Библиографическое описание:

Бердыев Х. Х. Некоторые вопросы употребления утовостроительных (юртастроительных) терминов в тюркских языках [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 72-75.

В жизни тюркиских народов, в их профессиональном, эстетическом воспитании занимало важное значение юртостроительство. Следовательно, особенно выделяются термины юртостроительства в лексике тюркских языков.

Известно, что произошедшие общественно-политические, экономические изменения со временем привели к возникновению ряда особенностей и в функциях юрты. В этом смысле, о важном месте терминов юртостроительства в военной сфере, а также в обозначении исторических государств, свидетельствуют сведения источников.

Прежде всего, можно привести множество примеров широкому употреблению образцов терминологической системы юртостроительства в художественной и разгаворной речи тюркских языков. Так, например, у узбеков: мулкин кўрда бўзин ол, иргасин кўрда қизин ол (разговорная речь). Ирга — прихожая часть внутри юрты; чанггарақда чарқилак, керагада керкилак (из художественной речи). Чанггарақ — рещётка юрты; Керага — палки, нижняя часть которых прикрепляются к прибитым к земле штырям, а другой конец соединяется в верней части юрты, они служили каркасом стен юрты.

В разгаворной и художественной речи каракалпаков наблюдается использование терминов юртостроительства в совершенно новом значении. Например, вышеприведенное слово «чанггароқ» в этом языке употребляется в значении семьи. В произведении Эсбергена Алласугурова «Менги жаса» слова под затлавием стихотворения «Хош болын» подтверждают нашу мысль: “Рахмет Аметовтин шангарағина” (выделено автором статьи — Ҳ.Б).

Можно также привести примеры из казакского языка. Приводим пример из книни “Жетi қазына”: “Ауыл — мемлекеттин керегесi” (выделено автором статьи Ҳ.Б.).

Киргизский фольклор тоже отличается богатством лингвистических единиц лексики юртастроительства: Керегем сага айтам, келиним сен ук // Уугим сага айтам, уулим сен эшит (смысл: мой керага, говорю тебе, невестка, ты слушай. Мой увлуғ, говорю тебе, сын мой, слушай ты.).

В пословицах и поговорках татарского народа активно употреблялись термины данной сферы.

В месте с тем, существуют множество историко-научных, историко-художественных произведений, из которых мы можем почеркнуть ценные сведения для нашего исследования. Подтверждениям этому могут послужить слова из произведения Алишера Навои “Муҳокамат ул-луғатайн” («Суждение о двух языках»): тунглук, узук, тўвурлуғ // тувурлиқ, басруғ, чиғ, кўзанак, увуғ // увуқ, боғиш, бўсаға, эркина; “Шажарайи турк” (“Родословная тюрков”) Абульгази Бахадирхана: ўтов (28 с.), хиргоҳ (24 с.), олтин эв (25 с.), қора ўй (қора эв) (26 с.), черикли эв (в значении палатки, шатра) (28 с.) чодир (46 с.) и сведения, взятые из других исторических и современных (этнографических, лексикографических) источников.

Из приведенных данных следует, что юрта (ўтов) это родовой термин (гипироним), а его видовые термины обозначаются как “ўтов”, “оқ уй”, “қора уй” (и др.)      

Конечно же в номинациях “оқ уй” и “қора уй” выражаются такие значения, как к кому принадлежит юрта, для чего она предназначена, из чего она сделана. Одинаковые по строению юрты различаются по внешнему дизайну, высоте и величине. Слово юрта в некоторых тюркских языках означает, чаще всего, новый дом из белого войлока, предназначенный для невест, такая юрта, обведенная поверх войлока белой материей и натянутая белыми веревками называется «оқ уй» («белый дом»). Юрты, воздвигнутые для хозяйственных целей, называются «қора уй» («черный дом»).

Как видно, в устных и письменных источниках тюркоязычных нородов жильё, основой которого является войлок (в зависимости от окружающей и фауны может быть шкура, камыш и т. п.), обозначается терминами «ўтов», «юрт», «чодир», «хиргоҳ», «хайма», «оқуй», «қора уй», «чайла», «капа».

Говоря об этой лексической системе, целесообразно было бы отметить этимологию, лексико-семантические, системно-семантические особенности термина ўтов (юрта).

Как известно, тюркское слов ўт имеет значения трава и огонь. Конечно же в жизни кочевника трава имело важное значение, поскольку она является основной для жизни скота, и в этом отношении гипотеза о том, что слова ўт (трава) и ўтов являются однокоренними, представляется правдоподобной. Однако, в бытовом, природном, душевным плане жизнь кочевника была в большей степени связана с ўт (огнем). В этом смысле, этногенетический процесс ўт (растение) >ўта>ўтлоқ>ўтлов>ўтов не является верним. Следовательно, основа слова ўтов связана с понятием огонь. Один из примечаний, приведенных в “Девону луготит турк” (“Словарь тюркских наречий”), подтверждает нашу мысль: “отағ — чодир, ўтов” [1, 13]. Здесь основной слова ўтов является ўт (огонь). Что же касается окончания ағ, то это не окончание или суффикс, а отдельное слово. Наболее харакерин и следующий пример: Отағқа őпкäläб сÿгä сöзläмäдÿк–чодирдаги ҳамроҳларидан хафа бўлиб, сўнг аскарлар билан сўзлашмади [ДЛТ]. При этом отағ на основе метонимичнского переноса выражает понятие личности, в результате чего можно увидеть в основе причастности данного слова наличие значений «қурдош», «сафдош» (сфатник). Все они имеют смысл, связанный с огнём, т. е. объединяются в одну точку: от (ўт) (олов) + ағ (и) = адағи // атрофи. Практически во всех книгах и словарях, в которых уделяется внимание лингвистическим единицам юртостроительства, отмечается, что очаг — место где разводится огонь (ўт) находится в центре юрты [2, 631].

Наблюдения дают возможность сделать вывод о том, что самостоятельные слова ав // ағ легли основой для образования слова авул // овул (аул). Данное суждения отмечается также и в научных источниках по этнографии [3, 189]. В «Этимологическим словаре узбекского языка» пишется о том, что слово овул (аул) образовалось с формы а:в слова а:ғ, обозначающего «собрать», путём прибавления к нему суффикса — (у)л, обозначающего семантику места [4, 247]. Также и в словарях южных узбекских диалектов указывается, что авыл имеет значение «совокупность сборище юрт» [5, 13]. Необходимо также отметить, что в некоторых исследованиях аул рассматривается как синоним слова ўтов (юрта): увук бав — связки, украшающие верхнюю часть аула [6, 201].

Различные формы слова дом, встрачющиеся в тюркских источниках, связаны с фонетическими процессами в развитии языка. «Так, ещё в период древнетюркского языка иногда происходил процесс б>w: эбw>уй (дом), йаблақ>йаwлақ — жуда (очень)… К моменту возникновения староузбекского языка этот фонетический процесс достиг поэтапного развития по схеме б>w>в>й. Поэтому был в употреблении форма «й» цепочке слова «уй» (дом) суб>суw>сув // суй, эб>эw>эв. Действительно, об этих процессах можно судить по формам слов «уй» (дом), туйэ (верблюд) в современных тюркских языках [7, 60].

Характерно следующая мысль Махмуда Кашгари о процессе w>в: букву ف, стоящую между махраджами (местами образования) ب и ف, угузы и близкие им племена превращают в و. Так, если тюрки произносит слово уй как эw, то угузы говорят эв. Если тюрки произносят слово ов (охота) как аw, они говорят ав [1, I, 68].

Таким образом, по современной форме термина: ўт 1 (огонь) + ов 2 (ав) (собраться, собираться) = ўтов 3 (собираться вокруг огня, силачиваться), можно предположить, что лексема утов образована из соединения двух слов ўт и ов.

Термины юртостроительство широко применяются в речи представителей тюркских языков. Так, нампример, ўтов — юрта (йорт — в нескольких языках обозначает «дом», в частности, в башк. тирмэ [tirmä]; каз. киiз уй; кирг. боз уй; узб. o`tov).

Характерная черта, связанная с синонимией ўтов — юрта, в том, что на взаимосвязь слов ўтов // юрт со словом «ўрда» («орда») указывается в различных источниках, в том числе, и в энциклопедических словарях. «Слово юрта означало в Средневековых источниках Востока недвижимость, место жительства, страну, Родину, землю. Во второй половине XIV века термин «юрта» употреблялся в значении региона, в котором кочевали тюркские племена. В конце XIV– начале XV веков слово «юрта» обозначало место в резиденции хана, котором жил аристократ, или же просто определенное место в резиденции аристократа или хана. В произведениях историков Рашиддудина и Вассофа «юрта» имеет значение территории улуса, место солдат в общих рядах войска, место, в котором расположена резиденция (Урду), место в резиденции, в котором расположены шатры. В источниках же последнего периода превалируют семантики «дом», «место жительства», «адрес» слова «юрта». В русских источниках юрта означало территорию государств, образованных после распада Монгольского государства и Золотой Орды (Сибирь, Крым и др.) [8, 655]. Аналогичная дефиниция приводится в русских словарях.

Обозначения Олтин Ўрда (“Золотая Орды”) Олтин Чодир (“Золотой Шатер”), являющиеся резиденциями хана, а средние века возникли одновременно. Например, арабский пктешественник Тамим ибн Бахр в веке пишет, что у правителя уйгурского государства был золотой шатер. Другой мусульманский летописец, изображавший события в монгольской империи века и во многих местах европейских источников фиксируется термин “Олтин Ўрда” [9, 49].

Связь слов “ўтов” (“юрта”) и “ўрда” (“орда”) восходит к древности имеет следующее формрование:

1 ўт (огонь) + ов 2 (ав) (собираться) = ўтов 3 (собираться вокруг огня; силачиваться); ўрт (огонь) = юрт (место) 4 ўрд (орд) (центр, места пребывания, Родина) = ўрда (орда) 5 (места пребывания, военный лагерь; резиденция; центр государства).

Такая же лингвистическая картина складывается и в других источниках:

1.                  От — ўт (огонь)

2.                  Ав // ағ (ов) — I. Охота; II. Сеть, ловушка; собираться, силотиться; организаваться [см.: 10, 28–29].

3.                  Ўтов (отағ) — шатер, юрта [1, III, 226].

4.                  Юрт — jурт — следы зданий, сохранившиеся на высоких местах [1, III, 13].

5.                  Ўрда — город, в котором живет царь; орда.

Итак, по причине важного значения юртостроительства в лексике тюркских языков, оно активно применялось и в формах речи.

Вышеприведенные примеры свидетельнствуют о необходимости проведения широкомасштабных исселедований в области лексики юртостроительства в тюркских языках и её топонимических, этнографических особенностях.

 

Литература:

 

1.      Кошғарий М. Девону луғотит турк. III том. –Т.: Фан, 1963.

2.      Большая советская энциклопедия. 30 экслибрие — ЯЯ, третъе издание. — Москва, изд.: Сов.энц., 1978, стр.631; Советская историческая энциклопедия (Глав. ред. Е. М. Жуков) 16. Ижак Вэнъ — тянь — яштух. — Москва, изд.: Сов.энц., 1976, стр. 1002.

3.      Нафасов Т. Қашқадарё қишлоқномаси. — Тошкент: Муҳаррир, 2009.

4.      Раҳматуллаев Ш. Ўзбек тилининг этимологик луғати (туркий сўзлар). — Тошкент: Университет, 2000.

5.      Раҳимов С. Сурхондарё ўзбек шевалари луғати. — Тошкент, 1995.

6.      Абдуллаев Ф. Ўзбек тилининг қипчоқ шеваси (Наманган вилояти, Янгиқўрғон район материаллари асосида). НД. — Тошкент, 1955.

7.      Тўйчибоев Б. Ўзбек тилининг тараққиёт босқичлари. — Тошкент: Ўқитувчи, 1996.

8.      ЎзМЭ. 10 Шарқ — Қизилқум. — Тошкент: “ЎзМЭ”, 2005.

9.      Султонов Т. Золотая Орда. Государство Чингизидов в Европийской степи. — Алматы: Мектеп, 2004.

10.  Каримов Қ. Қадимги туркий тил луғати (X-XII асрлар). — Тошкент, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle