Авторы: ,

Рубрика: Геология

Опубликовано в Молодой учёный №3 (137) январь 2017 г.

Дата публикации: 23.01.2017

Статья просмотрена: 284 раза

Библиографическое описание:

Табылганов М. Т., Рымбаева А. М. Перспективы поисков нефти и газа в пермо-триасовых отложениях Южного Мангышлака // Молодой ученый. — 2017. — №3. — С. 212-215. — URL https://moluch.ru/archive/137/38500/ (дата обращения: 21.05.2018).



Статья посвящена перспективам поисков нефти и газа в пермо-триасовых отложениях Южного Мангышлака.

Ключевые слова: Южный Мангышлак, перспектива, юра, пермь, триас, нефтегазоносность, Западный Казахстан

Открытие на Южном Мангышлаке крупных многопластовых нефтегазовых месторождений в 60–70г.г. поспособствовало интенсивному развитию поисково-разведочных работ в этом районе. На новых площадях поисковые работы велись в небольших объемах. В бурении вовлекались структуры, расположенные в непосредственной близости от открытых месторождений. Поэтому, данные о стратиграфии, литологии и мощностей отложений платформенного чехла по территории Южного Мангышлака набирались медленно. Это обстоятельство затрудняло общую оценку перспектив нефтегазоносности района.

На этой территории основной продуктивной тощей являлись преимущественно песчано-глинистые отложения нижней, средней и частично верхней юры. Так как продуктивность юрских отложений была уже доказана, надо было начать исследовать другие, возможно, более перспективные горизонты [1].

Пермо-триасовые отложения в настоящее время остаются основными объектами разведки, добычи и приращения запасов углеводородного топлива в Западном Казахстане.

На Южно-Мангышлакской впадине пермо-триасовые отложения являются высокоперспективными, поэтому, требуют проведения комплекса геолого-геофизических работ с применением новой технологии. Промышленная нефтегазоносность пермо-триасовых отложении Южного Мангышлака была открыта в 1972 г. в ряде структур Жетыбай-Узеньской зоны линейных структур. В дальнейшем в этих отложениях были выявлены серии месторождений нефти и газа Карагиинской седловине, Сегендыкской впадине. Однако промышленная нефтегазоносность пермо-триасовых отложений еще не исчерпывается выявленными месторождениями нефти и газа. Потенциальные нефтегазоносные ресурсы триас-палеозойских отложений на Южном Мангышлаке огромны [2].

Впервые промышленная газоносность триасового комплекса на Южном Мангышлаке установлена при испытании скважины № 4 Южного Жетыбая, а нефтегазоносность — в скважине № 9 Северо-Ракушечная [3].

Пермо-триасовые образования, главным образом триасовые, в последние 10–15 лет в связи с открытием в них промышленных залежей нефти и газа выдвигаются в разряд наиболее перспективных, с которыми связывается дальнейший прирост запасов углеводородов. Среди палеозойских отложений Мангышлака условно можно выделить каменноугольные и пермские образования.

Карбонатные породы широко распространены в пределах Мангышлака [4]. Дислоцированный карбонатный триас Жетыбайского региона долгие годы считался бесперспективным в нефтегазоносном отношении («звенящие известняки») и, как правило, при его достижении дальнейшее углубление прекращали. Начиная с 80-х годов в пределах Южного Мангышлака открыто более 20 месторождений (Северо-Западный Жетыбай, Южный Жетыбай, Жетыбай, Тасбулат, Тенге, Северо-Ракушечная, Бектурлы, Оймаша, Темирбаба, Актас, Западный Тасбулат, Западный Тенге, Карамандыбас, Ракушечная, Сарсенбай и др.) с доказанной продуктивностью триасовых отложений. В целом, карбонатная пачка представлена известняками преимущественно хемогенного происхождения с примесями эффузивных пород, местами отмечается глинизация. Трещины залечены глинистым материалом. Залежи нефти и газа приурочены к вулканогенно-карбонатной формации среднего триаса и вулканогенно-терригенным отложениям верхнего триаса. Как показывает практика, зоны развития коллекторов и улучшение фильтрационно-емкостных свойств в высокодебитных скважинах, как правило, приурочены к приразломным участкам, зонам развития вторичных коллекторов. В отдельных случаях поблизости разломов пористость доходит до 20–23 %. Генезис таких высоких емкостных свойств, не типичных для хемогенных карбонатов, объясняется образованием активной сети трещин при дизъюнктивных нарушениях, которые под воздействием агрессивной среды меняют морфологию, преобразовываются в пустоты растворения и выщелачивания. Степень их метаморфизма и дислокации различны [5].

На Песчаномысско-Ракушечном своде, эти породы прорваны интрузиями гранитоидов, они сильно дислоцированы и метаморфизованы. Органическое вещество графитизировано (площадь Оймаша). На остальных площадях степень их дислокации незначительная. Верхнепермские отложения развиты не повсеместно, они сохранились лишь в отдельных узких локальных структурах, наиболее крупными структурами из которых являются Центрально-Мангышлакская и Темирбабинско-Песчаномысская, сохранивших наиболее полные разрезы отложений верхней Перми.

Палеогеографические и палеотектонические условия развития Мангышлака в триасовое время были весьма благоприятными для накопления исходного органического материала, генерации углеводородов, формирования и размещения месторождений нефти и газа. Мощная толща терригенно-карбонатных отложений нижнего и среднего триаса, а также терригенных верхнего триаса образовались в субаквальной восстановительной геохимической среде при относительно медленном и устойчивом прогибании всей территории при кратковременных воздыманиях.

Разрез триаса начинается с толщи красноцветных отложений, условно относимых к индскому ярусу. Их мощность колеблется от 10–30 до 500–600 м. На площади Узень на Мангышлаке, вскрытая мощность триаса достигает 1765 м. Отложения триаса формировались в лагунно-континентальных и прибрежно-морских условиях при господстве сухого и жаркого климата, причем к концу века климат становится заметно влажным, о чем свидетельствует пестроцветность и сероцветность осадков в верхах индского яруса. Вышележащие отложения Оленекского яруса и среднего триаса представлены морскими сероцветными породами глинисто-карбонатного и карбонатно-глинистого состава. В разрезе триаса встречается мощная толща черных и темно-серых континентальных и прибрежно-морские терригенные осадки, сформировавшиеся в условиях влажного и теплого климата.

Наиболее детальные работы по изучению коллекторских свойств триасовых отложений проведены в ИГиРГИ и ИГН им. К. И. Сатпаева. На основании лабораторных исследований керна скважин и геофизических материалов выявлены общие закономерности распределения коллекторов и покрышек в триасовом разрезе Мангышлака.

В нижнем триасе коллекторами являются базальные песчаники, а также сульфатно-карбонатные породы, которые перекрываются надежными флюидоупорами, представленными достаточными по мощности аргиллитами.

В среднем триасе коллекторами служат оолито-обломочные известняки и полимиктовые песчаники. Тип коллекторов трещинно-кавернозно-поровый, поровый. Флюидоупорами являются пласты аргиллитов и хемогенных известняков, переслаивающиеся с коллекторами.

В верхнетриасовых отложениях коллекторами являются песчаники и алевролиты. Их общая мощность в различных зонах колеблется от 50 до 100–200 м. Коллекторские свойства этих пород невысокие и по керну составляют: открытая пористость не выше 14 %, газопроницаемость не более 10 мД. Учитывая низкий выход керна из пластов-коллекторов, предполагается, что наиболее пористые разности размыты и не подняты, о чем свидетельствуют интенсивные притоки флюидов при их опробовании.

Детальные литолого-фациональные, геофихимеские и люминесцентно-битуминологические исследования показывают, что условия формирования каменноугольных и триасовых отложений были весьма благоприятными для накопления огромных масс органического вещества, которые в последующем стали источником для генерации углеводородов.

Среди триасовых отложений огромными потенциальными возможностями обладают среднетриасовые образования, сформировавшиеся в стадии максимальной трансгрессии. С этими отложениями в настоящее время связаны и основные промышленные притоки и проявления нефти и газа.

Промышленная нефтегазоносность отложений среднего триаса доказана в пределах Жетыбай-Узеньской ступени и Песчаномысско-Ракушечного свода. Вышеизложенный обзор показывает очень высокие перспективы триасовых отложений Мангышлака. Несмотря на сходство выделяемых разными исследователями перспективных площадей, наблюдаются и некоторые различия. Однако, все исследователи отмечают высокий нефтегазогенерирующий потенциал триасовых отложений и возможность обнаружения новых месторождений, связанных как со структурными, так и неструктурными типами ловушек [4].

Литература:

  1. Халифазаде Ч.М, Гурбанов В. Ш. «Литолого-палеогеографическая модель триас палеозойских отложений Южного Мангышлака», Азербайджанская Государственная Нефтяная Академия, Баку. – 2003 г.
  2. Мирчинк М. Ф. [Ред.] «Геология и нефтегазоносность Южного Мангышлака»: [Сб. статей]. М.: Наука, 1969. 230 с.
  3. Чакабаев С. Е., Кононов Ю. С., Иванов В. А. «Стратиграфия и коллекторские свойства юрских отложений Южного Мангышлака в связи с их нефтегазоносностью», КазНИГРИ, 1971 г.
  4. Оздоев С. М. «Перспективы поисков нефти и газа в пермо-триасовых отложениях Устюрта», Известия НАН РК. Серия геологическая 2009 г. № 1–2
  5. Ескожа Б. А., Кабышев П. З. «Новое в изучении нефтегазоносных горизонтов в отложениях триаса, юры и нижнего мела», (материалы обучающего семинара), Алматы-Актау, 2016 г.
Основные термины (генерируются автоматически): триасовых отложений, Южного Мангышлака, среднего триаса, отложений Мангышлака, отложениях Южного Мангышлака, юрских отложений, пермо-триасовых отложениях Южного, отложений среднего триаса, верхнего триаса, поисков нефти, отложений Южного Мангышлака, палеозойских отложений Мангышлака, нефтегазоносность пермо-триасовых отложений, триасовых отложений Мангышлака, продуктивность юрских отложений, отложений платформенного чехла, продуктивностью триасовых отложений, триасовых отложений огромными, свойств триасовых отложений, месторождений нефти.


Ключевые слова

перспектива, нефтегазоносность, Южный Мангышлак, юра, пермь, триас, Западный Казахстан

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос