Библиографическое описание:

Корнейчук Ю. В., Корнейчук Г. Г. Лексикологические процессы в терминологии [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 70-73.

 

В терминологической лексике происходят те же процессы, которые мы можем наблюдать в общелитературной лексике, однако, по мнению терминоведов, указанные процессы имеют ряд особенностей. Своеобразие терминологической полисемии, омонимии, антонимии или синонимии объясняется характерными признаками самих терминов. Так, по мнению В. П. Даниленко, прохождение явлений «в терминологии отлично от аналогичных явлений в общелитературной лексике. Отличие сводится к тому, что эти процессы не затрагивают характерных лексико-семантических признаков терминологии» [3, с. 65].

В терминологической теории и практике под полисемией понимается употреблений одной и той же лексемы для обозначения двух связанных понятий в рамках одной терминологии. Частным случаем полисемии ученые называют случаи использования одного термина в широком и узком контексте. «Под полисемией принято считать «способность слова иметь одновременно несколько значений, т. е. обозначать различные классы предметов, явлений, признаков и отношений» [9, с. 4].

К частным случаям полисемии можно также отнести явления скрытой полисемичности термина, когда одному однозначному термину соответствуют в другом языке два или более разных термина, но близких по значению.

С. В. Гринев-Гриневич приводит две основных причины терминологической омонимии: «появление нового понятия, имеющего сходные черты с понятием, называемым данным термином, и развитие и видоизменение понятия, вызывающие необходимость в расщеплении семантики называющего его термина [2, с. 98].

Межнаучную терминологическую омонимию как отдельный вид омонимии выделяет А. А. Реформатский. Ее суть заключается в том, что «один и тот же термин может входить в разные терминологии данного языка [11, с. 88].

Терминологическая омонимия, отмечает В. П. Даниленко, значительно отличается от омонимии, происходящей в рамках общелитературной лексики. «Во-первых, терминология использует только одну разновидность омонимии, а именно ту, которая является результатом семантического развития слова, его многозначности. Во-вторых, омонимия по отношению к терминологии может быть охарактеризована как межсистемное явление: либо это термины разных терминосистем, либо это термины лексико-семантического способа образования, ставшие омонимами к породившим их словам общелитературного языка. В пределах одной отраслевой терминологии омонимия указанного типа не развивается» [3, с. 72].

Явление антонимии тоже присуще терминологической лексики, причем, как полагает Н. З. Котелова, «антонимов-терминов не меньше, чем антонимов-нетерминов» [6, с. 122]. Подобные выводы лингвист основывает на рассуждениях о том, что противопоставление понятий является неотъемлемой частью «научного описания объектов, организующее его начало. Являясь точками отсчета, противоположные понятия позволяют измерять явления, признаки, качества» [6, с. 122]. В противовес мнению Н. З. Котеловой мы можем привести цитату В. Ф. Новодрановой из статьи «Роль антонимии в организации терминосистемы»: «Языку науки в большей степени, чем литературному языку свойственна антонимия, т. к. одним из механизмов, организующих понятия в систему, является механизм противопоставления» [10, с. 50].

В качестве предпосылок возникновения явления терминологической антонимии В. П. Даниленко отмечает наличие важных отличий, выражающихся в диаметрально противоположных понятиях в логике и в антонимических значениях, отраженных в языке.

В терминологической лексике В. П. Даниленко различает два вида антонимии: лексический и словообразовательный [3, с. 82].

Присуща терминологии и синонимия. И. В. Арнольд указывает, что «терминология лингвистики отягощена синонимией и многозначностью. Она настолько не упорядочена, что изложение материала часто приходится начинать с перечисления терминов, уже существующих для концептов, которые предполагается изучить» [1, с. 86].

Н. З. Котелова отмечает, что «термины-синонимы могут быть использованы для номинации близких понятий, а также с стилистической (модернизации, специализации текста), эвфемистической целью, когда ими обозначают одно и то же явление и др.». [6, с. 123].

«В терминологии синонимы соотносятся с одним и тем же понятием и объектом, они не характеризуют его разные свойства» [11, с. 91]. Уместно будет привести высказывание С. И. Коршунова о том, что «термины-синонимы могут отличаться либо по признакам понятий, либо, при одинаковых признаках, по различному происхождению терминоэлементов» [5, с. 1522]. В. П. Даниленко указывает, что «синонимы в терминоведении имеют иную природу и иные функции. Здесь они, как правило, не выполняют стилистических функций» [3, с. 74].

Среди причин образования терминологических синонимов можно выделить несколько основных:

1)        необходимость более кратких форм терминов. С этим связана ситуация одновременного существования в науке полного и краткого варианта термина.

«Краткий вариант может создаваться либо путем лексического сокращения термина-словосочетания, либо путем замещения словосочетания однословным наименованием (сложносокращенным, сложным или производным словом) [2, с. 102];

2)        стремление к созданию терминов, в состав которых входили бы элементы, не находящиеся между собой в противоречивых отношениях;

3)        разные источники формирования терминов.

Предположительно, исторически синонимия в терминологии формировались двумя основными способами:

1)        термин заменялся другим на основе временного фактора: более древний вытеснялся менее древним;

2)        термин заменяется другим на основе географического фактора. В результате взаимодействия всех диалектных номинаций выбиралась одна, которая стала общепризнанной в официальной лексике [7, с. 24].

Развернутый перечень данных источников появлении синонимии можно встретить у С. В. Гринева-Гриневича: «метадиалекты различных научных школ, идиолекты отдельных исследователей, варьирование формы термина, использование в номинации различных аспектов одного явления, заимствование термина с последующим появлением семантического дублета на родном языке и т. д». [2, с. 102].

В. П. Даниленко отмечает, что «синонимия особенно характерна для начальных этапов формирования терминологических систем, когда еще не произошел естественный (и искусственный) отбор лучшего термина и сосуществуют многие варианты» [3, с. 74]. Подобное явление наиболее характерно для периода начала формирования системы основных научных понятий «разными языковыми способами — прямого заимствования, калькирования, подыскания соответствующего наименования в своем национальном языке, а также создание оригинальной русской терминологии средствами своего языка» [3, с. 74].

Для целей нашего исследования актуально наблюдение С. П. Коршунова: «Наличие иноязычных синонимов характерно для начального периода формирования русской научно-технической «книжной» терминологии. Первые переводные и оригинальные ученые труды, относящиеся к XVI, XVII и началу XVIII в., пестрят синонимами, из которых одни являются своеязычными. а другие иностранными [5, с. 1525].

Т. И. Федаева в диссертации на тему «Русская лингвистическая терминология второй половины XVIII века» отмечает, что явление синонимии наименований было распространено в грамматиках второй половины XVIII века, и это свидетельствовало о неустоявшейся грамматической терминологии. [12, с. 14].

Противоположной точки зрения на время возникновения синонимов относительно времени развития и становления самой терминологии придерживаются А. П. Майоров и О. Н. Гордеева: «в лингвистических исследованиях отмечается, что явление синонимии свойственно вновь создаваемым системам <…> Синонимия отражает динамику развития терминосистемы» [8, с. 27]. Однако в нашем диссертационном исследовании мы будет рассматривать синонимию именно в период формирования и становления терминологии.

В терминологии можно встретить следующие наименования терминов-синонимов:

1)      относительные синонимы;

2)      абсолютные синонимы;

3)      терминологические дублеты.

«Относительные синонимы отличаются от абсолютных тем, что последние (т. е. абсолютные), во всех случаях являются эквивалентными в смысле употребления, т. е. заменяют друг друга, удовлетворяя этим принцип однозначности, относительные же синонимы этому принципу не удовлетворяют, т. е. каждый из них является многозначным (заменяют они друг друга только в некоторых случаях)» [5, с. 1524].

Кроме того, необходимо отметить синонимичные выражения, обозначающие понятия синонимии терминов, встречающиеся у С. В. Гринева-Гриневича:

1)      синонимия;

2)      дублетность;

3)      эквивалентность;

4)      вариантность [2, с. 103].

Учитывая спектр возможных обозначений синонимии, С. В. Гринев-Гриневич вводит термин равнозначность, а также производный от него термин равнозначные термины. «Равнозначные термины — это термины с одинаковым или подобным значением, используемые для называния одного понятия. Равнозначные термины можно разделить на термины-синонимы (термины одного языка с тождественным или подобным значением) и эквиваленты (разноязычные равнозначные термины) [2, с. 105–106].

Из положений лингвиста о равнозначных терминах следует, что их в свою очередь тоже можно разделить на абсолютные синонимы (с тождественным значением) и относительные синонимы (с подобным значением). Абсолютные синонимы подразделяются на варианты (термины-синонимы, полученные вариацией формы термина) и дублеты (термины-синонимы, имеющие различную форму) и т. д. [2, с. 105–106].

В. П. Даниленко в книге «Русская терминология. Опыт лингвистического описания» обращает внимание на тот факт, что латинский язык играл особую роль в формировании терминологии языка науки. «Латынь, принятая в определенный исторический период в качестве особого языка науки в западноевропейских странах, оставила глубокие следы в формировании национального языка науки, в том числе и на русской почве» [3, с. 33].

В. В. Колесов отмечает, что «система терминов, выработанная еще в XVI в., на Руси (в том числе и на основе перевода Э. Доната) не привилась как система, но некоторые кальки и оригинальные образования, особенно (и прежде всего) в фонетических определениях, оказались приемлемыми. <…> Конкурентность дублетов давала возможность для совершенствования терминологии с содержательной точки зрения…» [4, с. 77].

Таким образом, в области терминологии протекают такие же лексикологические процессы, как и в общелитературном языке, однако в силу специфики терминов, эти процессы обладают рядом особенностей.

 

Литература:

 

1.         Арнольд, И. В. Основы научных исследований в лингвистике: учеб. пос. [Текст] / И. В. Арнольд. — М.: Высшая школа, 1991. — 140 с.

2.         Гринев-Гриневич, С. В. Терминоведение: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений [Текст] / С. В. Гринев-Гриневич. — С.: Издательский центр «Академия», 2008. — 304 с.

3.         Даниленко, В. П. Русская терминология. Опыт лингвистического описания [Текст] / В. П. Даниленко. — М.: Издательство «Наука», 1977. — 245 с.

4.         Колесов, В. В. История русского языкознания: Очерки и этюды [Текст] / В. В. Колесов. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. — 472 с.

5.         Коршунов С. И. Синонимы в технической терминологии // Изв. АН СССР. Отделение технических наук, 1952. — № 10. — С. 1524

6.         Котелова Н. З. К вопросу о специфике термина // Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. — М., 1970. — С. 123

7.         Кутина Л. Л. Языковые процессы, возникающие при становлении научных терминологических систем // Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. М.: Наука, 1972.

8.         Майоров, А. П. Терминологическая синонимия [Текст] / А. П. Майоров, О. Н. Гордеева // Терминоведение / Под ред. В. А. Татаринова. — М.: Московский Лицей, 1997. — Вып. 1–3. — С. 27–28.

9.         Новиков, Л. А. Лексикология русского языка, ее основные понятия и категории. [Текст] / Л. А. Новиков // «Русский язык в национальной школе», 1972. — № 6. — С. 4

10.     Новодранова, В. Ф. Роль антонимии в организации терминосистемы [Текст] / В. Ф. Новодранова // Терминоведение / Под. ред. В. А. Татаринова. — М.: Московский Лицей, 1996. — Вып. 1–3. — С. 50–51.

11.     Реформатский, А. А. Термин как член лексической системы [Текст] / А. А. Реформатский // Проблемы структурной лингвистистики. — М.: Наука, 1968. — С. 103–125.

12.     Федаева, Т. И. Русская лингвистическая терминология второй половины XVIII века: автореф. дис.... канд. филол. наук: защищена 13.02.1997: утв. 22.12.1996 [Текст] / Т. И. Федаева. — Москва: 1997. — 20 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle