Отграничение деяний, посягающих на социальную память об умерших и мест их захоронения, от смежных составов преступлений | Статья в журнале «Молодой ученый»

Авторы: ,

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №43 (229) октябрь 2018 г.

Дата публикации: 29.10.2018

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Донченко А. Г., Абдулмеджидова Э. М. Отграничение деяний, посягающих на социальную память об умерших и мест их захоронения, от смежных составов преступлений // Молодой ученый. — 2018. — №43. — С. 111-113. — URL https://moluch.ru/archive/229/53336/ (дата обращения: 24.03.2019).



Для того чтобы дать правильную уголовно-правовую оценку содеянному, необходимо при выявлении признаков, присущих исключительно совершенному деянию, отграничить последнее от всех остальных. Только тогда можно прийти к единой совокупности признаков, которые, с одной стороны, можно характеризовать именно это преступление, а с другой — отличать его от всех других.

Необходимо отметить, что понятие квалификации и разграничения преступлений не идентичны. Н. Г. Кадников в своих работах указывает, что в юридической литературе квалификацией преступления называют его юридическую оценку и установление (применение) той уголовно-правовой нормы, которая наиболее полно описывает признаки этого преступления, а разграничение заключается в установлении признаков, которые индивидуализируют составы преступлений, помогают отличить их от смежных составов [1].

Хотя каждый состав преступления является индивидуальным и неповторимым, в ряде случаев составы различных преступлений могут иметь и сходные признаки. В зависимости от количества разделительных признаков между составами преступлений, выделяются различные виды их соотношение. Удобным, по нашему мнению, является предложение выделить четыре следующие виды:

1) составы преступлений не имеют никаких общих признаков (кроме вменяемости и возраста);

2) составы имеют небольшое количество общих признаков;

3) составы преступлений имеют значительное количество общих признаков;

4) составы преступлений содержат все общие признаки, кроме одного.

Исходя из того, что проблема разграничения возникает лишь к родственным — смежным преступлениям или иным правонарушениям, то есть таким, которые совпадают по ряду своих характерных черт, смежными составами преступлений являются содержащие значительное количество или все, кроме одного, похожих признаков. Именно в таких случаях и возникают наибольшие сложности при квалификации.

К преступлениям, содержащих схожие с надругательством над телами умерших и местами их захоронения признаки, относятся:

– преступления против собственности (статьи 158, 159, 161, 162 УК РФ);

– убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст.105 УК РФ);

– убийство, сопряженное с изнасилованием и последующим глумлением над трупом (п. «к» ч. 2 ст.105 УК РФ);

– вандализм (ст. 214 УК РФ).

Из вышеперечисленных составов преступления рассмотрим некоторые из них.

В правоприменительной практике возникает немало вопросов по квалификации преступлений, предусмотренных ст. 244 УК РФ, ст. 105 УК РФ, ст. 131 и 132 УК РФ. Так, статья 244 УК РФ устанавливает ответственность за надругательство над телами умерших. К надругательству над телом умершего относится и некрофилия — совершение полового акта с трупом [2].

Такие случаи нечасты в следственно-судебной практике, однако все же имеют место. Так, Приговором Пензенского областного суда Семенов осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 244 УК РФ: во время распития спиртного с Вагаповым, он предложил тому пойти к своей знакомой Е. и спросить у нее взаймы денег. Однако последняя отказала в их просьбе и стала выгонять из дома. В ответ на это Семенов ножом нанес потерпевшей несколько ударов в спину. Поняв, что потерпевшая мертва, он совершил с ней половой акт [10].

В научной литературе нет единства мнений по вопросам квалификации указанных преступлений, при этом вносятся различные предложения по совершенствованию состава данного преступления.

Так, А. Ситников и А. Павлов предлагают ст. 244 УК РФ дополнить ч. 3, предусматривающей ответственность за надругательство над телом умершего, которое выразилось в его умышленном уничтожении, обезображивании, либо в совершении с ним действий сексуального характера, а равно в употреблении органов и тканей тела умершего в пищу [3]. Вместе с тем, другой точки зрения придерживается В. П. Коняхин, который указывает, что существующей нормы достаточно для верной квалификации случаев некрофилии [4].

З. А. Незнамова в своей работе отмечает, что имеется несколько вариантов юридической оценки таких половых извращений, а именно: совершение полового акта с трупом, которое необходимо квалифицировать по ст. 244 УК РФ; а также убийство с целью совершить половой акт с трупом, которое должно быть квалифицировано по совокупности преступлений, предусмотренных ст.105 и ст.244 УК РФ [5].

Полагаем, что следует согласиться с такой позицией, так как в этом случае дается наиболее полная правовая оценка содеянного.

Вместе с тем, в некоторых случаях такие действия органами предварительного следствия и судом квалифицируются по п. «к» ч. 2 ст.105 УК РФ — как убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

Полагаем, что некрофилию таким образом квалифицировать нельзя, так как при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера предполагается совершение полового акта против воли потерпевшего. Вместе с тем, совершение полового акта с трупом не может быть квалифицировано по ст. 131 или 132 УК РФ, так как все биологические, интеллектуальные, моральные составляющие человека, в том числе и воля, утрачиваются человеком во время наступления смерти [6].

В соответствии с п.13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» (далее по тексту — ПП ВС РФ № 1 от 27.01.1999 г.) под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, понимается совершение убийства в процессе данных действий, в том числе с целью сокрытия преступления, а также по мотивам мести за проявленное сопротивление при совершении указанных преступлений [8].

Таким образом, имеют место два самостоятельных состава преступления, квалифицировать которые необходимо по п. «к» ч. 2 ст.105 УК РФ и соответствующим частям ст.131 или ст.132 УК РФ.

Для единообразного подхода в правоприменительной практике предлагаем п. 3 ПП ВС РФ № 1 от 27.01.1999 г. изменить, добавив в него абзац 3 следующего содержания: «Убийство с целью совершения полового сношения с трупом следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и ст. 244 УК РФ» [8].

Особую сложность при юридической оценке вызывают случаи убийства в ходе изнасилования, при совершении полового акта после наступления смерти [6]. Так, приговором Дальневосточного окружного военного суда военнослужащий К. был признан виновным в умышленном убийстве лица, сопряженном с изнасилованием, а также в надругательстве над телом умершей. Так К., желая изнасиловать Б., затащил ее в помещение строящейся бани, предотвращая ее сопротивление, затянул на ее шее шарф, пока потерпевшая не стала подавать признаки жизни. После чего, убедившись, что потерпевшая мертва, К. снял с нее одежду и совершил с ней половое сношение, после чего спрятал труп на пустыре, засыпав его снегом. Прекращая дело по ч. 1 ст. 244 УК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, указала, что указанное преступление, относится к преступлениям против общественной нравственности и совершается только с прямым умыслом, который направлен на совершение аморальных, циничных, оскверняющих действий в отношении погребенных или временно не захороненных человеческих останков. Вместе с тем, таких обстоятельств при совершении преступления К. не имеется. Как следует из материалов уголовного дела, действия К., выразившиеся в раздевании умершей потерпевшей и совершении с ней полового сношения, были одновременными с ее убийством и охватывались единым умыслом виновного. Раздевание умершей осужденным К. подтверждает осуществление им умысла, направленного на совершение с потерпевшей полового акта [9].

Полагаем что, решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации является спорным, поскольку К., понимая, что потерпевшая умерла, раздевая ее труп и совершая с ней половой акт, выполнил все действия, составляющие объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ — надругательство над телом умершего. Представляется, что суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного К. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 244 УК РФ.

В случае надругательства в форме некрофилии необходимо также рассмотреть отличие состава надругательства над телом умершего и местом его захоронения от ст. 134 УК РФ — иные действия сексуального характера. Сексуальные действия с трупами (некрофилия) либо с животными (скотоложство или зоофилия), хотя и относятся к ненормальным формам половой жизни человека, вместе с тем состав указанного преступного деяния не образуют. При выполнении обстоятельств, предусмотренных соответственно ст. 244 и ст. 245 УК РФ, указанные действия следует квалифицировать как надругательство над телами умерших или как жестокое обращение с животными [6].

Таким образом, представляется правильным дополнить пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» абзацем 4 следующего содержания: «Не признается изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера совершение полового сношения и иных действий сексуального характера с трупом. Подобные действия следует квалифицировать по ст. 244 УК РФ как надругательство над телом умершего» [7].

Следовательно, отграничение посягательства на социальную память об умерших и мест их захоронения от убийства, сопряженного с изнасилованием, происходит по объекту преступления, а также по субъективной стороне преступления.

Проведенное исследование отграничения деяний посягающих на социальную память об умерших и мест их захоронения, от смежных составов преступлений позволяет сформулировать следующие выводы.

Отграничение посягательства на социальную память об умерших и мест их захоронения от убийства, сопряженного с изнасилованием, происходит по объекту преступления, а также по субъективной стороне преступления. Совершение полового акта с трупом необходимо квалифицировать по ст. 244 УК РФ; убийство с целью совершить половой акт с трупом, должно быть квалифицировано по совокупности преступлений, предусмотренных ст.105 и ст.244 УК РФ.

Таким образом, обобщая все изложенное относительно отграничения деяний, посягающих на социальную память об умерших и мест их захоронения, от смежных составов преступлений, для единообразного подхода в правоприменительной практике предлагается возможным сформулировать следующие предложения:

  1. Пункт 3 ПП ВС РФ № 1 от 27.01.1999 г. изменить, дополнить абзацем 3 который изложить в следующей редакции: «Убийство с целью совершения полового сношения с трупом следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и ст. 244 УК РФ»;
  2. Пункт 15 ПП ВС РФ № 16 от 04.12.2014 г. дополнить абзацем 4 следующего содержания: «Не признается изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера совершение полового сношения и иных действий сексуального характера с трупом. Подобные действия следует квалифицировать по ст. 244 УК РФ как надругательство над телом умершего».

Литература:

  1. Кадников Н. Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, Юриспруденция, 2013. С. 17.
  2. Антонян Ю. М. Некрофилия: понятие, типология, объяснение // Общество и право. 2016. № 3 (57). С. 49
  3. Ситникова А., Павлов А. Уголовная ответственность за преступления, совершенные лицами с сексуальной перверсией // Уголовное право. 2014. № 1. С.62.
  4. Коняхин В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права // Правоведение. 2012. № 5. С. 262.
  5. Шокель А. С. Предупреждение преступлений, связанных с надругательствами над телами умерших и местами их захоронения: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.08 / А. С. Шокель. Москва, 2011. С. 64.
  6. Калужская А. В. Отграничение убийства, сопряженного с изнасилованием, от надругательства над телом умершего при квалификации преступлений // Вестник Московского университета МВД России. 2017. № 5. С. 150.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // Российская газета. № 284. 12.12.2014.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 3. 1999.
  9. Определение Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 16 дек. 2004 № 2–071/04 // Доступ из справочно-правовой системы КонсультантПлюс
  10. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2016 г. № 29-АПУ15–4 // Доступ из справочно-правовой системы КонсультантПлюс
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, половой акт, сексуальный характер, половое сношение, труп, действие, тело умершего, состав преступлений, совокупность преступлений, Верховный Суд.


Похожие статьи

Изнасилование. Профилактика и предупреждение

В Уголовном кодексе Российской Федерации, а именно в главе 18 содержится уголовно — правовой запрет на совершение ряда деяний против половой неприкосновенности и половой свободы личности («сексуальных преступлений»).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Изнасилование. Профилактика и предупреждение

В Уголовном кодексе Российской Федерации, а именно в главе 18 содержится уголовно — правовой запрет на совершение ряда деяний против половой неприкосновенности и половой свободы личности («сексуальных преступлений»).

Задать вопрос