Библиографическое описание:

Гарданова Ж. Р., Норина М. Ю. Исследование тревоги женщин с репродуктивными расстройствами в период беременности [Текст] // Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 72-76.

Исследованию различных психологических аспектов беременности посвящено множество работ. Среди тем, затрагиваемых в них, отмечаются следующие: ценностные ориентации беременных женщин, смысло-жизненные ориентации и Я-концепция женщин, ожидающих ребенка, поведенческие и мотивационные аспекты материнства, самосознание будущих матерей и другие [1, 2, 3, 4].

Социально-экономические условия современной жизни, ее высокий темп, значительное эмоциональное напряжение привели к тому, что молодые люди реже стали заключать браки, наряду с этим уменьшилось количество детей в семье [5].

Этими факторами обусловлено пристальное внимание к психологическому состоянию женщины во время беременности, поскольку известно, что оно оказывает значительное влияние на протекание беременности и родов, на последующие взаимоотношения с ребенком [6, 7].

Высокая тревога у женщин часто служит причиной различных репродуктивных расстройств, риска акушерских и перинатальных осложнений [8]. В связи с этим в нижеприведенном исследовании мы сделали акцент на выявлении влияния на уровень тревоги женщин с репродуктивными расстройствами таких психологических аспектов, как копинг-стратегии, механизмы психологической защиты и особенности ценностно-смысловой сферы.

Материал исследования: в исследовании приняло участие 40 женщин (ФГУ «Научный Центр Акушерства, Гинекологии и Перинатологии» им. В.И.Кулакова). Распределение диагнозов среди пациенток следующее: угроза прерывания беременности (43 %, 17 человек), привычное невынашивание беременности (28 %, 11 человек), плацентарная недостаточность (43 %, 17 человек), хронический ДВС-синдром (14 %, 6 человек). Средний срок беременности составил 29,5 ± 9,5 недель. Средний возраст обследуемых – 30,3 ± 4,7 лет. Все пациентки имеют высшее образование.

Методы исследования: клинико-психологический (клиническая шкала тревоги Шихана, тест смысло-жизненных ориентаций Д.А.Леонтьева, ценностный опросник С.Шварца, опросник Плутчика-Келлермана-Конте, тест копинг-стратегий Р.Лазаруса), математическая статистика (корреляционный и факторный анализ).

Клиническая шкала тревоги Шихана.

Среднее значение выраженности тревоги женщин с репродуктивными расстройствами по шкале Шихана составило 24,3 ± 5,4 балла, что говорит об отсутствии клинически выраженной тревоги (что отмечается у 73 % испытуемых – 29 человек). Значения выше 30 баллов (у 27 % обследованных женщин – 11 человек) являются значимыми и свидетельствуют о наличии клинически выраженной тревоги и необходимости консультации обследуемой психотерапевтом или психиатром.

Тест смысло-жизненных ориентаций Д.А. Леонтьева (СЖО).

Анализ полученных данных позволил непосредственно определить количественную меру осмысленности жизни женщин с репродуктивными расстройствами. Наряду с общим показателем осмысленности жизни были проанализированы еще пять  субшкал. Три из них отражают конкретные смысло-жизненные ориентации: субшкала 1 – цель в жизни (ее осмысленность и направленность), субшкала 2 – процесс жизни (ее эмоциональная насыщенность, осмысленность, интерес к жизни), субшкала 3 – результативность жизни (удовлетворенность самореализацией). Эти три категории соотносятся с будущим (цель), настоящим (процесс) и прошлым (результат). Субшкала 4 характеризует внутренний локус контроля, общее мировоззренческое убеждение в том, что контроль возможен; субшкала 5 отражает веру в собственную способность осуществлять такой контроль.

Таблица 1

Средние значения смысло-жизненных ориентаций.

Шкалы

Средние значения в баллах

сумма (общий индекс осмысленности жизни)

111,7 ± 13,2

субшкала 1 (цели)

35,9 ± 4,4 *

субшкала 2 (процесс)

32,4 ± 4,7

субшкала З (результат)

28,8 ± 3,4 *

субшкала 4 (локус контроля - Я)

23,2 ± 3,1 *

субшкала 5 (локус контроля - жизнь)

32,6 ± 5,5

* – результаты выше нормативных.

В ходе анализа данных были выявлены показатели выше нормы по субшкале 1 (цели), субшкале 3 (результат) и субшкале 4 (локус-контроля – Я). Результаты свидетельствует о том, что группа исследуемых женщин характеризуется высокой целеустремленностью. Вероятно, это подразумевает стремление благополучно завершить период беременности, несмотря на репродуктивные расстройства, и включает постановку целей на послеродовой период жизни женщины и ребенка. Отмечается высокая оценка исследуемыми женщинами пройденного жизненного этапа и ощущение его продуктивности и осмысленности. Кроме того, полученные данные указывают на представление женщины о себе как о сильной личности. При этом она обладает достаточной свободой выбора, чтобы построить жизнь в соответствии со своими представлениями о смысле жизни и со своими целями. Вероятно, это также связано со стремлением женщин, имеющих репродуктивные расстройства, принимать непосредственное участие в организации социально-средовых условий протекания беременности, пред- и послеродового периодов.

Ценностный опросник С. Шварца (ЦО).

В ходе обследования было проанализированы 12 шкал-ценностей (1 – наслаждение, 2 – достижения, 3 – социальная власть, 4 – самоопределение, 5 – стимуляция себя к действию, 6 – конформизм, 7 – социальность, 8 – безопасность, 9 – зрелость, 10 – поддержка традиций, 11 – социальная культура, 12 – духовность), которые связаны биполярными отношениями. Всего имеется 12 пар оппонентных шкал: 4-6, 9-6, 5-6, 2-7, 1-7, 2-8, 5-8, 1-12, 2-12, 3-12, 4-10, 5-10. Анализ результатов выявил преобладающие ценностные конфликты у беременных женщин.

Таблица 2

Меры конфликтности оппонентных шкал




Пары шкал

Конфликтные (%

от общего числа группы)

Потенциально конфликтные (%)

Не конфликтные

(%)

самоопределение-конформизм (4 – 6)

50

36

14

зрелость-конформизм (9 – 6)

44

36

20

самостимуляция-конформизм (5 – 6)

69

31

0

достижения-социальность (2 – 7)

75

19

6

наслаждение-социальность (1 – 7)

44

39

17

достижения-безопасность (2 – 8)

50

42

8

самостимуляция-безопасность (5 – 8)

53

33

14

наслаждение-духовность (1 – 12)

61

25

14

достижения-духовность (2 – 12)

86

8

6

социальная власть-духовность (3 – 12)

50

33

17

самоопределение-поддержка традиций (4 – 10)

56

38

6

самостимуляция-поддержка традиций (5 – 10)

52

42

6

Исходя из данных таблицы, видно, что наиболее часто встречающимися конфликтными парами жизненных ценностей у женщин с репродуктивными расстройствами являются следующие: 2 – 12 и 2 – 7. Это конфликт между желанием достижений (социальное признание, успех, честолюбие, богатство) с одной стороны, а с другой – высокой социальностью (справедливость, честность, альтруизм, незлопамятность) и стремлением к духовности (преобладание духовных интересов над материальными, внутренняя гармония, понимание своего предназначения в жизни).

Среди часто встречающихся потенциально конфликтных пар ценностей можно выделить следующие: 2 – 8, 5 – 10. Они отражают конфликты между желанием достижений и стремлением к безопасности (здоровье, чувство принадлежности, дружба, защищенность), а также между внутренней стимуляцией себя к действию (жажда острый ощущений, переживаний, вызов, смелость, желание насыщенной жизни) и необходимостью поддержания традиций (выказывание уважения, стабильность убеждений, общественный порядок).

Полученные результаты по конфликтным ценностям отражают актуальность выбора направления самореализации для беременных женщин в пользу либо профессиональных достижений (ценности «достижений» и «стимуляции себя к действию»), либо успешного протекания и завершения периода беременности (ценности «безопасности», «поддержания традиций», «духовности», «социальности»).

Примечательно, что наименее конфликтной является такая пара ценностей, как «зрелость / конформизм», что подразумевает выбор между индивидуальным пониманием своего предназначения в жизни и подчинением воле других людей, социальным нормам. Возможно, это связано с выбором между самореализацией в сфере материнства и самореализацией в профессиональной сфере.

Опросник Плутчика-Келлермана-Конте.

В ходе анализа результатов было получено следующее распределение психических защитных механизмов по проценту реализации от максимально возможного.

Таблица 3

Предпочтение механизмов психических защит

Психический защитный механизм

% реализации от максимально возможного

1. проекция

47,7 ± 24,2 %

2. рационализация

42 ± 17,6 %

3. отрицание

32,7 ± 17,7 %

4. компенсация

29 ± 20,1 %

5. гиперкомпенсация

28,3 ± 18,1 %

6. регрессия

26,3 ± 19,4 %

7. вытеснение

22,5 ± 16,3 %

8. замещение

13,8 ± 14,5 %

Результаты свидетельствуют, что наиболее предпочитаемыми психическими защитными механизмами у беременных женщин являются проекция, рационализация и отрицание. С помощью проекции чувства и мысли, воспринимаемые женщиной как неприемлемые, локализуются вовне, становясь как бы вторичными. Рационализация помогает преодолеть конфликтную ситуацию посредством создания логических и благовидных обоснований поведения, переживаний, истинные причины которых не могут быть признаны из-за угрозы потери самоуважения. При отрицании информация, которая тревожит и может привести к конфликту, не воспринимается. По группе обследованных женщин эти защиты реализуются на 47,7; 42 и 32,7 % соответственно от максимально возможного значения.

Наименее всего беременными женщинами используется такие защитные механизмы, как замещение и вытеснение. При замещении подавленные эмоции могли быть направлены на объект, представляющий меньшую опасность или более доступный, чем вызвавший эти отрицательные эмоции. При вытеснении импульсы, воспринимаемые женщиной как неприемлемые, имеют возможность стать бессознательными. Реализация этих защит составила 22,5 и 13,8 % соответственно.

Таким образом, среди женщин с репродуктивными расстройствами наблюдается сочетанное использование как зрелых, так и примитивных механизмов психической защиты.

Тест копинг-стратегий Р.Лазаруса.

При анализе результатов было выявлено следующее распределение поведенческих копинг-стратегий совладания с тревогой по проценту их реализации от максимально возможного.

Таблица 4

Предпочтение копинг-стратегий среди обследованных женщин

Выборка

% реализации от максимально возможного

1. планирование решения проблемы

70 ± 13 %

2. поиск социальной поддержки

69,5 ± 17,4 %

3. положительная переоценка ситуации

63,4 ± 15,5 %

4. самоконтроль

61,3 ± 16 %

5. принятие ответственности

61,2 ± 17 %

6. конфронтационное поведение

52,6 ± 17 %

7. бегство-избегание

50,9 ± 13,7 %

8. дистанцирование от проблемы

45,2 ± 18,1 %

Исходя из данных таблицы, наиболее предпочитаемыми беременными женщинами копинг-стратегиями являются планирование решения проблемы, поиск социальной поддержки и положительная переоценка ситуации. Это подразумевает, что в ситуации стресса активность направляется на поиск информационной, действенной и эмоциональной поддержки со стороны. При этом наблюдается стремление женщин аналитически подойти к сложившейся проблемной ситуации, найти в ней положительные стороны и возможности для личностного роста.

Среди наименее используемых поведенческих стратегий совладания отмечаются дистанцирование от проблемы и бегство-избегание. При этом усилия направляются на отделение от ситуации с целью уменьшения ее значимости.

Таким образом, мы видим, что в ситуации стресса активность женщин с репродуктивными расстройствами направлена как во вне (поиск помощи со стороны других людей), так и на самих себя (планирование решения проблемы и создание положительного настроя в ситуации фрустрации), что является гармоничным сочетанием защитных копинг-стратегий.

Статистический анализ.

1) использование механизма психической защиты по типу регрессии связано с нарастанием выраженности тревоги (r = 0,43; p<0,05), использованием копинга «бегства» в ситуации стресса (r = 0,40; p<0,05) и снижением общего уровня осмысленности жизни (r = -0,35; p<0,05) – это может проявляться в тенденции к инфантилизации при возникновении конфликтных ситуаций у женщин, имеющих репродуктивные расстройства (однако данный механизм защиты менее других используется обследованными женщинами);

Проявления тревоги беременных женщин связаны:

2) со снижением осмысленности жизни (r = –0,52; p<0,05) – состояние ангедонизма и представление о жизни как малоосмысленной;

3) со снижением ориентации на будущее (r = –0,51; p<0,05) – отказ от постановки целей и планирования на будущее;

4) с ослаблением включенности в процесс жизни (r = –0,45; p<0,05) – неспособность получать от процесса собственной жизни и своей деятельности в настоящем удовлетворение;

5) со снижением удовлетворенности достигнутыми результатами (r = –0,49; p<0,05) – неудовлетворенность своей жизнью в настоящем и недостаточно высокая оценка уже пройденного отрезка жизни;

6) с отсутствием веры в себя (r = –0,45; p<0,05) – отсутствие веры в свои силы, в возможность сознательно контролировать события собственной жизни, выраженное ощущение фатализма;

7) с дезактуализацией конфликта между стремлением к достижениям, с одной стороны, и высокой социальностью (r = –0,41; p<0,05), стремлением к безопасности (r = –0,32; p<0,05), с другой. Вероятно, тревога во время беременности у женщин, имеющих репродуктивные расстройства, была обусловлена проблемами, связанными с отказом женщин от личных достижений, активной профессиональной самореализации и с приоритетом высокой социальности и стремления к безопасности. Женщина стремилась к чувству защищенности, заботе о будущем ребенке и собственном здоровье, к установлению психологически благоприятной окружающей среды и др.

Выводы.

Проявления тревоги женщин, имеющих репродуктивные расстройства, связаны:

1) со снижением осмысленности жизни и ориентации на будущее,

2) с ослаблением включенности в процесс жизни,

3) с неудовлетворенностью достигнутыми результатами,

4) с отсутствием веры в себя,

5) с отказом женщин от стремления к достижениям,

6) с приоритетом высокой социальности и стремления к безопасности.

Полученные результаты определяют мишень психокоррекционного воздействия при работе с женщинами, имеющими репродуктивные расстройства, и указывают на необходимость своевременной коррекции проявлений тревоги с целью гармонизации психологического состояния женщин и снижения риска репродуктивных, акушерских и гинекологических осложнений.

Исследование проведено при поддержке гранта Президента РФ №МД-4860.2009.7.


Литература:

  1. Купченко В.Е. Самосознание и эмоциональное состояние женщины в период беременности // Перинатальная психология и психология родительства, № 1. – М., 2008. – С. 48-59.

  2. Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка. // Cинапс, № 4. – 1993. – С. 35-42.

  3. Филиппова Г.Г. Образ мира и мотивационные основы материнства// Проблемы изучения и развития личности дошкольника. – Пермь, 1995. – С. 31-36.

  4. Скрицкая Т.В. Ценностные ориентации и уровень удовлетворенности жизнью как показатель личностного роста женщины в период беременности // Перинатальная психология и психология родительства, № 1. – М., 2006. – С. 76-82.

  5. Чернова Е.П. Демографическая ситуация и репродуктивный кризис современной семьи в России: экономические и социально-психологические аспекты проблемы // Перинатальная психология и психология родительства, № 1. – М., 2008. – С. 18-28.

  6. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход // Психологический журнал, Т. 20, № 5. – М., 1999. – С. 81–88.

  7. Филиппова Г.Г. Психологические особенности ранней беременности и их влияние на развитие репродуктивного поведения // Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков. Материалы Российской научно-практической конференции. – М., 1996. – С. 134–136.

  8. Чумакова Г.Н., Щукина Е.Г., Макарова А.А. Влияние тревожности за ребенка во время беременности на особенности материнского поведения и отдельные состояния ребенка в период младенчества // Перинатальная психология и психология родительства, № 1. – М., 2006. – С. 85-91.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle