Специфические особенности формирования армянского и русского антропонимиконов | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №7 (141) февраль 2017 г.

Дата публикации: 20.02.2017

Статья просмотрена: 39 раз

Библиографическое описание:

Тер-Саркисян Л. А. Специфические особенности формирования армянского и русского антропонимиконов // Молодой ученый. — 2017. — №7. — С. 587-591. — URL https://moluch.ru/archive/141/39802/ (дата обращения: 19.09.2018).



Как известно, антропонимы могут быть как национальными, присущими данному народу, так и заимствованными, перенятыми у других народов и в какой — то степени отражающими историю народа, освоение им данной территории и взаимосвязь с другими этносами.

Несмотря на многочисленные исследования, тем не менее, наличие аналогичных антропонимов в различных языках — (Иван (рус.), Джон (англ.), Иоганн (нем.), Ованес (арм.), Джованни / Джанни (итал.), Жан (фр.), Жоао / Хуан (исп.) и Йенс (лит.), Янош (чеш.), Ян (польск.) и т. д.продолжает привлекать внимание по ряду причин — как в силу интересного и многогранного процесса заимствований, так и в связи с изучением исторического развития лексического состава отдельно взятых языков.

Формирование армянского антропонимикона, как и всех других христианских народов, началось с имен языческих культов, божеств: Հայկ — имя верховного божества, прародителя армян, Անահիտ — имя богини плодородия и любви, Արա — имя бога солнца, весеннего пробуждения природы, Վահագն — имя бога грома и молнии; национальных героев — полководцев, военачальников, царей — Տիգրան, Արտավազդ, Արտաշես, Փարանձեմ, Աշոտ, Վարդան, Մուշեղ.

Имя выбиралось в соответствии с качествами человека или желанием видеть эти качества в будущем. Использовались наименования животных, птиц, цветов, названия планет, звезд, драгоценных камней, красивых тканей, праздников, обрядов и т. д., что можно объяснить языческим культом природы. Например, Կորյուն — лев, Արծվին — орел, Գառնիկ — ягненок, Այծեմնիկ — козочка, Աղավնի — голубка, Արծվիկ — ястребок, Վարդ(ուհի) — роза, Մանուշակ — фиалка, Շուշան — лилия, Հասմիկ — жасмин; Արևիկ — солнышко, Լուսինե — луна, Աստղիկ — звездочка, Գոհար — бриллиант, Մարգարիտ — жемчуг, Ալմաստ — алмаз, Նավասարդ — Новый год, Հարություն — воскресение, Համբարձում — вознесение.

Имена призваны были отражать внутренние и внешние качества носителя, что выражалось при помощи прилагательных: Հրաչյա –огненноглазый, Պատվական — почтенный, Համեստ — скромная, Մաքրուհի — чистенькая, Գեղեցիկ — красивая, Երջանիկ — счастливая, Պայծառ — ясная, Մետաքսյա — шелковая, Մխիթար- утешающий, Ժիրայր — бойкий, Զարմայր — знатный и др.

Наряду с национальными антропонимами использовались иноязычные имена, распространенность которых была обусловлена многочисленными культурными и торговыми контактами и разнообразными политическими связями.

В частности, следует отметить, что этнический состав древней Армении, исторические передвижения, торговые и политические связи, миграция населения, диалекты и специфические особенности, характерные для той или иной территории Древней Армении, обусловили употребление наряду с исконно армянскими именами как греко-византийских, так и персидско-пехлевийских и древнееврейских имен: Աբրահամ, Սողոմոն, Մովսես, Դավիթ — из древнееврейского, Սուրեն, Գուրգեն, Խոսրով — из персидского и т. д.

Второй этап формирования армянского антропонимикона начался с принятием христианства в IY в. н. э., хотя, согласно Священному Преданию Армянской церкви, христианство начало распространяться в Армении еще в I в. н. э., за 250 лет до его провозглашения как государственной религии.

Ряд исторических свидетельств (на армянском, сирийском, греческом и латинском языках) подтверждают тот факт, что христианство в Армении проповедовали святые апостолы Фаддей и Варфоломей, явившиеся, таким образом, основателями Церкви в Армении. В самом названии Армянской апостольской церкви заключается ее принад-лежность к древним церквям, к апостольской преемственности.

В I веке распространению христианства в Армении способствовал ряд внешних и внутренних факторов. Так, например, в то время христианство получило широкое распространение в соседних с Арменией странах: Каппадокии, Осроени и Адиабенэ, торговые, политические и культурные связи с которыми создавали благоприятные условия для проникновения христианства в Армению. Кроме того, в I-III веках Малая Армения политически являлась частью римской провинции Каппадокии, и вполне естественно, что христианство могло через Малую Армению распространяться в Великой Армении.

Важной предпосылкой к распространению христианства являлось существование в Армении еврейских колоний. Как известно, первые проповедники христианства обычно начинали свою деятельность в тех местах, где находились еврейские общины. Еврейские общины существовали в главных городах Армении: Тигранакерте, Арташате. Вагаршапате,.Зарехаване и др.

Тертулиан в книге «Против иудеев», написанной в 197 г., повествуя о народах, принявших христианство — парфянах, лидийцах, фригийцах, каппадокийцах, упоминает и об армянах. Это свидетельство подтверждает и блаженный Августин в своем сочинении «Против манихеев». Письмо Дионисия, епископа Александрийского «О покаянии к братьям в Армении, где епископом был Меружан» и которое датируется 251–255 гг., доказывает, что в середине III века в Армении существовала организованная и признанная Вселенскою Церковью христианская община. [1]

Первостепенную роль в принятии армянами в 301 г. христианства на государственном уровне сыграл Святой Григорий Просветитель, ставший первым иерархом государственной Армянской церкви (302‒326), и царь Великой Армении Трдат III Великий (287‒330).

Первоначально христианское богослужение в Армении совершалось на греческом и сирийском языках, что было непонятно широким народным массам, хотя во время богослужения специальные переводчики переводили отрывки из Священного Писания на армянский язык.

С узакониванием христианства начинается официальное крещение и наречение как обращенных в христианскую веру, так и новорожденных младенцев именами пророков, мучеников и учеников Христа (древнегреческие, древнееврейские, латинские, кельтские, ассирийские имена), включенных в Библию.

К наречению разрешались также канонизированные имена миссионеров и идеологов христианства, а также имена мифологических персонажей, прославленных полководцев и царей. Далее, в христианский именослов были включены нарицательные слова, связанные с понятиями добра, удачи, красоты, силы и т. д., перешедшие из дохристианского периода и ассоциирующиеся с положительными эмоциями у человека. После канонизации все эти имена уже не воспринимались как «языческие», поскольку ведущим являлось не этимологическое значение — эпитет мифологического персонажа или божества, прославленное родовое имя, значение слова, а имя христианского святого.

Но чтобы христианство овладело душой и сознанием народа, требовалось создание алфавита.

Выдающийся ученый лингвист Месроп Маштоц (в дальнейшем он был канонизирован церковью и причислен к святым) в 405 г. создает армянский алфавит. И в первую очередь Католикос Саак Партев переводит вместе с М. Маштоцем и его учениками на армянский язык Библию — вначале с сирийского, а затем и с греческого.

До этого — около 100 лет — Священное Предание передавалась устно из поколения в поколение. И лишь в V веке, после создания армянской письменности, Библия была зафиксирована письменно в историографической и агиографической литературе. Первое предложение, переведенное на армянский язык, было: «Познать мудрость и наставление, понять изречения разума» (Притчи 1,1).

При содействии католикоса Саака Партева и царя Врамшапуха (389‒415) в Армении открываются школы, зарождается литература, развивается переводческая деятельность духовной литературы. Первыми работами, переведенными на армянский язык, были духовные произведения, среди них многочисленные труды христианских богословов Иринея Лионского, Афанасия Великого, Григория Богослова, Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста и др.

В переводе Библии на древнеармянский язык — грабар — часть иноязычных антропонимов была воспроизведена естественным заимствованием — транслитерацией (передачей графической формы слова с помощью алфавита переводящего языка, буквенной имитацией формы исходного слова без учета фонетической транскрипции). В основном же иноязычные имена фиксировались в Библии при помощи перевода или кальки (воспроизведения или копирования значений иноязычных слов морфологическими средствами родного языка). Кальки иноязычных имен на армянском языке являлись уже новыми национальными именами, не ощущались как заимствованные слова, так как были составлены из исконно национальных морфем. Реальное происхождение калек зачастую оказывается неожиданным для человека, впервые его узнающего.

Благодаря своевременному и качественному переводу Библии на древнеармянский язык антропонимы иноязычного происхождения были зафиксированы в языке и не подвергались в дальнейшем искажениям. В результате этих ступеней адаптации иноязычное слово в дальнейшем воспринималось этноязыковым сознанием как факт родного языка.

Перейдем к историческому процессу образования русского антропонимикона.

В дохристианский период русской антропонимии также использовались собственно славянские имена — героев былин (Кожемяка, Добрыня), имена князей Киевской Руси (Владимир, Ярослав). Кроме того, были приняты имена, отражаюшие различные свойства и качества людей, их физические недостатки (Рябой, Буян), особенности речи, порядок появления детей в семье и отношение к ним родителей (Первой, Третьяк, Большой, Меньшой, Ждан, Неждан). Все эти характеристики выражались в именах путём сравнения с животными, растениями и т. п.: Волк, Кот, Воробей, Горох, Берёза. Отражение этих имён мы находим в современных фамилиях Волков, Третьяков, Нежданов, Меньшов и т. п.

При этом на Руси в общеславянскую эпоху, когда восточные славяне еще не отделились от других славян и Киевская Русь вела оживленную торговлю с Византией, было принято употребление греческих антропонимов, в основном под сильным влиянием древнегреческой культуры, в частности, истории и мифологии, явившейся главным источником заимствования антропонимов (Игорь, Олег, Ольга). Общеизвестно, что греческая цивилизация в целом сыграла большую роль в развитии всей европейской культуры, и процесс заимствований или «перемещения различных элементов из одного языка в другой» явился одним из важнейших моментов влияния греческого языка на другие.

Киевская Русь имела тесные торговые и культурные контакты с православной Византией, легализовавшей христианство через 12 лет после его принятия в Армении, когда Миланский эдикт положил конец преследованию христиан и христианских общин, узаконив христианство как еще одну имеющую право на существование религию в ряду других религий. Император Константин принял крещение позднее, а статус государственной религии христианство в Римской империи получило лишь спустя годы. С падением Рима в 476 г. центр христианства и мировой культуры перешел в Византию, г. Константинополь.

По своему геополитическому положению Киевская Русь также находилась в тесных контактах с Хазарским Каганатом, в котором господствовал иудаизм, арабо-мусульманским миром, в котором исповедовали ислам, и католическими государствами.

Однако традиционные политические, экономические и культурные связи Киевской Руси с Византией сыграли немаловажную роль в назревшем вопросе выбора религии. Решающим фактором обращения к религиозно-идеологическому опыту Византии явилось то, что в системе византийской государственности духовная власть находилась в подчиненном положении от императора, что соответствовало политическим устремлениям князя Владимира.

Принятие православия открывало также дорогу для брака с сестрой византийского императора принцессой Анной и в еще большей мере закрепляло дружеские отношения с такой влиятельной державой, как Византия, открывало дорогу к расширению торгово-экономических и культурных связей.

Таким образом, среди всех этих религий князь Владимир выбрал Византийскую православную церковь и в X в. н. э. (988 г.) в Киевской Руси в качестве государственной религии было провозглашено христианство.

Для большего успеха распространения христианства солунскими братьями Кириллом и Мефодием были изобретены славянские буквы и создана славянская азбука, переведены с латинского на славянский язык священные и богослужебные книги. Совершение богослужений и чтение евангелия на славянском языке, поскольку в православии не было языковых ограничений, дало перевес перед немецкими и латинскими католическими проповедниками, совершающими богослужения на латинском языке и способствовало принятию христианства народом. В 1054г., через 66 лет после крещения Руси, произошел разрыв с Римской церковью (Западной) и Православие пошло своим отдельным путем. Некоторые славянские народы усилиями латинских проповедников, за исключением сербов и болгар, были отторгнуты от Православной греческой церкви под власть Римского папы.

С православной верой русские получили письменность на богатом языке и богатую византийскую культуру. Греческое духовенство обустроило Русскую Церковь, служило церковные службы, организовало церковную структуру, крестило новорожденных. Как утверждается, русская история и культура начинаются с крещения Руси.

Ассимиляция новых имён средствами древнерусского языка началась практически сразу же после начала христианизации Руси. Немаловажно, что для древнерусских церковных книг были изначально характерны определённая вариативность написания тех или иных имён, разночтения и ошибки. Библия была переведена на русский язык только в начале 19-го века. По указу императрицы Елизаветы в 1751г. была издана тщательно исправленная церковнославянская библия, так называемая “Елизаветинская”. (Работа над этим изданием была начата еще в 1712г. по указу Петра 1. Елизаветинскую Библию, почти без изменений, до сих пор употребляет Русская православная церковь.) До этого — около 800 лет — в церковном и домашнем обиходе использовались только церковнославянские переводы Библии, восходящие к переводческим трудам Кирилла и Мефодия. Утверждённых и обязательных списков имён для всех в средневековой Руси не существовало: святцы постоянно редактировались, дополнялись и видоизменялись, поэтому в церковных книгах разных храмов имя одного и того же святого могло различаться по написанию.

Имена попали на русскую почву — за редчайшими исключениями — в своих подлинных иноязычных звучаниях, которые воспринимались как чуждые; значение имён было совершенно непонятно подавляющему большинству русских людей, и они воспринимались исключительно на слух. Подобное положение вещей обусловило, с одной стороны длительное сосуществование христианских и нехристианских имён (человек, принявший при крещении новое имя, в миру именовался прежним, привычным, нехристианским), а с другой — активную ассимиляцию новых имён, которая иногда приводила к существенному видоизменению исходного имени — и в устной речи, и в письменной.

Наряду с различными фонетическими, грамматическими, словообразовательными, графическими изменениями, новое имя подвергалось и семантическим изменениям, что проявлялось в утрате связей с исходным значением, в погашении, затушёвывании этимологии. Все значения при заимствовании терялись, и в другом языке слово употреблялось лишь как имя собственное.

Таким образом, христианские имена, перешедшие в другой — древнерусский язык, но утратившие этимологические связи со своим исконным значением, были просто непонятными словами, значение которых сводилось только к имени того или иного святого. Характерно, что подавляющее большинство имён заимствовалось в виде, близком к исходному греческому.

Утрата этимологических связей привела к тому, что в современности восстановить исходное значение некоторых имён можно лишь предположительно. Кроме того, антропоним, лишившись первоначального семантического значения, терял и стилистическую окраску. К примеру, Иоанн — священнослужитель, царь, тогда как Иван — имя для всех прочих сословий. Или одно имя могло иметь разные варианты для наименования различных лиц: Георгий — имя святого, Юрий — имя князя, Егор — всех прочих, поскольку Георгий, Юрий, Егор — модификации одного имени. Таким образом, с течением времени в русском языке была утеряна также различная социальная закрепленность разных вариантов имен.

Перенесённые на русскую почву, эти имена не сразу вытеснили старые. Стала развиваться двухименная система: чтобы защитить человека от злых духов, его нарекали одним именем, в основном церковным, а называли совершенно другим — древнерусским, более привычным и знакомым. Или же образовывались имена, состоящие из двух корней — к византийско-греческим корням присоединялся древнерусский корень -слав(Вячеслав, Святослав, Ярослав, Борислав, Станислав, Бронислав, Мирослав и др.)

По восточному, византийскому варианту христианства — православию, концепция канонизированных имен (ангионимов) существенно отличалась от формы канонизированных имен западного варианта — католичества. Правильными, системными, по официальному предписанию, стали сочетания антропонимов с ангионимами, не образующими уменьшительных форм и не меняющими своей формы. К примеру, имена ИоаннаКрестителя (др.евр.антропоним + др.-гр.ангионим) и ДевыМарии (др.гр.ангионим + др.евр.антропоним).

С XI по XIV в русском языке исконно славянские имена сосуществовали с греческими и вытеснялись из употребления постепенно. В XIV в. заимствованные имена все еще употреблялись со старыми русскими именами. Однако церковь запретила употребление собственно русских имён, и они просуществовали до XVII в. только в народном употреблении. Заимствованные слова вошли в лексику русского языка и полностью адаптировались. Причем новые русские имена, составленные из слов древнерусского языка, воспринимаются сейчас как менее русские по сравнению с такими заимствованными в свое время именами, как Александр, Андрей, Елена. Например, древнерусские имена Боян, Браил, Милован, Сивер и многие другие сохранились у других славянских народов, например, у болгар, а также в русских фамилиях (Боянов, Браилов, Милованов, Сиверский и др.).

Таким образом, дохристианский период русского антропонимикона в основном содержит в себе широкий пласт античных имен, что объясняется, конечно, широким распространением древнегреческого языка и его господствующим влиянием, не говоря уже о христианском периоде с обязательным наличием библейского компонента.

А. А. Белецкий, рассматривая восточнославянскую антропонимию с точки зрения этимологии, констатирует, что ее историческим источником является греческая система имен византийской эпохи, кроме немногих имен (Владимир, Всеволод, Ярослав, Ольга, Игорь и др.), восходящих к славянскому и скандинавскому антропонимиконам: “Современная восточнославянская антропонимия по происхождению не является собственно славянской и говорит не столько о языке, сколько о культуре ее носителей.” [2]

Таким образом, проследив влияние принятия христианства на формирование антропонимикона и сравнив условия формирования антропонимических систем русского и армянского яыков, а также сопоставив результаты исследования, мы обнаружили зависимость формирования лексического состава антропонимиконов данных языков от времени принятия христианства и переводов Библии. В соответствии с результатами нами были сделаны следующие выводы:

  1. Раннее (IY в. н. э.) принятие христианства и своевременный перевод Библии на армянский язык (Y в. н. э.) с воспроизведением методом транслитерации небольшой части иноязычных антропонимов и их закреплением в тексте, исключающим дальнейшие фонетические искажения, а также воссоздание (калька) большей части греко-византийских антропонимов средствами родного языка с сохранением семантики исходного слова обусловили вхождение иноязычных антропонимов в лексическую систему армянского языка и составление единой системы с национальными антропонимами.
  2. Длительный устный процесс заимствования (транскрипции) русским народом фонетического облика греко-византийских антропонимов в дохристианский период — без сохранения семантики слова и с воспроизведением в родном языке с неизбежными искажениями, с одной стороны, и, с другой стороны, запрещение Русской церковью под доминирующим влиянием Византийской церкви употребления в христианский период собственно русских имен, а также сравнительно поздний отредактированный перевод Библии на русский язык привели к активному проникновению в лексику русского языка греко-византийских антропонимов и их закреплению (в исходном или искаженном виде) в ней и, как следствие, — к формированию русского антропонимикона в основном за счет греко-византийских заимствованных антропонимов.

Литература:

  1. http:// www.hayastan.com/armenia/religion/ru/index.php
  2. Белецкий А. А. Лексикология и теория языкознания (ономастика). Киев: Изд-во Киев. ун-та, 1972, с.78.
Основные термины (генерируются автоматически): армянский язык, Киевской Руси, иноязычных антропонимов, славянские имена, Великой Армении, русского антропонимикона, лексику русского языка, иноязычные имена, родного языка, средствами родного языка, греко-византийских антропонимов, распространению христианства, дохристианский период, Киевская Русь, армянского антропонимикона, принятия христианства, государственной религии, крещения Руси, территории Древней Армении, состав древней Армении.


Похожие статьи

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Задать вопрос