Библиографическое описание:

Лисицин В. Г. Провинциальный постконструктивизм на примере иркутских построек архитектора К.В. Миталя [Текст] // Технические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 115-117.

Архитектурный «постконструктивизм» [1; С. 639] являлся финишным этапом существования стиля «конструктивизм» (1932 – 1936 гг.). Давая определение «постконструктивизма», можно отметить главный его принцип, - это смешение стилей конструктивизма и классики. Подобное смешение происходило в упрощенной манере: на конструктивистские фасады зданий «накладывались» декоративные элементы классических стилей.

Перелицовка фасадов конструктивистской архитектуры на новый художественный лад охватывает не только столичные города, но с неизбежностью, обусловленной советской системой управления (это касается и архитектуры), доходит до Иркутска. Архитекторы Иркутска, как и архитекторы всего Советского Союза, вынуждены были в «добровольно-принудительном» порядке, применять, навязываемые свыше формы т.н. «истинно советской архитектуры». Движению архитектурной мысли в дискурсе партийной эстетики способствовало открытие в 1935 г. Восточно-Сибирского отделения Союза Советских архитекторов. А обязательное формирование в отделениях Союза Советских архитекторов партийных ячеек [2; С. 4] привнесло требование непременного выполнения задачи «овладения марксистко-ленинским диалектическим методом выращивания новых кадров архитекторов».

Одной общей характерной чертой зданий, относящихся к периоду после 1932 года, является наличие классических элементов декора (колонны, пилястры, карнизы, рустовка и др.) которые стали «навешивать» на фасады уже возведенных зданий (т.е. после сдачи объектов в эксплуатацию). При существовавших в тот период темпах строительства в Иркутске, возведение капитальных гражданских зданий растягивалось на три-четыре года. За этот срок конструктивистские здания сильно видоизменялись в сторону столь полюбившейся «в верхах» классике. К примеру, каменные сооружения, запроектированные как конструктивистские и заложенные в 1930-м г., к концу строительства в 1934 г. обрастают соответствующей атрибутикой классических одеяний. Как правило, применялось два варианта постконструктивисткого подхода: первый вариант – это когда уже возведенное здание украшалось декором классических стилей, и, второй вариант – в процессе проектирования самой коробки здания по функционально-конструктивистскому методу детали классического стиля привносились проект в ходе самого проектирования.

На примере творчества иркутского архитектора Казимира Войцеховича Миталя (1877-1938 гг.) [3] можно проследить метаморфозы, происходившие с сооружениями после постановления ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932 г.).


Рис. 1. Здание Курсов марксизма-ленинизма, арх. К.В. Миталь. (фото В. Лисицина, 2009 г.)



Рис. 2. План 2 этажа Курсов марксизма-ленинизма. (источник: архив ЦСИКН ИО, 1930-е)

Характерными примерами «перерождения» из конструктивистских зданий в постконструктивистские в творчестве К. Миталя являются здание Курсов марксизма-ленинизма (рис. 1), и жилой дом Специалистов по ул. Марата, 25. (рис. 3)

Здание Курсов марксизма-ленинизма расположено между переулком Богданова и корпусом женской гимназии (1878 г.). На рис. 2 четко видно общее объемно-планировочное решение, основанное на стоечно-балочной системе, что позволяет отнести это здание к стилю конструктивизм. Два сложных параллелепипеда врезаются на углу в основной полуцилиндрический объем. Оконные проемы вытянуты по горизонтали, за счет применения железобетонных балок. Витражи лестничных переходов вытянулись вверх на два этажа. Объемно-пространственная композиция здания Курсов Марксизма-Ленинизма, его общие пропорции и масштаб органично вписаны в общий силуэт исторического ансамбля. Позже, в 1936 году в период постконструктивизма, на фасад были «надеты» классические одежды архитектурных ордеров, причем официально, по этому поводу проводился конкурс, обозначенный как «архитектурное оформление фасада здания».



Рис. 3. Жилой дом Специалистов, арх. К.В. Миталь. (фото В. Лисицина, 2009 г.)

Жилой дом Специалистов по ул. Марата (рис. 3), первоначально был построен в стилистике конструктивизма: ровные стены, ризалитовые объемы лестничных клеток, выносные балконы и пр., но, затем, на него также были «надеты» элементы классических ордеров: рустованый низ, разъединяющий этажность - карниз, розетки и др. элементы.

На примерах этих зданий, проектировавшихся в период «расцвета» иркутского конструктивизма, можно проследить «стандартную» судьбу сооружений относящихся к этому переходному периоду. Классические элементы декора стали «навешиваться» уже после 1932 г., т.е. уже после сдачи объектов в эксплуатацию. «Украшение» фасадов велось, исходя из распространяемых в этот период творческих установок на освоение наследия классики, которая являлась, как утверждал иркутский архитектор Б. М. Кербель: «В духе новых формально-художественных веяний, источником появления подлинных произведений настоящего советского архитектурного искусства [4; С. 4]».

При этом не все конструктивистские здания «переодевались» в классические одежды. Часть из них осталось в первозданном виде, например гостиница «Центральная» (рис. 4) (ныне - «Сибирь») (автор проекта К. Миталь). Главной причиной отсутствия перелицовки некоторой части конструктивистских зданий являются, на наш взгляд, медленные темпы строительства, в целом, по отрасли, не поспевавшие за стремительно растущими потребностями в капитальном жилье. [5; С. 16] Таким образом, в условиях острейшего дефицита жилья, практически воплощать «высокую эстетику» классического наследия, физически не всегда могли и далеко не всегда успевали.


Рис. 4

Гостиница «Сибирь» (Центральная) арх. К. Миталь (фото В. Лисицин, 2010 г.)


Как же происходили эти изменения, что влияло на следование архитекторами того или иного стиля? До 1935 года, (это год образования регионального Союза советских архитекторов), для провинциальных архитекторов основным источником информации о новациях в архитектурной отрасли европейской части страны и в мире, были специализированные столичные журналы. В них публиковались, главным образом, архитектурные проекты зданий и генпланы соцгородов, отражалась проблематика урбанизма и дезурбанизма, излагались перспективные модели развивающегося города, велись дискуссии о социалистическом расселении, технических проблемах строительства и проектирования зданий новых типов, рожденных новыми социальными отношениями, а также излагались теоретические представления о формообразовании архитектурного конструктивизма.

Иркутские архитекторы чутко следили за теми новыми изменениями, которые происходили в сфере архитектурного стилеобразования, стремясь соответствовать новому творческому духу нового политического строя – они хотели быть востребованными новой властью. Основным источником официальной информации была местная пресса, в частности, краевая газета «Восточно-Сибирская правда». В ней, в обязательном порядке, дублировались основные указы, постановления, распоряжения раннее опубликованные в центральных газетах и, в частности, в газете «Правда». Поэтому, если какие-то распоряжения партии и правительства не попадали на страницы периодической печати, то они, как следствие, оказывались недоступными для профессионального сознания провинциальных архитекторов.

Постконструктивистские постройки, сохранившиеся до сего дня в Иркутске, это, по сути, закамуфлированные внешним декором классических стилей здания конструктивизма. Сейчас сложно определить, каким образом были внесены элементы ордерных стилей: в процессе разработки проекта или уже после окончания строительства, т.к. проектная документация по этим объектам на сегодняшний день не сохранилась.

Перелицовка фасадов конструктивистской архитектуры на новый художественный лад охватывает не только столичные города, но и с неизбежностью, обусловленной советской системой управления (в том числе и архитектурной деятельностью), доходит до Иркутска. Те архитекторы, которые в начале своей карьеры проектировали конструктивистские постройки, теперь вынуждены менять свои художественно-образные воззрения и переделывать свои собственные проекты. В период с 1932 по 1936 гг., фасады зданий, ранее построенные в конструктивистском стиле, уже повсеместно начинают «переодевать» в соответствующие «одежды» классических стилей, что имитирует политически корректный сталинский неоклассицизм в архитектуре.


Литература:

  1. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда. Кн. 1: Проблемы формообразования. Мастера и течения [Текст] / Хан-Магомедов С.О. – М.: Стройиздат, 1996. – 709 с.

  2. Архитектуру - на службу социализма: Выдержки из беседы архитекторов города Иркутска с председателем Крайисполкома тов. Пахомовым Я. З. [Текст] // Восточно-Сибирская правда. 1935. № 89. – 4 c.

  3. Лисицин В.Г. Архитектура конструктивизма в Иркутске в контексте исторических событий (на примере творчества архитектора К. В. Миталя) [Текст] : дис. магис. : 521700 «Архитектура»: защищена 26.01.11 / Лисицин Василий Геннадьевич. – И., 2011. – 85 с. – Библиогр. С. 85-89. - 27030068

  4. Кербель Б. М. Архитектура города Иркутска [Текст] // Восточно-Сибирская правда 1936. № 69. – 4 с.

  5. ГАИО. Ф. р-504. Оп. 5. Ед. хр. 145.

5


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle