Меры совершенствования антикоррупционной политики на примере ужесточения административной ответственности государственных служащих | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 октября, печатный экземпляр отправим 7 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №32 (322) август 2020 г.

Дата публикации: 10.08.2020

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Чепуров, С. И. Меры совершенствования антикоррупционной политики на примере ужесточения административной ответственности государственных служащих / С. И. Чепуров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 32 (322). — С. 132-134. — URL: https://moluch.ru/archive/322/73092/ (дата обращения: 22.09.2020).



Проблема коррупции РФ сегодня как явление присутствует практически во всех областях жизни современного общества, негативно отражаясь на устойчивом развитии страны, снижая на практике уровень национальной и экономической безопасности государства. Таким образом, совершенствование антикоррупционной политики в нашей стране является одной из первостепенных задач.

Для совершенствования антикоррупционной деятельности важно предусмотреть жесткую регламентацию нормативного закрепления ограничений и запретов для лиц, замещающих государственные должности, и внесение соответствующих дополнений в российское законодательство.

В качестве превентивной меры для противодействия скрытого коррупционного поведения через получения подарков необходимо дополнить запрет на получение вознаграждений в виде преимуществ (материальных и нематериальных) с указанием полного перечня государственных служащих, а также подведомственных лиц и организаций. Это позволит избежать уклонения от ответственности, но при этом даст четкие ориентиры поведения для самих госслужащих.

Необходимо увеличить время действия ограничений и запретов антикоррупционного характера на период и после окончания исполнения государственных обязанностей на срок до 5 лет, если стал известен факт получения вознаграждения в связи с исполненными должностными функциями [1, c. 65].

Необходимо разработать единые требования по применению ограничительных мер в отношении госслужащих органов власти субъектов Федерации, так как это позволит, с одной стороны, обеспечить унификацию антикоррупционных мероприятий, с другой — защиту прав лиц, замещающих соответствующие должности.

Одним из элементов упорядочения антикоррупционных процедур следует считать разработку общих для различных управленческих структур регламентов, регулирующих сроки, порядок передачи или выкупа подарков, механизм определение их реальной стоимости.

Исходя из реальной практики, целесообразно дополнить законодательные акты Российской Федерации о государственной службе и противодействии коррупции положениями о запрете на оказание покровительства отдельным лицам или организациям, а также на обеспечение гарантий на свободу от дискриминации для тех служащих, которые сообщили о каком-либо коррупционном факте в соответствующем органе власти [2, c. 32].

Важно обеспечить императивность наступления ответственности даже за незначительные факты нарушения ограничений и запретов антикоррупционной направленности, исключив возможность для нанимателя ограничиваться увольнением нарушившего закон государственного служащего. Таким образом, отход от сложившейся практики в вопросах наказания лиц, совершивших коррупционные правонарушения, когда инициирование наказания было правом руководителя, а не обязанностью, позволит обеспечивать реальное противодействие использованию служебного положения в корыстных целях. Однако, исходя из предусмотренной санкции за совершение коррупционных правонарушений в виде увольнения в связи с утратой доверия, необходимо определить полный перечень всех деяний, за которые будет наступать такое серьезное наказание, включив в него только умышленные коррупционные правонарушения, имевшие и способствовавшие наступлению общественно опасных последствий. Это позволит избежать несправедливого наказания в случае допущения по ошибке или по забывчивости неправильного декларирования доходов или расходов в незначительной общей сумме.

Особое внимание в совершенствовании нормативной правовой базы должно быть уделено установлению круга лиц, на которые распространяются антикоррупционные ограничения. Использование термина «лицо, замещающее должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов» целесообразно конкретизировать, используя универсальное понятие «лицо, наделенное публичными властными полномочиями» [3, c. 32]. С данной точкой зрения согласен А. Ф. Ноздрачёв, указывающий, что данный подход позволит охватить любое лицо, которое занято на законодательной, исполнительной, административной должности, включая главу государства, министров и сотрудников их аппаратов, судебной должности, в т. ч. прокурорской и следственной; выполняет публичную функцию, в том числе в государственном ведомстве или оказывает государственную услугу в соответствии с законодательством.

Такие изменения на мой взгляд позволят улучшить существующую систему антикоррупционных ограничений и запретов, что позволит более эффективно и взвешенно проводить политику, направленную на предотвращение коррупционных правонарушений.

При определении ориентиров развития административной ответственности государственных служащих за коррупционные правонарушение, заметим, что в сегодняшних реалиях проделана не малая работа как в совершенствовании науки административного права, так и административного законодательства, о чем говорит принятие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Считаю необходимым и целесообразным рассмотреть возможность выделить в КоАП в отдельную главу коррупционные правонарушения, установив в ней существующие и новые антикоррупционные составы. При этом в данных составах представляется необходимым установить такой вид административного наказания для должностных лиц, в том числе для государственных служащих, как дисквалификация. Вместе с тем, за подобные правонарушения срок дисквалификации следует увеличить.

Таким образом, существует необходимость комплексного подхода изменений в российском законодательстве, направленных на всестороннее развитие юридической ответственности государственных служащих за действия коррупционного характера. В этой связи стоит согласиться с весьма распространенным мнением ученых — правоведов о том, что «комплекс реализуемых административно — правовых мер является необходимым, позволяющим добиться определенного прогресса по ряду направлений, но не достаточным для изменения ситуации в целом».

Литература:

  1. Кабанов П. А. Антикоррупционный мониторинг в субъектах Российской Федерации: вопросы теории и практики правового регулирования: монография. — Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2015. — 181 с.
  2. Качкина Т. Б. Коррупция и основные элементы стратегии противодействия ей: учеб. пособие. — Ульяновск: ОАО «Областная типография «Печатный двор», 2014. — 322 с.
  3. Ноздрачёв, А. Ф. Конфликт интересов: новое «универсальное» нормативное правовое определение понятия в законодательстве о противодействии коррупции// Административное право и процесс. — 2016. — № 6. — С. 32.
Основные термины (генерируются автоматически): лицо, запрет, полный перечень, правонарушение, Российская Федерация, российское законодательство, служащий.


Задать вопрос