СИЗО для бизнеса: эффективен ли запрет заключения предпринимателей под стражу | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 июня, печатный экземпляр отправим 3 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №24 (262) июнь 2019

Дата публикации: 11.06.2019

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Саврико И. В. СИЗО для бизнеса: эффективен ли запрет заключения предпринимателей под стражу // Молодой ученый. — 2019. — №24. — URL https://moluch.ru/archive/262/60496/ (дата обращения: 16.06.2019).

Препринт статьи



Беспрепятственное развитие предпринимательства является залогом процветания экономики всей страны. Поэтому так важно предоставить бизнес-сообществу механизмы, позволяющие исключить давление, в том числе путем использования уголовного преследования.

Дополнительной процессуальной гарантией для бизнесменов стало введение субъектных ограничений заключения под стражу. В 2010 году появилась норма, не позволяющая заключать под стражу предпринимателя, которого подозревают или обвиняют в совершении экономических преступлений или преступлений в сфере предпринимательской деятельности: часть 1.1 статьи 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1–4 части 1 статьи 108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.2 УК РФ, без каких-либо других условий, а в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159–159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК РФ, — при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. [1]

Радует то, что законодатель продолжил расширять сферу действия данной нормы, и с 8 января 2019 года перечень таких преступлений пополнился статьями 159 ч. 5.7., 171.1, 171.3 — 172.2, 201 УК РФ.

Чтобы избежать неверного толкования термина «преступления в сфере предпринимательской деятельности», Верховный Суд в 2016 году разъяснил в своем Постановлении, что преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности. [2]

Несмотря на расширение перечня преступлений, подпадающих под действие данной нормы, и разъяснения Пленума Верховного Суда, за девять лет существования запрета заключения под стражу предпринимателей сложилась весьма противоречивая практика. Большой проблемой является ситуация, когда при всей очевидности факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности, судьи утверждают, что преступление совершено не в сфере предпринимательской деятельностью, и заключают бизнесмена под стражу.

Например, в апелляционном постановлении Московского городского суда от 6 февраля 2019 г. по делу N 10–1840/19, суд рассмотрел жалобу защитника на постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Мосгорсуд указал, что районный суд необоснованно не принял во внимание доводы, касающиеся характера инкриминируемых подозреваемому С. деяний, связанных с взаимоотношениями между акционерами и организациями по переводу активов компании в иное юридическое лицо, и которые свидетельствуют о совершении указанных деяний в сфере экономической деятельности. На основании этого мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого С. была изменена на домашний арест.

В апелляционном постановлении от 16 января 2019 г. по делу N 10–0433/2019, Мосгорсуд пришел к выводу о том, что достаточных оснований для избрания подозреваемому Р. такой меры пресечения, как заключение под стражу, не имелось, поскольку при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения суд первой инстанции не проверил и не оценил, в какой сфере деятельности совершено преступление. Как следует из материалов дела, преступление, в совершении которого подозревается Р., совершено в сфере банковской деятельности, однако следствием не представлено доказательств того, что инкриминируемое преступление, исходя из установленных следствием обстоятельств и в силу п. 1 ст. 2 ГК РФ, определяющего критерии отнесения деятельности к предпринимательской, не относится к деяниям, вытекающим из указанной (предпринимательской) сферы.

То, что суды часто не аргументируют причины неприменения данного запрета, уже стало системной проблемой, что подтверждается наличием Постановлений ЕСПЧ по данному вопросу. В качестве примера можно привести Постановление Европейского суда по делу «Рубцов и Балаян против России» (жалобы № 33707/14 и 3762/15) от 10 апреля 2018 года. Из обстоятельств дела следовало, что Александр Рубцов и Гагик Балаян, несколько раз содержались под стражей в 2013 и 2014 годах. Александр Рубцов, являвшийся одним из косвенных бенефициарных владельцев компании, 1 октября 2013 г. был задержан в качестве обвиняемого по уголовному делу. Обвинение утверждало, что компания, покупающая его фирму, принадлежала ему же, а цена, которую она заплатила, была неправдоподобно низкой. Будучи директором банка, Гагик Балаян был арестован по подозрению в том, что он перечислил деньги со счета банка, получив необеспеченные долговые обязательства. Суды отклонили аргументы стороны защиты и не привели доводов о причине неприменения ч. 1.1 ст. 108 УПК. [3]

Европейский суд посчитал, что отсутствие аргументированного пояснения о причинах неприменения национальными судами ч.1.1 статьи 108 УПК РФ является нарушением статьи 5 § 3 Конвенции (право на освобождение до суда) и присудил каждому из заявителей 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба. [4]

Таким образом, очевидно, что в практической реализации запрета заключения под стражу предпринимателей существуют проблемные аспекты. Для предотвращения необоснованного нарушения прав и свобод бизнесменов, необходимо, чтобы при избрании меры пресечения, судьи не ограничивались стандартными формулировками, а детально изучали все обстоятельства дела для вынесения законного решения, при этом учитывая Постановления Пленума Верховного Суда и Европейского Суда по правам человека.

Литература:

  1. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 01.04.2019, с изм. от 17.04.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2019)
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности»
  3. ЕСПЧ присудил предпринимателям по 5 тыс. евро за немотивированное содержание под стражей //. URL: https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-prisudil-predprinimatelyam-po-5-tys-evro-za-nemotivirovannoe-soderzhanie-pod-strazhey/ (дата обращения: 07.06.2019).
  4. Постановление Европейского суда по делу «Рубцов и Балаян против России» (жалобы № 33707/14 и 3762/15) от 10 апреля 2018 года


Задать вопрос