Библиографическое описание:

Витушкин И. И. К вопросам трансформации системы высшего образования в эпоху построения биоэкономики // Биоэкономика и экобиополитика. — 2016. — №1. — С. 109-114.



The article reveals the basic problems of transformation of higher education in modern Russia in the era of the construction of the bioeconomy.

Keywords: professional education, regulatory – legal acts.

На современном этапе развития вопросам трансформации системы высшего образования посвящается значительный объем научных работ, стоит здесь выделить лишь некоторые из них [1–7]. В рамках настоящей статьи автор постарался развить идеи специалистов

Говоря о системе образования стоит начать с упоминания начала ее становления. Действительно, все то, что мы имеем в настоящее время — это огромный пласт науки, доставшийся нам еще со времен СССР. Говоря о Советской высшей школе в целом, стоит не забывать, что ее классический вид был создан в начале 1930-х гг. После революции 1917 года высшая школа бывшей Российской империи была подвергнута целому ряду ультрарадикальных экспериментов, во многом напоминающих современную Болонскую реформу. Срок обучения в вузах был сокращен до 3–3,5 лет, а для лиц, желающих заниматься после вуза научной работой, были созданы специальные курсы, «подтягивающие» будущих аспирантов к уровню дореволюционного выпускника, что напоминает бакалавриат и магистратуру. Лекционные занятия были сведены к минимуму и заменены семинарами, где использовались самые авангардные педагогические технологии («бригадный метод»), упор делался на самостоятельной работе студентов. Наконец, вместо экзаменов и зачетов была введена система баллов, которые начислялись за каждый изученный предмет, похожих на современные академические кредиты.Однако опыт показал, что эта реформа привела к плачевным результатам. Когда перед страной встала необходимость ускоренной индустриализации, выяснилось, что вузы не могут обеспечить промышленность и народное хозяйство в целом высококвалифицированными специалистами.

Опыт того времени показал, что Вузы заканчивали лишь около 10 % тех, кто поступил в них, но и эти выпускники были фактически полуграмотными, им нельзя было доверять серьезные технические и организационные задачи. В начале 1930-х годов партия и правительство выпускают ряд документов, которые существенно изменили советскую высшую школу (Постановление ЦИК «Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах» от 1932 г., Постановление ЦИК и СНК «Об образовании Всесоюзного комитета по высшей школе при СНК СССР» от 1937 г.). Обучение было продлено до 5 лет и стало одноуровневым, были восстановлены ученые степени и звания, отмененные в пылу революции, введены лекции, семинары и экзамены, пятибалльная система оценок и зачетные книжки, приняты общесоюзные учебные планы и программы. Советская высшая школа начала приобретать тот вид, к которому мы привыкли. Конечно, изменения происходили не сразу, полностью советская высшая школа сформировалась в классическом виде лишь в 1960–1970-е гг.

Со временем политика системы образования менялась и преобразовалась. В СССР была создана общая бессословная бесплатная средняя школа, после окончания которой каждый выпускник имел право сдавать экзамены в вуз. При проведении параллели между системой образования стран Запада и от дореволюционной России, для которых характерно существование «школы двух коридоров» (школы для элиты и школы для народа), наглядно видно, что наука шла «семимильными шагами». Единственным критерием поступления, был критерий соответствующий способностям абитуриента.

Нельзя не упомянуть и то, что в период стабилизации советского общества (1970-е — первая половина 1980-х) выходцы из семей партийной и государственной элиты стали иметь больше шансов на поступление, чем выходцы из простонародья, в силу личных «связей» своих родителей в системе образования и изначально лучшей довузовской подготовки. Но постепенно процесс нормализовывался.

Советская школа образования в отличие от университетской системы Запада, находилась полностью под контролем государства. В СССР не было и в принципе не могло быть частных вузов, все вузы принадлежали государству. Советское государство полностью контролировало всю жизнь и деятельность высшей школы. Вузы были лишены даже намеков автономии.Благодаря этому была осуществлена стандартизация высшего образования по всей территории страны.

Подводя некий итог, можно с уверенностью сказать, чтов СССР была создана и функционировала общедоступная, огосударствленная, авторитарная, тесно связанная с народным хозяйством высшая школа, которая досталась теперь в наследство Российской Федерации.

Говоря об этапе становления системы образования в 90-ых годах, нельзя не начать со словВладимира Набокова с тревогой говорившего, что Россию может постичь судьба Древнего мира, когда культура останется, а народ исчезнет.

Государственно-политические и социально-экономические преобразования конца 80 — начала 90-х годов оказали существенное влияние на российское образование.

За короткий срок произошла его адаптация к принципиально новым условиям политической жизни, к свободному развитию демократического гражданского общества, удалось реализовать академическую автономию высших учебных заведений, обеспечить многообразие образовательных учреждений и вариативность образовательных программ, развитие многонациональной российской школы и негосударственного сектора образования. Произошедший в 90-х годах общесистемный социально-экономический кризис существенно затормозил позитивные процессы. Государство во многом ушло из образования, которое вынуждено было заняться самовыживанием, в значительной мере абстрагируясь от реальных потребностей страны. Это вызвало серьезные разрывы в системе «государство — образование — общество». В современных условиях, когда государство и общество начали достаточно отчетливо заявлять свои приоритеты, стало очевидным, что образование более не может оставаться в состоянии внутренней замкнутости и самодостаточности.

Если провести статистику, то мы увидим, что, начиная с 1992 года смертность в нашей стране намного превышает рождаемость. По прогнозам Госкомстата, к 2025 году в России может остаться около 100 миллионов человек. За последние 10 лет в 20 раз увеличилось количество наркоманов. По оценкам МВД в России около 3,5 миллиона человек, которые находятся в реабилитационных наркологических центрах. Среднее потребление алкоголя — 14–18 литров чистого спирта в год на человека. При этом предельными для национальной безопасности являются 8 литров. С 1990 по 1998 гг. число больных СПИДом выросло в 20 раз, и если тенденция роста не будет преломлена, то через четверть века в стране средняя продолжительность жизни сократится до 56 лет. Таковы прогнозы РАМН. Это неизбежно приведет к тому, что уменьшится численность детей школьного возраста.

В перестройку шли разговоры о том, что образование в стране плохое, как, впрочем, и всё советское. Но когда наши студенты стали чаще выезжать за рубеж, на практику и стажировку, там отмечали высочайшее качество их подготовки. Некоторые российские вузы «экспортируют» кадры для Запада на миллиарды рублей. Но если говорить о «вывозе наших мозгов за рубеж», то речь идет менее чем об одном проценте от общего числа студентов. Говорили и обратное: советское образование — лучшее в мире. Герман Вяткин — ректор Челябинского государственного университета сказал по этому поводу так: «Наше образование, конечно, лучшее в мире. Но плохо, что мир об этом не знает». Но нельзя отрицать и того, что в России одно из лучших в мире естественнонаучное и математическое образование.

Российская Федерация, как и многие государства Мира столкнулась с проблемами Мирового финансового кризиса, что не могло не повлиять на систему образования. К сожалению, ряд высших учебных заведений испытывают «финансовый голод» в плане недофинансирования.

В соответствии с программой развития образования на период до 2012 г. общие расходы на высшее образование с 2014 г. могут достигнуть примерно 500 млрд руб. ежегодно, что сопоставимо с аналогичными расходами на образование развитых стран экономики. Федеральный бюджет на 2013–15гг. несущественно увеличивает расходы на образование, а как доля ВВП они даже падают. Однако в бюджетной системе РФ основные расходы на образование приходятся на третий уровень бюджетной системы — муниципальные бюджеты, которые достаточно дотируются региональными. Отследить увеличение расходов на образование в РФ можно исключительно по консолидированному бюджету.

В абсолютном выражении норматив затрат по направлениям подготовки на единицу государственной услуги на 1-ом курсе 2012/2013 учебного года составляет: для программ бакалавриата и специалитета — 112,0 тыс. руб., а для программ магистратуры — 127,6 тыс. руб. [8].

В современных условиях связанным с финансовым кризисом мы видим, что образовательные учреждения обеспечены бюджетным финансированием только на 25–40 % от расчетной нормативной потребности. В профессиональном образовании (особенно в высшем) это частично дополняется внебюджетными поступлениями от платных услуг, общеобразовательные же школы практически не имеют возможности привлечь дополнительные средства. Реальное недофинансирование образовательных учреждений составляет до 50–60 %.

В условиях современной «экономической блокады» университеты переходят на самоокупаемость, находя дополнительные источники финансирования. Политика современной школы образования направлена на увеличение студентов, обучающихся коммерческим способом и сокращая места студентов, поступающих на бюджет.

В государственные учреждения высшего профессионального образования было зачислено 586,1 тыс. студентов, из которых 67 % будут обучаться на бюджетной основе, остальные на условиях полного возмещения затрат на их обучение юридическими и физическими лицами. По сравнению с 2000 г. число студентов, принятых на бюджетную форму обучения, возросло на 4,1 %, на платную — на 49,8 %.

Университеты все больше и больше начинают открывать свои представительства (филиалы) в различных субъектах Российской Федерации. Пытаясь всевозможными методами завести в университет дополнительный источник финансирования, порою даже не задумываясь о том качестве и уровне образования, которые предоставляют филиалы.

Беспрецедентный рост филиалов. Вузы в 2000 годы наперегонки открывали филиалы, представительства во всех регионах, крупных, средних и малых городах России, а затем и за — рубежом. В начале 2011 г. количество филиалов насчитывалось более 2000, т. е. почти в два раза превышало количество вузов в стране.

Значительный удельный вес платного образования, устойчивый спрос на образовательные программы: бакалавриата (отчасти магистратуры), сложившийся к 2011–12 гг. позволяет говорить о возникновении рынка профессионального высшего образования, с присущей ему острой конкуренцией, рынка покупателя.

Зачастую профессиональное образование, в свою очередь, еще не способно в должной мере решить проблему «кадрового голода», обусловленного новыми требованиями к уровню квалификации работников. В то же время многие выпускники учреждений профессионального образования не могут найти себе работу, определить собственную «нишу» в современной экономической жизни. В условиях экономического расслоения общества все эти недостатки системы образования усугубились неравным доступом к качественному образованию в зависимости от доходов семьи.

Однако с учетом всех сложившихся экономических и политических ситуациях, нельзя забывать про основное — повышение оплаты труда преподавателей вузов, которые в соответствие с президентскими указами должны возрасти до средней зарплаты по региону.

Исследователи, которые проводят маркетинговые исследования в сфере услуг, хорошопонимают, какую роль играет персонал любой коммерческой и тем более некоммерческой организации, какой является деятельность в сфере образования. Профессорско-преподавательский состав, его квалификация и профессиональные качества — фундаментальный нематериальный актив и мощный конкурентный фактор любого вуза [9].

В настоящее время оплата труда квалифицированного и полного профессора в элитных вузах, равна зарплате западных вузов и составляет, примерно — 100 -120 тыс. руб., в месяц, а в отдельных случаях и более. В престижных вузах она меньше — 50–90 тыс. руб. В не престижных вузах, филиалах — 25–40 тыс. руб.

К 2018 г. средняя зарплата преподавателей вузов, в соответствии с указами Президента РФ, должна составлять 200 % от среднего заработка в регионе. По плану в сентябре-декабре 2012 года заработная плата преподавателей российских вузов должна была доведена до уровня не ниже средней заработной платы в соответствующем субъекте Российской Федерации. Во исполнение соответствующего поручения в федеральном бюджете на 2012 год были закреплены и направлены в федеральные органы исполнительной власти (Минобрнауки РФ) дополнительные средства на увеличение фондов оплаты труда преподавателей (2,65 млрд. руб.).

Процесс повышения заработной платы преподавателям в вузах за счет выделенных средств госбюджета, региональных муниципальных и местных бюджетов на деле оборачивается активным поиском дополнительных средств на «достойную» зарплату в самих вузах. При этом ректоры, которые не своевременно или по иным причинам не приближаются к уровню зарплаты своих ППС до среднего уровня зарплаты по региону, получают выговоры и предупреждения (такой выговор в конце 2012 г. уже «заработал» министр образования Д. Ливанов). Как же происходит поиск средств на повышение зарплаты ППС, знает и может наблюдать каждый преподаватель и сотрудник конкретного вуза. Процесс сбора недостающих средств на зарплату происходит за счет резкого сокращения расходов на ремонты помещений, закупку необходимого оборудования, что самое печально и критично, сокращение отдельных категорий ППС, сотрудников и увеличения соответствующего объема учебной нагрузки на не уволенного преподавателя [10].

Подводя некий итог, хочется сказать, что стратегия выживания и реформирования для российских вузов не новость.

В свете грядущих изменений макросреды системы ВПО руководство вузов вынуждено считаться с давлением новых обстоятельств. Во-первых, они больше не могут полагаться только на бюджетные источники финансирования. Во-вторых, активно искать финансовой поддержки у рынка. Вузы все более будут испытывать на себе действие конкурентных атак со стороны не только отечественных вузов, но и со стороны иностранных субъектов образовательного рынка. Конкуренция становится вечной проблемой для современного вуза. Не достаточно полагаться на прошлый положительный опыт и интуицию. Вузам необходимо вырабатывать настоящую маркетинговую стратегию и тактику.Подавляющая часть государственных вузов не готова и не умеет вести себя на рынке. Во многие вузы конкурсы минимальны, студенты не хотят в них учиться. И дело тут не в гуманитарной или технической направленности вуза. Не правильно заявлять о кризисе высшего образования, но вполне справедливо следует говорить о кризисе образовательного менеджмента. В современных условиях вузам предстоит ориентироваться не только на национальный уровень развития науки, но и на мировой.

Конкурентная борьба в системе высшего образования предполагает инвестирование средств в научные исследования, приглашение и стимулирование крупных ученых, в том числе и, прежде всего, с мировым именем.

Международные рейтинги TheTimes, QS, Webometricsстановятся для вузов России платформой для формирования стратегии своего развития. Сайты вузов как отражение достижений ППС в научной и прикладной сфере, количество книг и научных публикаций являются основным индикатором качества образования и мировой репутации вуза. Здесь все только начинается.

Специалисты и руководители образовательного сообщества России ставят задачу разработать собственные рейтинги, соответствующие мировым требованиям оценки вузов. Такие работы уже начались. Среди параметров, по которым ранжируются вузы есть целые блоки качества и организации научной деятельности вуза, международного сотрудничества, качества ППС, подготовки выпускников вуза, критерии материально и финансового обеспечения учебного процесса, опенка качества работы ППС студентами — потребителями услуг, оценка работодателями профессиональных компетенций выпускников вуза и многие другие.

Анализ современного российского рынка высшего образования, последствия его интеграции во ВТОдают все основания полагать, что российским вузам, самым серьезным образом, надо будет подготовиться к ожесточенной борьбе за каждого студента, которая развернется в ближайшие 5 лет.

Вузы, где маркетингу и рекламе уделяется должное внимание, получат больше шансов, чем те, в которых или игнорируют законы рынка или не придают маркетингу образовательных услуг серьезного значения, им будет сложно продвигать свои образовательные услуги и удерживать свои конкурентные преимущества.

Наши наблюдения механизмов развития университетов в современной России показывают, что в большинстве российских государственных университетов отсутствуют внутренние стимулы к изменениям и инновациям. Государство стремится, в том числе агрессивными способами, создать экономические условия для развития рынка в сфере высшего образования, рассчитывая на развитие конкурентных преимуществ ведущих вузов России.

Рынок высшего профессионального образования в ближайшее время ждут качественные изменения.Россия постепенно и неуклонно встала на путь международной интеграции. И для рынка высшего профессионального образования и рынка труда это не является исключением.

У студентов могут появиться раннее невиданные возможности получить европейское и американское образование, подобрать для себя интересную работу не только в России, но и во всем мире. Для выпускников бакалавриата появляются новые возможности продолжить свое образование в магистратуре любой страны в мире.

Для преподавателей вузов открываются новые возможности повышения своего материального положения (можно рассчитывать на неуклонное исполнение руководством вузов соответствующего указа Президента России), научного и творческого потенциала. У руководителей вузов открываются новые перспективы для поиска инновационных стратегий развития университетов в новейших условиях реформирования системы высшего профессионального образования.

Будучи одновременно «переходной» (к формату биоэкономики) и ресурсоизбыточной экономикой, Россия имеет особые основания для поддержания объема государственного сектора на достаточно высоком уровне.Для догоняющих экономик государственные вузы могут и должны играть, кроме того, особую роль — быть в определенном смысле социальными институтами развития, передовыми маяками образовательного менеджмента и научных достижений.

Но для этого необходимо совершенствовать управление государственной собственностью вузов. При квалифицированных управляющих, крупные ГОУ, могут обладать большим плановым горизонтом, чем НОУ и иметь доступ к долгосрочным кредитаминвестициям. Это дает им возможность инициировать научно-исследовательские проекты, совместные с частными фирмами в регионе (в том числе с НОУ), которые частный сектор «в одиночку» не мог бы реализовать. Обладая высококвалифицированными и заинтересованными экспертами, такие вузы могли бы стать основой для реализации регионального частно-государственного партнерства.

Государственный сектор как проводник образовательной политики приобретает особое значение в условиях ВТО, когда возможности обычных инструментов государственного влияния на развитие образования ограничены и в силу вступают рыночные механизмы конкуренции и формирования спроса на образовательные услуги.

Для успеха реорганизации необходимо содействовать повышению качества образовательного рынка — внедрению современной деловой этики, формированию высоких стандартов корпоративного управления вузом. Государственные вузы должны служить образцом в этом отношении, тем самым оказывая существенное влияние на негосударственные образовательные учреждения и на экономику региона.

Только определив цели и оценив возможности и роль государственных

вузов в каждой отрасли и профиле, можно рассматривать вопрос об их реорганизации.

В будущем целесообразно вообще отказаться от «шоковых» кампаний: реорганизация слияния и присоединение должны стать рутинной деятельностью и протекать не в соответствии с политическими указаниями сверху.

Литература:

  1. Скляренко С. А., Суворов О. А., Машытлев Р. М. К осмыслению формата современной реформы высшего профессионального образования через анализ некоторых элементов истории развития пищевых вузов России в ХХ веке// Экономические аспекты пищевых производств Научно-практическая конференция. 2013. С. 144–149.
  2. Еделев Д. А., Кантере В. М., Матисон В. А., Игнар С. Модернизация системы высшего образования в России. Подготовка кадров для предприятий пищевой промышленности// Пищевая промышленность. 2012. № 12. С. 38–40.
  3. Еделев Д. А., Майорова Н. В. Экономические отношения и мотивы в развитии системы высшего образования// Вестник Института дружбы народов Кавказа Теория экономики и управления народным хозяйством. 2012. № 4 (24). С. 91–97.
  4. Болтаевский А. А., Прядко И. П. Реформа Российской высшей школы в оценках учащихся и обучающих: опыт исследования// Политика и общество. 2015. № 8. С. 1054–1059.
  5. Майорова Н. В. Реформа высшего образования: от новых организационных форм к новым организационных форм к новым экономическим отношениям// Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 5: Экономика. 2012. № 4 (111). С. 261–266.
  6. Татуев А. А. Трансформация приоритетов модернизации высшей школы при переходе к обществу знаний// Экономический анализ: теория и практика. 2012. № 8. С. 27–34.
  7. Татуев А. А., Лебедев А. В. Экономика знаний — ориентир для реформы системы высшего образования// Финансы и кредит. 2010. № 29(413). С. 59–63.
  8. Боровская М. А. Групповые нормативы затрат по специальностям и направлениям подготовки как ключевой этап реформы финансирования вузов // Высшее образование в России. 2012. № 6. C.3–14.
  9. Борисова, С. Г. Исследование лояльности персонала как ключевого маркетингового актива ВУЗа//Маркетинг и маркетинговые исследования. 2012. № 3. С. 218–233.
  10. Зарплата в России. Исследовательский проект журнала “Политическое образование”/ URL: http://www.lawinrussia.ru/node/204491.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов