Неотъемлемость презумпции невиновности в современном судопроизводстве | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №7 (141) февраль 2017 г.

Дата публикации: 18.02.2017

Статья просмотрена: 274 раза

Библиографическое описание:

Галяутдинов Д. Р. Неотъемлемость презумпции невиновности в современном судопроизводстве // Молодой ученый. — 2017. — №7. — С. 328-330. — URL https://moluch.ru/archive/141/39826/ (дата обращения: 22.08.2018).



Любая сфера жизнедеятельности человека, любая функционирующая система, любая научная теория независимо от своей природы или сложности всегда базируется на исходных, руководящих положениях. Причём эти положения не являются случайными или хаотичными, а всегда обусловлены закономерностями существования и развития определенного общества в определенный период времени. Такие исходные, руководящие положения принято именовать принципами.

Принцип презумпции невиновности, вместе с многочисленными гуманитарными аксиомами римского права, был сохранен и донесен до наших времен в каноническом праве (англ. canon law — совокупность норм, изданных церковными властями и содержащихся в церковных канонах, то есть в правилах, относящихся к устройству церковных учреждений, взаимоотношениям церкви и государства. Есть мнение, что презумпция невиновности впервые была официально выражена и установлена в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. во время французской буржуазной революции и в 1791 г. включена в Конституцию революционной Франции. В России впервые принцип презумпции невиновности был сформулирован А. Н. Радищевым, а затем идею презумпции невиновности развивали декабристы: П. Пестель, Н. Муравьев, Н. Тургенев, С. Трубецкой.

Правовые презумпции, взаимодействуя с иными положениями права и процесса, влияют не только на отдельные правовые институты, как, например, правила о распределении бремени доказывания, но и на все право и процесс в целом. Нередко спрашивают: как совместить несовместимое — презумпцию невиновности и неотвратимость наказания за содеянное? Ответ может быть только один: это — вполне совместимые понятия, ибо неотвратимость наказания может и должна иметь место только тогда, когда в законном порядке доказано, что преступное деяние совершено конкретным лицом, поэтому презумпция невиновности неразрывно связана с доказыванием.

В Юридическом энциклопедическом словаре записано: «Презумпция невиновности (от латинского praesumptio — предположение) — в праве положение, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.

В словаре Ожегова презумпция определена как «предположение, признаваемое истинным, пока не будет доказано обратное».

В иностранной литературе термин презумпция определяется как:

  1. предположение, основанное на вероятности;
  2. юридическое признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное».

Термин «презумпция» как «предположение» широко используется на практике, но, как правило, не все предположения могут стать «презумпцией», в научном смысле слова.

Презумпция невиновности выражает не личное отношение какого-либо конкретного человека к обвиняемому, а объективное правовое положение. Государство, общество считают гражданина добросовестным, добропорядочным до тех пор, пока иное не доказано и не установлено законным порядком компетентной судебной властью. Человек, привлеченный в качестве обвиняемого, занимает в обществе положение не преступника. Он лишь обвинен в преступлении. Но он может быть и оправдан судом, или же признан виновным в менее тяжком преступлении, да и обвинительный приговор может быть отменен по его жалобе или жалобе других участников процесса.

Право обвиняемого на защиту может быть в полной мере обеспечено и реализовано лишь при условии соблюдения презумпции невиновности; нарушение права обвиняемого на защиту всегда означает в той или иной мере нарушение презумпции невиновности. И наоборот, нарушение презумпции невиновности неизбежно влечет и означает нарушение права обвиняемого на защиту.

Проблема гарантий прав и свобод личности в судопроизводстве является одной из актуальных и фундаментальных проблем современной правовой теории и практики. Конституция Российской Федерации провозглашает, что права и свободы человека являются высшей ценностью, ограничение их возможно только в установленном законом порядке. Презумпция невиновности определяется многогранностью рассматриваемой проблемы. Данный принцип служит гарантом от преждевременного и необоснованного обращения с человеком как с преступником, он призван защищать права и свободы личности. Соблюдение этого основополагающего гуманистического принципа служит показателем состояния законности в обществе. Отступление от принципа презумпции невиновности ведет к нарушению законности в правосудии и ущемлению прав и законных интересов граждан. Существующие в настоящее время несоблюдения закона, следственные, прокурорские и судебные ошибки в той или иной степени оказываются связанными с нарушением этого принципа. Несмотря на значимость и актуальность темы презумпции невиновности, она по-прежнему вызывает много вопросов, связанных с толкованием и правоприменением данного принципа.

Исследование проблемы принципов уголовного судопроизводства позволяет получить необходимые знания о глубинных сущностных свойствах, образующих прочный фундамент данного вида судопроизводства. В понятийном аппарате отраслевой науки уголовного процесса принципы имеют значение категорий. В отличие от ординарных и узких понятий, фиксирующих не самые существенные свойства уголовного процесса (повод к возбуждению уголовного дела, реплика и т. д.), эти категории, являясь понятиями предельной общности по объему заключенного в них знания, первичны в рамках научной системы и не производны от иных ее понятий, в том числе от категории «назначение (цель) уголовного судопроизводства» (ст. 6 УПК РФ).

Вызывает возражения концепция, суть которой в том, что принципы не имеют значения исходных начал правовой системы и в иерархии правовых понятий располагаются ниже уровня правовых целей. Объясняется это тем, что именно цели предопределяют характер принципов правовой системы. Однако любая правовая цель нуждается в средствах, которые обеспечивают ее достижение (принципы, правовая система в целом). Цель не ставится, если отсутствуют адекватные средства. В противном случае она оказывается надуманной, нереальной. Следовательно, становление любой правовой системы начинается с определения ее назначения и принципов.

Принципы не проистекают из целей, но определяются одновременно и наряду с ними. И те, и другие — различные по своему назначению и содержанию категории. Это обстоятельство позволяет утверждать, что принципы так же, как и цели, являются изначальными, отправными положениями для формирования правовой системы.

Категория «цель» отвечает на вопрос: на что направлена деятельность, категория «принцип» — на какой основе она должна осуществляться. Между ними существует «горизонтальная» связь. Это значит, что они взаимно невыводимы и находятся на одном (самом высшем) уровне в системе правовых понятий. Если одна категория производна от другой, то производная не является категорией и располагается уровнем ниже в иерархии понятий. Категории, в том числе категории принципов, служат основаниями для иных понятий. Развертываясь в соответствующие понятийные ряды, категории выступают в значении исходных, опорных пунктов познания сущности уголовного судопроизводства. Итак, принципы образуют основу уголовного судопроизводства — систему его важнейших и определяющих начал. Из основы выводятся все остальные свойства и отношения. Какова принципиальная основа уголовного процесса — такова его сущность.

Вместе с тем категории принципов уголовного судопроизводства производны от категорий более высокого порядка. Имеются в виду такие общесоциальные, общеправовые категории, как права и свободы человека и гражданина, гражданское общество, правовое государство с разделением властей, независимость судебной власти, верховенство Конституции РФ и федеральных законов и т. д. Так, только в подлинно правовом государстве права человека обеспечиваются по-настоящему независимым и справедливым судом, при соблюдении презумпции невиновности обвиняемого, на основе состязательности и равноправия сторон.

В российской науке уголовного процесса принципы, их система всегда представляли собой актуальную проблему. В наше время эта проблема стала еще более насущной, в том числе вследствие того, что не все нормы о принципах, содержащиеся в новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ, полностью согласуются с соответствующими конституционными нормами, а также общепризнанными принципами и нормами международного права.

В перечне принципов, содержащихся в гл. 2 УПК РФ, отсутствует принцип осуществления правосудия компетентным, беспристрастным и справедливым судом, хотя он предусмотрен не только международными актами о правах человека, но также незаслуженно забытой Декларацией прав и свобод человека, принятой Съездом народных депутатов СССР в 1991 г. (ст. 16). В данной главе УПК РФ отсутствуют следующие принципы: презумпция добросовестности (bona fide), присущая еще римскому праву, предполагающая отношение к участникам судопроизводства как к лицам, добросовестно исполняющим свои процессуальные обязанности; никто не может быть судьей в собственном деле; конституционный принцип судебной власти — «разбирательство дел во всех судах открытое» (ч. 1 ст. 123 Конституции РФ). Последний необоснованно переведен из числа принципов в разряд общих условий судебного разбирательства под названием «гласность» (ст. 241 УПК РФ) и поставлен в один ряд с такими ординарными общими условиями, как «секретарь судебного заседания», «регламент судебного заседания» и т. д. Такое искусственное понижение уровня данного конституционного установления умаляет его значение как важнейшего способа обеспечения социального контроля за осуществлением правосудия. Именно в этом заключается основное назначение принципа открытости судебного разбирательства, характерного для демократического правового государства.

Обращаясь к рассмотрению ряда принципов, содержащихся в гл. 2 УПК РФ, отметим, что соответствующие нормы вызывают немало замечаний. К примеру, содержание ч. 3 ст. 7 УПК РФ «Законность при производстве по уголовному делу» представляется совершенно недостаточной. В статье отсутствует адекватная интерпретация п. 2 ст. 15 Конституции РФ об обязанности органов государственной власти, должностных лиц и т. д. соблюдать Конституцию и законы. Невозможно также ограничиться указанием на то, что нарушение норм УПК РФ влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Производство по уголовному делу осуществляется в рамках правоотношений, которые предусматривают также ответственность сторон (субъектов правоотношения) за нарушение процессуального закона. В случаях серьезных нарушений закона должностными лицами органов уголовного преследования (отказ задержанному подозреваемому в праве воспользоваться помощью защитника с момента задержания; незаконный обыск в жилище; принуждение участника процесса дать показания с применением угроз, насилия, издевательств и пытки и т. д.) ответственность виновных лиц должна стать неотвратимой.

Принцип законности детализируется во всех нормах уголовно-процессуального права, распространяет свое действие на всех стадиях уголовного процесса. С ним согласуются все принципы процесса, и не без основания в отдельных научных изданиях он именуется «принципом принципов».

Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом (ст. 8 УПК РФ). В данной статье УПК РФ фиксирует положение, вытекающее из содержания ч. 1 ст. 118 Конституции РФ. Это положение отражает не только основной признак самого правосудия (государственный орган, его осуществляющий), но прежде всего характер конституционного строя России, в котором государственная власть разделена на законодательную, исполнительную и судебную, что должно исключить возможность подмены одной власти другой, в том числе осуществление судебной власти каким-либо несудебным органом. Рассматриваемая конституционная норма предупреждает также о недопустимости самосуда над людьми.

Принцип презумпции невиновности является одним из демократических принципов уголовного процесса, на котором строится доказывание по уголовному делу, принятие судебных и следственных решений, словом, все производство по уголовному делу.

Презумпция невиновности имеет то значение, что она является основой, обобщенным выражением тех правовых гарантий, которыми охраняется право обвиняемого на защиту. А из этого явствует взаимосвязь и взаимозависимость права обвиняемого на защиту и презумпции невиновности.

Вышесказанное — это только дополнительное подтверждение того, что презумпция невиновности играет важнейшую роль для цивилизованного, гуманного правосудия, которая служит гарантией, что к уголовной ответственности будет привлечен и осужден только действительно виновны.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.)
  2. Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 18.07.2009)
  3. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка: Около 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов; Под ред. Л. И. Скворцов. — М.: ОНИКС-ЛИТ, Мир и Образование, 2012. — 1376 c.
Основные термины (генерируются автоматически): презумпции невиновности, УПК РФ, уголовного процесса, Принцип презумпции невиновности, нарушение презумпции невиновности, Презумпция невиновности, презумпция невиновности, Конституции РФ, уголовного судопроизводства, принцип презумпции невиновности, Неотъемлемость презумпции невиновности, презумпции невиновности обвиняемого, идею презумпции невиновности, принципа презумпции невиновности, соблюдения презумпции невиновности, темы презумпции невиновности, принципов уголовного судопроизводства, уголовного процесса принципы, права обвиняемого, нарушение права обвиняемого.


Похожие статьи

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Задать вопрос