Библиографическое описание:

Головина Е. В. Деятельностный подход в лингвистике [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 148-151.

В данной статье рассматривается реализация теории деятельности в лингвистике, которая воплощается в теории речевой деятельности, антропоцентрическом подходе к изучению языка и деятельностном подходе в теории текста.

Теория речевой деятельности описана во многих работах [7; 8; 11; 14 и др.]. Теория речевой деятельности представляет собой отечественный «вариант» психолингвистики. В теории речевой деятельности воплощается ряд характеристик деятельностного подхода, таких как предметность, структурность и целеполагание.

Е.Ф. Тарасовым сформулирован предмет изучения теории речевой деятельности: «…предметом анализа в теории речевой деятельности являются процессы производства, восприятия речи и усвоения языка, единицей анализа – психологическая операция» [16, с. 128]. Также исследователем определена цель производства и порождения речи, связанная с «…организацией общения сотрудничающих коммуникантов» [там же, с. 129]. Таким образом, понятия деятельности теории деятельности и теории речевой деятельности сближают такие конструкты как целеполагание и предметность.

Основываясь на структурном строении деятельности, разработанном А.Н. Леонтьевым, А.А. Леонтьев рассматривает структуру порождения речевого высказывания: она включает, следовательно, звено мотивации и формирования речевой интенции (намерения); звено ориентировки; звено планирования; звено реализации плана (исполнительное); звено контроля [12, с. 64].

Е.Ф. Тарасов рассматривает структуру порождения речи, соотносимую в данном аспекте с исследованиями А.Н. Леонтьева: «…речь, как и любая целенаправленная деятельность, в своем развертывании зависит от цели, условий, средств и поэтому не может осуществляться по раз и навсегда заданной жесткой системе операций» [16, с. 129].

Процессы порождения речи описаны А.А. Леонтьевым в виде психолингвистических моделей: стохастические модели, модели непосредственно составляющих, модели на основе трансформационной грамматики, когнитивные модели и модель порождения речи, разработанная Московской психолингвистической школой. По мнению автора, существуют две ситуации восприятия речи: «…первая ситуация – когда происходит первичное формирование образа восприятия. Вторая – когда происходит опознание уже сформированного образа» [12, с. 127]. А.А. Леонтьев отмечает, что все теории восприятия речи могут быть охарактеризованы на основе двух параметров: «…первый параметр – это моторный или сенсорный принцип восприятия. Второй – его активный или пассивный характер» [там же].

Ю.А. Сорокин, рассматривая психолингвистические аспекты изучения текста, определяет основной подход к изучению текста. Ученый трактует понятие текста как «…весьма сложное и полифункциональное знаковое образование» [15, с. 5]. Исследователь полагает, что вопрос понимания текста является одним из основных для современной лингвистики, в результате которого появляется «необходимый материал, способствующий уяснению строения и функционирования механизмов языка / речи» [там же, с. 6]. Решение данного вопроса позволяет: «а) уточнить психолингвистическую структуру текстов <…>; б) функционально ориентировать тексты на определенные социальные (профессиональные) группы реципиентов, что позволяет оптимальным образом управлять коммуникативными процессами социума» [там же]. Таким образом, ученый полагает, что каждый текст имеет психолингвистическую структуру и выявляет зависимость между типами текста и социальными группами индивидуумов.

Работы Т.М. Дридзе посвящены текстовой деятельности в структуре знакового общения [Дридзе-1984]. Исследователь относит порождение и восприятие текстов к видам знаковой деятельности, которые могут быть как разделены, так и соединены во времени, но «…они всегда остаются компонентами механизма сложной и многогранной деятельности более высокого порядка, которую мы уже неоднократно называли коммуникативно-познавательной» [7, с. 54]. По мнению Т.М. Дридзе, текстовая, как и любая другая деятельность, обладает предметностью: «…предметом текстовой деятельности является коммуникативная интенция обучающихся, т.е. не смысловая информация вообще, а смысловая информация, цементируемая замыслом, коммуникативно-познавательным намерением» [там же, с. 57]. Приведенный пример о предметности текстовой деятельности свидетельствует, во-первых, о понимании текста как учебной единицы, направленной на решение обучающих задач (компонент «обучающиеся»). С другой стороны, автором реализуется коммуникативный подход к пониманию текста. Во-вторых, Т.М. Дридзе сформулирована цель данного вида деятельности – стремление к реализации коммуникативно-познавательного намерения.

Итак, краткий анализ работ по теории речевой деятельности свидетельствует о том, что речевая деятельность обладает предметностью (процессы производства, восприятия речи и усвоения языка), целью, связанной с необходимостью организации коммуникации людей. Речевая деятельность характеризуется наличием структуры, соотносимой со структурой деятельности, разработанной А.Н. Леонтьевым.

Как отмечалось, деятельностный подход в лингвистике реализуется в антропоцентрическом подходе к изучению языка. О роли антропоцентрического подхода в языке написано много работ [1; 2; 5; 10 и др.].

Так, исследования Б.А. Серебренникова посвящены изучению роли человеческого фактора в языке. Ученый создает языковой инвентарь, среди которых выделяет такие разделы как: «Роль грамматического строя в отображении языковой картины мира», «Процессы заимствования и взаимовлияния в языках», а также в известной мере специфический раздел «Процессы, происходящие в языке, но не имеющие непосредственного отношения к отображению картины мира» [13, с. 3].

Также в исследованиях Б.А. Серебренникова рассмотрены вопросы о процессах заимствования и взаимовлияния в языках. Ученый отмечет, что данные факты имеют место в языке постоянно и «…всякое заимствование и влияние осуществляется людьми, и ясно, что заимствования и влияния характеризуют одну из важных сторон деятельности человека в языке» [там же, с. 68].

Номинативный аспект лингвистических основ речевой деятельности изучается Е.С. Кубряковой. Автор отмечает, что речевая деятельность является особым типом человеческой деятельности, и обращение к лингвистическим основам речевой деятельности предполагает изучение роли человека в языке. Поставив перед собой задачу, состоящую в изучении номинативной деятельности в речи человека, Е.С. Кубрякова отмечает, что «…в ходе такого рассмотрения подверглось полному пересмотру не только понимание соотношения разных этапов речевой деятельности, но и роли отдельных этапов в ее осуществлении (в частности, превербальных)» [10, с. 6]. По мнению исследователя, речевая деятельность изучается в единстве «…с деятельностью сознания и мышления» [там же, с. 138]. В ходе работы, ученый делает вывод о том, что речевая деятельность «…обуславливается операциями из двух сфер – номинации и синтаксиса» [там же, с. 140].

В работе Н.Д. Арутюновой изучены типы лексического значения и их взаимодействие в тексте, роль тропов в описании внутреннего мира человека, способы выражения оценки в прагматических ситуациях [2].

Анализ литературы свидетельствует о том, что на современном этапе развития теории текста существует ограниченное количество работ, связанных с реализации деятельностного подхода в теории текста. В данной связи стоит отметить работы К.И. Белоусова, Н.Г. Вороновой и Е.А. Коржневой [3; 4; 6; 9].

К.И. Белоусов изучает реализацию категории деятельности в тексте и деятельностного анализа текста [3; 4]. Ученый изучает язык с точки зрения деятельности обычных носителей языка, что близко к психолингвистическим и антропоцентрическим исследованиям языка.

Под деятельностью в тексте К.И. Белоусов понимает деятельность главного действующего лица (агенса) в тексте [4, с. 103]. На основе данного определения ученый выделяет типологию текстов: текст с эксплицитной / имплицитной деятельностью в тексте; текст с одной деятельностью / с несколькими деятельностями; текст с кумулятивной / некумулятивной деятельностью (кумулятивная деятельность характеризуется целеполаганием); текст с одним / несколькими агенсами.

На основе «…операциональной структуры речемыслительной деятельности: [Мотив (М) + Ориентировка (ОР) + Планирование (ПЛ)] + [Реализация (РЕ)] + [Контроль (КО) и Оценка (ОЦ)]» [там же, с. 107], К.И. Белоусов анализирует тексты Л.Н. Толстого.

Таким образом, в своих исследованиях К.И. Белоусов впервые применяет деятельностный анализ текста, опираясь на операциональную схему речемыслительной деятельности; впервые выявлена «деятельностная» типология текстов.

Исследование Н.Г. Вороновой посвящено рассмотрению деятельностной модели интерпретации художественного текста (ХТ). В основе предлагаемой модели находится, по мнению автора, «…отношение автора ХТ к функции значения, которое эксплицирует индивидуальное намерение автора по отношению к присваиваемому в процессе эстетической деятельности социальному опыту» [6, с. 132]. Предметом изучения выступает художественный текст; Н.Г. Воронова рассматривает определенный вид деятельности (эстетическая деятельность, связанная очевидно с пониманием эстетической функции художественного текста). Также отметим, что основным подходом в исследовании является антропоцентрический и функциональный подходы (компоненты «отношение автора», «индивидуальное намерение автора», «функция значения»). На основе изучения интерпретации художественного текста Н.Г. Вороновой определена задача автора ХТ: «… задача автора видится в том, чтобы интерпретировать социальный опыт адекватно собственной модели» [там же, с. 129]; сформулированы путь достижения адекватной интерпретации текста. По мнению автора, им является: «… создания такой конструкции (из) значений, которая предполагала бы использование значений в тексте как в качестве средств идентификации предмета описания, так и в качестве средств его характеризации» [там же].

Таким образом, исследование Н.Г. Вороновой направлено на создание функциональной типологии интерпретаций и имеет широкую область применения (теория анализа текста, теория перевода), а антропоцентрический и функциональный подходы являются актуальными направлениями филологических исследований.

В исследовании Е.А. Коржневой описана экспериментальная деятельность лингвиста при исследовании текста [9]. Цель работы состоит в выявлении «способов управления системы «экспериментатор – текст – реципиент» [9, с. 155]. В ходе исследования Е.А. Коржневой были проведены 2 эксперимента, направленные на выделение в тексте ключевых слов и определение темы и идеи произведения. По мнению ученого, экспериментатор и реципиент, взаимодействуя в ходе эксперимента, «приобретают свойства синергетической системы «экспериментатор – текст – реципиент» [там же, с. 157]. Е.А. Коржнева отмечает тот факт, что итог эксперимента, направленного на изучение текста, «во многом зависят от наполняемости и варьирования параметров системы «экспериментатор» [там же, с. 159].

Итак, обзор исследовательских работ, характеризующих реализацию деятельностного подхода в лингвистике, свидетельствует о том, что теория деятельности специфицируется в теории речевой деятельности, связанной с вопросами порождения и восприятия речи. В теории речевой деятельности нашли отражение основные положения теории деятельности, такие как предметность, процессуальность и результативность деятельности. Также деятельностный подход в лингвистике связан с изучением деятельности человека в языке (антропоцентричность). Последнее десятилетие в истории лингвистических учений характеризуется усилением исследовательского интереса к изучению реализации деятельностного подхода в теории текста.


Библиографический список


  1. Ажеж, К. Человек говорящий: Вклад лингвистики в гуманитарные науки : Пер. с фр. / К. Ажеж. – М. : Едиториал УРСС, 2003. – 304 с.

  2. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека / Н.Д. Арутюнова. – 2-е изд., испр. – М. : « Языки русской культуры», 1999. – I-XV, 896 с.

  3. Белоусов, К. И. Деятельностно-онтологическая концепция формообразования текста : дис. … д-ра филол. наук : 10.02.19 / К. И. Белоусов. – Оренбург, 2005. – 374 с.

  4. Белоусов, К. И. Форма текста в деятельностном освещении : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 : 10.02.19 / К. И. Белоусов. – Кемерово, 2002. – 179 с.

  5. Вежбицкая, А. Понимание культур через посредство ключевых слов : Пер с англ. А.Д. Шмелева / А. Вежбицкая. – М. : Языки славянской культуры, 2001. – 288 с. – ( Язык. Семиотика. Культура. Малая серия).

  6. Воронова, Н. Г. Деятельностная модель интерпретации художественного текста : дис. … канд. филол. наук : 10.02.19 / Н. Г. Воронова. – Барнаул, 2000. – 157 с.

  7. Дридзе, Т. М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации / Т. М. Дридзе. – М. : Наука, 1984. – 270 с.

  8. Зимняя, И. А. Лингвопсихология речевой деятельности. — М. : Моск. психолого-социальный ин-т ; Воронеж : МОДЭК, 2001. — 432 с. (Психологи Отечества).

  9. Коржнева, Е. А. Деятельность лингвиста-экспериментатора при исследовании структуры текста : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 : 10.02.19 / Е. А. Коржнева. – Кемерово, 2003. – 187 с.

  10. Кубрякова, Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности / Е.С. Кубрякова. – М. : «Наука», 1986. – 159 с.

  11. Леонтьев, А. А. Методологические проблемы деятельностного подхода / А. А. Леонтьев // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы : сб. науч. тр. – М., 1990. – С. 5-14.

  12. Леонтьев, А. А. Основы психолингвистики : учебник для студ. высш. учеб. заведений / А. А. Леонтьев. – 5-е изд., стер. – М. : Смысл ; Академия, 2008. – 288 с.

  13. Серебренников, Б.А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и мышление / Б.А. Серебренников. – М. : Наука, 1988. – 242 с.

  14. Слобин, Д. Психолингвистика = Psycholinguistics / Д. Слобин. Психолингвистика : Хомский и психология = Psycholinguistics / Дж. Грин ; [к сб. в целом] : пер. с англ. Е. И. Негневицкой ; под общ. ред. и с предисл. д-ра филол наук А. А. Леонтьева. – 5-е изд. – М. : Либроком, 2009. – 349, [1] с. : ил.

  15. Сорокин, Ю. А. Психолингвистические проблемы восприятия и оценки текста / Ю. А. Сорокин // Психолингвистические аспекты изучения текста. – М., 1985. – С. 5-34.

  16. Тарасов, Е. Ф. Тенденции развития психолингвистики / Е. Ф. Тарасов. – М. : Наука, 1987. – 167 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle