Преступления против правосудия | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №35 (325) август 2020 г.

Дата публикации: 29.08.2020

Статья просмотрена: 93 раза

Библиографическое описание:

Фунг, Ань Зунг. Преступления против правосудия / Ань Зунг Фунг. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 35 (325). — С. 133-137. — URL: https://moluch.ru/archive/325/73368/ (дата обращения: 07.03.2021).



В данной статье автор обращается к зарубежному опыту регулирования уголовной ответственности за преступления против правосудия, формируя вывод о возможном заимствовании отдельных нормативных положений, содержащихся в иностранных уголовных законах. В процессе написания статьи использованы общенаучные методы познания: анализа и синтеза, логический, формально-юридический, статистический, сравнительно–правовой метод в сочетании с системным анализом исследуемых правовых проблем, а также (анализа, синтеза и др.).

Ключевые слова: правосудие, преступления против правосудия, система преступлений против правосудия, зарубежный опыт, объем уголовной ответственности, авторитет судебной ветви власти .

Судебная власть является самостоятельной и независимой ветвью государственной власти. Справедливое и эффективное правосудие является гарантией защиты прав и свобод граждан и организаций, позволяет привлечь к юридической ответственности виновных лиц, повышает авторитет государства. В этой связи любые формы посягательств на сложившуюся систему правосудия Российской Федерации выступают одним из наиболее опасных факторов, угрожающих стабильности нашего государства и всей системе государственной власти и национальной безопасности, что обусловливает необходимость принятия законодателем жестких уголовно–правовых мер, направленных на охрану и защиту судебной системы и сферы правосудия.

В настоящее время УК РФ предусматривает ответственность за преступные деяния, посягающие на правосудие, закрепляя ряд составов соответствующих преступлений и санкции за их совершение. В то же время, анализ уголовно-правовых санкций, предусмотренных за отдельные виды преступлений против правосудия, дает основания утверждать, что институт уголовной ответственности в данной сфере нуждается в дальнейшем совершенствовании. Прослеживается явная попытка законодателя минимизировать объем наказания при совершении преступлений непосредственно судьями, что нельзя признать справедливым. Обосновывается вывод о том, что при вынесении заведомо неправосудных приговоров виновным должно назначаться наказание, связанное с лишением свободы и крупными штрафами.

В Конституции Российской Федерации [1] термин «правосудие» неоднократно используется применительно к характеристике деятельности органов государственной власти. В статье 118 подчеркивается, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. В статье 124 Конституции говорится о том, что правосудие должно быть независимым и полным, что достигается финансированием судов только из федерального бюджета. Статья 24 Конституции Российской Федерации подтверждает право граждан участвовать в отправлении правосудия.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что правосудие — важнейшая составляющая правового демократического государства, которым провозгласила себя Российская Федерация. В этой связи выделение в Уголовном кодексе Российской Федерации [2] (далее также — УК РФ) отдельной главы, посвященной регулированию уголовной ответственности в сфере посягательств на систему правосудия, представляется вполне обоснованным, учитывая давнюю историю развития рассматриваемого института.

Понятие преступлений против правосудия может быть раскрыто, исходя из помещения системы данных видов преступлений в Раздел Х Уголовного кодекса РФ, посвященный регулированию ответственности за совершение преступлений против государственной власти, а также места судебной власти в системе органов управления Российского государства. Этими же соображениями руководствуются и многие другие исследователи.

Например, Ю. В. Радзевановская и Е. С. Иванов предлагают под преступлениями против правосудия понимать совокупность уголовно наказуемых общественно опасных деяний, препятствующих законной деятельности органов правосудия по реализации конституционных принципов осуществления государственной власти [9, c. 130; 6, c. 213].

Существуют и другие научные определения, не имеющие существенных отличий от вышеприведенных. В этой связи, исходя из анализа авторских дефиниций и уголовно–правовых норм, содержащихся в главе 31 УК РФ, можно сделать вывод о том, что преступления против правосудия — это преступные деяния, посягающие на законную деятельность судебных и правоохранительных органов в сфере осуществления правосудия, производства предварительного расследования, исполнения уголовных наказаний, совершаемые гражданами и должностными лицами.

Анализ составов, содержащихся в главе 31 УК РФ, показывает, что все преступления данной категории совершаются только с прямым или косвенным умыслом, что подчеркивается и наименованиями отдельных статей («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»; «Заведомо ложный донос»; «Заведомо ложные показание»).

В качестве целей и мотивов преступлений против правосудия называются:

– воспрепятствование осуществлению правосудия;

– воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию дела;

– мотивы мести за деятельность в сфере правосудия;

– корыстные побуждения и т. д.

Основаниями классификации преступлений против правосудия могут выступать субъекты преступления, цели посягательства, наличие потерпевшего, форма объективной стороны, последствия и другие значимые факторы. Например, в зависимости от статуса субъекта преступления все составы главы 31 УК РФ можно подразделить на:

– преступления, совершаемые органами дознания и предварительного следствия (статьи 300, 301, 302, 304);

– преступления, совершаемые надзорными органами (статьи 300, 303);

– преступления, совершаемые судьями (статья 305);

– преступления, совершаемые иными участниками уголовного судопроизводства, имеющими статус специального субъекта (статьи 307, 308, 310, 311, 312);

– преступления, совершаемые гражданами, не имеющих признаков специального субъекта (статьи 294, 295, 296, 297, 298.1 и другие).

Исследователи выделяют и другие основания для классификации данных видов преступлений. Например, Б. В. Коробейников проводит дифференциацию преступлений против правосудия, исходя из их последовательного размещения в главе 31 Кодекса, группируя деяния по общим родовым и видовым признакам [7, c. 192]. При этом для такого преступления, как «Укрывательство преступлений» (статья 316 УК РФ), автор создает отдельную группу, с чем сложно согласиться. Более разумным видится помещение статьи 316 в группу преступлений, препятствующих исполнению вступивших в законную силу судебных решений и актов.

Собственное видение структуры преступлений в сфере правосудия демонстрирует профессор В. Н. Кудрявцев, полагающий, что все рассматриваемые деяния относятся к одной из следующих групп:

1) преступления, субъектами которых являются судьи, работники судебных органов и сотрудники правоохранительных органов;

2) преступления, потерпевшими от которых являются лица, указанные в первой группе;

3) преступления, препятствующие ведению судопроизводства и исполнению судебных решений [8, c. 609].

В то же время, представляется, что данная классификация имеет довольно ограниченный характер, поскольку основывается только на субъектном составе и направленности действий виновных, что свидетельствует о ее недостаточной разработанности.

И. И. Голубов в качестве оснований для дифференциации преступлений против правосудия выделяет такой признак, как применение насилия либо отсутствие насилия в посягательствах, что позволяет автору выстроить следующую систему преступлений:

1) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия без указания степени опасности (статья 302);

2) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия, не опасного для жизни и здоровья (статьи 296 и 309 (части 3) УК РФ);

3) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением насилия, опасного для жизни и здоровья (статьи 296, 309 (части 4) и 313 УК РФ);

4) преступления против правосудия, сопровождающиеся причинением психического насилия (статья 296 (части 1–2); статья 302; 309, 313);

5) преступления против правосудия, не сопровождающиеся причинением физического или психического насилия [5, c. 36].

Данная классификация определенно заслуживает внимания, однако она также характеризуется ограниченностью и основана только на единственном признаке. В целом, значение классификации преступлений против правосудия состоит в том, что данный научный процесс позволяет сгруппировать и дифференцировать преступные деяния по различным основаниям; глубже исследовать характерные признаки отдельных преступлений; выделить особенности субъектов и потерпевших от данных видов преступлений; подвергнуть тщательному анализу мотивы и цели совершения преступлений против правосудия.

При характеристике преступлений против правосудия особое внимание следует уделить преступлениям, совершаемым судьями. Процесс отправления правосудия характеризуется непосредственным рассмотрением судами дел в рамках конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, что следует из текста статьи 123 Конституции Российской Федерации. Результатом (итогом) такой деятельности является принятие судебных актов — решений, определений, постановлений, судебных приговоров.

На данном этапе возможно совершение преступных деяний в виде вынесения заведомо неправосудных приговоров. Данная проблема является одной из наиболее острых в современном судейском сообществе.

Порядок судопроизводства основан на строгой регламентации всех действий, которые совершаются в суде при подготовке к рассмотрению и рассмотрении дел, отнесенных к его компетенции. Умышленное отступление от данных норм с целью вынесения заведомо незаконного судебного решения влечет крайне негативные последствия для общества и государства, существенно подрывает авторитет судебной власти, формирует чувство незащищенности и уязвимости у населения, что недопустимо в правовом государстве.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что судебная практика по преступлениям, совершенным судьями, крайне немногочисленна. Исследование, проведенное Н. В. Романенко, показало, что в среднем ежегодно около 15 судей становятся лицами, в отношении которых инициируется или осуществляется уголовное преследование. Более 75 % преступлений судей связаны с их профессиональной деятельностью, причем большинство из них (более 80 %) квалифицируется именно по статье 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта) [10, c. 16].

Заведомо неправосудный приговор может быть вынесен в различных формах. Практике известны случаи, когда приговор выносился вообще без проведения судебного заседания. Например, согласно материалам одного из дел, мировому судье А. поступило для рассмотрения по существу уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ. Из-за неявки в судебное заседание подсудимого судья неоднократно переносил судебное заседание, после чего у судьи возник умысел, направленный на вынесение приговора в отношении С. без проведения судебного заседания.

Реализуя преступный умысел, судья А. вынес (изготовил и подписал) заведомо неправосудный приговор о признании С. виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ, назначив ему наказание в виде штрафа в размере 6000 рублей. При этом А. внёс в данный приговор не соответствующие действительности сведения о проведении открытого судебного заседания и присутствии необходимых участников уголовного процесса.

Суд признал А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 305 УК РФ, а также ч. 1 статьи 292 УК РФ, указав при этом, что А. вынес указанный неправосудный приговор с целью придания вида эффективности своей деятельности, связанной со своевременным рассмотрением указанного уголовного дела, по которому С. дважды не являлся в судебное заседание в назначенное время [3].

При вынесении судьей иного судебного акта, имеющего признаки неправосудности, также наступает уголовная ответственность. Например, согласно материалам одного из дел, судья районного суда Х. на протяжении длительного времени выносила заведомо неправосудные судебные акты, в числе которых:

– постановление о снижении осужденному срока наказания, назначенного приговором Московского городского суда;

– решение о пересмотре приговора о снижении общего срока назначенного наказания;

– постановление об удовлетворении ходатайства адвоката осужденного о пересмотре приговора Московского городского суда вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу и ряд других судебных решений, признанных заведомо неправосудными.

Х. была признана виновной по п. «в» ч.5 ст. 290, п. «в» ч.5 ст. 290, ч.1 ст. 305, ч.1 ст. 325, ч.5 ст. 291.1 УК РФ [4].

В то же время, несмотря на привлечение судей к уголовной ответственности, обращает на себя внимание мягкость приговоров, выносимых в отношении подсудимых. Так, в первом из приведенных примеров подсудимому был назначен штраф в размере 60 тысяч рублей с одновременным освобождением от уголовной ответственности по амнистии. Во втором примере судье по статье 305 УК РФ было назначено лишение свободы на срок 1 год, при этом заведомо неправосудные судебные решения принимались судьей из корыстной цели, за незаконное вознаграждение в виде взятки.

Вышеизложенное дает основания утверждать, что при привлечении судей к уголовной ответственности вид и размер наказания, назначаемого виновным, нельзя признать отвечающим целям уголовного наказания. Представляется, что вынесение заведомо неправосудных приговоров должно сопровождаться наказанием, связанным с лишением свободы, крупными штрафами и лишением права занимать государственные должности.

В качестве примера достаточно жесткого подхода к подобным преступлениям можно привести нормы Уголовного кодекса Испании. В статье 446 за умышленное вынесение неправосудного приговора предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет со штрафом и лишением права занимать судебные должности на срок от 10 до 20 лет [11].

Подводя итоги исследования, следует подчеркнуть, что преступления против правосудия представляют собой умышленные общественно опасные деяния, совершаемые в целях воспрепятствования нормальной деятельности судебных органов, органов дознания и предварительного следствия; органов прокуратуры; иных участников уголовного судопроизводства и других смежных правоотношений. Наибольшую опасность представляют преступления, совершающиеся судьями в процессе отправления правосудия, поскольку они направлены на умышленное создание препятствий к вынесению законного и обоснованного решения по делу. Многие из совершаемых преступлений сопряжены с преследованием виновными корыстных побуждений, что требует пересмотра подходов отечественного законодателя в сторону ужесточения уголовной ответственности в отношении судей.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 декабря 1993 г. с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020 // Официальный интернет–портал правовой информации: http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63–ФЗ (ред. от 08.06.2020, с изм. и доп., вступ. в силу с 27.07.2020) // Российская газета. 1996. № 113.
  3. Приговор Волгоградского областного суда № 2–1/2018 2–15/2017 от 19 апреля 2018 г. Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/regular/doc.
  4. Приговор Ленинского районного суда г. Владимира № 1–2/2017 от 28 марта 2017 г. Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/regular/doc.
  5. Голубов, И. И. Виды насилия в преступлениях против правосудия: классификация, понятие и квалификация / И. И. Голубов // Российский следователь. — 2012. — № 24. — С. 36–40.
  6. Иванов, Е. С. Классификация преступлений против правосудия / Е. С. Иванов // Вестник Омского университета. Серия: Право. — 2016. — № 3 (48). — С. 213–216.
  7. Коробейников, Б. В. Преступления против правосудия // Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник / Б. В. Коробейинков / под ред. Н. Г. Кадникова. — М., 2016. — 470 с.
  8. Кудрявцев, В. Н. Преступления против правосудия // Криминология: учебник для вузов / под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. — М.: Норма, 2009. — 670 с.
  9. Радзевановская, Ю. В. Преступления против правосудия в истории законодательства России / Ю. В. Рамазановская // Вестник Димитровградского инженерно–технологического института. — 2016. — № 3 (11). — С. 130–134.
  10. Романенко, Н. В. Приостановление и прекращение статуса судьи после совершения преступления / Н. В. Романенко // Мировой судья. — 2017. — № 8. — С. 15–19.
  11. Уголовный кодекс Испании [Электронный ресурс]. URL: http://noticias.juridicas.com/base_datos/Penal/lo10–1995.html
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, преступление, уголовная ответственность, правосудие, Российская Федерация, государственная власть, совершение преступлений, судебное заседание, судья, неправосудный приговор.


Ключевые слова

зарубежный опыт, правосудие, преступления против правосудия, система преступлений против правосудия, объем уголовной ответственности, авторитет судебной ветви власти
Задать вопрос