Библиографическое описание:

Антипина Ю. В. Отношения читатель-автор в фанфикшнене (на примере литературных опытов поклонников творчества братьев Стругацких) [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 66-71.

Русскоязычный термин «фанфикшн» произошел от англоязычного «fan-fiction», где fan – фанат, а fiction – литература. Fanfiction – это фан-литература, фан-проза (любительские литературные сочинения или комиксы по мотивам популярных романов, кинофильмов, телесериалов и т.д.; авторами подобных сочинений, как правило, становятся поклонники этих произведений). Главенствующую роль в системе автор-читатель в фанфикшене играет автор, который так же именуется фикрайтером, фикером или фанфикером. Именно автору принадлежит право выбора и реализации первоначальной интрепретационной стратегии, а так же формирования индивидуального канона. В сообществе авторы формируют комплексную интерпретацию – фанон. Читателю же отводится роль потребителя продукта, критика и комментатора. Тем не менее, роль читателя в фанфикшене нельзя недооценивать. Фанфикшн предлагает оригинальную читательскую стратегию, которая основана на том, что всякий текст, созданный в пространстве интерпретации канона, является не только оригинальным (как любой литературный текст), но и вторичным (по отношению к уже написанному произведению).

Рассмотрим ролевые модели читателя и автора подробнее. Фанфики в первую очередь пишутся для особого круга читателей – членов фандома (сообщества поклонников). В первую очередь тексты поступают для прочтения специфической аудиторией, особенно те, что маркированы категорией слэш. В фанфикшене наиболее ярко представлен читатель не только тогда, когда произведение завершено и предложено ему. Он присутствует в сознании (или подсознании) фикрайтера в самом акте творчества, влияя на результат. Установка на самовыражение автора обычно сочетается с представлением о некоем идеальном читателе. Создавая фанфик, автор-фикрайтер рассчитывает на то, что читатель декодирует предложенную ему программу воздействия. Каждый фанфик имеет специфический «горизонт ожидания», который, как правило, соответствует читательской эрудиции и опыту. В формировании этой категории восприятия большую роль играет паратекстуальная система, которая выработана западным фанфикшеном и была заимствована русскоязычным.

В фанфикшене автор, его текст и потребитель текста превращаются в единую сферу в рамках которой происходят различного рода текстовые игры. Любой текст, созданный в фандоме, является не чем иным, как реакцией на предшествующие тексты, как каноннные, так и фанонные (фанон – фанатский канон). Склонность фанфикшена к интертекстуальности заложена в самой сути взаимоотношения фантекста с текстом канона. Автор-фикрайтер пытается выступить в роли двойника автора канона, но делает это с ироничной точки зрения, разрушая читательские ожидания и предлагая ему бесконечно новые трактовки уже созданного.

В своих отношениях автор-читатель фанфикшн близок к нарративной стратегии постмодернизма, предлагающего концепции «имплицитного автора» и «имплицитного читателя». Идея внутритекстового или имплицитного читателя предложена Вольфангом Изером, который говорит о том, что воображаемые ожидания читателя формируют смысловую структуру литературного текста, задавая ход его восприятия. Особое внимание при этом уделялось «пустым местам» — смысловым зияниям, несогласованностям смысла, «непонятным» символам или речевым фигурам.[1] «Имплицитный автор» в этом случае представляется центром всех повествовательных приемов и особенностей текста. «Имплицитный читатель» в идеале декодирует и понимает все интонации автора, различные стратегии, которые использованы в тексте, такие как ирония, стилевые проницательность, готовность к пониманию. Таким образом, складывается система, состоящая из автора и читателя, причем и тому, и другому могут быть присущи различные элементы, уровни, механизмы «подачи» и «восприятия».

Итальянский писатель и теоретик литературы Умберто Эко развил идеи Изера и предположил, что в повествовательном тексте читатель должен обнаружить свои интерпретации предложенного произведения. Эко предлагает исходные понятия текстуальных стратегий: образцового читателя и образцового автора. Согласно Эко образцовый читатель - это читатель, запрограммированный текстом, то есть читатель, принимающий правила игры, навязываемые ему текстом. «Создателем» своего читателя, по мнению Эко, может быть образцовый автор. Образцовый автор обнаруживает себя в качестве нарративной стратегии, как совокупность инструкций для образцового читателя. Произведение лишь дает читателю возможность заполнить лакуны, обладая некоторым воображением, знанием и опытом чтения. Своих образцовых читателей Умберто Эко помещает на два уровня: образцовый читатель первого уровня желает знать, чем закончится история, образцовый читатель второго уровня рассчитывает, что его проводником по сюжетному и интерпретационному полю будет текст. «Чтобы выяснить первое, достаточно прочитать текст один раз, чтобы узнать второе (и познакомиться с образцовым автором), нужно быть готовым к множественным прочтениям Только тогда, когда эмпирический читатель откроет для себя образцового автора, он станет полноценным, сформировавшимся образцовым читателем». Информацию, которую читатель получает для восприятия текста Эко называет «читательской энциклопедией», объем которой различен для каждого читателя. Эко подчеркивает, что величину читательской энциклопедии определяет величина читаемого текста. [2, с. 181-220]

Данная стратегия, присущая нарративным практикам так же соотносится с фанфикшеном, как со сложным продуктом не только литературы, но и медиакультуры в целом. Фанфикшн использует своеобразную авторскую стратегию – автор изначально создает текст не для широкой аудитории, а для аудитории посвященной, что в свою очередь является не только реализацией права на игру, но и интрепретационной стратегией. Автор пишет фанфик, принимая во внимание все возможные трактовки, уже существующие в фандоме, в то же время стремится предложить свою оригинальную трактовку, которая так же закрепляется в фаноне, порождая новые уровни интерпретаций. В фанфикшене автор манипулирует несколькими литературными пространствами: пространством текста-канона и своим собственным, которое может, как сближаться с пространством канона, так и значительно удаляться от него. Фанфик, как многогранное произведение не рассчитан на читателя, которому неизвестен канон. В определенной мере независимыми и ориентированными на постороннего читателя могут считаться фанфики, созданные в жанре AU или кроссоверы, но и они используют не оригинальных, а канонных героев. Таким образом, стоит резюмировать, что хотя фанфикшн и воспринимается творческим полигоном для начинающих писателей, он не подразумевает главного – многогранности восприятия текста. За каждым фанфиком стоит монолитный пласт канонного произведения и любые прочтения вне его не могут предоставить полной информации о реализации творческого замысла фикрайтера.

Разумеется, допустимы случайные прочтения фанфиков читателем, не имеющим представления о каноне. В этом случае читатель не сможет оценить всю тонкость авторской задумки, в том числе не сможет принять интретекстуальную или иную смысловую игру, предложенную автором-фикрайтером. Читатель фанфика изначально запрограммирован на получение новой, оригинальной трактовки канона, разница лишь в степени знакомства с пространством первоисточника.

Своего образцового, просвещенного и идеального читателя фикрайтер подготавливает сам, используя для этого специфическую сигнальную систему, закрепленную в паратексте фанфика. Выбирая текст из всей библиотеки сообщества читатель отсеивает, по его мнению, не нужное и останавливает выбор на тексте, который для него становится образцовым. Критерии по которым строятся читательско-автороские отношения оригинальны и затрагивают различные сферы восприятия текста: жанр, возможность интерактивного общения и отношения с автором канона – дискламер.

Неотъемлемой частью фанфикшена является категория отказа от авторских прав – дискламер (англ. disclaimer – здесь «отказ от прав»). Понятие дискламера перешло в фанфикшн из юриспруденции. Юристы запада уделяют фанфикшену не меньшее внимание, чем филологи или психологи. Впервые дискламер как категория закрепился в сообществах, посвященных фантастическим сериалам в США. Издавая собственные фэнзины, редакторы-любители должны были следовать строгому правилу: выручка от продажи фэнзина не должна превышать затрат на его печать: «…Так, например, в «доинтернетовскую» эпоху, стоимость фанатских журналов тщательно рассчитывалась таким образом, чтобы только лишь покрыть затраты на публикацию; все без исключения сайты, размещающие фанатские работы, вместе с указанными работами публикуют и т.н. «юридический отказ» (англ. disclaimer), содержащий строку о некоммерческой направленности проекта…».[3]

Сделав интернет главной площадкой для публикаций, фикрайтеры тщательно соблюдают правило отказа от авторских прав. Русскоязычная фикрайтерская среда переняла категорию дискламера безоговорочно. В фандоме «братья Стругацкие» сформировалась уникальная ситуация, когда правообладатель не только не преследует использование своих героев другими авторами, но и поощряет писательскую деятельность фикрайтеров. Борис Стругацкий стал куратором проекта «Время учеников», чем выразил одобрение использование своих героев профессионалами. В отношении к непрофессиональным авторам писатель придерживается той же позиции. В писательских комментариях к собранию сочинений Борис Стругацкий пишет: «Осталась, правда, недописанной одна из задуманных в рамках Полуденного цикла историй – история проникновения Максима Каммерера в таинственные недра страшной Океанской империи. Об этом ненаписанном романе среди фэнов ходят легенды, мне приходилось слышать рассказы людей, которые точно знают, что роман этот был по крайней мере наполовину написан, пущен авторами в «народ», и кое-кто даже лично держал в руках подлинную рукопись… Увы. Роман этот НИКОГДА НЕ БЫЛ НАПИСАН, он даже придуман не был как следует. <> … Но почему мне иногда кажется, что этот – или очень похожий на него роман будет все-таки со временем написан? Не братьями Стругацкими, разумеется. И не С. Витицким. Но кем?». [4, с. 723-726] Неудивительно, что после заявленной позиции Стругацкого поднялась волна написанных продолжений. На сайт Бориса Стругацкого нередко пишут фикрайтеры, запрашивающие разрешение на публикацию своих текстов в интернете. Как правило, Борис Стругацкий любезно разрешает авторам выкладывать свои произведения.[5] Несмотря на выданную индульгенцию, фанаты строго придерживаются позиции отказа. В этой категории прослеживаются несколько выраженных позиций фикрайтеров по отношению к канону. В первом случае, отказ носит максимально формализованный характер: «Отказ: все чужое», «Отказ: как обычно», «Права: у АБС». Во втором фикрайтер демонстрирует свое личное отношение к канону и показывает степень отчуждения от него: «Отказ: все чужое - только пирожки мои и Деверя))))», «Отмазка: все герои принадлежат АБС. Одолжила лишь на время.», «Дисклаймер: моя здесь только любовь,)», «Отмазы неканающие: герои скорее Бондарчуковские». Разграничивая свой текст от текста первоисточника авторы одновременно подчеркивают точки отчуждения: «Отказ: герои принадлежат авторам, советы, предположительно – журналу «Космо», «Дисклеймер: все права на героев принадлежат АБС. В текст включены цитаты, выделенные курсивом и мне не принадлежащие.», «Дисклеймер: все права на героев принадлежат АБС. Ворнинг: идея и почти весь диалог- из одного известного телесериала, называть который пока не буду, кто угадает- молодец. Моя заслуга заключается всего лишь в творческой переработке с учетом фэнонной специфики на радость фанатам пейринга. Все права принадлежат авторам, ни на что не претендую, материальную выгоду не извлекаю.», «Отказ: не мой только Саракш)))». Категория дискламера показывает, как автор формирует свою индивидуальную интерпретацию, сближая ее с каноном или отдаляя от него.

Утвердив дискламер как обязательную категорию, фанфикшн начал использовать копирайт в отношении собственных текстов.

И БЫЛО ПОСЛЕ

Автор: Katana san

Бета: helen267

Фандом: Ai no Kusabi

Рейтинг: NC-17

Жанр: Slash, adventure, crossover(Миры Стругацких)

Пайринг: Иасон/Рики, Рауль/Катце

Отказ от прав: Персонажи фика принадлежат их создателем. Автор фика не извлекает материальной выгоды от их использования. Размещение фика на других ресурсах - с согласия автора. Ссылки на фик - приветствуются.

Отзывы: сюда [6]

Требование согласовать размещение фанфика на других сайтах с согласия фикрайтера обосновано желанием контролировать судьбу собственного текста. Более того, подобно писателям, во власти которых изъять тираж своих книг, авторы активно используют интернет не только для размещения, но и для уничтожения собственных текстов. Показательный случай произошел в фандоме с трилогией «Времена». Авторы, пишущие под ником Карбони & XSha написали три романа: "Время без понедельников", "Будущее прошедшее время", "Время равновесия", а также несколько рассказов. Главными героями цикла стали второстепенные у Стругацких персонажи из «Понедельник начинается в субботу» Хунта Кристобаль Хозевич, Жиакомо Жиан Жеровомович, Демин Кербер Псоевич, Камноедов Модест Матвеевич. Сюжет, как и у Стругацких, описывает будни сотрудников НИИЧаВо в 1960-е года. Примечательно, что время действия части рассказов цикла - 2000-2010 гг. Тексты отличались проработкой сюжета и стилизацией под повествование Стругацких. Цикл был размещен на крупных порталах, специализирующихся на фанфиках категории слэш. Вскоре с портала тексты были удалены. Более того, авторы отследили распространение своих фанфиков на других сайтах, и даже в личных читательских дневниках, после чего роман перестал существовать в открытом доступе. Как сказано в обсуждении проекта «Время учеников» в интернет-энциклопедии Википедия, авторы пошли на этот шаг после «нескольких возмутительных инцидентов, произошедших с выложенным для общего доступа текстом романа». [7] Проект и последующее творчество находится в закрытом дневнике авторов на портале Diary.ru. По предварительной договоренности авторы готовы открыть свой дневник для чтения, но не всегда идут на встречу.

Налицо желание автора фанфика сравняться в правах с автором канона и как можно тверже укрепиться в своем уникальном авторском статусе. Подобная ситуация сигнализирует о том, что несмотря на огромный пласт текстов и наличие фанона, фанфикшн не может являться коллективной интерпретацией канона. Фанфикшн интерактивен, особенно открытым он стал в связи с массовой публикацией фанфиков в интернете. Сообщества и дневники обновляются ежедневно, стимулируя авторов на новое творчество. Не последнюю роль в этом играет институт читательских комментариев. Сегодня автору не нужно ждать читательских писем, он получает оценки в режиме он-лайн. Читатель, решившийся оставить свои комментарии под опубликованным фанфиком, может выступать в роли критика. Как и в «большой литературе» фанфикшн оперирует несколькими крупными читательскими категориями – пассивный читатель, активный читатель и читатель, переходящий в категорию авторов. Пассивный читатель может быть рядовым посетителем блога автора, а может быть его подписчиком и участником сообщества. Но эта категория читателей не влияет на формирование фанона, авторские оценки и не формирует общее интерпретативное поле. Активный читатель, наоборот, вступает с автором в полемику, выступает в комплиментарной роли, но и берет на себя функции критика. Обсуждая фанфик «Массаракш», читатели указывают автору на недочеты: «Изложу свои конкретные замечания. На мой взгляд, мало динамики. Первая сцена, несмотря на «вж-ж», «бух» и «бах» вообще статична. Может быть, это потому, что у Вас, в отличие от АБС, много действия в прошедшем времени. В «Обитаемом острове», насколько помню, везде настоящее, а если есть какие-то экскурсы в прошлое, то они по объёму занимают не более абзаца <> Что касается стиля и манеры повествования, то, по-моему, удалось. Не хватает диалогов. Убеждён, что Вы внимательно просматривали «Остров», когда это писали; странно, что не обратили внимания <> Не знаю, смог ли чем помочь, но если задумаете всё же реализовать эту идею на полном серьёзе, я готов на более вдумчивый анализ». [8] Читательский анализ фанфика «Черная пешка» не прекращается уже третий год, комментарии различаются и по объему и по отношению читателя к тексту: «Похоже, что автор задался целью накачать произведение как можно большим объёмом информации, ну, и преуспел в этом в ущерб всему остальному. Местами скучновато, а то и просто занудно получилось. Не очень понятны символистские напряги с рыжим псом и плюшевым медвежонком. А, главное, автор описал тот мир островной Империи, который хотелось видеть ему, и, который, имеет к варианту Стругацких очень апосредованное отношение»; «Довольно хороший фанфик. Правда, есть несколько не понравившихся моментов. <> Несколько раздражают сильные изменения в событиях, описанных Стругацкими. Точнее, в их мотивировке и дополнительных описаниях событий. Скажем, про те спутники, которые не заметил, хотя не мог не заметить Каммерер при посадке. <> Хотя автор, похоже, и не дотянул до уровня братьев, но, тем не менее, произведение хорошее».[9]

Комментарии к фанфикам не всегда имеют развернутый аналитический характер. Большая часть из них субъективна и мотивирована личным отношением к автору. Комментаторы своей похвалой стимулируют автора на новый творческий опыт. Хорошим тоном считается оставить любой комментарий. Минимальным может считаться выражение благодарности автору за его труд. Развернутый литературоведческий анализ, оформленный в виде рецензии не является популярной практикой в фандоме. Как правило, замечания по содержанию и стилистике комментаторы выкладывают отдельными постами.

Как правило, все отклики на фанфик имеют положительную характеристику. Откровенно негативные комментарии являются редкостью, так же как редко встречаются фанфики, к которым не были написаны комментарии. Уместно говорить об установках взаимной вежливости между читателем, комментатором и автором. Подобные установки зачастую бывают прописаны в правилах сообщества. Пример правил сообщества «Наш остров»: «1. Запрещены любые оскорбления участников и сообщества в целом. 2. Запрещен плагиат и кража чужой интеллектуально-художественной собственности любого рода. <> 5. В дискуссиях и комментариях не приветствуется употребление олбанского и запрещена нецензурная лексика. Прошу учесть, что за нарушение вышеуказанных правил модераторы могут применять санкции без предупреждения! <> Нецензурная лексика разрешена в текстах, но автор должен предупреждать об этом в «шапке» произведения». [10]

Неконструктивная критика и оскорбления в сообществе становятся поводом для исключения авторов из рядов участников. Подобная практика возникла в западных фандомах и была успешно усвоена русскоязычными фансообществами. Существуют понятия «флейм» (хамство) и холивар (ругань в комментариях) которые являются основанием для закрытия ветки комментирования: «… очередная "чернуха" в сообществе, между участниками или на посторонних дневниках - и сообщество закрывается. Будьте любезны соблюдать хоть какие-то границы. Здесь - место для творчества. Все остальное - сугубо в личке. Все воинствующе настроенные личности банятся, не допускаются и всяческими путями отгораживаются от сообщества. Между собой - договор. Холивары - не здесь». [11]

Фанфикшн, как максимально открытое явление, демонстрирует схему перехода из категории читателей в категорию авторов. Любой участник фандома может стать автором фанфика, как прислав модератору свой текст, так и сопроводив его собственными комментариями. Постоянный читатель сообщества «Наш остров» оповещает о своем переходе из читателей в группу авторов: «Очень интересно было читать представленные тут материалы. Так что можно всем сказать только одно общее спасибо. Ну и в качестве "вступительного взноса" - небольшой фик, написанный в соавторстве с другом».[12] Закрепляя свой переход из читателей в авторы, участник фандома может так же стать модератором или библиотекарем сайта, где формируются архивы фандома. Такая ситуация становится возможной, когда возникает стихийная мода на фанфики с определенным пейрингом или по определенному произведению. Создатель и владелец сообщества перестает справляться с потоком текстов и предлагает одному из авторов стать модератором.

Анализ отношений читатель-автор не был бы полным без рассмотрения феномена бета-ридерства. Бета-ридер или бета – редактор фанфика, который дает рекомендацию к его размещению в сообществе. В фанфикшене бета играет ту же роль, что редактор и корректор в художественной литературе – следит за орфографией и пунктуацией, контролирует оформление фанфика, вычитывает текст на соответствие канону. Термин «бета» возник в англоязычной фикрайтерской среде и получил распространение на крупных порталах, размещающих большие архивы фанфиков. «Альфа» - это автор фанфика, «бета» - его редактор. Крупные сайты вводят понятия «гамма» и «сигма» ридеров, которые отвечают за сортировку фанфиков по направлениям. Если над фанфиком поработал весь коллектив от альфы до сигмы, то перечисляются все, но такая практика является достаточно редкой в русскоязычной фикрайтерской среде, так как крупные архивы фанфиков находятся все еще в стадии заполнения. Многие сайты отказываются принимать к размещению фанфики, над которыми не работала бета.

Бета в фанфикшене получила большие функции, чем редактор, корректор и критик в художественной литературе. Бетой не может стать грамотный человек «со стороны», потому что именно бета определяет отношение фанфика с каноном и дает допуск на размещение. Таким образом, бета-ридер становится своего рода соавтором, но официально таковым не считается. Так же бета не считается критиком, хотя выполняет многие его функции: «роль бета-ридера (уникальной для фанфикшена инстанции) является конвергентной по своей природе и объединяет в себе три прежде разделенных инстанции: читателя как адресата конкретного текста, комментатора или критика, который выносит суждение по поводу текста, и редактора, который не только гарантирует соответствие текста принятым в сообществе стандартам, но и имеет право, в отличие от критика или читателя, вносить в текст существенные изменения, участвуя в его создании». [13] 1

Фанфикшн подобно «большой литературе» формирует собственный «культ автора», за счет чего пытается избавиться от стигматизации как «вторичный» или «несамостоятельный». Фандомы перенимают внешние атрибуты, присущие печатной литературе – отказываются от авторских прав и следят за собственными текстами, вводят институт внутренней критики и формируют крупную площадку для реализации писательского потенциала. Возникшие отношения в фандоме напоминают отношения в издательстве, где писатель имеет корректора, редактора, может рассчитывать на встречу с читателями и критиками. А роль самого издательства играет сообщество, в котором фанфик может быть принят к публикации или отклонен. Фикрайтер, вступая в сообщество подписывает виртуальный контракт и соглашается с правилами комьюнити, что тоже отсылает к отношениям писатель-издательство. Переняв идею о том, что именно автор формирует литературу, фикрайтеры создали условия для развития творческого потенциала в рамках отдельных сообществ, в которых авторы добиваются признания их таланта другими участниками фандома.


Литература и Интернет-источники:

  1. Вольфганг Изер в Москве: Материалы круглого стола и ответ В. Изера С. Фишу // Вестник Московского университета. Серия 9: Филология. — М.: Изд-во Моск. унив., 1999. — № 5

  2. Эко У. Шесть прогулок в литературных лесах. М.: Симпозиум, 2002. 288 с.

  3. Verba J. M. Boldly writing: A Trekker fan and zine history, 1967–1987. 2nd ed. FTL Publications – Minnesota, 1996. URL: http://www.ftlpublications.com/bw.htm

  4. Стругацкий, А.Н., Стругацкий Б.Н. Собрание сочинений в 11 т. – М.: АСТ, 2007. Т.8.

  5. фрагмент он-лайн интервью с Борисом Стругацким http://www.proza.ru/2010/01/28/1411

  6. Katana san. И было после http://mr-yaoi.ru/fanfic/KatPosle01.htm

  7. Обсуждение: Время учеников http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5:%D0%92%D1%80%D0%B5%D0%BC%D1%8F_%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2#.D0.9A.D0.B0.D1.80.D0.B1.D0.BE.D0.BD.D0.B8_.D0.B8_Xsha._.D0.A6.D0.B8.D0.BA.D0.BB_.22.D0.92.D1.80.D0.B5.D0.BC.D0.B5.D0.BD.D0.B0.22

  8. Лыжник. Массаракш. http://www.lllit.ru/litera/show_text.php?t_id=7286

  9. Александр Лукьянов. Черная пешка http://lib.rus.ec/b/161973

  10. Правила сообщество «Наш остров» http://www.diary.ru/~m-island/p0.htm#more1

  11. http://www.diary.ru/~m-island/?tag=1705

  12. Моргвател. Что Русскому Хорошо, То Немцу - Массаракш. http://www.diary.ru/~m-island/p71173399.htm#more1

  13. Karpovich A. The role of beta readers in online fan fiction communities // Fan fiction and fan communities in the age of the Internet, ed. Busse K. and Hellekson K. McFarland – Jefferson, NC, 2006. С.176


1 Перевод К.А. Прасоловой

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle