К вопросу об организации системного противодействия деструктивным религиозным организациям средствами прокурорского реагирования | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №31 (269) август 2019 г.

Дата публикации: 05.08.2019

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Дука П. В. К вопросу об организации системного противодействия деструктивным религиозным организациям средствами прокурорского реагирования // Молодой ученый. — 2019. — №31. — С. 95-98. — URL https://moluch.ru/archive/269/61872/ (дата обращения: 16.09.2019).



Экспертами по вопросам обеспечения национальной безопасности России было отмечено, что деструктивными силами, в том числе из-за рубежа, нагнетается межнациональная напряженность в отдельных регионах страны, продвигается идеология радикальных религиозных течений, что может привести к увеличению масштабов насилия, основанного на межэтнических и межконфессиональных противоречиях, на идеях группового неравенства и на отторжении культурных различий, росту правонарушений и преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства[1].

В условиях международной нестабильности и социально-экономического кризиса актуализируются вызовы и угрозы основам конституционного строя и безопасности государства, исходящие от деятельности деструктивных религиозных объединений.[2]

Вопросы конституционно-правового статуса религиозных организаций, их полномочий являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (далее — КС РФ). При этом особое значение в этом контексте имеет правовая дискуссия о пределах деятельности религиозных организаций. В своих решениях по этим вопросам КС РФ руководствуется положениями ч. 5 ст. 13 и ч. 3 ст. 55 Конституции России. Основным документом по рассматриваемым вопросам является постановление КС РФ от 23.11.1999 № 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления». Государство вправе предусмотреть определенные барьеры с тем, чтобы не представлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализацию религиозных сект, нарушающих права человека, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности, в том числе в связи с прозелитизмом (незаконной вербовки новых членов в церковь). На это обращалось внимание и в постановлении Европейского Парламента от 12 февраля 1996 г. «О сектах в Европе» и Рекомендациях Совета Европы № 1178 (1992 г.) «О сектах и новых религиозных движениях», а также в постановлениях Европейского Суда по правам человека от 25 мая 1993 г. и от 26 сентября 1996 г. (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъяснивших характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 г.

Уголовный закон России запрещает создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний. Так, согласно ст. 239 «Организация объединения, посягающего на личность и права граждан» УК РФ предусматривает ответственность за создание, руководство и участие в деятельности религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей и к совершению иных противоправных деяний, а также за пропаганду вышеуказанных деяний и призвана обеспечить защиту прав и свобод граждан от преступлений при реализации конституционного права на свободу совести и вероисповедания.

В российском правоприменении существует тенденция отождествления религиозных экстремистских организаций и тоталитарных (деструктивных) сект и групп [1]. Например, в ходе проведения необходимых исследований (лингвистических, религиоведческих и др.) по религиозной организации «Благородный орден дьявола» (далее — «Б. О. Д”.) экспертами были выявлены сходные с тоталитарными сектами черты, в числе которых не имеющие отношения к экстремистским организациям признаки: «наличие секретных вероучений, ритуалов и тайных уровней посвящения; создание атмосферы тревоги и страха (новые члены дают клятву, которую обязаны соблюдать всю свою жизнь, жесткая система наказаний); нетерпимость к традиционным конфессиям; формируется тоталитарное мировоззрение, приводящее к преобладанию групповых идей над индивидуальными и к одобрению (оправданию) аморального поведения и т. п.; использование малопонятных непосвященному человеку шифров (обозначение уровней, ступеней), наименований на иностранном языке и т. п”.. Кроме того, экспертами были сделаны выводы о наличии в текстах организации «Б. О. Д”. призывов, таких как: отказ от христианства, христианских норм и принципов, проведения богослужений и др. Также адепты были обязаны принимать участие в алкогольных и наркотических соревнованиях, оргиях, заниматься самоистязанием, которое фотографировалось. Религиозная организация «Б. О. Д”. была признана Верховным судом Мордовии «экстремистской организацией», а её лидер осужден к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении[3].

Профессор И. Ю. Сундиев считает, что «религиозный экстремизм обычно связывают с исламским экстремизмом, но это не так. Особую опасность представляют не исламисты, а представители сатанинских сект и тому подобных организаций»[4].

Полагаем, что наиболее точно отражает положение дел в ряде опасных для общества религиозных объединений термин «деструктивная религиозная организация», имеющий своими аналогами два других — «деструктивный культ» и «тоталитарная секта». Термин «секта» (лат. Secta — школа, путь, направление) означает «один из типов религиозных организаций... оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным направлениям» [2].

Термин «деструктивная религиозная организация», «тоталитарная секта» либо «деструктивный культ» может толковаться очень широко и по мнению ряда специалистов может распространяться на общественные и иные организации (в том числе специализирующихся на психологических тренингах и реабилитации зависимых людей). Вместе с тем для этого требуется компетентное мнение эксперта в указанной сфере, что подтверждается судебным решением по поводу деятельности общественной организации «Преображение России» в Кемеровской области[5]. Так, в ходе судебного заседания было установлено, что привлеченный в качестве эксперта — преподаватель учебного курса История и теория религии, спецкурса «Психология сектантства» гр. N не является религиоведом, часть его выводов в религиоведческом заключении по рассматриваемому делу выходит за пределы его специализации, в том числе по поводу отнесения организации «Преображение России» к религиозным организациям (сектам). Стороной защиты были представлены заключения экспертов — профессора кафедры философии с курсами культурологии, биоэтики и отечественной истории Сибирского государственного медицинского университета, а также ведущего научного сотрудника Института Европы Российской академии наук (РАН), сотрудника Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, в соответствии с которыми религиозной организацией является организация, у которой разработано религиозное учение, которая обучает своих последователей, у которой имеется религиозная практика, обряды и т. д.

В ходе судебного заседания было установлено, что общественная организация «Преображение России» ставила перед собой лишь социальные цели, так как представляла собой сеть социальных организаций и групп, состоящих из реабилитантов, то есть людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Организация в своей деятельности опирается на христианские ценности, что само по себе не является признаком секты. Суд с учетом указанных заключений экспертов, их пояснений в суде, согласно доказательствам, исследованным в ходе судебного следствия, пришел к выводу, что религия в организации имела вспомогательные функции (изучение и чтение Библии), как один из способов реабилитации, в связи с чем, суд, с учетом мнения государственного обвинителя исключил из действий подсудимых указание о том, что «Преображение России» являлась религиозной организацией. Вместе с тем суд определил, что деятельность общественной организации «Преображение России» была сопряжена с насилием над лицами, проходящими реабилитацию и бывшими членами объединения, организаторы и руководители данной организации осуждены за совершенные преступления в установленном порядке.

Противодействие радикализму в государственной политике России формируется соответственно степени общественной опасности этих сообществ (объединений) и тенденциям развития противоправной деятельности националистических, сепаратистских, псевдорелигиозных и иных криминогенных организаций и в настоящее время приобретает системный характер. Среди субъектов противодействия религиозному экстремизму особое место отводится прокурорам, которые не только осуществляют надзор за исполнением законов другими субъектами (МВД России, ФСБ России, Минюстом России, Минобрнауки России, Минкультуры России, Роскомнадзором и др.), но и непосредственно проводят работу по признанию материалов экстремистскими.

Правовой основой деятельности прокуроров по противодействию экстремизму и деятельности деструктивных религиозных организаций, пресечению распространения информационной продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной нетерпимости являются федеральные законы от 19.05.1995 № 80-ФЗ «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» [3], от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», от 23.06.2016 № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» и др.

Большинство стран создают системы защиты от информационной агрессии и культурной экспансии. Например, для этих целей вводится ограничение на показ иностранных телевизионных программ, кинофильмов. Ограничивается доступ к интернет-контенту, который может оказать негативное или деструктивное воздействие. С целью обеспечения информационной безопасности приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 14.09.2017 № 627 «Об утверждении Концепции цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года» утверждена Концепция цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года, реализация которой направлена на формирование обновленной регуляторной базы, обеспечивающей благоприятный правовой режим для осуществления цифровой трансформации органов прокуратуры, формирование и развитие цифровой среды органов прокуратуры с учетом потребностей граждан, бизнеса и государства в своевременном получении качественных и достоверных сведений на основе преимущественного использования единой инфраструктуры электронного правительства, внедрения сервисной модели, применения российских информационно-телекоммуникационных технологий и средств защиты информации; обеспечение согласованного развития цифровой экосистемы органов прокуратуры (включающей цифровую среду, а также правила и механизмы взаимодействия органов прокуратуры, граждан, бизнеса, власти, международного сообщества) и других субъектов контрольно-надзорной деятельности.

В России запрещена деятельность 62 экстремистских и 27 террористических организаций, из которых религиозных — более 20, в частности, в 2017 г. вступили в законную силу решения судов о признании одной организации террористической и четырех экстремистскими, в том числе «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России», с признанием которого экстремистской организацией были ликвидированы 403 местные религиозные организации, входящие в его структуру.

Наиболее активные тоталитарные секты и религиозные организации имеют центры за рубежом и спонсируются оттуда. Масштаб финансирования такой деятельности составляет около одного миллиарда долларов, а большинство религиозных объединений превратились в полноценный прибыльный бизнес [4]. Источники финансирования — наличные деньги, которые поступают через курьеров, электронные и денежные переводы. Как правило, финансируется не сама религиозная деятельность, а так называемые миссионерские квазисоциальные проекты. Например, внедрение религиозных учений в школы идет через учебные пособия, литературу и др. Часто под видом гуманитарной помощи инвалидам и другим социально незащищенным группам людей в страну ввозится религиозная литература экстремистской направленности, которую бесплатно раздают в подземных переходах, около магазинов и др. Еще одна сторона деятельности деструктивных религиозных организаций многочисленные финансовые «пирамиды», изъятие денег, имущества у последователей и адептов.

Прокуратура, правоохранительные органы и суды Российской Федерации активно пресекают деструктивную деятельность религиозных организаций. Так, по заявлению прокурора области решением Оренбургского областного суда деятельность региональной организации «Ата Жолы» в Оренбургской области запрещена [5]. Решением Верховного Суда РФ от 02.12.2016 № 49-АПГ16–50 в апелляционном порядке требование о ликвидации региональной общественной организации было удовлетворено, поскольку та осуществляет не предусмотренную уставом и противоречащую требованиям федерального законодательства в области охраны здоровья граждан в Российской Федерации деятельность, которая носит псевдоцелительский характер, негативно воздействует на социальную защищенность граждан и создает реальную угрозу их здоровью. Деятельность «Ата Жолы» запрещена также в Курганской, Челябинской областях и Республике Башкортостан, а лидер региональной организации «Ата Жолы» гр. К. была признана виновной в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и создании религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с причинением вреда здоровью граждан. Промышленный районный суд Оренбурга приговорил подсудимую гр. К. к 2 годам ограничения свободы.

13.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда отклонила апелляционную жалобу гр. К. и частично удовлетворила жалобу органов прокуратуры. Теперь осужденная гр. К. два года не имеет права заниматься оказанием оккультно-магических услуг и лечением граждан методами народной медицины [6].

Полагаем отметить, что идеология религиозного экстремизма объединяет и консолидирует членов экстремистских организаций, служит «средством вовлечения в экстремистскую деятельность различных слоев населения»[6]. Так, в судебном решении по обвинению гр. У. в совершении преступления по ст. 282.1 УК РФ было установлено создание «экстремистского сообщества как сплоченного объединения по признаку единства взглядов и идеологии»[7].

Полагаем, что прокурору для возможности пресекать противоправную деятельность деструктивных религиозных объединений, осуществлять надзор за соблюдением конституционных прав и свобод граждан, поддерживать государственное обвинение в суде по делам в отношении деятельности деструктивных религиозных организаций, необходимо знать о том, какого рода деятельность осуществляется подобными объединениями либо группами, в чем состоит общественная опасность их деяний, какой вред наносится гражданскому обществу и др.

Правоохранителям необходимо также иметь представление о практиках вербовки, сущности деструктивного психологического воздействия, оказываемого лидерами и вербовщиками на лиц, вовлекаемых в подобные религиозные объединения и группы, способах, методах и приемах влияния на потенциального неофита либо адепта.

Представляется, необходимо дальнейшее совершенствование федерального законодательства в рассматриваемой сфере, формирование единообразной судебной и следственной практики.

Первостепенное значение приобретает эффективная система юридического образования и повышения квалификации работников правоохранительных органов, содержащая в себе специальные курсы, посвященные различным аспектам противодействия экстремизму и деструктивным религиозным организациям.

Литература:

  1. Гордеев Н. В. Проблема терминологии в «экстремистских делах». ЭЖ-Юрист, 2016, № 1. СПС «Консультант Плюс» и др.
  2. Религиоведение. Энциклопедический словарь. М.: Академический проект, 2006.
  3. Федеральный закон от 06.07.2016 № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».
  4. https://rg.ru/2016/03/02/deiatelnost-religioznyh-organizacij-v-rossii-budet-sertificiro vana.html (дата обращения: 07.18.2018).
  5. Волков А. В. Опыт прокуратуры Оренбургской области по противодействию религиозным организациям деструктивного толка. Прокурор. 2016, № 2. С. 98.
  6. http://www.oren.aif.ru/incidents/crime/izmenen_prigovor_osnovatelnice_sekty_ ata_zholy_v_ orenburzhe (дата обращения: 07.08.2018).

[1] В марте 2018 г. эксперты Совета Безопасности Российской Федерации обсудили научные подходы к противодействию угрозам возникновения социальной напряженности и конфликтных ситуаций на почве межнациональных отношений. URL: http://www.scrf.gov.ru/news/ allnews/2372/ (дата обращения: 16.08.2018).

[2] См.: пункт 43 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 № 683 (далее – Стратегия национальной безопасности).

[3] См.: решение Верховного Суда Республики Мордовия по делу № 3-11/2010 от 27.12.2010 о признании религиозной группы «Благородный Орден Дьявола» экстремистской организацией и запрете ее деятельности. https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-mordoviya-respublika-mordoviya-s/act-105218488/ (дата обращения 15.08.2018).

[4] Эксперты МВД России считают, что сатанисты опаснее радикальных исламистов: http://www.newsru.com/religy/22apr2008/extrem.html.

[5] См.: приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 11.04.2013 по делу № 1-29/2013 https://rospravosudie.com/court-rudnichnyj-rajonnyj-sud-g-kemerovo-kemerovskaya-oblast-s/act-457699 929/ (дата обращения 15.08.2018).

[6] См. п. 14 Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года (утв. Президентом РФ 28.11.2014 № Пр-2753, далее – Стратегия противодействия экстремизму).

[7] См.: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 23.10.2013 № 56-АПУ13-25. СПС «Консультант Плюс».



Задать вопрос