Усмотрение как способ реализации гражданско-правовых норм с оценочными понятиями | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №39 (225) сентябрь 2018 г.

Дата публикации: 01.10.2018

Статья просмотрена: 176 раз

Библиографическое описание:

Углев, К. А. Усмотрение как способ реализации гражданско-правовых норм с оценочными понятиями / К. А. Углев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 39 (225). — С. 131-134. — URL: https://moluch.ru/archive/225/52885/ (дата обращения: 25.02.2021).



Статья посвящена исследованию усмотрения как специфического способа реализации гражданско-правовых норм. На основе анализа теоретических взглядов на правоприменительное усмотрение автором формулируется дефиниция данного юридического явления, рассматриваются его механизм и пределы. В заключение делается вывод об актуальности сделанных выводов не только для правоприменения, но и для других форм реализации права.

Ключевые слова: усмотрение, правовые нормы с оценочными понятиями, реализация права, применение права, пределы правоприменительного усмотрения, добросовестность.

The article is devoted to the study of discretion as a specific way of implementing civil law norms. Based on the analysis of theoretical views on the law enforcement discretion the author formulated a definition of this legal phenomenon, considered its mechanism and limits. In conclusion, it is concluded that the derivations made are relevant not only for law enforcement, but also for other forms of exercise of law.

Key words: discretion, law norms with evaluative concepts, exercise of law, application of law, limits of law enforcement discretion, conscientiousness.

Оценочные понятия имеют большое значение в механизме гражданско-правового регулирования. Посредством их использования обеспечивается максимальная регламентация гражданских правоотношений. Они являются оптимальным средством предотвращения устаревания правовых норм, возникновения пробелов в праве вследствие изменения общественных отношений.

Специфика реализации норм с оценочными понятиями обусловлена их основной особенностью — относительной определенностью содержания. Вследствие этого их реализация происходит особым способом — усмотрением, которое также характерно для реализации диспозитивных правовых норм (п. 1 ст. 106.5 ГК РФ), а также норм-принципов (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Необходимо разграничивать нормы, содержащие оценочные понятия, и диспозитивные правовые нормы. В основе деления норм права на указанные группы лежат разные критерии: наличие в составе оценочного понятия и метод правового регулирования соответственно. В связи с этим норма с оценочным правовым понятием может являться как императивной (п. 1 ст. 616 ГК РФ), так и диспозитивной (п. 3 ст. 723 ГК РФ). Вместе с тем, наличие в гражданском праве норм, содержащих оценочные понятия, является следствием отраслевого принципа диспозитивности.

В толковых словарях приводятся такие трактовки значения слова «усмотрение» как «что-либо увидеть, увидать, узреть очами, открыть и распознать, заметить» [3, с. 526–527], «решение, заключение, мнение» [14, с. 839].

Применение норм с оценочными понятиями происходит также посредством усмотрения. Применительно к гражданско-правовым отношениям наибольшее значение имеет судебное (судейское) усмотрение, а также усмотрение квазисудебных органов (например, третейских судов, в том числе международных коммерческих арбитражей). Представляется правильным именовать данный тип усмотрения судебным, поскольку решения по гражданским (в том числе арбитражным) делам принимаются судом (как органом власти) в составе одного или нескольких судей. Более того, в арбитражном процессе сохраняется институт арбитражных заседателей, поэтому суд может состоять не только из судей.

В юридической литературе понятию «усмотрение» уделено достаточное внимание, однако оно рассматривается исключительно с позиции правоприменения. Это видится вполне оправданным, поскольку именно правоприменительный аспект данного юридического явления имеет наиболее существенное значение. Вместе с тем, не стоит забывать, что усмотрение является способом не только применения, но и других форм реализации права.

Т. В. Авакян определяет правоприменительное усмотрение как «выбор законного решения из ряда возможных в том случае, когда применение нормы к конкретному случаю предполагает два и более возможных решения ввиду многозначности понятий или наличия предусмотренной нормой возможности выбора варианта применения» [2, с. 122–123].

По мнению А. П. Корнева, усмотрение есть «определенная рамками законодательства известная степень свободы органа в правовом разрешении индивидуального конкретного дела, предоставляемая в целях принятия оптимального решения по делу» [8, с. 73–74].

М. Ф. Лукьяненко приходит к выводу, что «усмотрение — это способ применения гражданско-правовой нормы, который заключается в свободно-субъективном выборе поведения путем оценки, основанной на внутреннем убеждении правоприменителя в соответствии со своим правосознанием исходя из принципов права, норм морали и обстоятельств конкретной правоприменительной ситуации» [10, с. 173].

В зависимости от субъекта правоприменения М. Ф. Лукьяненко различает частное и судебное усмотрение. Вместе с тем, в данном подходе усматривается противоречие. Определяя усмотрение как способ применения права, автор указывает на возможность его осуществления частноправовыми субъектами. Однако «применение права — это управленческая, процессуальная, властная деятельность уполномоченных (компетентных) субъектов по реализации правовых норм путем рассмотрения конкретных юридических дел и вынесения индивидуальных решений, т. е. актов применения права» [9, с. 150]. Из этого следует, что правоприменение не может осуществляться частноправовыми субъектами.

Особое внимание в юридической литературе уделено судебному усмотрению. По мнению К. И. Комиссарова, судебное усмотрение есть «предоставленное суду правомочие принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое решение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона» [7, с. 50].

О. А. Папкова полагает, что «судейским усмотрением является предусмотренная юридическими нормами, осуществляемая в процессуальной форме мотивированная правоприменительная деятельность суда, состоящая в выборе варианта решения правового вопроса, имеющая общие и специальные пределы» [12, с. 39].

Подводя итог рассмотрению научных взглядов на понятие усмотрения, предлагается сформулировать следующую дефиницию. Усмотрение — это способ реализации диспозитивных правовых норм, норм-принципов, а также норм с оценочными понятиями, предусматривающий определенную степень свободы субъекта права в выборе действий в конкретной юридической ситуации.

Усмотрение представляет собой динамический процесс, включающий в себя интеллектуальный и волевой аспекты. Его интеллектуальная сторона заключается в осознании субъектом возможности выбора варианта поведения, анализе сложившейся юридической ситуации. Волевой аспект подразумевает выбор субъектом на основе проведенного предварительного анализа конкретной модели поведения. Интеллектуальный и волевой аспекты взаимосвязаны, и четкую грань между ними провести достаточно сложно.

Вопрос о стадиях усмотрения детально проработан А. А. Малиновским [11, с. 102]. По его мнению, усмотрение состоит из четырех стадий. Первая стадия — интроспекция, то есть анализ субъектом сложившейся юридической ситуации и возникновение у него соответствующего правового интереса. В рамках второй стадии субъект формирует конкретную правовую цель, тем самым происходит трансформация его психических переживаний в правовую плоскость. На третьей стадии субъект, руководствуясь своим правосознанием, выбирает юридические средства достижения поставленной цели и определяет наиболее предпочтительный для него вариант поведения, которое фактически реализует в ходе четвертой стадии усмотрения (непосредственно действия).

А. А. Малиновский отмечает о важности наличия реальной возможности претворить на практике все предусмотренные законом варианты реализации правовой нормы. «Любая декларативность права, т. е. юридическая провозглашенность свободы выбора вариантов поведения и фактическая ограниченность поведения одним единственным вариантом не позволяют говорить о наличии в данном случае свободы усмотрения у субъекта права» [там же].

Право как социальный регулятор устанавливает рамки дозволенного поведения — пределы реализации прав. При реализации правовых норм с оценочными понятиями посредством усмотрения границы потенциально правомерного поведения наиболее широки. Вместе с тем, сфера усмотрения не является беспредельной.

Пределы усмотрения можно классифицировать на объективные и субъективные. Объективные пределы установлены непосредственно применяемой нормой права, более общей нормой, правовыми принципами, а также судебной практикой, а субъективные зависят непосредственно от лица, реализующего норму.

Сложность в установлении пределов усмотрения при реализации норм, содержащих оценочные понятия, состоит в отсутствии однозначно определенных возможных вариантов поведения. «Осуществление усмотрения ограничивается закрепленными в гражданско-правовой норме указаниями на «существенное», «обычное», «разумное», «необходимое», «заслуживающее внимания» и т. п. Иными словами, определяется лишь направление на результат, а условия, в которых должны совершаться те или иные действия, заранее не обозначены» [10, с. 175].

Таким образом, специфика реализации норм с оценочными понятиями заключается в том, что объективные пределы усмотрения четко не определены. В связи с этим на первый план выходят иные пределы. Рассмотрим их на примере судебного усмотрения.

К. П. Ермакова определяет пределы судебного усмотрения как «установленный легальными субъектами с помощью специальных правовых средств в нормативных правовых актах, иных формах права вид правовых ограничений, устанавливающий границы, в рамках которых суд имеет возможность волевого выбора для оптимального разрешения юридического вопроса» [5, с. 51].

Наряду с правовыми предписаниями пределы судебного усмотрения составляют стандарт (общественное правосознание), индивидуальное правосознание судьи, а также судебная практика.

Т. В. Кашаниной в качестве критерия применения норм с оценочными понятиями предложено понятие «стандарта». По ее мнению, стандарт «представляет собой совокупность типичных свойств, которые, как считается, должны быть присущи предметам определенного рода» [6, с. 8]. Стандарт служит для правоприменителя образцом, ориентиром для наполнения оценочного понятия практическим смыслом. Стандарт — явление идеального уровня, сутью которого является представление о признаках конкретных юридических явлений, действий, процессов, соответствующих определенному оценочному понятию.

Помимо понятия «стандарта» в юридической науке разработана теория «среднего человека», под которым понимается среднестатистический представитель общества с наиболее тривиальными моделями поведения в конкретных обстоятельствах, которые принимаются за юридический эталон. Разумность действий субъектов гражданских правоотношений в данном случае надлежит оценивать на основе этого образца. В. И. Емельянов отмечает, что «разумными следует считать действия, которые совершил бы человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. Абстрактная личность, обладающая такими качествами, может быть названа разумным человеком» [4, с. 115]. Руководствуясь теорией «среднего человека», правоприменителю надлежит разрешать юридические ситуации, урегулированные нормами права с оценочными понятиями. Данный предел судебного усмотрения трудно отнести к группе субъективных или объективных. С одной стороны, представления человека о каком-либо явлении всегда субъективны, с другой стороны, поскольку в рассматриваемой ситуации речь идет о наиболее типичной модели поведения, данному пределу придаются элементы объективности. Иначе этот предел можно назвать общественным правосознанием, которое оказывает влияние на формирование правосознания судьи и на которое одновременно ориентируется судья для уяснения значения оценочного понятия.

В связи с наличием затруднений при разграничении пределов усмотрения на объективные и субъективные представляется более предпочтительным пользоваться классификацией, предложенной О. А. Папковой, и дифференцировать пределы на общие и специальные. Общие пределы усмотрения устанавливаются правовыми нормами и судебной практикой; пределы, определяемые иным образом, являются специальными.

Немалую роль в процессе усмотрения играет индивидуальное правосознание судьи. А. А. Пивоварова отмечает, что судейское усмотрение формируется на основе убеждения судьи, которое, в свою очередь, влияет на формирование как решения по существу дела в целом, так и выводов правоприменителя о содержании правовой нормы и механизме ее применения. По мнению данного автора, внутреннее убеждение судьи формируется в его правосознании, а правосознание есть «одна из областей сознания, которая выражается как в рассудочной, так и эмоциональной деятельности человека и направлена на создание субъективной идеальной правовой модели, восприятие правовой системы государства, ее оценку с точки зрения соответствия идеалу» [13, с. 9].

Еще одним пределом судебного усмотрения выступает судебная практика. Представляется, что данное понятие необходимо рассматривать в широком аспекте и включать в его состав разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а также акты судов всех инстанций судебной системы Российской Федерации. При этом не следует относить к судебной практике акты Конституционного Суда России ввиду особого политико-юридического назначения данного института, наличия у него специфических полномочий. Акты данного органа образуют обособленную группу не только в масштабе судебных правоприменительных документов, но и правовой системы государства в целом.

Необходимо различать судебную практикую как предел судебного усмотрения и официальное толкование правовых норм, которое осуществляется Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ. При наличии официального толкования нормы не может иметь место судебное усмотрение. В данном случае необходимо вести речь о правоприменении с учетом официального толкования.

Судебная практика, предлагая выработанные модели решения конкретных однотипных юридических ситуаций, устанавливает предел судебного усмотрения. Помимо этого рамки судебной дискреции определены в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, в которых рассматриваются различные аспекты применения норм права, не затрагивающие вопросы их толкования.

Следует заметить, что после нормативного закрепления принципа добросовестности в отечественном гражданском праве (с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ [1]) устарела точка зрения, согласно которой добросовестность рассматривалась в качестве самостоятельного предела осуществления гражданских прав (помимо принципов права). На сегодняшний день добросовестность является объективным пределом реализации гражданско-правовых норм, выраженным в виде нормы-принципа (п. 3 ст. 1 ГК РФ). При этом характеристика добросовестности как предела осуществления прав является для нее вторичной, следствием ее принципиального значения.

Рассмотренные на примере судебного усмотрения пределы применения норм с оценочными понятиями, а также механизм данного явления актуальны и для традиционных субъектов гражданских правоотношений, не являющихся правоприменителями. В связи с этим сделанные в настоящей статье выводы распространяются в равной степени на все формы реализации правовых норм, содержащих оценочные понятия.

Таким образом, дискреционное применение норм с оценочными понятиями ограничено пределами. Они могут иметь исключительно юридическую природу или также сочетать в себе отдельные социальные и психические аспекты. Соблюдение данных пределов, залогом которого являются глубокое знание права и актуальной юридической практики, высокий уровень правосознания как общества в целом, так и правоприменителя в частности, будет способствовать правильному применению норм, содержащих оценочные понятия, достижению целей правового регулирования.

Литература:

  1. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: федеральный закон от 30.12.2012 г. № 302–ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 31.12.2012. — № 53 (ч. 1). — Ст. 7627.
  2. Авакян Т. В. Юридическое мышление в правоприменительном процессе: дис. … канд. юрид. наук / Т. В. Авакян. — Ростов н/Д, 2006. — 186 с.
  3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / В. И. Даль. — 2-е изд., испр. и доп. В 4-х т. Т. 4. — Издание книгопродавца — типографа М. О. Вольфа, С.–Петербург, 1882. — 704 с.
  4. Емельянов В. И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами / Емельянов В. И. — М.: Лекс-Книга, 2002. — 160 с.
  5. Ермакова К. П. Правовые пределы судебного усмотрения // Журнал российского права. — 2010. — № 8. — С. 50–58.
  6. Кашанина Т. В. Оценочные понятия в советском праве: автореф. дис.... канд. юрид. наук / Т. В. Кашанина. — Свердловск, 1974. — 17 с.
  7. Комиссаров К. И. Судебное усмотрение в советском гражданском процессе // Советское государство и право. — 1969. — № 4. — С. 49–56.
  8. Корнев А. П. Нормы административного права и их применение / А. П. Корнев. — М.: Юридическая литература, 1978. — 141 с.
  9. Кузнецов И. А. Теория государства и права: учебник / И. А. Кузнецов. — Волгоград: Изд-во ВАГС, 2004. — 219 с.
  10. Лукьяненко М. Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность / М. Ф. Лукьяненко. — М.: Статут, 2010. — 423 с.
  11. Малиновский А. А. Усмотрение в праве // Государство и право. — 2006. — № 4. — С. 102–104.
  12. Папкова О. А. Усмотрение суда / О. А. Папкова. — М.: Статут, 2005. — 413 с.
  13. Пивоварова А. А. Правосознание и усмотрение судьи: соотношение понятий, роль при назначении наказания: дис.... канд. юрид. Наук / А. А. Пивоварова. — Самара, 2009. — 228 с.
  14. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. — 4-е изд., доп. — М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — 944 с.
Основные термины (генерируются автоматически): судебное усмотрение, норма, предел, судебная практика, ГК РФ, усмотрение, Верховный Суд РФ, волевой аспект, правоприменительное усмотрение, форма реализации.


Ключевые слова

усмотрение, добросовестность, применение права, правовые нормы с оценочными понятиями, реализация права, пределы правоприменительного усмотрения

Похожие статьи

Судебная практика в России: правоприменение или...

принципа судопроизводства в России — единообразие судебной практики. Судебные акты Верховного Суда РФ наиболее важную роль играют в случаях, когда правовая норма, призванная урегулировать правоотношение, отсутствует или допускает двоякое толкование.

Похожие статьи

Судебная практика в России: правоприменение или...

принципа судопроизводства в России — единообразие судебной практики. Судебные акты Верховного Суда РФ наиболее важную роль играют в случаях, когда правовая норма, призванная урегулировать правоотношение, отсутствует или допускает двоякое толкование.

Задать вопрос