Библиографическое описание:

Бунас А. А. Различные аспекты обоснования природы рискованного поведения личности [Текст] // Психология: проблемы практического применения: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, июнь 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 10-16.

В настоящее время важность изучения проблемы риска обусловлена возрастающей динамичностью изменений социального устоя, где особое значение приобретает стремление человека активно постигать новизну и сложность меняющегося мира, а также проявлять новые оригинальные стратегии поведения. Результаты таких изменений проникают во все сферы психики и жизнедеятельности индивида, влияя на его психическое состояние, на поведение, на адаптацию, порождая интерес к исследованию особенностей индивидуальности человека, в частности, склонности к риску, которая может быть одним из факторов, что расширяет возможности человека в меняющемся мире.

Стоит пояснить, что мы понимаем под рискованным поведением. Риск — это высокая вероятность появления нежелательных последствий, потерь. Это состояние между двумя полярными случаями — уверенностью и неопределенностью; ситуация, позволяющая выявить не только возможные последствия каждого варианта принятия решения, но и вероятность их появления. При этом среди основных причин неопределенности можно отметить неясность ситуации и возможных результатов, а также роли человека, принимающего решение [7, с. 148–157]. Рискованное поведение — это особый стиль поведения, который с высокой степенью вероятности может привести к потере здоровья, физическому или социальному благополучию личности. Рискованное поведение рассматривают также как средство, субъективно повышающее уровень адаптивности субъекта к собственной среде, одновременно с сохранением индивидуализации [9, с. 40–43].

Существует большое количество трактовок понятия и сущности риска, рискованной ситуации, рискованно поведения субъекта, остановимся на некоторых из них. А. В. Колпаков понимает риск как опасность, действие наудачу, что требует смелости и надежды на счастливый исход, а также математического обоснования, расчета степени риска [4]. В данной трактовке понятие «риск» выступает как опасное условие, при котором выполняется действие, или как действие, совершаемое в условиях неопределенности с вероятностным характером.

Д. В. Колесов считает, что риск всегда связан с угрозой и опасностью. Опасность является некой враждебной силой или силой противодействия намерениям человека. Угроза — определенная реальность ущерба и конкретного содержания. Именно наличие опасности и определенность угрозы превращает любую жизненную ситуацию в ситуацию риска. Риск — это всегда противодействие опасности и противостояния угрозе [9, с. 65–78].

В. В. Черкасова предлагает субъективную концепцию, ориентированную на субъекта действия, с учетом вероятных последствий и выбора вариантов поведения. С точки зрения данной концепции, риск всегда связан с волей и разумом человека, являясь выбором варианта поведения с учетом угрозы возможных последствий [15, с. 62–94].

Выделяют ряд подходов с точки зрения которых раскрывается природа появления рискованного поведения. В рамках биологического подхода рискованное поведение обусловливается действием психофизиологического (Ю. Л. Арзуманов, Т. Н. Дудко, 1999), генетического (А. Ю. Егоров, 2002) и гормонального факторов (S.Buzwell, D.Rosenthal,1996; T. A. Wills, M. Windle, S. D. Cleary, 1998). В социально-психологическом подходе можно выделить микросоциальную и макросоциальную модели рискованного поведения. Согласно первой модели, причиной рискованного поведения является нарушение межличностных, например, семейных взаимоотношений (Л. А. Головей, 2001; Д. Н. Исаев, В. Е. Каган, 1988; А. Е. Личко, 1987). В рамках макросоциальной модели существуют два взаимодополняющих направления: рискованное поведение как особое социальное явление, несущее определенную функциональную нагрузку (М. В. Бородатова, 1984; С.Гроф, 1992), и рискованное поведение как особенности функционирования общества (социально-экономическое положение общества, кризис системы ценностей и т. п.) (Б. М. Левин, 1998; В. Д. Лисовский, Э. А. Колесникова, 2001). Согласно этическому подходу, рискованное поведение является аморальным, мотивированным гедонистическими стремлениями личности, следствием бездуховности и морального несовершенства (Б. С. Братусь, 1977; Е. К. Веселова, 2004; А. Ф. Лазурский, 1923; М. С. Неймарк, 1972; Д. В. Новиков, 2008) [16].

При рассмотрении рискованного поведения как результата действия причин биологического, социального и психологического характера наиболее убедительной объяснительной моделью является интеракционистский подход (Л. М. Шипицына, Л. С. Шпилени, 2004). Поведение человека рассматривается как зависимая переменная. Факторами, влияющими на поведение, являются конкретные социальные обстоятельства и отношения к ситуации, что определяются конкретными условиями социализации и индивидуально-природных свойств (Магнуссон, Эндлер, 1977) [16].

В психологии риска наиболее часто упоминаются широко известные теории, такие как теория целенаправленного поведения (A. Эйзен, М. Фишбейн), модель убеждений в области поведения и здоровья (М. Бекер, И. Розеншток) и гомеостатическая теория риска (Г. Уальд).

Представители модели убеждения полагают, что рискованное поведение является следствием таких факторов, как неадекватность оценки риска, недооценки серьезности последствий рискованного поведения, ущерба от рискованного поведения [12, с. 40–47]. Согласно теории целенаправленного поведения, безопасное поведение направляется интенциями и контролируется субъектом. Намерение реализовать рискованное поведение определяется совместным действием трех факторов: * аттитюды в отношении данного поведения (мнение индивида относительно того, приведет ли это поведение к желаемым результатам, субъективно воспринимаемая ценность результатов); * субъективные нормы в отношении поведения (мнение индивида о том, каких поступков ожидают от него «значимые другие», его желание соответствовать ожиданиям окружающих); *воспринимаемый контроль над вероятностью наступления события и над собственной способностью тормозить или ускорять развитие данной ситуации [6, с. 64–65]. Основным положением гомеостатической теории риска является предположение о том, что у каждого человека существует свой, наиболее предпочтительный для него уровень риска, к которому он стремится. Если в какой-либо ситуации уровень риска слишком низок, то человек будет стремиться привести его к предпочтительному уровню, в обратной ситуации, уровень окажется слишком высок, человек будет стремиться его уменьшить [6, с. 66–68].

Важные аспекты объяснения и понимания риска содержатся в базовых направлениях психологии и психотерапии. Так, в индивидуальной психологии А. Адлера, где основное внимание обращено рассмотрению врожденного комплекса неполноценности и его компенсации. В качестве основной цели для всех людей при построении жизненного плана является достижение превосходства над другими. Все формы поведения полностью формируются в детстве и несут в себе отпечаток окружения. Поэтому человек склонен воспринимать ситуации не такими, как они есть в действительности, а через призму своих предубеждений, личностных интересов, то есть, через схему апперцепции, которая появляется в детстве и удовлетворяет достижения выбранной индивидом цели жизни [10]. Преодолеть чувство неполноценности возможно при развитии чувства общности. Индивиды с недостаточно развитым чувством общности формируют группы так называемого риска, чтобы получить удовольствие от социального общения побороть комплекс неполноценности.

Транзактный анализ Э. Берна рассматривает склонность к риску, как один из вариантов игры, в которую играет человек, он не боится потерять здоровье или получить какие-то повреждения, потому что это именно то, к чему он нередко и стремится, следуя своему сценарному плану: «причини себе вред!» [3].

С позиции гуманистического психоанализа Э. Фромма, существует базовое противоречие, которое ограничивает личность с двух сторон: с одной стороны, важно любить других, поощряется альтруизм, с другой — любить себя является грехом, хотя и самым сильным закономерным стремлением человека. Если он способен на продуктивную любовь к себе и к другим, то он способен закрепить собственную жизнь, и развиваясь, достичь свободы. Центральным понятием в данной теории является «отчужденность», что порождает тревогу, стыд, чувство вины. Быть отрешенным значит быть беспомощным, не владеть собственной жизнью и не влиять на ход событий. Поэтому, глубинной человеческой потребностью, по мнению Э. Фромма, выступает потребность преодолеть свою отчужденность, освободиться от плена одиночества через всевозможные формы поведения и эйфорические состояния. В таких состояниях внешний мир исчезает, а вместе с ним человек лишается чувства отчужденности, обретая субъективное ощущение свободы и независимости [13].

Теория психосоциального развития Э. Эриксона утверждает, что существуют определенные психологические стадии развития Я, в ходе которых индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Личностное развитие происходит в течение всей жизни. Главная задача на каждом из этапов это интеграция всего того, что знает о себе индивид и проектировка полученного образа в будущее [17, с. 36–40].

В. Франкл привлекает внимание к проблеме смысла жизни, который актуален на любом жизненном этапе, с разницей лишь в формах и аспектах его содержания.. Рискованное поведение — это состояние условного удовольствия, ситуация искусственного смысла как самоцели. Рискуя, личность обретает ощущение всемогучести и формирует некий свой индивидуальный образ жизни [10].

Х. Хекхаузен отмечал, что склонность к риску возникает в раннем детстве, под влиянием поведения матери [14, с. 78–83] и может быть обозначен как определенный патер семейного поведения.

В деятельностном подходе поведение понимается как организованная деятельность, осуществляющая связь организма с внешней средой через реализацию мотивов (С. Л. Рубинштейн) [11]. В рамках этого подхода рискованное поведение можно определить как ложную потребность, а основной механизм ее развития — «сдвиг мотива на цель». Доминирующим мотивом становится поиск того пространства, что может удовлетворить потребность, которая и заменяет истину. Б. Г. Ананьев определял поведение как сложный комплекс видов социальной деятельности. В поведении существует взаимозависимость между: информацией о людях и межличностных отношения; коммуникацией и саморегуляцией поступков человека в процессе общения; преобразованием внутреннего мира самой личности [1].

С точки зрения относительно нового направления психологии и психотерапии — онтопсихологии А. Менегетти (синтез психоанализа, аналитической и гуманистической психологии) — индивид идет на риск только тогда, когда он психологически уже может считаться экстремалом [8, с. 36–39], через что он осознает и ощущает свою необходимость и полезность как личности.

Теория реконструкции личности — психосинтез Р. Ассаджиоли, говорит о духовном сознании. Личность думает о смысле жизни/ существовании, о справедливости/ истоках страданий, ощущая волнение, если не направить эту бессознательную энергию на развитие и личностную трансформацию, то через некоторое время с подавленной она станет актуальной, дезорганизовывая жизнь, внутренняя пустота станет еще более невыносимой, заставляя искать подтверждения своего существования [2, с. 224–231].

В трансперсональной теории С. Грофа склонность к риску связывают с патологией в перинатальной матрице (прохождение родовыми путями), а именно, со стремлением индивида к ненасильственному самоубийству. Поиск риска и опасности — это желание испытать не дифференцированное единство, отменить сам процесс рождения [5, с. 109–115]. Склонность к риску и опасности по структуре и формированию может быть представлена как стремление и выступать тем объектом, который расширяет возможности личности.

Обобщая сказанное, стоит выделить следующее: поведение формируется с целью удовлетворения потребностей и интересов субъектов, которые включены в контекст внешней среды, содержит в себе вероятностный характер и, как результат, влияет на субъекта, требуя от него определенных действий. Поэтому, риск имеет объективную природу, однако субъект всегда делает выбор из определенных альтернатив при построении своего поведения, что также свидетельствует и о субъективной природе риска. Обоснование природы рискованного поведения личности дает возможность глубже понять влияние на формирование сознания и поведения индивида, расширяет представление о факторах, которые могут качественно и количественно определять изменения личности. Главная задача исследователей и практиков в этой области знаний: не ограничивать самостоятельность индивида, склонного к риску, запретами и порицаниями, а поддерживать, изучать и направлять в его реализацию конструктивным путем нового активного вида деятельности, создавая ситуации успеха и, тем самым, подчеркивать неповторимость и уникальность каждой личности в его индивидуальных проявлениях.

Литература:

1.         Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания / Б. Г. Ананьев // Избранные психологические труды: В 2-х томах. Т. 1. — М.: Педагогика, 1980. — 426 с.

2.         Ассаджиоли Р. Психосинтез / Р. Ассаджиоли. — М., 1997. — С. 224–231.

3.         Берн Э. Игры, в которые играют люди: психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: психология человеческой судьбы / Под общ. ред. М. С. Мацковского. — С-Пб.: Лениздат, 1992. — 400 с.

4.         Бикова С. В. Індивідуально-типологічні особливості схильності до ризику: автореф. дис.… канд. психол. наук: 19.00.01 / Бикова Світлана Валентинівна. — Одеса, 2008. — 22 с.

5.         Гроф С. Психология будущего: Уроки современных исследований сознания / С.Гроф. — М., 2001. — С. 109–115.

6.         Дик П. В. Психологические концепции риска и рискованного поведения / П. В. Дик // Актуальные проблемы психологии, 2008. — С. 63–68.

7.         Колпаков В. М. Теория и практика принятия управленческих решений уч. пос. / В. М. Колпаков. — 2-е изд., перераб. — К.: МАУП, 2004. — С. 148–157.

8.         Менегетти А. Система и личность / А. Менегетти. — М., 1996. — С. 36–39.

9.         Отношение к жизни и психология риска: уч. пос. / Д. В. Колесов, В. А. Пономаренко. — М.: Изд-во Моск. психолого-социального ин-та; Воронеж: МОДЭК, 2008. — С. 65–78.

10.     Психология личности в трудах зарубежных психологов / Под общ. ред. и состав. А. А. Реана. — С-Пб., 2000. — 537 с.

11.     Психология личности в трудах отечественных психологов / Под общ. ред. и состав. Л. В. Куликова. — С-Пб.: «Питер», 2000. — 465 с.

12.     Фролова Ю. Г. Психосоматика и психология здоровья: уч. пос. / Ю. Г. Фролова. — Мн: ЕГУ, 2003. — С. 40–47.

13.     Фромм Э. Душа человека / Э. Фром. — М.,1998. — С. 42–48.

14.     Хекхаузен Х. Психология мотивации достижения / Х. Хекхаузен. — С-Пб.: Речь, 2001. — С. 78–83.

15.     Чебыкин А. Я. Выраженность риска у студентов / А. Я. Чебыкин, О. В. Вдовиченко. — Одесса, 2004. — С. 62–94.

16.     Шарок В. В. Особенности мотивационно-ценностной сферы и самоотношения личности, склонной к рискованному поведению: автореф. дис.… канд. психол. наук: 19.00.01 / Шарок Вероника Викторовна. — С-Пб., 2010. — 27, [1] с.

17.     Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Под общ. ред. А. В. Толстых. — М., 1996. — С. 36–40.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle