Проблематика определения понятия «длящиеся правонарушения» для привлечения юридических лиц к административной ответственности за их совершение | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (390) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 29.11.2021

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Абдураимова, Р. А. Проблематика определения понятия «длящиеся правонарушения» для привлечения юридических лиц к административной ответственности за их совершение / Р. А. Абдураимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 48 (390). — С. 161-164. — URL: https://moluch.ru/archive/390/85945/ (дата обращения: 22.01.2022).



В статье рассмотрены основные подходы к определению понятия «длящееся правонарушение» и проанализирована судебная практика о привлечении юридических лиц к административной ответственности за длящиеся правонарушения.

Ключевые слова: административные правонарушения, длящиеся правонарушения, юридические лица, административная ответственность.

Актуальность рассмотрения проблематики определения длящихся правонарушений обуславливается тем фактом, что суды часто используют такое понятие для отграничения длящихся правонарушений от продолжаемых. В случае не только с физическими, но и юридическими лицами это имеет очень важное значение, поскольку правильное определение и правильная классификация того или иного правонарушения позволяет правомерно привлечь виновное лицо к административной ответственности и назначить ему административное наказание.

Цель научной статьи — проанализировать имеющуюся на сегодняшний день проблематику определения «длящиеся правонарушения» при привлечении юридических лиц к административной ответственности за их совершение и определить трудности, возникающие в практической деятельности.

В административном законодательстве Российской Федерации насчитывается большое множество неразрешенных вопросов, требующих доработки и совершенствования. Одной из таких проблем является вопрос о применении в практической деятельности термина «длящееся правонарушение». И это несмотря на то, что применение такого понятия предусматривается частью 2 статьи 4.5 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

Дело в том, что отсутствие однозначного толкования такого понятия обуславливает появление большого количества судебных постановлений, вынесенных Высшим Арбитражным судом Российской Федерации и Верховным судом Российской Федерации. Назначение же таких постановлений заключается в исправлении ошибок в вопросе толкования норм закона нижестоящими судами.

Сложившееся положение вещей приводит к увеличению нагрузки на системы. Более того, это обуславливает появление прецедента, так как не установление на законодательном уровне четкого определения понятия «длящееся правонарушение» понуждает российские суды разрабатывать в рамках отдельно взятых дел подход к возможности отнесения правонарушения в той или иной области к категории «длящиеся» [6, c. 20].

Так, становится очевидным, что четкое определение признаков «длящихся правонарушений» имеет важно практической значение. Это можно объяснить и тем фактом, что статья 4.5 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации определяет срок привлечения к административной ответственности, который начинает свой отсчет со дня совершения нарушения и длится два месяца. В некоторых случаях, когда речь идет об определенных составах правонарушений, срок привлечения к административной ответственности может составлять один год. Однако, это общее правило. В случае же с длящимися правонарушениями срок привлечения к административной ответственности начинает свой отсчет со дня его обнаружения, а не совершения.

В сущности, необходимо отметить, что само по себе понятие «длящееся правонарушение», которое используется в ходе квалификации какого-либо административного правонарушения, основывается на теоретических разработках и судебной практике, которые заимствованы из уголовного права и адаптированных к реалиям правоотношений, относящихся к сфере административного регулирования. Однако, стоит заметить, что, если в уголовном праве теоретические аспекты применения понятия «длящиеся» в отношении составов преступлений достаточно разработаны и применяются в судебной практике, то с административными правонарушениями и применением такого термина ситуация складывается не так просто.

Таким образом, становится необходимым выделить те виды правонарушений, которые вместе с длящимися правонарушениями в качестве квалифицирующего признака имеют характеристику продолжительности. Так, к такого рода правонарушениям в первую очередь, необходимо отнести продолжаемые правонарушения [5, c. 85].

Если говорить о критериях, которые позволяют отнести то или иное правонарушение к категории «длящиеся» или «продолжительное», то можно предположить, что такими должны стать следующие:

— наличие множественности дискретных во времени эпизодов;

— возможность совершения правонарушения в форме действия либо бездействия;

— вина может быть выражена в форме умысла либо неосторожности;

— эпизоды совершения правонарушения должны иметь совпадающие существенные признаки.

Так, дискретность правонарушений, которые обладают совпадающими существенными признаками, подразумевает разграничение продолжаемого и повторного правонарушений. Повторность административных правонарушений, в свою очередь, предусматривается целым рядом статей Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации и предполагает совершение один и тем же субъектом однородного правонарушения, за которое этот субъект уже был привлечен к административной ответственности и понес административное наказание. Центральное место в таком случае отводится состоянию административной наказанности. Такой квалифицирующий признак является обстоятельством, которое отягчает ответственность, и влечет за собой применение более строгого административного наказания.

Следуя положениям статьи 4.6 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, лицо, которому назначается административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутый такому наказанию на протяжении одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

Так, можно сделать промежуточный вывод, что именно состояние наказанности служит критерием отграничения повторного правонарушения от продолжаемого. Более того, для последнего свойственно отсутствие на момент его выявления состояния наказанности за эпизоды, относящиеся к продолжаемому правонарушению.

В рамках рассматриваемого вопроса важно обозначить, что статья 4.6 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации не исключает вероятности повторного совершения продолжаемого правонарушения.

Чтобы сущность длящегося правонарушения была более прозрачной, необходимо определить сроки его начала, обнаружения, окончания и прекращения. Так, началом длящегося правонарушения считается, как правило, то или иное действие / бездействие, которое имеет в основе умысел либо неосторожность. Важно принимать ко вниманию особенности конструкции административных составов, где большая часть признаков закрепляется не охранительными нормами Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, а регулятивными нормами права различных отраслей российского законодательства. В этой связи обоснованной можно считать подход, когда под сроком, являющимся квалифицирующим признаком правонарушения, подразумевается установление законодателем календарной даты либо периода времени, позволяющего определить такую календарную дату [4, c. 130].

Для вопросов судебной практики момент обнаружения длящегося правонарушения также является весьма актуальным. Это объясняется тем фактом, что в соответствии с частью 2 статьи 4.5 Кодекса об административных правонарушениях именно этот момент является точкой отсчета срока давности для привлечения субъекта правонарушения к административной ответственности. Так, например, в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации № 5 указано, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения должен считаться день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения. В это же время, буквальное и четкое следование такому определению на практике недостаточно согласовывается с порядком возбуждения дела об административном правонарушении. Дело в том, что в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 28.1 Кодекса об административных правонарушениях [1] возбуждение дела связывается с получением достаточных сведений, указывающих на наличие события административного правонарушения. На момент же составления протокола об административном правонарушении уполномоченное лицо может не обладать всеми необходимыми документальными подтверждениями. Время, которое потребуется для их сбора, может превышать срок давности, что привет к отказу в возбуждении дела об административном правонарушении по истечении срока давности. Такого рода ситуации возникают, к примеру, когда назначается по материалам проверки соответствующая экспертиза. При этом, так и не остается урегулированным вопрос, какого рода действия необходимо предпринимать при назначении экспертизы, ведь акт и протокол должны быть составлены только после получения результатов ее проведения.

Моментом окончания длящегося правонарушения считаемся наступление хотя бы одного из следующих событий:

— само лицо предприняло действия, которые направлены на прекращение правонарушения. Например, лицо исполнило обязанности, возложенные на него; оно явилось в уполномоченный орган с заявлением о совершенном правонарушении;

— уполномоченные органы вмешались в ход совершения административного правонарушения. Например, они изъяли противоправно хранимое имущество;

— произошло наступление событий, которое однозначно препятствуют дальнейшему совершению правонарушения. Например, лицо утратило противоправно хранимое имущество.

Так, необходимо обратить внимание на особенность длящего правонарушения, которая связана с различием момента юридического окончания правонарушения и момента прекращения противоправного поведения [3, c. 152].

Наконец, оконченным правонарушением является тогда, когда оно характеризуется полной реализацией его объективной и субъективной сторон. То есть в деянии должны усматриваться все признаки состава правонарушения, установленные законом. В отношении длящихся правонарушений такое состояние может наступить при составлении уполномоченным лицом протокола об административном правонарушении, что позволяет привлечь виновное лицо к административной ответственности.

Если говорить о прекращении противоправного поведения, то оно имеет место, когда лицо уже не совершает каких-либо противоправных действий или когда государство в лице уполномоченных органов пресекло такое правонарушение.

Важно отметить, что характерным отличием длящихся правонарушений от совершенных является то, что, как правило, в момент юридического окончания противоправного деяния нарушитель по-прежнему находится в состоянии противоправного поведения, до его фактического прекращения. Так, в этой ситуации длящееся правонарушение считается оконченным, но противоправное действие либо бездействие все еще длиться до момента его прекращения.

Анализ судебной практики позволяет отметить, что в своих постановлениях Верховный Суд Российской Федерации не указывает на то, что для отнесения правонарушения к разряду «длящихся» необходимо условие продолжения правонарушения на момент его обнаружения. Таким образом, длящиеся правонарушения могут быть оконченными при отсутствии противоправного состояния либо оконченными при нахождении в противоправном состоянии.

Интересно отметить, что некоторые ученые, определяя длящееся правонарушение, особенно настаивали на необходимости факта нахождения в противоправном состоянии при составлении протокола об административном правонарушении. Например, отечественный исследователь Э. А. Кононов предлагает подразумевать под длящимся правонарушением такое правонарушение, которое обладает непрерывным осуществлением единого состава противоправного действия, пресекаемое его обнаружением [3, c. 151].

В сущности, одной из основных характеристик длящегося правонарушения является его непрерывность. Именно она позволяет отграничить длящееся правонарушение от продолжающегося, которое включает в себя множество дискретных во времени эпизодов. Дело в том, что само понятие «непрерывность», в отличие от дискретности, подразумевает полной отсутствие промежутков времени нахождения в другом состоянии.

Еще одной характерной особенностью длящегося правонарушения является продолжительность во времени, на что также обращают внимание большинство исследователей в области юриспруденции. Характеристика длительности или продолжительности является весьма относительным или даже субъективным понятием, ведь любое действие не может быть совершено вне времени. В рамках и для целей рассмотрения конкретного дела можно говорить только о незначительности временного промежутка, на протяжении которого осуществлялось то или иное деяние. Это позволяет сделать вывод, что обосновано относить к категории длящихся только те правонарушения, при обнаружении которых лицо продолжало находится в противоправном состоянии.

В завершении исследуемого вопроса необходимо отметить, что проблема длящихся правонарушений вовсе не исчерпывается вопросов формирования определения данного понятия. Для определения основных проблем в данной области и разработки их решения требуется дальнейшее углубленное изучение.

Литература:

  1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 30.04.2021) // Российская газета. 31.12.2001. № 256.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ (ред. 01.07.2021) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
  3. Климашевская О. В. Проблема классификации административных правонарушений в правоприменительной деятельности // Власть. 2021. Т. 29. № 4. С. 150–155.
  4. Панова И. В., Панов А. Б. Актуальные проблемы административной ответственности // Азиатско-тихоокеанский регион: экономика, политика, право. 2019. Т. 21. № 3. С. 105–134.
  5. Смоляков П. Н. Сроки давности в УК РФ и КОАП РФ: современная проблематика // Вестник Российской правовой академии. 2020. № 4. С. 82–86.
  6. Толкунов В. М., Курова И. Н. Об актуальной практике применения статьи 4.5 Кодекса об административных правонарушениях // Арбитражные споры. 2020. № 4 (92). С. 15–28.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, административная ответственность, длящееся правонарушение, правонарушение, административное правонарушение, судебная практика, административное наказание, противоправное состояние, Верховный Суд, противоправное поведение.


Задать вопрос