Автор: Ломакин Павел Леонидович

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №21 (125) ноябрь-1 2016 г.

Дата публикации: 24.10.2016

Статья просмотрена: 35 раз

Библиографическое описание:

Ломакин П. Л. Изменение и прекращение прокурором уголовного преследования в судебном разбирательстве // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 608-610.



Одной из важнейших задач уголовного судопроизводства выступает привлечение лица, которое совершило преступление, к уголовной ответственности и назначение ему справедливого наказания.

В связи с чем, ключевым институтом уголовного судопроизводства выступает институт обвинения. Особую актуальность в рамках данной темы исследования вызывает рассмотрение вопросов изменения и прекращения прокурором обвинения в судебном разбирательстве.

В соответствии с ч.2 ст.252 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) изменение обвинения в судебном разбирательстве допустимо лишь в случаях, если это не ухудшает положение обвиняемого и не нарушает его право на защиту. [1]

Представляется целесообразным отметить, что в отличие от УПК РФ, УПК РСФСР посредством ст.254 не только закрепил и сформулировал пределы изменения обвинения в судебном разбирательстве (обвинение может быть изменено, если этим не ухудшается положение обвиняемого и не нарушается его право на защиту), но и конкретизировал их: не допускается изменение обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от того, по которому обвиняемый был предан суду. [2]

Однако ряд ученых-процессуалистов считают, что на сегодняшний день представляется целесообразным закрепить в УПК РФ полномочие государственного обвинителя на изменение обвинения на более тяжкое в суде при условии соблюдения гарантий права подсудимого на защиту, а также само понятие «более тяжкое обвинение». [5, с.54] Следует отметить, что подобная практика реализации механизма изменения обвинения на более тяжкое непосредственно в суде уже имеется в уголовно-процессуальных законах ряда стран (Белоруссия, Германия, Франция и др.).

Более того, как совершенно справедливо отмечает О. С. Капинус полномочие государственного обвинителя на изменение обвинения на более тяжкое в суде не будет противоречить ни Конституции РФ, ни Конвенции о защите прав человека и основных свобод при условии, что такое изменение обвинения не будет связано с восполнением неполноты предварительного расследования, а подсудимый будет заранее уведомлен о предъявлении ему нового обвинения и ему будет предоставлена возможность представить свои возражения против нового обвинения.

Возвращаясь к теме исследования, стоит отметить, что ч.8 ст.246 УПК РФ устанавливает перечень оснований изменения обвинения в рамках судебного разбирательства. К числу указанных оснований относятся — исключение из юридической квалификации деяния признаков преступления, которые отягчают наказание; исключение из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ; переквалификация деяния в соответствии с нормой УК РФ, которая предусматривает более мягкое наказание.

Примером тому может послужить судебное разбирательство в отношении Краснова Р. М., которому инкриминировалась преступление, предусмотренное ч.2 ст.290 УК РФ. Прокурор в судебных прениях просил переквалифицировать действия Краснова по эпизоду получения взятки у ФИО3 за действия в интересахФИО1 — по ч. 2ст.290 УК РФ, а по второму эпизоду, связанному с получением взятки у ФИО3 в интересахФИО2, — по ч. 3 ст. 30, ч. 2ст. 290 УК РФ, т. е. государственный обвинитель в суде изменил обвинение в сторону смягчения положения осужденного [6]. В свою очередь, суд, не согласился с представлением государственного обвинителя, принял на себя несвойственную функцию обвинения и признал Красильникова виновным по второму эпизоду в совершении оконченного преступления и квалифицировал его действия части 2статьи 290 УК РФ.

Интерес в данном контексте представляет мнение Пленума Верховного Суда РФ, который уточняет, что в соответствии с чч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем. [3]

В свою очередь, игнорирование судом предписаний ст. 246 УПК РФ, согласно которым отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, расценивается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Таким образом, можно утверждать, что в данной ситуации имеет место существенное нарушение уголовно-процессуального закона судом. В дальнейшем, прокурором было подано кассационное представление, где поставлен вопрос о направлении дела на новое судебное рассмотрение, приговор по которому также был оставлено без изменения. [6]

Президиум Верховного суда Республики Татарстан в порядке надзорного производства пришел к выводу об изменении приговора и кассационного определения, а также переквалификации действий Краснова. [6]

Вопросы прекращения прокурором уголовного преследования в суде регламентированы положениями ч.2 ст.254 УПК РФ. Данная норма устанавливает, что суд прекращает уголовное дело, в соответствии с отказом обвинителя от обвинения.

Думается, что прекращение прокурором уголовного преследования в рамках судебного разбирательства обуславливается тем, что, несмотря на принимаемые в досудебном производстве меры по обеспечению доказанности обвинения, поддержание государственного обвинения, не всегда становится возможным. Так, например, не исключается выявление обстоятельств, которые свидетельствуют о невиновности обвиняемого, отсутствии оснований для привлечения его к уголовной ответственности или ставящих доказанность обвинения под сомнение. Подтверждение этому нашло свое отражение в материалах судебной практики.

Так, в частности при рассмотрении в судебном порядке уголовного дела в отношении Андреева Р. С. обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.111 УК РФ [7]. В процессе судебных прений государственный обвинитель от обвинения, предъявленногоАндрееву В. И. по ч 4ст. 111 УК РФпо эпизоду умышленного причинения неизвестному мужчине тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности его смерть, отказался на основании п. 1 ч 1ст.27 УПК РФ, обосновав тем, что причастностьАндреева В. И. к совершению данного преступления не доказана. В результате, ввиду отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения, уголовное преследование в отношении Андреева было прекращено. [7]

Таким образом, подытожив вышесказанное можно отметить, что осуществление уголовного преследования строиться не на простом выражении согласия государственного обвинителя с утвержденным по уголовному делу обвинительным заключением в рамках судебного разбирательства, а на инициативности, наступательности в отстаивании своей обвинительной позиции и на опровержении доводов стороны защиты. Более того эффективность уголовного преследования в суде базируется на том, насколько государственный обвинитель готов к обоснованию обвинительного тезиса. [4, С.42–43]

Литература:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в ред. от 06.07.2016 № 375 — ФЗ, с изм. от 01.09.2016) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921; 2016. № 1 (часть I). Ст. 61.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 29.12.2001, с изм. от 26.11.2002) // Свод законов РСФСР. т. 8. с. 613.
  3. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального Кодекса РФ»// Бюллетень Верховного суда РФ. 2004. № 2.
  4. Куликова Г. Л. Изменение прокурором обвинения и отказ от обвинения в суде первой инстанции. М., 2012.
  5. Страхова С. В. Проблемы возвращения судом уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ //Законность. 2015. № 4.
  6. Постановление Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 18 августа 2010 г. по делу № 44-у-410//[Электронный ресурс] URL: rospravosudie.com (дата обращения 17.10.2016 г.)
  7. Постановление Кизеловского городского суда Пермского края от 21 января 2011 г. по делу N 1–167/2011 // [Электронный ресурс] URL: rospravosudie.com (дата обращения 17.10.2016 г.)
Основные термины (генерируются автоматически): УПК РФ, государственного обвинителя, УК РФ, изменение обвинения, изменения обвинения, уголовного преследования, прокурором уголовного преследования, прокурором обвинения, судебного разбирательства, нового обвинения, судебном разбирательстве, полномочие государственного обвинителя, прекращения прокурором обвинения, Верховного суда РФ, рамках судебного разбирательства, позицией государственного обвинителя, отказ государственного обвинителя, прекращение прокурором уголовного, оснований изменения обвинения, Изменение прокурором обвинения.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос