Все виды Фудзи в творчестве мастера гравюры укиё-э Кацусика Хокусая | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Искусствоведение

Опубликовано в Молодой учёный №12 (354) март 2021 г.

Дата публикации: 14.03.2021

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Ефремов, Н. А. Все виды Фудзи в творчестве мастера гравюры укиё-э Кацусика Хокусая / Н. А. Ефремов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 12 (354). — С. 223-225. — URL: https://moluch.ru/archive/354/79209/ (дата обращения: 21.04.2021).



Искусство японской гравюры насчитывает несколько столетий. На каждом этапе своей эволюции оно всякий раз принимало иной, неповторимый облик, меняя свой характер и являя миру новые жанры. Динамичная, яркая история жанра иллюстрировала каждый период становления мировоззрения своей эпохи и свойственные только ей тонкости восприятия действительности. Особо пристальное внимание к реалистичным изображениям природы, её действительному облику — особенность творчества ведущего художника, мастера укиё-э, основателя жанра японского пейзажа, известного миру под именем Кацусика Хокусай (1760–1849).

Ключевые слова: Япония, искусство, творчество, гравюра, художник, Фудзи.

Первым упоминанием об изготовлении гравюр признано сообщение в «Анналах Японии» от 720 г., где сообщалось, что «…императорским повелением изготовили миллион маленьких пагод… чтобы вложить в каждую из них печатные буддийские заклинания и пожаловать их храмам». Эти работы (дарани) являются самыми первыми и древними из известных науке памятниками искусства ксилографии. Сменялись века, но неизменным качеством этого живописного искусства оставались информативность и направленность на широкую аудиторию.

Этимология самого термина «укиё» восходит к терминологии буддизма и означает «бренность быстротекущего мира». Средневековая эстетическая литература трактовала это понятие как «суетный, горестный, бренный мир». В XV веке интерпретация сменилась на светскую «повседневную действительность». А когда в период династии Эдо (1613–1868) произошло выделение искусства гравюры с самостоятельный вид живописи, под «уикё» стали понимать мир удовольствий и развлечений горожан. Что неудивительно: излюбленными темами сюжетов стали нравы и быт «весёлых кварталов» крупных японских городов и театр Кабуки. Большая часть гравюр изображала красавиц и актёров театра.

В отличие от европейской авторской гравюры, укиё-э была плодом коллективного творчества: сама идея, путь воплощения, каждый участок и этап — требовали особой специализации и знания тонкостей исполнения. Важная исходная роль принадлежала издателю. Ему же при надлежало право издания готовой гравюры. Именно он, изучив спрос и спрогнозировав тираж, задавал тему гравюры, выступал меценатом работы и влиял на её характер. От издателя получал заказ автор, который подбирал резчиков и печатников. Автор-художник рисовал чёрно-белую основу (сита-э) и обозначал расцветку отдельных деталей. Резчик переносил рисунок на дерево (от его мастерства в конечном итоге зависело качество линий), а печатник подбирал краски и переносил изображение на бумагу. И, чтобы гравюра стала произведением искусства, было необходимо единство творческой мысли всех этих людей, творческое содружество. Оно обусловливало своеобразие самобытной японской гравюры.

Работы издавались в самых разнообразных формах: иллюстрации книг и путеводителей, художественные альбомы, открытки, плакаты, узкие и длинные для городских столбов, свитки — для театров. Объединённые общей тематикой в диптихи, триптихи и серии. Сами истоки появления искусства пейзажной гравюры находятся в тяге японцев к путешествиям, возникшей в конце XVII века, когда стали появляться «Мэйсёки» — иллюстрированные путеводители по стране. В начале следующего века вышла в свет серия вертикальных гравюр с видами озера Бива, каждый лист которой был раскрашен от руки. В 40-е годы XVIII века художники освоили технику создания «картин сквозь очки», которые можно было рассмотреть с помощью специального оптического прибора — «нодзоки-мэганэ», используя принцип зеркального отображения или с эффектом трёхмерности. Дальнейший прогресс ксилографии познакомил зрителя с картинами «укиэ» — выполненными в технике светотеневой моделировки и линейной перспективы. Все эти новации свидетельствовали о лёгкости, с которой в традиционной культуре Японии приживались иноземные придумки. Способность ассимилировать заимствованные культурные пласты при сохранении традиционных основ, что обеспечивало возможность стабильного поступательного развития, — одна из вечных загадок культуры Японии.

Своё окончательное и наиболее яркое воплощение пейзажная гравюра обретает в творчестве Кацусика Хокусая. Любознательность, наблюдательность, впечатлительность, страсть к путешествиям по японским провинциям придавали пейзажам художника узнаваемость каждой местности, достоверность мельчайших деталей.

Художник родился в предместье Эдо, в бедной семье, которая жила в районе Кацусика — пригородном квартале для бедных. По рождении был назван Токитаро (за свою долгую жизнь поменял около 30 псевдонимов) и с 4-х лет воспитывался зеркальщиком Накадзима Исэ. С раннего детства увлекался рисованием. В 10 лет начал работать разносчиком книг в лавке, сменил имя на Тэцудзо, получил начальное образование, выучившись читать. Писать, японскому и китайскому языкам. А через 3 года начал осваивать мастерство резьбы гравёрных досок. Вскоре учитель доверял ему выполнение ответственных заказов и позволил ставить на работах свою подпись — «Сюнро». В этот период, который длится 16 лет, Хокусай занимается иллюстрированием книг. Затем пробует себя ещё в нескольких направлениях. Начиная с 1797 г. изучает европейскую живопись, пишет маслом и создаёт офорты. Его гравюры отличают новые качества: помимо топографически точных изображений местности, красочно передают бытность человека и окружающей его природы, философию их взаимосвязи.

В 1814 году Хокусай выпускает свою первую книгу — пособие для художников «Хокусай манга», где нашли отражение важнейшие идейные и художественные воззрения автора, знание им основ изобразительной линейной перспективы как правила западноевропейского искусства. Эта коллекция рисунков, сюжеты которых включили мифологию и повседневность, флору и фауну, содержала в общей сложности около 900 страниц с изображением более чем 4000 персонажей и сцен. В «Манга» проявился блестящий талант Хокусая-рисовальщика, интересные необычные эксперименты с цветом и светом. Эти рисунки, своеобразный дневник художника без слов, где он зарисовывал всё, что его окружало и о чём мечталось, называют теперь «энциклопедией японской жизни».

Ведущее место в творческом наследии художника занимает всемирно известная серия 46 цветных гравюр по дереву, изображающих Фудзияму в разные сезоны, с различных углов и сторон и при разных погодных условиях, а также окрестную природу, известная как «36 видов горы Фудзи» (10 листов, которые изображают Ура-Фудзи, т. е. тыльную её сторону, были включены в серию уже после её первой публикации). Созданная в 30-х гг. XIX века, серия явила собой новый этап в развитии жанра пейзажа и вошла в число самых известных гравюр укиё-э. Листы, яркие, разные, раскрывают шедевральный талант автора и всё своеобразие его творчества.

Серия демонстрирует многообразную природу Японии, а конкретнее — разноплановые жанровые сцены на фоне пейзажей с горой Фудзи как центральной фигурой на заднем плане. Священная гора величественно выступает над всем окружающим. Но её величие неотделимо от бытовой людской суеты. Гора выступает как символ вечности, мощи, красоты, величия природы в сравнении с нарочито маленькими, суетливыми фигурками простых людей разных рабочих занятий: рыбарей, бочаров, пильщиков. Их фигуры несколько гротескны, динамичны и весьма выразительны. В серии мастер применяет традиционные для национальных пейзажей приёмы: сопоставление форм, цветовой и композиционный повторы, построение пространства по правилам линейной перспективы.

Непосредственным и логичным продолжением яркой серии «36 видов горы Фудзи» стал монохромный триптих «100 видов Фудзи», изданный в 1834–1835 гг. «Старик, помешанный на искусстве» — так называл себя в годы работы над этим собранием сам Хокусай. В предисловии к первому из альбомов писатель Рютэй Танхэко охарактеризовал сборник так: «В этом альбоме запечатлён дух старца (Хокусая). Гора Фудзи — единственная и самая высокая, так и произведения старца единственны и выше полутора тысяч дзё». Обе серии автора объединены общим замыслом, но «100 видов Фудзи» раскрывает новые грани познания природы, на основе свободы художественных впечатлений.

Различие между сериями проявилось в смене творческого метода и своеобразных изобразительных приёмах. Так, например, печать в двух красках — чёрной и серой, точнее, в разнообразных их оттенках, гармоничное соотношение серого и белого во всей глубине их прозрачности — позволяют непостижимым образом раскрывать такие пространственные дали, которые не были доступны в сему цветовому спектру. Благодаря такому цветовому решению эпическое величие природы сменяет лиричность, а художник будто становится соучастником природных явлений, а не просто наблюдает со стороны, как прежде. В «100 видах» Фудзи активна, демонстрирует себя то парящей в небе, то выходя на передний план, то полностью загораживая горизонт. А на некоторых гравюрах и вовсе видна не сама гора, а неё отражение в озёрной глади или бокале вина в руках странника. Интересны решения изобразить гору на предметах домашнего интерьера или в виде снежной горки, слепленной руками детей. Это было не просто композиционным приёмом, но демонстрацией нового взгляда на мир художника, поднявшегося над всеми условностями системы, породившей сам с тиль пейзажа укиё-э.

С задачей органичного соединения на гравюрах японских традиций — с западными идеями и техникой Хокусай справился блестяще. Чем значительно обогатил собственные художественные традиции. Пейзажный стиль укиё-э в творчестве Хокусая нашёл своё завершённое воплощение. Постскриптум к триптиху содержит лучшую, беспощадную и, одновременно, трогательную и самую, вероятно, точную оценку мастером себя: «В 6 лет у меня была страсть копировать форму предметов. В 50 я опубликовал много рисунков, но из всего, что я нарисовал к 70-ти, нет ничего достойного внимания. В 73 года я отчасти постиг строение животных, птиц, насекомых и рыб, а также жизнь трав и растений. И так, в 86 лет я продвинусь дальше. В 90 я ещё глубже проникну в их тайный смысл, и к 100 годам я, возможно, действительно достигну уровня чудесного и божественного. Когда мне исполнится 110 лет, каждая точка, каждая линия будут жить своей собственной жизнью».

Литература:

  1. Белецкий П. А. Одержимый рисунком. Л., Детская литература, 1970. 176 с
  2. Воронова Б. Кацусика Хокусай. Графика. М., РИП-Холдинг. 2015.ь264 с.
  3. Иванова А. А. Всё о японской гравюре. Вильнюс, UAB Bestiary, 2012. 90 с.
  4. Штейнер Е. С. «Манга Хокусая»: энциклопедия старой японской жизни в картинках. — СПб: Петербургское востоковедение, 2016. В 4 т. Т. 1.
Основные термины (генерируются автоматически): гравюра, гора Фудзи, линейная перспектива, пейзажная гравюра, серия, художник.


Задать вопрос