Библиографическое описание:

Князева Н. А. Средства индикации социального статуса литературного персонажа: аксиологический аспект (на материале пьесы Б. Шоу «Пигмалион») [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 16-20.

Драматический текст представляет собой многоплановое явление, обладающее свойствами конфликтности сюжета, выраженности ролевого поведения персонажей, обусловленного социальными параметрами ситуации, т. е. социальными ролями и стереотипами, статусом персонажей, социальным институтом [2, с. 10].

Речь персонажа литературного произведения всегда социально обусловлена, поскольку социальное положение, возраст, образование, профессия и другие факторы не могут не сказаться на его речевом портрете. При этом не только слова, словосочетания, синтаксические построения, но и голос, акцент, произношение, сама манера речи указывают на социальную принадлежность говорящего. Персонаж волен «играть» на различных социальных диалектах в зависимости от замысла автора литературного произведения. Поэтому речь того или иного персонажа непременно должна прежде всего оцениваться с точки зрения социолингвистической обусловленности данной речевой характеристики [3, с. 17].

Категориальную сущность социального статуса человека подробно исследует В. И. Карасик. Под социальным статусом ученый подразумевает «соотносительное положение человека в социальной системе, включающее права и обязанности и вытекающие отсюда взаимные ожидания поведения». Социальный статус может выражаться прямо (специальными словами и жестами, обращениями, титулами, формулами вежливости, поклонами) и косвенно, реализуясь в статусно-релевантных сферах жизни (образование, происхождение, работа, материальное положение, манеры поведения). В то же время необходимо иметь в виду, что к пониманию социального статуса относится как независимые (пол, возраст, национальность, культурное и социальное происхождение), так и усвоенные характеристики (образование, профессия, степень владения языком и др.). Список социальных характеристик личности дополняется её положением в социальных структурах, выражаемым в отношениях между вышестоящим и нижестоящим [1, с. 6–10].

Социальная индикация речи прослеживается на всех языковых уровнях: фонетике, лексике, грамматике и синтаксисе. Сигналы социального статуса человека в речи и общении разнообразны: богатство вокабуляра, использование жаргона, умение построить грамматически правильное предложение, точность обозначения, скорость речи, паузация, выразительность интонации, умение поддерживать и регулировать дистанцию в общении и др.. Языковая компетенция является одним из показателей социального статуса человека, наряду с профессией, образованием, богатством, стилем жизни [1, с. 60].

Охарактеризуем средства индикации социального статуса литературного персонажа на примере образа Генри Хиггинса в драме Б. Шоу «Пигмалион» и покажем значимость этого параметра для развития драматического конфликта.

Социальный статус изучаемого героя отражает статусную принадлежность его прототипа — Генри Суита, о котором автор повествует в предисловии. Это профессор, который мог бы снискать более заслуженное положение в университетской среде, если бы не его характер: His great ability as a phonetician (he was, I think, the best of them all at his job) would have entitled him to high official recognition, and perhaps enabled him to popularize his subject, but for his Satanic contempt for all academic dignitaries and persons in general who thought more of Greek than of phonetics (3)[1]. Как видно из примера, автор описывает отношение героя к коллегам посредством эпитета Satanic, который пишется с заглавной буквы, и вставной конструкции.

В пьесе представитель интеллигенции, имеющий высокий доход, профессор-фонетист Генри Хиггинс, постоянно отграничивает себя от прослойки простых людей. В первом акте герой случайно встречается с продавщицей цветов на улице и решает записать её речь в блокнот, чтобы зафиксировать результаты наблюдений. Девушка напугана тем, что записывающий её слова человек может оказаться полицейским доносчиком. Генри Хиггинс, именуемый автором как thenotetaker, решает успокоить девушку, потому что окружающие начинают обращать внимание на её панику:

THE NOTE TAKER... who’s hurting you, you silly girl? What do you take me for (11)?

Обращение, построенное с помощью повтора местоименного дейксиса you, инвектива silly, риторические вопросы, являющиеся по сути, менасивами, исключают общение с девушкой на равных.

Хиггинсу не нравится, что девушка поднимает панику:

THE NOTE TAKER (overbearing but good-humored). Oh, shut up, shut up. DoI looklikea policeman (12)?

Его речь отличается употреблением повелительных глаголов. Заданный профессором вопрос, имеющий целью разъяснить смысл сказанного бедной девушкой, следует расценивать как средство тактики наступления.

Наблюдатель сцены, сочувствующий цветочнице, делает уместное замечание по поводу поведения неизвестного:

THE BYSTANDER. You take us for dirt under your feet, don’t you (14)?

На самом деле отношение профессора Хиггинса к людям зависит от того, как хорошо они говорят на английском языке. Он пытается остановить причитания цветочницы:

THE NOTE TAKER. A woman who utters such depressing and disgusting sounds has no right to be anywhere-no right to live. Remember that you are a human being with a soul and the divine gift of articulate speech; that your native language is the language of Shakespeare and Milton and The Bible; and don’t sit there crooning like a bilious pigeon (17).

Аллитерация (depressinganddisgusting), употребление двух подчинительных и сочинительной структур в одном сложном предложении, эмфатическое употребление полисиндетона, повелительного наклонения (dontsit) нейтрализуют оппозицию цветочницы по отношению к профессору.

Фабула пьесы завязывается тогда, когда к профессору Хиггинсу приходит идея создать образованную леди из уличной девушки посредством обучения её правильному языку:

THE NOTE TAKER. You see this creature with her kerbstone English: the English that will keep her in the gutter to the end of her days. Well, sir, in three months I could pass that girl off as a duchess at an ambassador’s garden party (18).

Дейксис мистера Хиггинса носит пренебрежительное значение (thiscreature). Он предпочитает не использовать обращение, а говорить о девушке, присутствующей рядом, в третьем лице.

Узнав в одном из очевидцев сцены своего коллегу мистера Пикеринга, профессор Хиггинс зовёт его в гости. При этом герой называет свой адрес: 27 A WimpoleStreet (18). Отметим, что это престижная улица Лондона, на которой располагаются медицинские учреждения и живут лучшие врачи.

Во втором акте читатель знакомится с обстановкой дома профессора, куда приходит Элиза, желая обучиться языку, чтобы поступить на работу продавщицей в магазин. Автор даёт описание богатого убранства дома, которое составляют следующие предметы: a comfortableleather-coveredeasy-chair, a grandpiano, dessertdishheapedwithfruitandsweets, engravings(mostlyPiranesisandmezzotintportraits (59). Все это дополняется любопытной деталью: nopainting. Гравюры в доме профессора представляют особый интерес. Они свидетельствуют об утонченном вкусе Генри Хиггинса. Гравюры Д. Б. Пиранези (1170–1778) и (возможно) его сына Ф. Пиранези (1758–59–1810) развивают тему античности, библейских и мифологических сюжетов, запечатлевают руины и архитектурные сооружения, домысленные воображением и фантазией художника. Техника меццо-тинто представляет собой способ гравирования на металле, пришедший в упадок в середине XIX века. Генри Хиггинс предстает перед нами ценителем старины, чувствующим романтику потерянных цивилизаций. Отметим, что отсутствие живописи и ярких цветовых решений в интерьере может указывать на строгость нрава хозяина дома, его чопорность.

Далее по тексту следует описание костюма профессора, в котором он предстает перед нами в рабочем кабинете: a professionallookingfrock-coatwitha whitelinencollarandblacksilktie (22). Описание одежды персонажа свидетельствует о его принадлежности к высшему классу общества. Однако впечатление от облика благородного джентльмена портится из-за продемонстрированного им поведения по отношению к девушке, пришедшей не по приглашению:

HIGGINS. Pickering, shall we ask this baggage to sit down or shall we throw her out of the window (26)?

Профессор относится к цветочнице так, словно это была бы вещь, а не живой человек, на что указывает пренебрежительное употребления дейксиса лица (thisbaggage).

Узнав о том, что девушка растёт без присмотра родителей, профессор немедленно желает заняться экспериментальным трудом:

HIGGINS... Never lose a chance: it doesn’t come every day. I shall make a duchess of this draggle-tailed guttersnipe (29).

Эпитет draggle-tailed в сочетании с лексемой guttersnipe, обозначающего ребенка из бедной семьи, который проводит большую часть своего времени на улице, усиливает сему «грязнуля» и эксплицирует высокомерное отношение профессора-белоручки к грубой уличной торговке.

Генри Хиггинс распоряжается поместить девушку в мусорное ведро, если никакого другого места в его доме не найдется. Возражения экономки миссис Пирс и полковника Пикеринга преодолеваются красноречивым оправданием героя:

HIGGINS (with professional exquisiteness of modulation). I walk over everybody! My dear Mrs. Pearсe, my dear Pickering, I never had the slightest intention of walking over anyone. All I propose is that we should be kind to this poor girl. We must help her to prepare and fit herself for her new station in life. If I did not express myself clearly it was because I did not wish to hurt her delicacy, or yours (31).

Литота (the slightest intention of walking over anyone), повтор формул вежливости (my dear, If I didn’t express myself clearly it was because…), литературное выражение (to hurt smb’s delicacy) и особое интонационное оформление реплики (exquisiteness of modulation) помогают герою поддержать уверенность в престижности своего статуса.

В третьем акте профессор Хиггинс решает навестить свою мать, чтобы предупредить её о том, что к ним скоро придёт Элиза Дулиттл. Автор подробно описывает элегантное убранство дома Миссис Хиггинс. Здесь читатель знакомится с комнатой, обставленной просто и с тонким вкусом: herroom, whichisveryunlikehersonsroominWimpoleStreet, isnotcrowdedwithfurnitureandlittletablesandnicknacks (59). С помощью оппозиции Б.Шоу дает понять читателю, что в квартире мистера Хиггинса собрано слишком много ненужных вещей. Напротив, декор дома Миссис Хиггинс оказывается изысканно элегантным благодаря изящной простоте: toohandsometobehiddenbyoddsandendsofuselessthings (59). Авторская ирония реализуется посредством конвергенции разноуровневых средств, наиболее яркими из которых можно считать интенсификатор too, аллитерацию в лексемах handsomeи hidden, ритмичной идиоме byoddsandends. О происхождении матери нам ничего неизвестно, за исключением одной детали, которая говорит, что с детства ей был привит аристократический вкус: Mrs. HigginswasbroughtuponMorrisandBurne-Jones (59). В данном случае речь идёт о художниках-прерафаэлитах У. Моррисе и Э. Бёрн-Джонсе (сер. 19- конец 20 века), современниках миссис Хиггинс. Одухотворенная природа, изящные позы героев, застывшие в спокойном созерцании, на картинах прерафаэлитов воссоздают сцены библии, средневековых баллад, Шекспира, часто имеющие символическое значение. Тонкий художественный вкус матери служит профессору Хиггинсу образцом для создания новой герцогини. Образец идеальной женщины, живым воплощением которой служит мать учёного, столь высок и неоспорим, что когда у Элизы не получается усвоить урок, профессор обрушивается на неё со всей жестокостью.

Появление самого Генри Хиггинса у матери дома в приёмный день расценивается как знак неуважения. Оказывается, что сын своим поведением может опорочить мать перед гостями:

HIGGINS... I came on purpose.

MRS. HIGGINS. But you mustn’t. I’m serious, Henry. You offend all my friends: they stop coming whenever they meet you (60).

Мать профессора напоминает сыну, что он является членом RoyalSocietyssoirées, то есть является приглашенным на вечера, проводимые сообществом наиболее выдающихся учёных Соединенного Королевства, Ирландии и стран Содружества наций, что, однако, не производит на него желаемого воспитательного эффекта (65).

На посольском приеме профессор находится среди элиты общества, представителей которого он иронично именует swells. Посещение светского мероприятия не доставляет ему удовольствия, поэтому он весьма грубо отвечает на вопрос жены посла:

HOSTESS. How d’ye do, Professor?

HIGGINS. How do you do? Fearful bore for you this sort of thing. Forgive my part in it. (He passes on (82).)

В предложении fearful bore for you this sort of thing мы наблюдаем небрежную речь профессора, которая выражается в перестановке лексем и эллипсисе глагола to be, употреблении разговорного эпитета fearful.

Здесь же профессор встречает своего бывшего ученика, Непоммака, который стал знатоком европейских языков. Любопытен его комментарий, сказанный о сфере деятельности героя:

NEPOMMUCK. Hahaha! Oh, maestro, maestro, you are mad on the subject of cockney dialects. TheLondongutteristhewholeworldforyou (83).

Повтор междометия и обращение к учителю как maestro, гипербола TheLondongutteristhewholeworld создают иронический контекст восприятия ремарки и намекают на то, что нравственная нечистоплотность героя соответствует специфическому роду его деятельности.

Придя домой после посольского приёма, Генри Хиггинс обнаруживает письмо от влюбленной женщины (billet-doux), помеченное особенным символом (coroneted), означающим принадлежность к высшему сословию. Однако героя не интересует ни отношение, ни внимание со стороны высокой особы, поэтому он выкидывает письмо, не открыв конверта.

Приём в посольстве утомил Хиггинса, а обильное угощение за столом и общение со светскими дамами, привели героя в раздраженное состояние.

Профессор считает, что Элиза целиком обязана своим успехом ему. Он не задумывается над тем, где и как после эксперимента будет жить созданная им герцогиня. Девушка, для которой возврат к прошлой жизни теперь кажется унизительным, формулирует причину своих страданий:

LISA. I’m sorry. I’m only a common ignorant girl; and in my station I have to be careful. There can’t be any feelings between the like of you and the like of me (93).

Ассоциативно-образный компонент значения лексем thelikeofyouandthelikeofme разрастается благодаря прибавлению к коннотации «социальное положение» коннотации «моральный и нравственный облик», который усиливает различие между Элизой Дулиттл и Генри Хиггинсом.

Когда Элиза сбегает, Генри Хиггинс приходит к матери рассказать о случившейся беде. Вместе с полковником Пикерингом они обращаются в полицию, не догадываясь о том, что Элиза находится у неё дома. Курьезность обстоятельства усугубляется тем, что прислуга объявляет о прибытии неизвестного джентльмена. И тут профессор всерьез начинает думать, что у Элизы имеются благородные корни:

HIGGINS... By George, Pick, it’s some relative of hers that she’s gone to. Somebody we know nothing about. (To the parlormaid) Send him up, quick (100).

Если бы герой смог догадаться, что вновь пришедший джентльмен — отец Элизы, то он, вероятно, не пустил бы его в дом, считая, что приобрел права на девушку. Междометное восклицание ByGeorge, отсечение конца лексемы Pick передают возбуждение героя перед знакомством с родственником своей ученицы.

Профессор Хиггинс не ценит заботу Элизы по дому, проявляющуюся в стремлении отблагодарить его. Он желает кармического возмездия уличной цветочнице:

HIGGINS... Very well: be off with you to the sort of people you like. Marry some sentimental hog or other with lots of money, and a thick pair of lips to kiss you with and a thick pair of boots to kick you with (121).

Отграничение героя от людей подобных своей ученице выражается в употреблении повелительного наклонения (beoffwithyou), наименовании таких людей как thesort и оскорблении её потенциального мужа, именуемого разговорным грубым словом hog, ритмичном ругательстве в форме синтаксического параллелизма, воссоздающего образ пошлого мужчины, не ценящего красоты (thickpairoflipstokissyouwithanda thickpairofbootstokickyouwith).

Элиза сообщает, что она собирается замуж за Фредди, чем вызывает у профессора сильное чувство ревности, ведь, по его словам, будущий жених не богат, не умен и не способен трудится. Его неспособность к работе не огорчает Элизу, которая сама планирует обеспечивать мужа. Профессор приходит в ярость и эксплицитно выражает свое возмущение, когда бывшая ученица объявляет ему, что будет применять данные им знания, устроившись на работу к Непоммаку:

HIGGINS (rising in fury). What! That impostor! That humbug! That toadying ignoramus! Teach him my methods! Mуdiscoveries! You take one step in his direction and I’ll wring your neck. (Helayshandsonher.) Do youhear (122)?

Именно это заявление Элизы унизило Хиггинса, но заставило уважать её. Герой реагирует множеством восклицательных предложений, инвективами, использует в речи синонимический повтор (impostor, hunbug) и лексику c архаичным звучанием (impostor, ignoramus), имеющую латинские корни (imponere, ignorare). Для этого человека нет ничего дороже своих методов, науки о языке, которые всегда оказывались для него важнее, чем окружающие люди, особенно когда они стояли на более низкой социальной лестнице.

Итак, в ситуации ассиметричного общения персонаж употребляет множество восклицательных предложений и инвектив. Дейксис Генри Хиггинса по отношению к Элизе имеет пренебрежительное значение. Властный характер героя выражается в использовании повелительного наклонения. Образование и изворотливость ума профессора проявляются в его ораторском таланте, умении употребить аллитерацию, архаичную лексику, синонимические повторы, литературные выражения, формулы вежливости, полисиндетон, несколько придаточных в сложном предложении.

Манеры поведения героя и его моральный облик не соотносятся со статусом выдающегося учёного, профессора, представителя интеллигенции Англии. Независимые характеристики, а именно социальное и культурное происхождение, идущее от матери из благородной семьи, позволили Генри Хиггинсу дать хорошее образование, обеспечить его жизнь всем необходимым. Идеальный образ матери явился причиной высоких требований, выдвигаемых героем по отношению к женщинам, развил у него склонность к перфекционизму, стремление достичь совершенства. Если этого не получается, то герой становится жестоким. Среди независимых и усвоенных характеристик персонажа доминируют те, которые представлены средствами индикации его образовательного и профессионального статуса. Пренебрежительное отношение к окружающим людям связано с тем, что профессор больше всего заинтересован в науке о языке. Генри Хиггинс избегает светские мероприятия, не знает о чем поговорить с женщинами из высшего общества, не может найти в этом обществе женщину, которая могла бы воссоздать идеальный образец его матери. Герой предпочитает гравюру живописной картине, суровость и строгость жизни светской лёгкости и беспечности.

Таким образом, исследование средств индикации социального статута персонажа позволило выявить, с одной стороны, важные аксиологические составляющие образа профессора Хиггинса, а, с другой стороны — причину возникновения конфликта в сюжете произведения. Столкновение двух персонажей из полярных социальных классов в контексте всей пьесы приобретает глубокое воспитательное значение.

 

Литература:

 

1.                  Карасик В. И. Язык социального статуса [Текст] / В. И. Карасик. — М., — 2002, — С. 6–10, 60 с..

2.                  Ржевская А. А. Языковые средства построения перспективы в дискурсе конфликта (на материале английской драмы): автореф. дис… канд. филол. наук [Текст] / А. А. Ржевская. — М., — 2014, С.1–24.

3.                  Чижевская М. И. Язык, речь и речевая характеристика (вопросы изучения речи персонажа) [Текст] / М. И. Чижевская. — М., — 1986, С. 6–17.

4.                  Shaw, B. Selected Plays [Text] / B. Shaw. — М., — 2006. С. 3–124.



[1] Shaw, B. Selected Plays. –  М.: Менеджер, 2006. Здесь и далее текст пьесы на английском языке цитируется по этому изданию. Цифра в скобках после приведенной цитаты указывает на номер страницы в этом издании.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle