Авторы: Щедрова Ирина Алексеевна, Борисова Екатерина Алексеевна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №11 (22) ноябрь 2010 г.

Статья просмотрена: 53 раза

Библиографическое описание:

Щедрова И. А., Борисова Е. А. Формирование национальной идеологии как метод борьбы с коррупцией в современной России // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.2. — С. 95-97.

На рубеже XXI века в мире произошло много принципиальных изменений, среди которых есть одно, определяющее начало новой эпохи – это превращение человеческого потенциала в главный фактор развития общества, экономики, государства. Если ранее ведущими факторами являлись военная сила, экономическая мощь, научно-технические достижения, то с начала XXI в. им стал потенциал человека, т.е. совокупность духовных, интеллектуальных, информационных, социально-экономических возможностей личности. От того, насколько быстро в России произойдет осознание значения этих изменений, зависит не только темп развития нашей нации, но и само ее будущее.

Россия стремительно превращается, как сказал еще в феврале 2007 г. Президент Д.Медведев, в «другую страну». В ближайшем будущем завершится период стабилизации, и должно наступить развитие. Однако на пути развития любой страны неизбежно встают проблемы борьбы с коррупцией. По мнению политологов, в тоталитарных обществах, к которым относят и СССР, коррупции, в ее сегодняшнем понимании, нет, т.к. нет экономической платформы. Там государственная власть владела всем, но не было собственников. При переделе собственности, произошедшем после крушения СССР, произошло и смещение ценностных ориентаций – кропотливый труд перестал быть ценностью. Цениться стала ловкость, граничащая с мошенничеством, позволяющая «сколотить» капитал в короткие сроки. Властные методы борьбы с коррупционностью государства не дали ожидаемых результатов, о чем говорит и Глава Государства Д.Медведев: «Очевидно, что состоянием борьбы с коррупцией, противодействия коррупции не доволен никто - ни наши граждане, которые считают коррупцию одной из самых серьезных проблем, одним из самых больших вызовов нашему государству, ни чиновники, ни сами коррупционеры. Дело в том, что пока никаких значимых успехов в этом направлении я отметить не могу».[1]

Коррупция – это не только экономическая проблема, это проблема идеологическая, мировоззренческая. Мировой опыт показывает, что успех борьбы с этим злом в значительной степени зависит от успешности действий институтов гражданского общества по нравственной коррекции индивидуального и общественного сознания и поведения, ориентации его на неприятие коррупции.

Для того чтобы смогла Россия чем-то стать в будущем, она должна быть не просто «не Западом», а вполне определенно позиционировать себя идеологически и мировоззренчески. Русский философ И.А.Ильин писал: «Настоящее государство держится не принуждением и страхом, а свободной лояльностью своих граждан: их верностью долгу; их отвращением к преступности; неподкупностью чиновников; честью судей… все это не может быть заменено ничем…Народы и государство держатся только правосознанием своих граждан и своих правителей. И от воспитания его зависит вся будущность России».[2]

Не будет преувеличением сказать, что именно в сфере образования проявления коррупции носят наиболее разрушительный для общества характер, разлагая нравственные устои общества. Опасность коррупции в образовании заключается в дезориентации участвующих в ней граждан с малых лет. Например, ребенок дома слышит как родители живо обсуждают, сколько они отдали за его устройство в детский сад или сколько потратили на подарки воспитателям. В результате, у ребенка практически с раннего возраста складывается неверное представление об общественном устройстве, а впоследствии подобные вещи уже не рассматриваются как проявления коррупции, считаясь практически нормой. Именно поэтому, под коррупцией в сфере образования и науки часто подразумевают деградацию, связанную с нарушением определенных этических стандартов.

В.Л. Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ отмечает: «У нас за последние годы ни в одной области не возникло новых идей. Технологиям в автомобилестроении и авиастроении не менее десяти лет. Это последствия коррупции в образовании. Мы там теряем математиков, программистов, генетиков. Мы теряем наш человеческий капитал».[3]

По мнению Министра образования А.А. Фурсенко, «милицией коррупцию не истребишь, надо в корне менять мотивацию студента. У нас лишь небольшой процент учится ради знаний, остальные – ради корочки. Студент должен быть заинтересован в качестве получаемых знаний, тогда вузы со взяточниками окажутся внизу рейтинга. Их финансирование будет минимальным, а коррупция станет невыгодной. Пока же спрос рождает предложение.»[4]

Деятельность государства по борьбе с коррупцией в нашей стране осложняется еще рядом проблем:

Первая проблема – экономическая политика, по-прежнему сводящаяся в основном к накоплению денежных ресурсов и не предполагающая долгосрочного видения.

Вторая – идеологическая. «Отсутствие видения будущего страны, ее образа, ценностей, вокруг которых могла бы объединиться элита…» [5]

Без ясной цели любая идеология бессмысленна. Общество без цели, без идеи вряд ли может существовать и, тем более, развиваться. Проблема – в формулировании этой идеи на публичном, вербальном уровне, ведь «идеи» могут существовать внутри нации, не оформленные ясными лозунгами. При этом формы этой идеи могут быть разными, но предмет всегда один – человек. В основе борьбы идеологий всегда лежит борьба за человека, в одном случае, направленная за человека, в другом – против него, о чем бы ни говорили лозунги, т.е. конфликт лежит на извечном духовном уровне борьбы Добра и Зла. В идеологии базовым всегда является социокультурный уровень. С. Говорухин, цитируя А.Солженицина, вполне определенно раскрыл политический смысл культуры и духовности: «Если духовные силы нации иссякли, никакое наилучшее государственное устройство и никакое наилучшее промышленное устройство не спасут ее от смерти. С гнилым дуплом дерево не стоит». Однако, по отношению к России планомерно применяется настойчивая и даже в чем-то агрессивная политика, целью которой является насильно «встроить» Россию в чужую систему ценностей, отражающую прежде всего иные национальные интересы. При этом основная аргументация сводится к тезису о том, что глобализация вырабатывает некие «универсальные» мировоззренческие, политические и идеологически стандарты. Объективные глобальные процессы сводятся к идеологическим, мировоззренческим. Причем не абстрактным, а вполне определено отражающим ценности и национальные интересы ведущих стран мира. Весь «универсализм» превращается в навязывание «наиболее передовых» идеологических моделей и ценностей, которые оказываются удивительно соответствующими чужим национальным интересам. Именно идеология ставит задачу политике. С её помощью правящий класс выстраивает систему управления обществом, экономикой, государством. Когда же власть, как например в последние годы существования СССР, отказывается от идеологии, то происходит и потеря ее управленческой функции. Новые знания могут родиться только на фундаменте национальных основ: научных, культурных, религиозных. Они не могут быть простой интерпретацией чужих знаний. Нации, обладающие такими историческими и культурными основами и использующие их в развитии, - потенциальные лидеры глобализации.

Есть фундаментальные закономерности, на которые обращают внимание западные социологи, в том числе взаимосвязь между культурными ценностями, экономикой и политикой. В процессе развития преобладающие взгляды меняются – причем определенным и предсказуемым образом. Сначала экономика тянет за собой культурные перемены, а потом ценности начинают менять экономику и политику. Экономическое развитие приводит к смене ценностей от традиционных (религиозных) к внерелигиозным. Это «индустриальный этап» модернизации: новые технологии дают человеку ощущение более полного контроля над окружающим миром. В результате Бог и семья теряют центральное положение в картине мира. Прохождение индустриального этапа и отказ от традиционных ценностей не гарантируют демократического устройства. «Секулярные убеждения не менее догматичны, чем религиозные, – пишет Инглхарт, – они могут оправдывать и неограниченную политическую власть, как это было с фашизмом и коммунизмом».

На «постиндустриальном этапе» модернизации процесс идет иначе: рост доходов начинает менять ценности от «ценностей выживания» к «ценностям самовыражения». Культура становится определяющим фактором. А раз так, то та нация, которая обладает культурным фондом, а главное, осознает роль в экономическом и социальном развитии, получает огромные преимущества в эпоху глобализации.

Именно поэтому восстановление национальной идентичности и роли традиции в России стало одной из важнейших задач первого десятилетия XXI века. Не менее важной, чем восстановление финансовой и макроэкономической стабильности.[6]

Вопросы самоидентификации, прежде всего в духовной и культурной областях, прошли период становления в России в первом десятилетии XXI в, при огромном позитивном влиянии Русской Православной церкви и значительного социального слоя граждан, ориентированных на ее позицию. Можно сказать, что с начала века в России идет все усиливающийся процесс самосознания себя как нации, как государства в культуре, спорте, экономике и, наконец, во внешней политике. «Переход от информационно-технологического этапа в развитии человечества к культурно-духовному, не оставит шанса тем нациям, которые растеряют свое историческое наследие»,- считает А. Подререзкин.[6]

Именно человеческий потенциал становится главной движущей силой не только развития экономики, но и выражением национального и государственного могущества. Поэтому все инвестиции в человека, его интеллект и здоровье – физическое и духовное – становятся заранее беспроигрышными. Соответственно, инвестиции в культуру, образование, духовную сферу следует рассматривать, как минимум, как высокорентабельные экономические инвестиции. Государство вне традиций, как и общество вообще, не существует и не может существовать. А в условиях навязчивой глобализации потеря национальной идентичности и смерть нации может наступить еще быстрее, т.к. устойчивость социокультурных и цивилизационных параметров стремительно уменьшается.

Вот почему проблема самоидентификации России, создания адекватной идеологии, направленной на восстановление государственного самосознания, возрождение истинных духовных ценностей должна стать доминирующей в России. Именно на этом должна базироваться национальная программа борьбы с коррупцией. Будущее страны зависит от того, на каких идеалах будет воспитываться грядущее поколение.

 

Литература:

1.    14 июля 2010 - РИА Новости. Выступление Президента РФ Д. Медведева на заседании Совета законодателей в Москве

2.    Ильин И.А. Пути России// Иван Ильин, сост. А.Д.Путинцев. – М.: Вагриус, 2007 г. с.67

3.    Цита Аффентранчер. Российские школы погрязли в коррупции //2005.№ 10 С.18-22

4.    Молодые юристы против коррупции // http: www/ rels.obninsk.com

5.    Фадеев В. Год осознания себя как нации// Эксперт, 15021 января 2007г., №1-2,с.9

6.    А. Подберезкин. Человеческий капиталъ.Т.1: Идеология опережающего развития человеческого потенциала/ Институт развития гражданского общества и местного самоуправления. – М.: Издательство «Европа», 2007. – с.24

Основные термины (генерируются автоматически): проявления коррупции, современной России, XXI века, Похожая статья, проблема самоидентификации России, образования проявления коррупции, национальной идентичности, Формирование национальной идеологии, рубеже xxi века, гражданского общества, последние годы, Опасность коррупции, духовных ценностей должна, Властные методы борьбы, сфере образования, неприятие коррупции, противодействия коррупции, последствия коррупции, уровне борьбы Добра, чужую систему ценностей.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос