Взаимосвязь нормативных установок в отношении мужчин и ориентации на вертикальную карьеру студентов и молодых специалистов | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №44 (230) ноябрь 2018 г.

Дата публикации: 31.10.2018

Статья просмотрена: 116 раз

Библиографическое описание:

Зайцева, Ю. В. Взаимосвязь нормативных установок в отношении мужчин и ориентации на вертикальную карьеру студентов и молодых специалистов / Ю. В. Зайцева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 44 (230). — С. 244-253. — URL: https://moluch.ru/archive/230/53405/ (дата обращения: 28.01.2022).



Одной из гендерных установок является установка о разделении ролей на традиционно «женские» и «мужские» [4]. Помимо того, что данная установка поддерживает гендерное неравенство, в т. ч. и в профессиональной сфере, а также соответствует по своему содержанию некоторыми видам сексистских установок в отношении женщин, она также может негативно влиять и на мужчин [4; 8].

Согласно нормативной (традиционной) модели маскулинности от «настоящего» мужчины ожидается, что он будет физически сильным и эмоционально стойким, во всём компетентным и успешным, отличающимся в поведении и оформлении внешности от женщин и мужчин с гомосексуальной ориентацией, а также будет проявлять экспертность в сфере сексуальных отношений, но при этом сводить их к простому физическому акту, лишённому эмоциональной составляющей. При этом традиционная модель феминности побуждает «настоящих» женщин быть матерями и хорошими хозяйками, заботящимися о своей семье и близких, мягкими, сострадательными и уступчивыми, а также уделяющими особое внимание своей внешности [5; 7].

В сфере карьеры именно мужчине, согласно традиционным гендерным установкам, отводится роль руководителя, а женщине, соответственно, исполнительская роль. Кроме того, для женщин, согласно данным установкам, главной сферой самореализации является не карьера, а семья.

По этой причине нами было выдвинуто предположение, что юноши с высокой приверженностью нормативным (традиционным) установкам в отношении мужчин будут иметь высокий уровень ориентации на вертикальную карьеру (стремления добиться высокого положения в карьерной иерархии), а девушки, имеющие высокую приверженность нормативным установкам в отношении мужчин, наоборот, будут в меньшей степени ориентированы на вертикальную карьеру, т. к. будут иметь соответствующие традиционные гендерные установки в отношении своего пола и себя самих, влияющие на приоритетное направление их профессионального развития. Эта взаимосвязь проверялась на ранних этапах профессионального развития, а именно, у студентов и молодых специалистов женского и мужского пола.

Для измерения установок в отношении мужчин использовался опросник «Нормы мужского поведения», адаптированный на русскоязычной выборке и модифицированный И. С. Клёциной и Е. В. Иоффе [7]. Он включает высказывания, отражающие установки в отношении мужчин как исполнителей социальных норм. Всего в опросник включено 5 социальных норм, которые образуют 5 шкал:

1) «жёсткость, твёрдость» — убеждение, что мужественность основывается на физической силе, эмоциональной устойчивости и готовности рисковать; ожидание проявлений физического и эмоционального превосходства мужчин над женщинами и более слабыми и младшими мужчинами;

2) «опора на собственные силы» — убеждение, что мужчина должен стремиться быть компетентным во всех сферах и во всех ситуациях полагаться только на себя;

3) «ориентация на достижения и высокий статус» — убеждение в том, что мужчина должен добиться высокого статуса, быть лидером, быть готовым к соперничеству, исполнять роль добытчика в семье (оценка мужчины по его социальному статусу и материальному положению);

4) «ориентация на обезличенные сексуальные отношения» — представление о том, что мужская сексуальность должна быть инструментальной, безличной и экстенсивной;

5) «норма антиженственности и гомофобия» — приписывание мужчинам избегать в своей внешности и поведении всего, что может ассоциироваться с женщинами и мужчинами с гомосексуальной идентичностью; разграничение между «мужским» и «не мужским» вместе с отношением к «не мужскому» как к относящемуся к тем, кто занимает более низкое положение. Вместе эти шкалы образуют «тотальную шкалу нормативности» и отражают степень приверженности традиционным взглядам на маскулинность.

Ориентация на вертикальную карьеру, а также такие её компоненты, как «организаторская компетентность» (стремление занять управляющую позицию, добиться должностного роста), «вызов» (стремление выполнять сложные задачи в своей профессиональной деятельности) и «предпринимательская креативность» (стремление работать «на себя» и создавать в своей работе что-то новое), измерялись с помощью реадаптированного А. А. Жданович опросника «Карьерные ориентации» [3].

Эмпирическую базу исследования составили 214 человек в возрасте от 17 до 27 лет (средний возраст — 20,24 года, стандартное отклонение — 2,47). Из них 47 — девушки-молодые специалисты, 104 — студентки, 14 — юноши-молодые специалисты, 49 — студенты мужского пола. Под молодыми специалистами в исследовании понимались выпускники учреждений высшего образования, работающие не более 2-х лет после получения диплома. Для статистической обработки данных использовались t-критерий Стьюдента для независимых выборок, U-критерий Манна-Уитни, t-критерий Стьюдента для зависимых выборок, T-критерий Вилкоксона, коэффициент корреляции Пирсона и коэффициент корреляции Спирмена.

На первом этапе исследования выявлялись различия в выраженности ориентации на вертикальную карьеру и нормативных установок в отношении мужчин у студентов и молодых специалистов.

Выраженность ориентации на вертикальную карьеру и её компонентов (средние значения и стандартные отклонения) у студентов и молодых специалистов представлены в Таблице 1.

Таблица 1

Выраженность ориентации на вертикальную карьеру и её компонентов у студентов и молодых специалистов

Карьерные ориентации

Студентки

Студенты

Девушки-молодые специалисты

Юноши-молодые специалисты

M

SD

M

SD

M

SD

M

SD

Ориентация на вертикальную карьеру

43,69

9,71

47,53

14,13

38,23

12,92

43,57

7,61

«Организаторская компетентность»

14,35

4,03

16,00

5,14

11,64

5,05

14,29

4,05

«Вызов»

14,84

3,40

15,53

4,78

13,28

4,30

14,50

2,59

«Предпринимательская креативность»

14,51

3,53

16,00

4,98

13,32

4,55

14,79

2,91

Примечание: M — среднее значение; SD — стандартное отклонение

При сравнении выраженности ориентации на вертикальную карьеру у различных групп испытуемых различий не было выявлено между студентами мужского пола и молодыми специалистами мужского пола. У студенток по сравнению с девушками-молодыми специалистами в большей степени выражена как ориентация на вертикальную карьеру (p = 0,005), так и два её компонента — «организаторская компетентность» (p = 0,001) и «вызов» (p = 0,018); различий в выраженности «предпринимательской креативности» между студентками и девушками-молодыми специалистами не обнаружено. У молодых специалистов мужского пола «организаторская компетентность» выражена в большей степени, чем у девушек-молодых специалистов (p = 0,050); «вызов», «предпринимательская креативность» и ориентация на вертикальную карьеру у них выражены на одинаковом уровне. У студентов мужского пола «организаторская компетентность и «предпринимательская креативность» выражены больше, чем у студенток (p = 0,009 и p = 0,035 соответственно); различий в выраженности карьерной ориентации «вызов» и ориентации на вертикальную карьеру в целом между студентками и студентами не обнаружено.

Также выявлялись различия в выраженности разных компонентов ориентации на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов женского и мужского пола. Было обнаружено, что у девушек-молодых специалистов «организаторская компетентность» выражена меньше, чем «вызов» и «предпринимательская креативность». Это означает, что стремление занять управляющую позицию и добиться должностного роста для них менее важно, чем стремление выполнять сложные задачи в своей профессиональной деятельности и стремление работать «на себя» и создавать в своей работе что-то новое. У студенток, юношей-молодых специалистов, а также студентов мужского пола «организаторская компетентность», «вызов» и «предпринимательская креативность» выражены на одном уровне.

Отметим, что более низкие показатели ориентации на вертикальную карьеру (и её компонентов) у девушек по сравнению с юношами обнаруживаются и по результатам исследований других авторов [2; 9]. Кроме того, обнаруженное нами уменьшение ориентации на вертикальную карьеру у девушек, но сохранение её на одинаковом уровне у юношей также подтверждается результатами исследования Н. Н. Мельниковой: ориентация на вертикальную карьеру снижается с возрастом, однако у женщин это снижение наблюдается раньше (уже на этапе, когда они становятся молодыми специалистами), чем у мужчин [9].

Различия выраженности компонентов ориентации на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов представлены на Рисунке 1.

Рис. 1. Различия в выраженности компонентов ориентации на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов

Согласно полученным средним значениям ориентация на вертикальную карьеру, а также её компонент «организаторская компетентность» у студентов мужского пола имеют средний уровень выраженности, а у студентов женского пола и у молодых специалистов женского и мужского пола — уровень выраженности ниже среднего. «Вызов» и «предпринимательская креативность» выражены на среднем уровне у студентов обоих полов и у юношей-молодых специалистов, но имеют уровень выраженности ниже среднего у девушек-молодых специалистов.

Выраженность нормативных установок в отношении мужчин (средние значения и стандартные отклонения) у студентов и молодых специалистов представлена в Таблице 2.

Таблица 2

Выраженность нормативных установок в отношении мужчин у студентов и молодых специалистов

Карьерные ориентации

Студентки

Студенты

Девушки-молодые специалисты

Юноши-молодые специалисты

M

SD

M

SD

M

SD

M

SD

«Жёсткость, твёрдость»

15,37

3,11

18,31

3,22

14,62

3,10

16,00

4,64

«Опора на собственные силы»

11,81

2,60

12,78

1,92

11,38

3,08

11,36

2,76

«Ориентация на достижения и высокий статус»

19,06

3,29

19,98

3,89

19,09

3,72

17,71

4,81

«Ориентация на обезличенные сексуальные отношения»

10,62

2,51

11,88

2,96

10,53

2,35

9,36

2,59

«Норма антиженственности и гомофобия»

15,15

3,33

18,27

4,08

15,43

3,49

15,29

4,76

«Тотальная шкала нормативности»

72,00

11,51

81,20

12,15

71,04

12,45

69,71

17,28

Примечание: M — среднее значение; SD — стандартное отклонение

В ходе выявления различий выраженности нормативных установок в отношении мужчин у студентов и молодых специалистов женского и мужского пола было обнаружено, что студенты мужского пола имеют статистически значимо более высокие, чем студентки, баллы по таким социальным установкам в отношении мужчин, как «жёсткость, твёрдость» (p < 0,001), «опора на собственные силы» (p = 0,030), «ориентация на обезличенные сексуальные отношения» (p = 0,007), «норма антиженственности и гомофобия» (p < 0,001), а также в целом в большей степени привержены нормативным (консервативным) взглядам на то, как себя должен вести мужчина (p < 0,001). При этом различий в согласии с установкой «ориентация на достижения и высокий статус» между студентами и студентками обнаружено не было. Таким образом, студентки и студенты в одинаковой степени придерживаются позиции о том, что мужчина должен добиться высокого статуса.

Результаты, свидетельствующие о том, что студенты мужского пола имеют более высокую, чем студентки, степень приверженности традиционалистской модели маскулинности, согласуются с результатами, полученными И. С. Клёциной и Е. В. Иоффе при исследовании норм мужского поведения в оценках студенческой молодёжи [6]. Кроме того, как и в нашем исследовании, в исследовании И. С. Клёциной и Е. В. Иоффе было обнаружено, что единственной установкой, в оценках по которой не наблюдается различий между студентами и студентками, является убеждение в важности для мужчины добиться высокого социального статуса. Полученные нами данные также соотносятся с результатами исследования, проведённого С. Н. Буровой на выборке студентов и преподавателей университетов, в ходе которого было выявлено, что мужчины по сравнению с женщинами придерживаются более традиционных взглядов относительно собственного пола и гендерных ролей [1].

В выборке мужчин студенты имеют более высокий, чем молодые специалисты, уровень выраженности таких гендерных установок, как «жёсткость, твёрдость» (p = 0,027), «ориентация на обезличенные сексуальные отношения» (p = 0,009), «норма антиженственности и гомофобия» (p = 0,023), а также в большей степени привержены нормативным (консервативным) взглядам на то, как себя должен вести мужчина (p = 0,015). Установки о том, что мужчина должен стремиться быть компетентным во всех сферах, во всех ситуациях полагаться только на себя («опора на собственные силы»), а также о том, что мужчина должен добиться высокого статуса («ориентация на достижения и высокий статус»), находятся у студентов и молодых специалистов мужского пола на одинаковом уровне.

Значимых различий в гендерных установках в отношении мужчин у студенток и девушек-молодых специалистов обнаружено не было. Можно предположить, что у женщин гендерные установки значимо не меняются после перехода от стадии профессиональной адаптации к стадии профессионального образования. Также не обнаружено различий в гендерных установках в отношении мужчин у молодых специалистов женского и мужского пола.

Различия нормативных установок в отношении мужчин у студентов и молодых специалистов представлены на Рисунке 2.

Рис. 2. Различия в выраженности нормативных установок в отношении мужчин у студентов и молодых специалистов

Было выявлено, что у 87 студентов и молодых специалистов (40,65 % от числа всей выборки) выраженность нормативных установок в отношении мужчин находится на среднем уровне, у 60 (28,04 %) — на уровне ниже среднего, у 26 (12,15 %) — на низком уровне, у 35 (16,36) — на уровне выше среднего, у 6 (2,80 %) — на высоком уровне. Полученные результаты позволяют сделать вывод, что большинство (80,84 %) студентов и молодых специалистов придерживается либо эгалитарных, либо смешанных установок в отношении мужчин. Остальные студенты и молодые специалисты придерживаются традиционалистских установок относительно того, каким должен быть мужчина.

Полученное распределение студентов и молодых специалистов женского и мужского пола по степени их приверженности традиционным нормам маскулинности демонстрирует схожесть результатов студенток и девушек-молодых специалистов, что подтверждается также тем, что между данными группами не было выявлено различий ни по одной из нормативных установок в отношении мужчин. При этом, хотя и не было обнаружено значимых различий в нормативных установках в отношении мужчин у молодых специалистов женского и мужского пола, можно заметить, что их распределение по степени приверженности традиционным нормам маскулинности несколько различается. Например, только 12,77 % девушек-молодых специалистов имеют высокий уровень или уровень выше среднего приверженности нормативным установкам о мужчинах, но целых 21,43 % юношей-молодых специалистов имеют такой уровень выраженности данных установок. Кроме того, среди девушек-молодых специалистов количество тех, кто имеет средний уровень выраженности нормативных установок в отношении мужчин (смешанный тип), и тех, у кого их выраженность находится на низком уровне или уровне ниже среднего (эгалитарный тип) примерно одинаково. Однако среди юношей-молодых специалистов количество придерживающихся нормативных установок в отношении мужчин на низком уровне или уровне ниже среднего значительно превышает количество тех, кто придерживается их на среднем уровне.

Что касается студентов мужского пола, то они являются самой традиционалистской группой среди опрошенных. 38,78 % студентов мужского пола имеют высокий уровень или уровень выше среднего приверженности нормативным установкам в отношении мужчин (т. е. имеют традиционалистские установки), столько же являются обладателями смешанных установок (т. е. нормативные установки выражены у них на среднем уровне). И только около 22,45 % студентов мужского пола имеют низкую или ниже среднего выраженность данных установок.

Распределение студентов и молодых специалистов женского и мужского пола по уровню выраженности у них нормативных установок в отношении мужчин представлено в Таблице 3.

Таблица 3

Распределение студентов и молодых специалистов женского и мужского пола по уровню выраженности нормативных установок в отношении мужчин

Карьерные ориентации

Студентки

Студенты

Девушки-молодые специалисты

Юноши-молодые специалисты

Количество

% от числа всех студенток

Количество

% от числа всех студентов

Количество

% от числа всех девушек-молодых специалистов

Количество

% от числа всех юношей-молодых специалистов

Низкий уровень и уровень ниже среднего

46

≈44,23 %

11

≈22,45 %

20

≈42,55 %

9

≈64,29 %

Средний уровень

45

≈43,27 %

19

≈38,78 %

21

≈44,68 %

2

≈14,29 %

Высокий уровень и уровень выше среднего

13

=12,50 %

19

≈38,78 %

6

≈12,77 %

3

≈21,43 %

Таким образом, различия выраженности нормативных установок в отношении мужчин наблюдаются только у юношей: студенты мужского пола имеют большую выраженность нормативных установок, чем молодые специалисты мужского пола. У студенток и девушек-молодых специалистов они находятся на одинаковом уровне. Кроме того, нормативные установки в отношении мужчин выражены на одинаковом уровне у молодых специалистов обоих полов. Студенты мужского пола чаще считают, что мужчина должен соответствовать традиционным нормам маскулинности. Студентки и молодые специалисты женского пола, а также молодые специалисты мужского пола реже придерживаются такого мнения.

На втором этапе исследования выявлялась взаимосвязь нормативных установок в отношении мужчин и ориентации на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов женского и мужского пола.

Взаимосвязь установок относительно норм мужского поведения и ориентации на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов женского и мужского пола представлена в Таблице 4.

Таблица 4

Взаимосвязь нормативных установок в отношении мужчин с ориентацией на вертикальную карьеру у студентов и молодых специалистов

Шкалы

«Жёсткость, твёрдость»

«Опора на собственные силы»

«Ориентация на достижения и высокий статус»

«Ориентация на обезличенные сексуальные отношения»

«Норма антиженственности и гомофобия»

«Тотальная шкала нормативности»

Студентки

Ориентация на вертикальную карьеру

«Организаторская компетентность»

«Вызов»

«Предпринимательская креативность»

Студенты

Ориентация на вертикальную карьеру

-

«Организаторская компетентность»

-

«Вызов»

-

-

-

«Предпринимательская креативность»

-

Девушки-молодые специалисты

Ориентация на вертикальную карьеру

-

-

«Организаторская компетентность»

-

«Вызов»

-

-

-

«Предпринимательская креативность»

-

-

-

-

-

Юноши-молодые специалисты

Ориентация на вертикальную карьеру

-

-

-

-

«Организаторская компетентность»

-

-

-

-

-

-

«Вызов»

-

-

-

-

-

-

«Предпринимательская креативность»

-

Примечание: – p < 0,01; – p < 0,05

У студенток была обнаружена положительная взаимосвязь между ориентацией на вертикальную карьеру (а также всеми её компонентами) и всеми нормами мужского поведения, измеренными в исследовании, в том числе и тотальной шкалой нормативности. При этом взаимосвязь ориентации на вертикальную карьеру и её компонентов с такими нормами как «жёсткость, твёрдость», «опора на собственные силы», «ориентация на обезличенные сексуальные отношения», «норма антиженственности и гомофобия», а также с приверженностью нормативным взглядам на маскулинность у студенток является слабой (0,2 < < 0,5, p < 0,05). «Ориентация на достижения и высокий статус» также слабо взаимосвязана с такими компонентами ориентации на вертикальную карьеру, как «организаторская компетентность» ( = 0,49, p < 0,001) и «предпринимательская креативность» ( = 0,49, p < 0,001). Однако наблюдается умеренная взаимосвязь между данной установкой и ориентацией на вертикальную карьеру ( = 0,56, p < 0,001), а также таким её компонентом, как «вызов» ( = 0,51, p < 0,001).

Была обнаружена положительная взаимосвязь ориентации девушек-молодых специалистов на вертикальную карьеру и их согласия с такими установками, как «жёсткость, твёрдость» ( = 0,32, p = 0,030), «опора на собственные силы» ( = 0,30, p = 0,040), «норма антиженственности и гомофобия» ( = 0,36, p = 0,012), а также с приверженностью нормативным взглядам на маскулинность ( = 0,36, p = 0,014). «Организаторская компетентность» положительно взаимосвязана у них с такими установками в отношении мужчин, как «жёсткость, твёрдость» ( = 0,31, p = 0,032), «опора на собственные силы» ( = 0,36, p = 0,013), «ориентация на обезличенные сексуальные отношения» ( = 0,34, p = 0,020), «норма антиженственности и гомофобия» ( = 0,38, p = 0,009), приверженность нормативным взглядам на то, как себя должен вести мужчина ( = 0,41, p = 0,004). «Вызов» положительно взаимосвязан с установками «жёсткость, твёрдость» ( = 0,31, p = 0,035), «норма антиженственности и гомофобия» ( = 0,34, p = 0,020), а также с приверженностью нормативным взглядам на то, как себя должен вести мужчина ( = 0,31, p = 0,036). «Предпринимательская креативность» из всех измеренных в исследовании установок в отношении мужчин положительно взаимосвязана у девушек-молодых специалистов только с «нормой антиженственности и гомофобией» ( = 0,29, p = 0,048). Таким образом, у девушек-молодых специалистов убеждение в том, что мужчина должен добиться высокого статуса («ориентация на достижения и высокий статус») не коррелирует ни с ориентацией на вертикальную карьеру, ни с одним из её компонентов. Это означает, что девушки-молодые специалисты, стремящиеся занять высокое положение в карьерной иерархии, не считают, что для мужчины обязательно добиться высокого статуса.

Была обнаружена положительная взаимосвязь между ориентацией студентов мужского пола на вертикальную карьеру и такими её компонентами, как «организаторская компетентность» и «предпринимательская креативность» с такими установками, как «жёсткость, твёрдость» ( = 0,36, p = 0,012; = 0,31, p = 0,028 и = 0,42, p = 0,003 соответственно), «опора на собственные силы» ( = 0,36, p = 0,011; = 0,39, p = 0,006 и = 0,38, p = 0,007 соответственно), «ориентация на достижения и высокий статус» ( = 0,40, p = 0,005; = 0,51, p < 0,001 и = 0,36, p = 0,010 соответственно), «ориентация на обезличенные сексуальные отношения» ( = 0,32, p = 0,024; = 0,37, p = 0,010 и = 0,39, p = 0,005 соответственно), а также с приверженностью нормативным взглядам на то, как себя должен вести мужчина ( = 0,40, p = 0,005; = 0,38, p = 0,007 и = 0,46, p = 0,001 соответственно). «Вызов» положительно взаимосвязан у студентов мужского пола с согласием с установками «опора на собственные силы» ( = 0,33, p = 0,023), «ориентация на достижения и высокий статус» ( = 0,30, p = 0,035), а также с приверженностью нормативным взглядам на то, как себя должен вести мужчина ( = 0,31, p = 0,033).

Ориентация на вертикальную карьеру умеренно положительно взаимосвязана у молодых специалистов мужского пола с установкой «ориентация на достижения и высокий статус» ( = 0,66, p = 0,011), а также с установкой «норма антиженственности и гомофобия» ( = 0,54, p = 0,046). «Организаторская компетентность» значимо сильно положительно взаимосвязана у молодых специалистов мужского пола с такими установками в отношении мужчин, как «жёсткость, твёрдость» ( = 0,78, p = 0,001), «опора на собственные силы» ( = 0,75, p = 0,002), «ориентация на достижения и высокий статус» ( = 0,77, p = 0,001), «норма антиженственности и гомофобия» ( = 0,78, p = 0,001), а также с приверженностью нормативным взглядам на то, как себя должен вести мужчина ( = 0,74, p = 0,002). При этом карьерные ориентации «предпринимательская креативность» и «вызов» у молодых специалистов мужского пола не связаны ни с одной из измеренных в исследовании нормативных установок в отношении мужчин.

Таким образом, нормативные установки в отношении мужчин имеют только положительные взаимосвязи с ориентацией на вертикальную карьеру и её компонентами у студентов и молодых специалистов обоих полов. Возможно, это связано с тем, что одной из норм традиционной маскулинности является убеждение в том, что мужчина должен добиться высокого статуса и материального положения, которые подразумевают высокое положение в карьерной иерархии, составляющее сущность ориентации на вертикальную карьеру. Следовательно, мужчина, приверженный традиционным нормам маскулинности, будет стремиться сам им соответствовать и потому иметь высокую степень выраженности ориентации на вертикальную карьеру. Однако и девушки, в большей степени ориентированные на вертикальную карьеру, в большей степени придерживаются традиционной модели маскулинности. Можно было предположить, что студентки и девушки-молодые специалисты, приверженные традиционным нормам маскулинности, будут также привержены традиционным взглядам относительно собственного пола, а потому не будут сами стремиться к карьерному продвижению и руководящим позициям, однако нами обнаружилась противоположная тенденция. Полученные результаты можно объяснить с помощью феномена «королевы пчёл» [10], когда, сталкиваясь с угрозой социальной идентичности в рабочей среде, в которой доминируют мужчины и распространены негативные стереотипы о способностях женщин быть руководителями, женщины могут прибегать к стратегиям дистанцирования от других женщин, использования маскулинной самопрезентации, а также поддержания и оправдания существующей гендерной иерархии. В данном случае они используют стратегию «индивидуальной мобильности»: дистанцируются от социальной группы, находящейся в невыгодном положении, и присоединяется к группе с более высоким статусом, т. е. стараются быть похожими на мужчин ради достижения карьерного успеха. Отмечается, что, несмотря на то, что поведение «королев пчел» направлено на женщин, находящихся на более низких должностных позициях, они поддерживают женщин-руководительниц, находящихся на том же, что и они сами, уровне организационной иерархии, а также не дистанцируются от них. Таким образом, девушки, стремящиеся к высокому положению в карьерной иерархии, сталкиваясь с традиционными установками о разделении ролей на «женские» и «мужские», согласно которым роль руководителя, лидера отводится мужчине, а женщина в первую очередь должна быть занята ведением домашнего хозяйства, а на работе выполнять исполнительскую функцию при руководителе-мужчине, могут поддержать данные установки, но не распространять их на себя и тех женщин, которые находятся с ними на одном уровне. Помимо феномена «королевы пчел» результаты, согласно которым студентки и девушки-молодые специалисты, в большей степени ориентированные на вертикальную карьеру, в большей степени придерживаются традиционной модели маскулинности, можно объяснить тем, что девушки распространяют данные установки не только на мужчин, но и на женщин, а, следовательно, и на себя, тоже. Они считают, что человек независимо от пола должен быть эмоционально и физически сильным, готовым рисковать, компетентным и полагающимся только на себя, ориентированным на то, чтобы добиться высокого положения в обществе и т. д. Возможно, их желание занять высокое положение в карьерной иерархии приводит к тому, что они высоко оценивают важность вышеперечисленных качеств (как у женщин, так и у мужчин), так как считают, что именно они могут помочь им добиться цели. Или же, наоборот, девушки, для которых данные качества важны, могут стремиться занять высокое положение в карьерной иерархии, так как это станет свидетельством их силы, компетентности, способности достичь высокого положения и т. д. Возможно, девушки, сами обладающие такими качествами и ценящие их, имеют большую склонность к ориентации на вертикальную карьеру.

Наибольшее количество взаимосвязей ориентации на вертикальную карьеру и её компонентов с нормативными установками в отношении мужчин обнаружено у студенток. У них все измеренные нормативные установки положительно взаимосвязаны со всеми измеренными компонентами ориентации на вертикальную карьеру и ориентацией на вертикальную карьеру в целом. При этом, как и у студентов мужского пола, наибольшая сила взаимосвязи с ориентацией на вертикальную карьеру и её компонентами у них наблюдается для нормативной установки «ориентация на достижения и высокий статус». Эта нормативная установка подразумевает, что мужчина должен добиться высокого статуса и материального положения, что подразумевает достижение высокого положения в карьерной иерархии. Вероятно, именно этим и объясняются полученные результаты.

Однако у девушек-молодых специалистов «ориентация на достижения и высокий статус» не связана с ориентацией на вертикальную карьеру и её компонентами. Это свидетельствует о том, что девушки-молодые специалисты, которые сами стремятся достичь высокого положения в карьерной иерархии, не считают, что высокий статус и достижения важны для мужчин.

У юношей-молодых специалистов только «предпринимательская креативность» из всех компонентов ориентации на вертикальную карьеру взаимосвязана с нормативными установками в отношении мужчин. Таким образом, у молодых специалистов мужского пола традиционная модель маскулинности взаимосвязана со стремлением работать «на себя» и создавать в своей работе что-то новое, но не со стремлением занять управляющую позицию, добиться должностного роста или стремлением выполнять сложные задачи в своей профессиональной деятельности. Отметим, однако, что выявленные взаимосвязи с «предпринимательской креативностью» у юношей-молодых специалистов являются сильными, при том, что у остальных групп респондентов ориентация на вертикальную карьеру и её компоненты взаимосвязаны с нормативными установками в отношении мужчин слабо или умеренно.

Таким образом, большинство опрошенных студентов и молодых специалистов женского и мужского пола придерживаются либо эгалитарных, либо смешанных установок в отношении мужчин, при этом наибольшая выраженность нормативных установок в отношении мужчин наблюдается у студентов мужского пола, а наибольшее количество взаимосвязей этих установок с ориентацией на вертикальную карьеру — у студенток. Нормативные установки в отношении мужчин имеют только положительные взаимосвязи с ориентацией на вертикальную карьеру и её компонентами у студентов и молодых специалистов обоих полов. Наибольшая сила этих взаимосвязей обнаруживается у молодых специалистов мужского пола.

Литература:

  1. Бурова, С. Н. Гендерные стереотипы в университетской среде Минска / С. Н. Бурова. — Мн.: Юнипак, 2015. — 28 с.
  2. Волкова, Н. В. Карьерные установки студентов стратегически перспективных направлений обучения / Н. В. Волкова, В. А. Чикер // Социальная психология и общество. — 2018. — Т. 9, № 1. — С. 90–107.
  3. Жданович, А. А. Реадаптация опросника «Карьерные ориентации» Э. Г. Шейна и его стандартизация на студенческой выборке // Психологический журнал. — 2007 — № 4. — С. 4–22.
  4. Зайцева, Ю. В. Структура гендерных установок женщин и мужчин на начальных этапах построения карьеры / Ю. В. Зайцева // Молодой ученый. — 2018. — № 35. — С. 76–82.
  5. Клёцина, И. С. Гендерные нормы как социально-психологический феномен: монография / И. С. Клёцина, Е. В. Иоффе. — М: Проспект, 2017. — 144 с.
  6. Клёцина, И. С. Нормы мужского и женского поведения в оценках студенческой молодежи / И. С. Клёцина, Е. В. Иоффе // Человек. Сообщество. Управление, 2016 — № 3. — С. 61–72.
  7. Клёцина, И. С. Опросник «Нормы мужского поведения» и возможности его использования для изучения особенностей взаимодействия мужчин и женщин с жизненными ситуациями / И. С. Клёцина, Е. В. Иоффе // Практикум по психологии жизненных ситуаций / Под ред. Е. Ю. Коржовой. — СПб.: ООО «Фирма «Стикс», 2016. — С. 131–147.
  8. Кон, И. С. Гегемонная маскулинность как фактор мужского (не) здоровья / И. С. Кон // Социология: теория, методы, маркетинг. Научно-теоретический журнал. — 2008. — № 4. — С. 5–16.
  9. Мельникова, Н. Н. Карьерные ориентации: гендерные различия и возрастная динамика / Н. Н. Мельникова // Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. — 2016. — № 3. — С. 76–86.
  10. Derks, B. The queen bee phenomenon: why women leaders distance themselves from junior women / B. Derks, C. Van Laar, N. Ellemers // The Leadership Quarterly. — 2016. — № 27. — P. 456–469.
Основные термины (генерируются автоматически): вертикальная карьера, отношение мужчин, высокий статус, специалист, установка, ориентация, пол, студент, молодая, норма антиженственности.


Похожие статьи

Исследование отношения сотрудника к компании в контексте...

Можно предположить, что хорошее отношение к компании, некоторая ее идеализация способствует проявлению лояльности. 2. Лояльность таких сотрудников положительно связана с уровнем развития компании, то есть чем больше лояльность...

Похожие статьи

Исследование отношения сотрудника к компании в контексте...

Можно предположить, что хорошее отношение к компании, некоторая ее идеализация способствует проявлению лояльности. 2. Лояльность таких сотрудников положительно связана с уровнем развития компании, то есть чем больше лояльность...

Задать вопрос