Археология в системе исторических дисциплин | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №52 (394) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 24.12.2021

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Степанов, М. В. Археология в системе исторических дисциплин / М. В. Степанов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 52 (394). — С. 198-203. — URL: https://moluch.ru/archive/394/87264/ (дата обращения: 23.01.2022).



Современный этап развития археологической науки характеризуется активным внедрением и использованием естественно-научных методов. С развитием естественных наук возникают новые, совершенствуются старые методы в археологии. Археологическое исследование становится настолько специфичным, что археологическая наука все сильнее обособляется от исторической науки в целом. Поэтому возникает потребность в осмыслении места археологии в системе исторической науки, а так как история занимается исследованием общественного развития, то необходимо выделить аспект общественного развития, общества, взаимодействия людей и человека, исследуемый археологической наукой. Т. е. необходимо характеризовать археологию и обозначить ее место в системе научных дисциплин посредством выявления и рассмотрения связей с исторической и естественными науками, а также путем определения аспекта общественного развития, который исследуется археологией.

Ключевые слова: историческая наука, археологическая наука, материальная культура, предмет познания, объект изучения.

Для того, чтобы определить место археологии в системе исторической науки, необходимо раскрыть понятие исторической науки вообще. История — это наука, изучающая развитие человеческого общества посредством изучения его прошлого. История является наукой об обществе, т. е. объектом ее изучения является общество, а объект изучения можно, в полной мере, понять и познать в связи с процессом его возникновения и становления. Таким образом, предметом исторической науки является процесс развития человеческого общества в прошлом. Предмет исторической науки не находится в нашем непосредственном восприятии, он существует опосредствованно, поэтому исторический процесс можно познать только посредством исторических источников, т. е. остатков прошлого, которые содержат в себе историческую информацию. Из исторических источников выделяются два основных типа: письменные и материальные. В частности, к материальным источникам относятся археологические источники. С накоплением археологических источников создается материальная источниковая база, которая нам позволяет переходить к реконструкциям исторических процессов, в результате чего мы приходим к определенным выводам [6]. Т. е. археология — это отдел исторической науки, изучающий прошлое человечество посредством вещественных источников. Это классическое определение археологии в системе исторических дисциплин. Археологию не всегда относили к историческим наукам, ее могли причислить к естественным наукам или к другим дисциплинам. Вопрос о соотношении археологии и истории все еще остается одним из ключевых вопросов в определении археологической науки. С развитием естественнонаучных методов, археология еще сильнее обособляется от истории. Ведь у археологии имеются собственные методы, для археолога требуются совершенно иные знания для исследовательской деятельности. Археолог должен знать геофизику, химию, ботанику, антропологию и т. д., следовательно, возникает необходимость в осмыслении места археологии в системе исторической науки. Вопрос о соотношении археологии и истории распадается на множество отдельных вопросов, которые все тесно друг с другом взаимосвязаны и от решение которых зависит определение места археологии в системе исторической науки. На какие же отдельные вопросы распадается проблема соотношения археологии и истории? Характер и место той или иной науки в системе научных дисциплин, во многом, определяется его предметом и объектом изучения, поэтому необходимым моментом для определения места археологии в системе исторической науки является решение проблемы предмета и объекта изучения археологии. Из предмета и объекта изучения науки определяются методы изучения, а в зависимости от предмета, объекта и методов изучения мы можем выявить, является ли археологическая наука вспомогательной или самостоятельной дисциплиной? Разумеется, эти вопросы невозможно разрешить без рассмотрения аспекта человека, общества и взаимодействий людей, который исследуется археологией.

Если мы хотим познать характер археологической науки, определить ее в системе исторических дисциплин, то мы с необходимостью должны определить объект и предмет познания этой науки. Почему же проблема определения объекта и предмета изучения так важна? Потому что объект и предмет познания устанавливают, то какую часть объективной реальности, в широком смысле, познает та или иная наука. В соответствии с объектом и предметом познания, создаются цели и задачи, выявляются методы изучения и т. д. Поэтому проблема объекта и предмета познания является одним из самых важных вопросов почти у любой науки. В особенности, этот вопрос является одним из ключевых в раскрытии сущности археологической науки, и впоследствии, в определении места археологии в системе исторической науки. Очень продуктивной и плодотворной была дискуссия Ю. Н. Захарука и Л. С. Клейна. Ю. Н. Захарук в своей статье «Спорные вопросы объекта и предмета археологии» выделяет критерии объекта изучения «существовать реально» и «быть доступным исследованию» [3], далее обнаруживается, что данным критериям совпадают только археологические источники, так как они существуют непосредственно и объективно, и здесь он выделяет специфику, характерную для исторических наук: исследуются не сами феномены исторического прошлого, а только их следы, в качестве исторических источников. Поэтому Ю. Н. Захарук в своей работе пишет о «раздвоении» объекта познания в исторической науке, различаются «универсальный» объект (общество, общественно-исторический процесс) и непосредственный объект (источники), так как археология, по мнению Ю. Н. Захарука, является исторической наукой, то в качестве первого объекта изучения выступает историческая действительность. Однако, если историческая действительность есть реконструируемая реальность, то «универсальный» объект истории не соответствует вышеуказанным критериям (объективности и непосредственности), следовательно, единственным объектом изучения археологии являются археологические источники, следовательно, а объект археологии не принадлежит к развивающимся объектам познания. В суждениях Ю. Н. Захарука можно найти логические противоречия: если «универсальный» объект познания (общество, общественно-исторический процесс) не соответствует критериям объекта изучения (объективность и непосредственность), то почему общество, исторический процесс обозначаются хоть каким-либо объектом познания археологии. Разрешением этого противоречия может быть более широкое понимание объекта изучения, историк Л. С. Клейн в своей научной статье «Историзм в археологии» критикует узкое понимание объекта познания Ю. Н. Захаруком [5]. Под объективностью Ю. Н. Захарук подразумевает конкретные вещи, непосредственно воспринимаемые предметы, однако под объективностью необходимо понимать не только конкретные вещи, но и всю объективную реальность вообще. Историческая действительность объективна, так как существует независимо от нашего сознания, исторический процесс определяет и создает настоящее, т. е. наше настоящее (то что нас окружает) является результатом исторического процесса, а будучи результатом он содержит в себе из чего он вытекает. Реконструкция исторического процесса, действительно, не лишена субъективного фактора, но если мы будем рассматривать ее, как бесконечный, единый процесс познания исторической истины, которая постоянно обогащается и разрешает все новые вопросы, то мы обнаружим, что историческая реконструкция субъективна по форме и объективно по содержанию. Как правильно отметил Л. С. Клейн в своей критике, Ю. Н. Захарук подменяет понятие «доступности к исследованию» на непосредственное существование [5], т. е. Ю. Н. Захарук также понимает «доступность к исследованию» в узком смысле. Ведь объект (предмет) может быть доступным к исследованию как непосредственно, так и опосредствованно. Все дело в том, что истина нам не дана непосредственно, мы имеем связь с миром только посредством чувственного познания, как непосредственное, как явление. Но существует и внутреннее, и опосредствованное, что не дано в нашем восприятии, следовательно, мы посредством мышления (теоретического познания) познаем то, что не дано в нашем чувственном познании посредством ощущений и восприятий, поэтому познание сущности предмета как бы есть познания отличного от него, но новый этап познания содержит в себе и предыдущий этап, иначе без него он не мог бы быть тем, что он есть теперь. По Ю. Н. Захаруку археологический источник противостоит исторической действительности, как конечный (мертвый) предмет бесконечному процессу, то, следовательно, объект археологии нельзя отнести к развивающимся объектам [3]. Этому суждению возражал Л. С. Клейн, в своей статье он писал, что, конечно, отдельно вещь сама по себе конечна и статична, но их развитие выражается в совокупности археологических источников [5]. Каждая отдельная вещь ограничена сама в себе и характеризует себя как готовый предмет, но в совокупности этих вещей мы можем наблюдать постоянную изменчивость материальной культуры. А так как, непосредственным объектом познания археологии является совокупность археологических источников, то исходя из его специфики ей соответствуют определенные методы познания.

Мы установили, что объектом изучения археологии является совокупность археологических источников, а в широком смысле объектом познания археологии является общество, общественно-исторический процесс. Теперь же мы исходя из объекта изучения переходим к методам изучения. В зависимости от того, что мы изучаем, будет определяться то, как мы изучаем. Поэтому мы будем говорить не только о методах изучения, но и о специфике археологических источников. Первое, что бросается на глаза в процессе сравнения археологического и письменного источника, так это «материальность» первого. Письменность предназначалась для передачи, сохранения, отображения информации в текстовом виде, и при изучении письменных источников исследуется именно текст. Археологический источник является «вещью», которая имеет физические, морфологические и иные вещественные свойства [9]. В соответствии с этим в археологическом исследовании большое значение имеют естественнонаучные методы. Известно, что по мере приближения истории к современности и распространения письменности, значение археологических источников уменьшается, поэтому археологические знания дают нам знания о дописьменном периоде. Поэтому можно выделить «археологический» период в истории человечества. А так как археология, в основном, исследует бесписьменный период, то в изучении вещественных источников большое значение имеют естественнонаучные методы, однако, не только поэтому. Человек с момента своего существования активно преобразовывает природу, человек вступает в определенные взаимодействия с ней и не только человек видоизменяет природу, но и природа имеет особое влияние на человека. Отсюда следует, что в археологии необходимо реконструировать исторические процессы не только на основании археологического материала, но и на основании геосреды [6]. Примерами естественнонаучных методов могут служить, например, применение методов выявления магнитных аномалий для обнаружения следов кострищ [1], определение границ памятника по химическим [2] и микробиологическим свойствам почв или определение видов растений по обугленным остаткам [10].

Выше мы рассмотрели объект познания археологической науки, как внешний объект, как совокупность археологических объектов и природного окружения. Теперь необходимо определить предмет изучения археологии. Мы будем исходить из того принципа, что предмет познания существует имманентно объекту познания, из того что предмет познания есть определенный аспект объекта познания. Обычно предмет познания понимают, как специфические закономерности объекта изучения. Следовательно, мы будем двигаться от явления к сущности. В процессе характеристики объекта археологического исследования мы пришли к тому, что объектом познания археологической науки является не отдельно взятый археологический объект, а совокупность археологических источников, только в которой и выражается развитие, изменчивость материальной культуры. Эту изменчивость материальной культуры, это развитие, которое выражается в совокупности археологических источников многие исследователи, в частности Л. С. Клейн [5], трактуют как специфические археологические закономерности, что это за закономерности? Это объективные законы создания материальной культуры, изготовление ее элементов в соответствии с природными условиями, опытом предшествующих поколений и так далее. На основании этого многие исследователи говорят о том, что существует определенный, особый археологический мир со своими особенными закономерностями, следовательно, отличный от предмета исторической науки. Какой предмет познания имеет историческая наука? Предметом исторической науки являются закономерности процесса развития общества, предшествующего настоящему. Однако, чем же является по сути совокупность археологических объектов, материальная культура? Они есть результат человеческой деятельности, а результат этой деятельности не существует вне этой деятельности. Как это стало возможным? Это стало возможным потому что эта деятельность существует внутри системы взаимодействий людей. Таким образом, если деятельность людей не существует вне системы взаимодействий людей, то и собственно она не может существовать независимо от конкретных, определенных общественно-исторических условий и процессов, которые, собственно, и порождают соответствующие системы взаимодействий людей. Однако тут есть собственно и обратная зависимость, ведь именно в процессе деятельности людей выражаются системы взаимодействий людей и вследствие их существования становится возможным исторический процесс. Вернемся к совокупности археологических объектов, с одной стороны, они представляют собой вещи с морфологическими, физическими, химическими и прочими свойствами, т. е. они есть непосредственные предметы. С другой стороны, ни один предмет не существует только непосредственно, каждый предмет есть нечто и непосредственное, и опосредствованное. Каждый археологический объект есть продукт деятельности людей, и как мы уже сказали они не могут существовать отдельно от человеческой деятельности, которая не может существовать вне общества, вне системы взаимодействий людей, следовательно, археологические объекты есть результат взаимодействия людей, результат общественно-исторических процессов, а так как они являются таковыми, то они одновременно тождественны, и одновременно различны взаимодействиям людей, а будучи результатом, они содержат в себе, то из чего они вытекают (опосредствованно). Таким образом, всякая деятельность человека, всякий его продукт суть отражение общественных отношений и общественно-исторических условий, которые они породили и на которые они повлияли. Следовательно, предмет археологии можно сформулировать подобным образом: закономерности развития материальной культуры и общественно-исторические условия, закономерности исторического процесса, на основании которых возникает и развивается материальная культура.

Исходя из умозрительных рассуждений, мы можем, в общих чертах, определить место археологии в системе исторических дисциплин. Определение места археологии в системе исторической науки — это одно из ключевых задач в раскрытии сущности этой науки. Мы, рассмотрев объект и предмет познания, методы изучения, можем выделить общие и особенные признаки археологической науки. Археология имеет свой особенный непосредственный объект изучения, свои специфичные методы изучения, тесно связанные с естественными науками, это сильно выделяет археологию в системе исторической науки. Но в процессе рассуждений о об объекте этой науки мы установили, что археология имеет не только непосредственный объект познания, но и универсальный (целевой) объект познания, т. е. общество, общественно-исторический процесс, из этого вырастает также и «двойственность» непосредственного объекта изучения, археологических объектов. С одной стороны, они есть непосредственные вещи с различными свойствами, с другой стороны, они есть также результат преобразовательной деятельности человека, из этого также вырастает методика археологического исследования. В соответствии с объектом определяется предмет познания, т. е. объективные закономерности, определяющие материальную культуру. Эти закономерности имеют, в первую очередь, общественно-историческую природу, т. е. материальная культура производна от исторических процессов, а исторические процессы выражаются в материальной культуре. Таким образом, археология тесно связана с исторической наукой, но одно дело установить эти связи, а совсем другое дело определить место археологии в системе исторических дисциплин: одни исследователи характеризуют археологию, как самостоятельную от истории науку (хотя и тесно с нею связанную), а другие определяют археологию, как вспомогательную (источниковедческую дисциплину) дисциплину. Историк Н. А. Николаева в своей статье «От археологии к истории (к методологии вопроса)» пишет, что археология и история, хоть и тесно связаны, но существуют отдельно друг от друга и то, что археология становится исторической наукой только в составе истории первобытного общества и исследований в письменной истории. Автором статьи это объясняется, тем что в археологии нет обозначения «субъекта действия, творца истории» [8]. Мы же считаем, что археология неотделима от исторической науки, потому археологии нечего изучать вне исторической науки, это определяется ее объектом и предметом познания. В соответствии с предметом и объектом, мы можем говорить, что результатом и целью археологического исследования является «реконструкция исторических процессов», поэтому характеристика археологии, как науки отдельной от истории выглядит, как «искусственный разрыв» между этапами археологического исследования. Более целесообразно считать, что реконструкция историко-культурного и историко-социологического полностью относятся к самой археологии [7]. При таком «искусственном разрыве», этап исторической реконструкции, как синтезированная дисциплина, должен был бы отделиться от археологии, это можно увидеть в статье Н. А. Николаевой, в которой пишется, что история первобытного общество изучает общее в развитие человечество, в то время, как в археологии особенное в развитии [8]. Иначе говоря, археология является исторической наукой, хотя имеет относительную обособленность в системе исторической науки. Отсюда же возникает новый вопрос, так из-за чего вырастает обособленность археологической науки? По мнению автора этой статьи, причинами относительной обособленности археологии в рамках исторической науки являются, во-первых, методика археологического исследования, во-вторых, специфические археологические закономерности, которые как изменчивость материальной культуры выражается во всей совокупности археологических объектов. Таким образом, археология есть отдел исторической науки, имеющий относительную обособленность.

Литература:

  1. Бычков, Д. А., Евменов Н. Д. Следы горения отопительных кострищ с точки зрения магнитометрии: результаты эксперимента // Новые материалы и методы археологического исследования от археологических данных к историческим реконструкциям Материалы IV конференции молодых ученых. — Москва: ИА РАН, 2017. — С. 142–143.
  2. Вазюлин В. А. Диалектика исторического процесса и методология его исследования. М., «Знание» 1978. — 64 с.
  3. Захарук, Ю. Н. Спорные вопросы объекта и предмета археологии // Академия наук СССР: Краткие сообщения. Вопросы теории и методологии археологической науки. — Москва: Наука, 1978. — С. 7–17.
  4. Зинчук С. В. Химические и микробиологические свойства пахотного слоя на месте средневекового поселения, разрушенного распашкой // Новые материалы и методы археологического исследования от археологических данных к историческим реконструкциям Материалы IV конференции молодых ученых. — Москва: ИА РАН, 2017. — С. 146–147.
  5. Клейн Л. С. 1993 г., «Историзм в археологии» // Археологические вести. Вып. 2
  6. Мартынов, А. И. Археология в контексте истории (некоторые вопросы методологии археологии) // Вестник КемГУКИ. — 2012. — № 18. — С. 10–15.
  7. Массон, В. М. Исторические реконструкции в археологии / В. М. Массон. — 2-е изд. — Самара: Изд-во СамГПУ, 1996. — 102 c.
  8. Николаева, Н. А. От археологии к истории (к методологии вопроса)// Творческая лаборатория историка: горизонты возможного (к 90-летию со дня рождения Б. Г. Могильницкого) Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. В 2-х частях. 2019. — Томск: Изд-во НИУ ТГУ, 2019. — С.64–70
  9. Пучкова, О. С. Археологический источник: состояние проблемы // Вестник Омского университета. — 2001. — № 4. — С. 68–69.
  10. Семеняк Н. С. О перспективах применения метода определения породы дерева по углям // Новые материалы и методы археологического исследования от археологических данных к историческим реконструкциям МАТЕРИАЛЫ IV конференции молодых ученых. — Москва: ИА РАН, 2017. — С. 154–155.
Основные термины (генерируются автоматически): историческая наука, археологическая наука, материальная культура, предмет познания, археология, исторический процесс, место археологии, источник, метод изучения, изучение.


Ключевые слова

материальная культура, историческая наука, археологическая наука, предмет познания, объект изучения
Задать вопрос