Некоторые размышления о состоянии правосознания в современной России | Статья в журнале «Молодой ученый»

Авторы: ,

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №2 (136) январь 2017 г.

Дата публикации: 15.01.2017

Статья просмотрена: 237 раз

Библиографическое описание:

Чепуркова . Е., Гнатышин И. Ю. Некоторые размышления о состоянии правосознания в современной России // Молодой ученый. — 2017. — №2. — С. 339-341. — URL https://moluch.ru/archive/136/38263/ (дата обращения: 25.05.2018).



Статья посвящена изучению элементов правосознания, определению факторов влияния. На основании рассмотрения общих положений через призму национальных особенностей делаются выводы о состоянии правовосознания, возможностях развития в нынешних условиях.

Ключевые слова: правосозание, правовая грамотность, правовая культура, правовой нигилизм

Одним из маркеров состояния правовой действительности государства является уровень и особенности правосознания его населения. Любая правовая система, не будучи ориентированной на своего адресата, правильно им воспринятой и оттого — должным образом реализованной, в своем функционировании обнаружит несоответствие результатов поставленным целям. Взаимодействие права и правосознания не должно допускать искажений типа возникновения и укрепления правового нигилизма, инфантилизма и идеализма, неправильного понимания сути и цели закона, когда как правореализационные возможности государства должны соответствовать заявляемому уровню.

Доктринально, в юридической литературе, правосознание было определено как составное понятие, включающее следующие элементы: рационально-идеологические (знания, идеи, представление о праве в целом и его основных институтах), социально-психологические (чувства, связанные с оценкой иных элементов), поведенческие (мотивация, вектор и установки к деятельности в среде правового регулирования) [2, С. 23]. Развитие их взаимообусловлено, хотя и происходит разными темпами. История показывает, как игнорирование или принятие во внимание характеристик отечественного правосознания законодателем и правоприменителем влияло и продолжает влиять на правовую культуру и правовое поведение.

Так, не последнее место следует отводить уровню правовой грамотности населения в целом и профессиональных знаний специалистов в особенности. Презумпция знания закона должна основываться на реальном, не идеализированном представлении об осведомленности индивидов в сфере права, которая пока оставляет желать лучшего. Первая причина — «текучесть» правовых норм, множественные поправки, вызываемые в том числе их непроработанностью еще на этапе принятия (которая является главной причиной пробелов, коллизий и других недостатков актов), часто вызываемой недостаточной компетентностью специалистов и, порой, поспешностью их принятия. Также стоит отметить насыщенность правовой системы большим количеством не всегда согласованных норм различных уровней в одних сферах и их недостаточность для верной интерпретации — в других. Следить за многочисленными изменениями и пояснениями трудно физически (в том числе технически и материально), что, в свою очередь, уменьшает интерес к праву. «Шагом навстречу», позволяющим получить азы правовой грамотности, являются меры по правовому воспитанию — наличие обязательных курсов правоведения в заведениях общего, среднего специального и высшего образования не юридической направленности, а также в организациях; существование юридических клиник и иных программ правового ликбеза — мер, которые постоянно необходимо развивать, воплощать на регулярной основе как абсолютно необходимую в столь меняющихся условиях и распространять на максимально широкий круг лиц. С самого детства индивид должен получать верное представление о праве и его основных институтах, механизме действия, о его социальной ценности [5, С. 1510].

Впрочем, отношение к праву как к чему-то громоздкому и непонятному, а потому нежелательному для изучения и точного следования сложилось давно, но при влиянии иных факторов положение может меняться. Например, соблюдение и исполнение как формы реализации права совершаются с большей степенью добросовестности при наличии поощрения и (или) понимания значения таких действий. Значительное место (роль своеобразного грузила для поплавка-общественного мнения) здесь занимает позиция правоприменителя и посредника-юриста, уровень профессионализма (объем знаний, навыков, опыт, наличие/отсутствие злоупотреблений, корректность отношения, мотивы прихода в профессию, наличествующие средство, скорость работы, общий уровень моральности), которых не всегда позволяют верить в их компетентность. К сожалению, качество образования части, размер которой не позволяет назвать ее погрешностью, выпускников размножившихся юридических факультетов не соответствует требованиям профессии. К тому же, решения правоприменителя зависят во многом от его ценностных установок и представлений о должном (достаточно упомянуть категорию разумных сроков и разнообразие вариантов реализации ее на практике) [1, С. 1561] — момент, на котором часто базируются внутренние доводы причин правового нигилизма. В пользу этого говорит значительное число обращений в вышестоящие инстанции в порядках административного и судебного обжалования действий органов (в том числе Конституционный суд Российской Федерации и Европейский суд по правам человека [4, С. 55]), что свидетельствует: россияне готовы отстаивать свои права при недостижении желаемого результата после первого обращения. Хорошим знаком представляется желание защищать и те права, которые в советское время виделись скорее декларативными, абстрактными.

Споры, однако, не являются единственным видом участия индивидов в правовой деятельности. Области активности различны: граждане участвуют в охране общественного порядка, нормотворчестве путем референдума, взаимодействия с уполномоченными лицами, использованием портала «Российская общественная инициатива», с 1993 года осуществляют производство в суде присяжных, реализуют право на объединение, сотрудничают с государственными органами в качестве общественных помощников и т. д.

Эксцессы же в сфере права становятся причинами для формирования определенного отношения, которое начинает существовать как традиция — более крепкий столп национального сознания. Руководствуясь системой ценностей, укрепляемой выводами о «работоспособности» закона, люди транслируют свое представление о нем. Максимы устраиваются в сознании в виде пословиц: «закон что дышло: куда повернул, туда и вышло», «законы — миротворцы, да законники — крючкотворцы»; обобщений о деятельности управомоченных лиц и смысле правовых норм из рассказов знакомых и собственного опыта, часто без адекватной интерпретации. Другие истоки формирования образа права и юриста — их отражение в произведениях культуры (особенно массовой и признанной классической) и средств массовой информации, которые не всегда дают объективную оценку, а представляют личный взгляд или являются продуктом заказа — государственного или коммерческого проекта. До среднесоветского периода, и позже уже — начала 2000-х — особой популярности и симпатий авторов и читателей юристы и управленцы не находили (исключения случались только при соответствующей поддержке государства — одобрении и подборе материала для экранизации — мягкой меры влияния на общественное мнения в нужных целях (характерно в основном для правоохранительной службы)); достаточно вспомнить произведения Н. В. Гоголя, Н. А. Некрасова, А. Н. Апухтина, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова, Тэффи, А. Аверченко, работы режиссеров, романтизирующих «лихие девяностые» и современных художников-акционистов. Также достаточно влиятельным фактором можно назвать и мнение авторитетных в силу различных причин (личных и общественных заслуг, но не обязательно обладания достаточными знаниями) лиц.

Поиск «комфортной зоны» как области, для которой применимы знакомые паттерны поведения, дает новую жизнь этим представлениям. Так, ушло время конца восьмидесятых и девяностых, известных сложным состоянием законности и подаривших соответствующее отношение к праву. Однако и спустя тридцать лет принято считать нашу страну находящейся до сих пор в переходном состоянии, что говорит против сформированности качественно обновленного, стабильного и крепкого правосознания [3, С. 1530]. Новости о принимаемых реформах и поправках в законодательство все еще воспринимаются с опасением — не как развивающие заданные начала, а как создающие иной порядок, возможно, ухудшающий положение. Любая новая кризисная ситуация способна возродить старые предубеждения — эхо прошлых неудач и проблем, избавиться от которого можно только стабильно действиями с положительным результатом по решению как этих ситуаций, так и иных «проблемных» точек.

Можно сказать, что в отечественном правосознании наметился коренной сдвиг в сторону признания права как одного из основных ориентиров поведения в силу уважения, восприятия его как реального средства самопомощи, а не ввиду страха. В социально-психологическом портрете россиянина все четче проявляются желание знать и реализовывать свои права, вера в возможность добиваться этого формальными практиками. Государство же со своей конечной ролью в принятии решений в лице уполномоченных лиц еще мерещится Левиафаном, и потому одна из основных задач, стоящих перед властью — искоренение непрофессионального поведения у его представителей и тем самым увеличение к ним доверия. Причем достижение этой цели реально только с помощью комплекса мер: определением оптимального объема работы — требуемая скорость не должна влиять на качество выполнения обязанностей, психическое и физическое здоровье работников, служащих и лиц, занимающих должности службы; гарантированностью достаточного социального обеспечения и повышением престижа профессии для заинтересованности субъектов в своей деятельности и ее результатах; установлением и реализацией мер строжайшей ответственности за злоупотребления полномочиями; непрерывное не только профессиональное образование, но и улучшение навыков работы в социальной сфере, повышение общей культуры.

Не менее важным представляется и упрощение процедур обеспечения прав и свобод (хотя не столько это, сколько обеспечение правомерности и результативности решений возникающих ситуаций в первой же инстанции), их соблюдение и гарантированность. Представления о состоянии законности у населения должны возникать не на основании сравнения с ситуацией в «плохих»-неблагополучных или «хороших»-развитых странах, а на базе анализа имеющихся к тому ресурсов при разумном использовании потенциала государством, о реальных способностях отвечать по своим обязательствам которого граждане должны иметь представление. Необходимо закрепить в общественном сознании понимание прямой связи этого потенциала с правовым поведением субъектов и потому культивировать образ законопослушного гражданина с активной позицией, повышать ценность права в глазах общества, сочетая эти меры с поступательным движением вперед в сфере интенсификации права, законодательства и его реализации. Важно помнить, что любая государственно-правовая деятельность — диалог, для конструктивности которого сторонам необходимо «говорить на одном языке», владея достаточными для этого возможностями и осознанным, волевым желанием идти друг другу навстречу.

Литература:

  1. Богатырев Е. В. Правосознание и правосудие: взаимосвязь и взаимообусловленность // Право и политика. 2009. № 7. С. 1561–1568.
  2. Бреднева В. С. Системный анализ структурных компонентов правосознания // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 39. С.22–32.
  3. Буклова З. К. Исторические этапы развития (становления) российского правосознания и его особенности // Право и политика. 2009. № 7. С. 1524–1531.
  4. Кравченко В. В. Рост числа обращений граждан Российской Федерации в Конституционный Суд Российской Федерации и Европейский Суд по правам человека как показатель уровня правовой культуры // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2009. № 2. С. 53–57.
  5. Нелюбина Е. В. Правосознание, правовая культура и социальные права человека: взаимосвязь и взаимообусловленность //Право и политика. 2009. № 7. С. 1504–1511.
Основные термины (генерируются автоматически): Российской Федерации, правового нигилизма, правовой грамотности, сфере права, правовая культура, основных институтах, правовых норм, уровню правовой грамотности, правовой действительности государства, отечественного правосознания законодателем, азы правовой грамотности, изучению элементов правосознания, укрепления правового нигилизма, правам человека, причин правового нигилизма, сфере интенсификации права, насыщенность правовой системы, формы реализации права, формирования образа права, состоянии правосознания.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос