователи даже предлагают градацию способов совершения виртуальных преступлений в случаях, когда Интернет непосредственно используется для совершения преступления, он является способом и средством одновременно, в других случаях — лишь средством [2].

Вернёмся к статистике. За 9 месяцев 2021 года заблокировано более 427 тыс. материалов с запрещенным контентом, удалено 166 тыс. запрещенных материалов по трем категориям информации: «наркотики», «пропаганда самоубийства» и «детская порнография», что на 42 % больше аналогичного периода 2020 года. Подобные негативные тенденции к росту общеуголовных преступлений, совершаемых через сеть Интернет, можно объяснить низкой эффективностью мер профилактики и противодействия таким правонарушениям, а также тем, что действующее уголовное законодательство РФ не в полной мере содержит достаточной нормативной правовой базы для реализации ответственности за преступления исследуемой группы в соответствии с их реальной общественной опасностью. Некоторые деяния, обладающие признаком общественной опасности, не криминализированы в рамках УК РФ. Основной проблемой является несовершенство действующего уголовного законодательства, в котором отсутствует регламентация ответственности за совершение преступлений с использованием компьютерных технологий, а официальное закрепление получила только ограниченная группа деяний, для которой используется термин «преступления в сфере компьютерной информации» [1].

В подобных условиях очевидно назрела необходимость пересмотра некоторых положений УК РФ, а также осуществление систематичного снабжения текстов некоторых статей уголовного закона квалифицирующим признаком, предназначенным для адекватного учёта использования сети Интернет в качестве способа и (или) средства совершения преступления, в зависимости от тех сфер осуществления соответствующей преступной деятельности, которые согласно последним криминологическим исследования всё чаще рассматриваются как области распространения киберпреступлений.

Литература:

  1. Дремлюга Р. И. Интернет как способ и средство совершения преступления // Информационное право. 2008. № 4.
  2. Тарасик Н. М. Анализ правовых основ борьбы с киберпреступностью // Успехи в химии и химической технологии. 2016. Том XXX. № 5.

[*] Исследование осуществлено при финансовой поддержке института права ФГАОУ ВО «Волгоградский государственный университет», № гранта 21-06.

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, компьютерная информация, преступление, Интернет, совершение преступления, средство, сфера, действующее уголовное законодательство, уголовная ответственность, электронный носитель информации.


Задать вопрос