Избрание, применение и исполнение меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №24 (366) июнь 2021 г.

Дата публикации: 12.06.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Евсеев, А. Н. Избрание, применение и исполнение меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части / А. Н. Евсеев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 24 (366). — С. 89-92. — URL: https://moluch.ru/archive/366/82149/ (дата обращения: 22.01.2022).



В статье раскрываются проблемы назначения меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части. Автор анализирует, кто может и должен являться субъектом присмотра при назначении данной меры пресечения; к кому может применяться наблюдение командования воинской части; выделяет ограничения, которые возлагаются на обвиняемого (подозреваемого) военнослужащего в связи с применением к нему наблюдения командования воинской части. Также приводится историческая справка о данной мере пресечения из УПК РСФСР 1923 года.

Ключевые слова: наблюдение командования воинской части, мера пресечения, подозреваемый (обвиняемый), военнослужащий.

The article reveals the problems of assigning a preventive measure in the form of supervision of the command of a military unit. The author analyzes who can and should be the subject of supervision when assigning this measure of restraint; to whom the supervision of the command of a military unit can be applied; identifies the restrictions that are imposed on the accused (suspected) soldier in connection with the application of the supervision of the command of a military unit to him. There is also a historical reference about this measure of restraint from the Criminal Procedure Code of the RSFSR of 1923.

Keywords: observation of the command of a military unit, preventive measures, suspect (defendant), serviceman.

Система уголовно-процессуального законодательства направлена на осуществление успешной борьбы с преступностью и в тоже время является системой гарантий прав и законных интересов всех участников уголовного процесса. Меры пресечения в уголовном процессе всегда привлекали внимание юристов, как ученых, так и практиков, поскольку их применение наиболее остро вторгается в сферу прав человека [1]. Меры уголовно-процессуального принуждения применяются к гражданам, чья вина еще не доказана, поэтому от умелого и профессионального выбора и грамотного применения надлежащей меры уголовно-процессуального принуждения во многом зависит эффективность реализации законов и соблюдения прав граждан, участвующих в уголовном процессе.

Избрание меры пресечения к подозреваемым и обвиняемым военнослужащим представляет особый интерес, так как они обладают специальным статусом, отличным от всех остальных граждан. Специально для военнослужащих в уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее УПК РФ) существует мера пресечения наблюдение командования воинской части. Рассмотрим данную меру пресечения подробнее.

Вопрос об определении лица, на которого должны возлагаться обязанности по исполнению меры пресечения наблюдение командования воинской части не имеет единого мнения в юридической литературе. Так, Я. Ю. Бурлакова высказывает точку зрения, в которой обязательства по обеспечению предупреждения правонарушений со стороны подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего могут быть возложены исключительно на командование воинской части [2]. Другой точки зрения в этом вопросе придерживается Е. А. Глухов, который отмечает, что примененная в УПК РФ терминология «командование воинской части» не позволяет точно определить должностное лицо, уполномоченное осуществлять наблюдение за подозреваемым (обвиняемым) военнослужащим. Он считает, что многие военнослужащие по своему воинскому званию и должности являются начальниками для других военнослужащих [3]. В комментариях к ст. 104 УПК РФ встречается позиция, согласно которой постоянное наблюдение за лицом поручается военнослужащим, входящим в состав суточного наряда. Сменяясь по окончании наряда, дежурный по подразделению передает наблюдение за военнослужащим вновь заступающему суточному наряду. Также наблюдение за военнослужащим осуществляет дежурный по воинской части, в связи с чем подозреваемому (обвиняемому) может быть предписано самостоятельно или в сопровождении военнослужащих из числа суточного наряда являться к данному лицу [4]. По мнению И. Л. Петрухина, ответственность за наблюдение за подозреваемым (обвиняемым) военнослужащим должен нести ближайший командир (отделения, взвода, роты) [5].

Командир воинской части для наделения соответствующими полномочиями должностное лицо должен издать приказ и указать в нем должностное лицо, на которое возлагаются обязанности по контролю за исполнением избранной меры пресечения, основание и срок, в течение которого возлагаются указанные полномочия [6]. В случае, когда наблюдение за подозреваемым (обвиняемым) военнослужащим осуществляет сам командир воинской части, последний должен издать соответствующий приказ, который объявляется по воинской части, доводится до сведения подозреваемого (обвиняемого) и принимается к исполнению.

Согласно ч. 1 ст. 104 УПК РФ наблюдение командования воинской части как мера пресечения применима к военнослужащим или гражданам, проходящим военные сборы.

Реализация ст. 104 УПК РФ происходит с учетом специальных нормативных правовых актов: Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Общевоинских уставов Вооруженных сил РФ, утвержденных указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495.

В УПК РСФСР 1923 года «Наблюдение командования воинской части» называлась «Ближайшее наблюдение в части». Данная мера пресечения по УПК РСФСР 1923 года применялась только в отношении военнослужащих — рядовых, матросов, сержантов и старшин военной службы по призыву. Постановление об избрании меры пресечения в виде ближайшего наблюдения в части военный следователь выносил на основании примечания к ст. 144 УПК РСФСР 1923 года и направлял командиру части, в которой служил обвиняемый. Командиром части ответственность за осуществление этой меры пресечения в отношении обвиняемого возлагалась обычно на соответствующего командира подразделения (роты, батареи и т. п.), где обвиняемый проходил службу. Непосредственное осуществление ближайшего наблюдения за обвиняемым в части производил младший командир (командир отделения, помощник командира взвода, старшина подразделения и т. п.) и лица суточного наряда. Обвиняемый, находившийся в ближайшем наблюдении, не увольнялся в город, не направлялся на работу вне части в одиночном порядке, не назначался в караулы, в боевое охранение или в другие ответственные наряды.

В настоящее время в соответствии с ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» к лицам, имеющим данный статус, относятся: 1) офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту; 2) офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента РФ; 3) сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службы по призыву, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта. На граждан, призванных на военные сборы, также распространяется статус военнослужащих.

Стоит отметить, что данные источники не содержат указание на то, что военнослужащий, к которому применяется мера пресечения в виде наблюдения командования воинской части, должен находиться на военном положении. Однако, в юридической литературе существует мнение, что по условиям военной службы мера пресечения в виде наблюдения командования воинской части может применяться только к военнослужащим, которые находятся на казарменном положении. К другим категориям военнослужащих — офицерам, прапорщикам, мичманам, а также к иным военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, эта мера применяться не может, так как связанные с ней ограничения не могут быть реализованы [7].

Таким образом, с точки зрения закона объектом применения меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части может выступать любой военнослужащий или гражданин, проходящий военные сборы. На практике данная мера пресечения, обычно, избирается в отношении военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. Этот подход совпадает с мнением И. Петрухина, которое отражается в комментариях к УПК РФ [8].

Действующие на сегодняшний день нормативные правовые акты не определяют перечень ограничений, налагаемых на подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего при применении к нему наблюдения командования воинской части. Приказ Министерства обороны РФ от 18 августа 1994 г № 275 «О введение в действие Инструкции органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации», утративший силу в 2002 году, даёт основание встречающемуся в комментариях к УПК РФ мнению, что при реализации данной меры пресечения к подозреваемому (обвиняемому) военнослужащему могут быть применены следующие ограничения:

— лишение права на ношение оружия;

— лишение права на присвоение очередного воинского звания;

— запрет на увольнение;

— запрет на отпуск;

— запрет на работу вне части в одиночном порядке;

— запрет на назначение в караул либо другие ответственные наряды;

— отстранение от управления транспортным средством;

— отстранение от исполнения специальных обязанностей.

Согласно п. 2 ст. 104 УПК РФ для применения меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части требуется согласие подозреваемого, обвиняемого. Это правило спорно, его смысл и назначение не ясны. Применение меры процессуального принуждения, основанной на отношениях власти и подчинения военнослужащего со своим командиром, при непременном согласии того, к кому она применяется, представляется лишенным логики и приобретает договорный характер [9]. Как и любая другая мера пресечения, наблюдение командования воинской части применяется в целях, определенных статьей 97 УПК РФ. При этом предполагается и практикой подтверждается, что при наличии условий военное командование в состоянии обеспечить достижение данных целей и согласие солдата здесь ни при чём. Рассматриваемая статья не предполагает получения согласия командования воинской части. Но если командование воинской части считает, что не может в полной мере обеспечить контроль над выполнением возложенных на военнослужащего обязательств, то это мнение необходимо принимать во внимание и назначить военнослужащему иную меру пресечения.

За ненадлежащее исполнение обязанностей по реализации наблюдения за подозреваемым (обвиняемым) к командованию воинской части может применяться дисциплинарное наказание. Командиры и начальники подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего могут быть подвергнуты дисциплинарным взысканиям, предусмотренным Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил, например, таким как выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, понижение в воинской должности.

В результате опроса должностных лиц (от командира взвода до командира батальона) установлено, что считается целесообразным:

1) издание приказа командира воинской части об обеспечении порядка исполнения меры пресечения — наблюдения командования воинской части, с указанием процессуального положения лица (обвиняемый, подозреваемый);

2) привлечение для контроля и наблюдения за военнослужащим следующих лиц:

а) для контроля:

— заместители командира воинской части;

— дежурный по воинской части;

б) для наблюдения (присмотра):

— командир роты (батареи) и его заместители;

— старшина роты (батареи);

— командир взвода (в штате которого состоит военнослужащий);

— командир отделения;

— дежурный по роте (батареи), причем, на основании указаний, отданных в ходе инструктажа суточного наряда.

Дополнительный контроль за военнослужащим, в отношении которого исполняется мера пресечения «Наблюдение командования воинской части», необходимо возложить на начальника медицинской службы (врача) части с целью проверки его состояния здоровья с обязательным проведением телесного осмотра.

Также вызывает интерес рассмотрение вопроса о том, какую меру пресечения необходимо назначать курсантам военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта, которые не достигли возраста восемнадцати лет (курсанты 1–2 курсов) — присмотр за несовершеннолетним обвиняемым или наблюдение командования воинской части (военного учебного заведения). Данный вопрос разрешается однозначно — таким лицам необходимо назначать наблюдение командования воинской части, так как они являются военнослужащими, находятся на территории военного учебного учреждения, что обуславливает возможность дальнейшего обучения на момент производства по уголовному делу.

Наблюдение командования воинской части назначается с целью обеспечения дополнительной гарантии того, что подозреваемый (обвиняемый) военнослужащий будет являться в срок по вызовам следователя, дознавателя или суда, не будет совершать новых преступлений, не будет мешать расследованию. Следует отметить, что данная мера пресечения может быть назначена постановлением уполномоченных должностных лиц (следователя, дознавателя) или судом.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при назначении и реализации меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части имеются определенные трудности. Так, нет специальных норм, устанавливающих порядок применения наблюдения командования воинской части (отсутствуют конкретные ограничения, возлагаемые на подозреваемого (обвиняемого) военнослужащего, не определены лица, на которых возлагается обязанность по исполнению данной меры и их ответственность при ее нарушении). Проанализировав имеющиеся среди правоведов точки зрения, можем подытожить, что при наблюдении за военнослужащим должностным лицом может выступать как непосредственно командование воинской части, так и ближайшие командиры подопечного военнослужащего (командир отделения, взвода, роты), а также военнослужащие, входящие в состав суточного наряда, в первую очередь по подразделению.

Литература:

  1. Калиновский К. Б. Актуальные проблемы применения мер пресечения в свете правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации /К. Б. Калиновский // Новгородский судебный вестник. — 2011. — № 2. — С. 5.
  2. Бурлакова, Я. Ю. Проблемы избрания и применения мер уголовно-процессуального пресечения, не связанных с лишением или ограничением свободы: дисс…канд. юрид. наук. Владимир, 2009. — 170 с.
  3. Глухов, Е. А. Как наблюдает командование / Е. А. Глухов // Военно-юридический журнал. — 2007. — № 9. — с. 29–30.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ Актуальная редакция с комментариями: сайт. — 2006–2020. — URL: http://oupkrf.ru/st104 (дата обращения: 20.03.2021).
  5. Петрухин, И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе / И. Л. Петрухин. — Москва, 1989. — 256 с.
  6. Михайлов, В. А. Меры пресечения в российском уголовном процессе / В. А. Михайлов. — Москва, 1996. — 304 c.
  7. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник/отв. Ред. П. А. Лупинская, Л. А. Воскобитова. — Москва: Норма: ИНФРА-М, 2013. — 795 с.
  8. Петрухин, Л. И. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) 9-е изд., перераб. и доп./ И. Л. Петрухин. — Москва: Проспект, 2012. — 990 с.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс РФ Актуальная редакция с комментариями: сайт. — 2006–2020. — URL: http://oupkrf.ru/st104 (дата обращения: 20.03.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): воинская часть, мера пресечения, наблюдение командования, военнослужащий, РФ, обвиняемый, вид наблюдения командования, военная служба, суточный наряд, ближайшее наблюдение.


Задать вопрос