Библиографическое описание:

Ткаченко И. Г. Кристаллизация смыслов базовых концептов Новалиса [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 31-34.

Поворот лингвистики к целостному тексту как объекту исследования, а также рассмотрение его с точки зрения антропологической лингвистики и когнитологии поставили учёных перед необходимостью исследования концептуальной информации текста. Предполагается, что, представляя собой информацию эстетико-художественного характера, концептуальная информация выводится из всего текста как структурно-смыслового и коммуникативного целого.

Каждое литературное произведение воплощает индивидуально-авторский способ восприятия и организации мира, т.е. частный вариант концептуализации мира. Выражаемые в литературно-художественной форме знания автора о мире являются системой представлений, направленных адресату. В этой системе наряду с универсальными общечеловеческими знаниями существуют уникальные, самобытные, порой парадоксальные представления автора. Таким образом, концептуализация мира в художественном тексте, с одной стороны, отражает универсальные законы мироустройства, а с другой – индивидуальные, даже уникальные, воображаемые идеи. Система концептов и семантических полей способна выразить индивидуальную картину мира определённой личности. В этой связи представляет интерес концептосфера элитарной языковой личности, реализующей аксиологические взгляды эпохи. Рассматривая индивидуальные концепты в рамках художественного текста, мы, вслед за рядом исследователей, имеем в виду индивидуально-авторские (художественные) концепты. Под художественным концептом мы, вслед за Л.Г. Бабенко, Н.С. Болотновой, С.Р. Габдуллиной, Н.А. Кузьминой понимаем смысловую и эстетическую категорию, содержащую в себе универсальный опыт литературной личности, ее мировоззрение, систему ценностей, и способствующую формированию новых художественных смыслов. Область функционирования художественных концептов – произведения художественной литературы.

В пространстве художественного текста существуют художественные концепты, изучение которых находится в стадии развития и разработки, а также поиска собственного пути, что подтверждается отсутствием в этой проблемной области общепринятого метода.

В этой связи на сегодняшний день в современной лингвистике появляются новые методы исследования, осуществляемые на основе художественного текста с целью понимания и интерпретации авторского концепта (или концептов). В этой связи И.П. Черкасова отмечает: «авторские художественные концепты и концепции реализуются не прямыми номинациями, представленными в толковых словарях, как это происходит с социальными концептами, а образными языковыми средствами. Поэтому, чтобы понять художественный текст (художественный концепт), недостаточно когнитивного понимания, нужно распредмечивающее. Смысловые составляющие концептов «рассеяны» (Г.И. Богин) в текстах и «требуют кристаллизации» [4, с. 88-89]. В своих трудах А.А. Потебня писал: «Поэтический образ дает нам только возможность замещать массу разнообразных мыслей относительно небольшими умственными величинами... Этот процесс можно назвать процессом сгущения мысли...» [3, с. 100]. А.А. Потебня ввел параллельно понятия «разложения» и «замедления» мысли. Он пишет: «Слово может быть орудием, с одной стороны, разложения, с другой — сгущения мысли единственно потому, что оно есть представление, то есть не образ, а образ образа» [3, с. 152-153]. На наш взгляд понятие «сгущение мысли» по А.А. Потебне совпадает с нашим понятием «кристаллизация смысла». Согласно концепции И.П. Черкасовой «кристаллизация смысла – это формирование слова с однозначно очерченным смыслом. Ключевое слово в тексте играет роль точки кристаллизации, является «центром», «фокусом», от которого потом «расходятся круги» понимаемого содержания, оно постепенно обрастает смыслом, вбирая в себя все контекстуальные значения. Изучение процесса кристаллизации позволяет не только определить базовые смыслы, но и проследить процесс их взаимодействия, а иногда и вытеснение одних смыслов другими» [4, с. 8]. Как известно, данными вопросами давно и успешно занимаются теория текста и герменевтика.

В рамках нашего научного исследования одним из основных методов изучения базовых концептов послужил метод кристаллизации смыслов базовых концептов Новалиса. Материалом исследования послужили сказки Новалиса, включенные автором в неоконченный роман «Генрих фон Офтердинген» («Heinrich von Ofterdingen»). В рамках данной статьи на основании сказки-сна «Ein tiefer blauer Strom...» мы частично представляем процессы кристаллизации важных для Новалиса категорий путем анализа выделенных частотных слов в контекстах для определения их наполняемости смыслом, который вложил в них автор.

Кристаллизация смысла концепта, базирующегося на частотном слове Heinrich.
Генрих попадает в реку, символизирующую собой течение земной жизни, мир изменений. Ее водоворот возвещает о возвращении героя к первоначальному состоянию чистоты, его смерти в старой жизни и возрождении в новой: «Er stürzte sich in den Strom; aber er konnte nicht fort, das Wasser trug ihn…».
Новалис описывает физическую смерть героя и его переход на новый уровень: «Er mochte weit geschwommen sein. Es war eine fremde Gegend. Er wusste nicht wie ihm geschehen war. Sein Gemüt war verschwunden. Gedankenlos ging er tiefer ins Land. Entsetzlich matt fühlte er sich…».
Божественная сила и мощь наполняют героя, благословляя и окропляя его, пробуждая в нем духовную мощь и энергию: «Mit der Hand schöpfte er einige Tropfen und netzte seine dürren Lippen…». Позади оставался жуткий, беспорядочный мир, мир зла и ненависти, горя и страха. По мере того, как герой брел в неизвестном направлении, он все отчетливее ощущал благосклонное приветствие окружающего его мира. Новалис символично описывает внутреннее состояние героя, которое постепенно обретает утраченную некогда гармонию: «Wie ein banger Traum lag die schreckliche Begebenheit hinter ihm…», «…Blumen und Bäume redeten ihn an…», «Ihm wurde so wohl und heymathlich zu Sinne...», «Da hörte er jenes einfache Lied wieder. Er lief den Tönen nach…».
С возвращением гармонии Генрих почувствовал непреодолимое чувство, внезапно нахлынувшее на него и принявшее образ его возлюбленной: «Auf einmal hielt ihn jemand am Gewande zurück. Lieber Heinrich, rief eine bekannte Stimme. Er sah sich um, und Mathilde schloß ihn in ihre Arme…». Его захватило чувство сильной, чистой, светлой любви к возлюбленной, которую он сжал в своих объятиях: «Heinrich weinte. Er drückte sie an sich…».
В результате интерпретации базового концепта Heinrich мы выделяем следующие смыслы:
1. Человек растворяется в потоке жизни земной, забывая о своей духовной сущности.
2. Смерть – это способ пробудить в себе духовное начало, это путь к возрождению. Сон есть «репетиция» смерти. Он указывает на недостатки человека в мирской жизни.
3. Соединение души и духа создает внутреннюю гармонию и единство.
4. Внутренняя гармония – это путь к постижению истинной любви.
5. Вера и истинная любовь указывают человеку путь к вечности, к Богу.
Кристаллизация смысла базового концепта Mathilde.
Матильда в сказке символизирует собой невинность, девственность, святость, она есть победа над всем ничтожным и материальным. Но тоска и печаль по возлюбленному, оставшемуся в том «темном» мире, томятся в ней: «Sie war mit Kränzen geschmückt, sang ein einfaches Lied, und sah nach ihm mit süßer Wehmut herüber…».
Новалис предает героине особое значение: пребывая в мире порядка и вне времени, она указывает возлюбленному верный путь спасения из моря жизни, хаоса и невежества: «Sie lächelte und legte das Ruder in den Kahn…», «Sie winkte, sie schien ihm etwas sagen zu wollen…», «…doch lächelte sie mit einer unsäglichen Innigkeit, und sah heiter in den Wirbel hinein…».
Лишь непреодолимая сила духа способна увести за собой в мир вечности, истинной реальности, чистоты и света: «Ewig, versetzte sie, indem sie ihre Lippen an die seinigen drückte, und ihn so umschloß, dass sie nicht wieder von ihm konnte…».
В результате перед нами предстают следующие смыслы Mathilde:
1. Высшие силы вселяют в человека спокойствие и восстанавливают в его мире порядок.
2. Божественная сила духа вселяет веру в бесконечность бытия.
3. Путь в мир вечности суть путь спасения из жизненного водоворота страстей и искушений.
Кристаллизация смысла концепта, базирующегося на частотном слове Strom.
Strom – поток, течение жизни – символизирует собой возрождение и устремление к истине, мудрости, постоянству и благоразумию и привносит в жизнь людей духовного света, тепла и уверенности: «Ein tiefer blauer Strom schimmerte aus der grünen Ebene herauf…», «Er stürzte sich in den Strom...», «Eine leise Luft strich über den Strom...», «...und der blaue Strom floß leise über ihrem Haupte…».
Кристаллизация смысла концепта, базирующегося на ключевом слове Kahn.
Kahn – лодка – подобно силе небесной, спасающей человека из моря жизни, мира хаоса, тьмы, ограниченности и несущей к первоначальному истоку, состоянию чистоты, свободы и спокойствия: «Auf der glatten Fläche schwamm ein Kahn…», «Auf einmal fing der Kahn an sich umzudrehen…», «Sie lächelte und legte das Ruder in den Kahn...», «...der Kahn schöpfte schon Wasser...».

В результате интерпретации сказки Новалиса, представленной в форме сна, авторская концептосфера предстает в нашем понимании следующим образом: полюс «+» - как стремление к совершенству, истинной реальности, Абсолюту, Богу и как следствие любви абсолютной, истинной, вечной, которая противостоит полюсу «-», представляемый нами как ничтожество, бездна, пустота. Пограничную зону являет собой Heinrich, представляющий собой человека, поэта, стремящегося постичь истину.

Важные для Новалиса категории (концепты), базирующиеся на ключевых словах, мы представляем как некую систему (см. схема 1), которую можно проинтерпретировать следующим образом: Человек (Heinrich), подчиняясь своим чувствам и эмоциям, поглощается постоянно изменяющимся потоком жизни (Strom), который несет его в пропасть, бездну, темноту. Но благодаря божественной силе духа, вере в Бога человек (Heinrich) выбирается на поверхность, спасаясь (Kahn) из бездны повседневности мирской жизни, и стремится к постижению истинной любви (Mathilde).











Схема 1. Система базовых концептов Новалиса в сказке-сне «Ein tiefer blauer Strom...»

Литература:
  1. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград: Перемена, 2002. – 390 с.

  2. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. – М.: Искусство, 1976. – 440 с.

  3. Тураева З.Я. Лингвистика текста. – М., 1986. – 127 с.

  4. Черкасова И.П. Лингвокультурный концепт «ангел» в пространстве художественного мышления: Монография. – Армавир: АГПУ, 2005. – 256 с.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle