Библиографическое описание:

Дмитрук О. В. Эвфемистическое переименование как тактика манипуляции сознанием в англоязычных СМИ [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 146-148.

Статья посвящена эвфемизации, применяемой англоязычными масс медиа с целью манипуляции массовым сознанием. Определяется понятие эвфемизации и дисфемизации, описывается историческая и современная перспектива применения данной тактики для манипуляции сознанием адресата.

Ключевые слова: манипуляция сознанием, массовые коммуникации, СМИ, эвфемизация, манипулятивные стратегии и тактики.

Современные социальные процессы в значительной мере обусловлены освещением происходящих в обществе событий средствами массовой информации. Способ подачи информации является одним из решающих факторов для ее восприятия аудиторией, что обусловливает актуальность данной статьи.

Целью данной статьи является определение сути явления эвфемизации и особенностей функционирования данного явления в англоязычных СМИ. Материалом исследования послужили тексты, размещенные в англоязычных периодических изданиях. Научная новизна статьи заключается в рассмотрении эвфемистической номинации, которая выступает одной из тактик манипулирования сознанием аудитории, т. е. тактикой переноса, применяемой СМИ в рамках стратегии уклонения от истины. Среди других тактик, реализуемых в рамках этой стратегии, мы выделяем тактику навешивания «ярлыков», тактику «сияющих обобщений» и тактику употребления неологизмов.

Эвфемистическое переименование как разновидность манипуляции мотивируется предположением о том, что изменение имени может наделить денотат новыми свойствами, т. е. определенным образом изменить его природу [7, с. 185]. Прием эвфемии выражается не просто в четко спланированном использовании эвфемизмов для замены определенных слов, но в моделировании восприятия реальности с позиции, выгодной для инициатора коммуникации [2, с. 213]. Эвфемизмы и дисфемизмы являются двумя сторонами одного явления, противоположными полюсами на оси оценочного варьирования денотата: эвфемизм «работает» на улучшение денотата, а дисфемизм — на его ухудшение. Некоторые лингвисты, исходя из того, что оба эти явления можно определить в терминах номинативного варьирования, предлагают использовать термин-гипероним «икс-фемизм» (X-Phemism) [8]. Эвфемизм в таком случае трактуется как анти-инвектива, основанная на уменьшении степени негативного признака или на переключении оценочного знака с отрицательного на положительный.

Эвфемизмы так же, как и дисфемизмы, относятся к функциональному классу агональных знаков [7, с. 179]. Агональность как базовая функция политического дискурса имеет два аспекта проявления: это «борьба против» (против «врага», с целью победы над противником) и «борьба за» (за сохранение своего статуса, за сохранение существующего положения вещей). Первый аспект реализуется в знаках вербальной агрессии — инвективах, к которым относятся и дисфемизмы. Эвфемизмы из-за своей прагматической специфики воплощают второй аспект агональности.

Поскольку эвфемизмы и дисфемизмы являются разновидностями прагматично обусловленного номинативного варьирования, в политическом дискурсе они являются индикаторами идеологического дейксиса, отсылая адресата к идеологической позиции говорящего и позволяя судить о том, что он считает хорошим и плохим с точки зрения «своих» [7, с. 197]. Эвфемизмы и дисфемизмы коррелируют с двумя особыми риторическими стратегиями, характерными и для манипуляции сознанием — стратегиями мобилизации и демобилизации общественного мнения. Стратегия мобилизации используется теми политиками, целью которых является изменение существующего положения вещей. С помощью этой стратегии политические события подаются в драматическом свете, а положение вещей — как ужасное, требующее решительных действий. При использовании стратегии демобилизации ситуация подается как нормальная, хотя и сложная, а события — как естественно развивающиеся и требующие терпения от членов общества. Эта стратегия предполагает использование эвфемизмов и избегания указания конкретных виновников или ответственных за происходящие события [5, с. 151–152].

Таким образом, манипуляция сознанием адресата происходит благодаря эвфемистической номинация событий, которые СМИ пытаются осветить односторонне, подать только свой взгляд. Так, С. Кара-Мурза говорит об огромной работе по созданию специального языка для сообщений прессы в США во времена войны во Вьетнаме [4, с. 285]. Были составлен тезаурусы для обозначения тех или иных явлений и событий, лексические единицы которых влияли на читателя так, чтобы не вызывать негативной реакции на агрессивную политику США во Вьетнаме, поскольку понятие с отрицательной коннотацией было заменено нейтральным лексикой. Например, при использовании приема под названием индефинитизирующее преобразование (англ. indefinite), определенные предметы или понятия из образа ситуации заменялись более обобщенными, словами-прикрытиями [3, с. 35]. Этот прием использовался в пределах тактики переноса. Вследствие его применения ситуация становилась размытой, неопределенной. Так, например, начиная с 1965 г. действия США во Вьетнаме в прессе назывались pacification policy, а сами военные действия назывались events in Vietnam, хотя позже, когда война во Вьетнаме была признана необоснованной, СМИ начали употреблять термин aggression in Vietnam.

Похожую картину можно было наблюдать в американских СМИ не так давно, уже по отношению к Ираку. Обосновывая необходимость и правомерность войны с Ираком, администрация США пыталась компенсировать отсутствие весомых аргументов постоянным использованием таких терминов, как war on terrorism, campaign against world terror. Задача администрации США в данном случае состояла в том, чтобы заставить здравый смысл работать на себя, присваивая себе слова, имеющие ценность для определенной группы [1, с. 22]. Речь идет о негативной оценке понятия терроризма и всего, что с ним связано, то есть обозначение этой войны как войны против терроризма приобретает манипулятивный характер. Акцент делается исключительно на одной причине войны — борьбе с терроризмом. Другие причины, например, экономические и политические, почти никогда не упоминаются. В различных сообщениях, где встречается термин Terror War, используются также другие языковые средства. Их цель — придать сообщению эмоциональную окраску, повлиять на воображение адресата, вызвать нужные образы для формирования соответствующего отношения. Так, в названии статьи, которая была размещена на сайте газеты Insight on the News, данный неологизм используется вместе с понятием «гражданские права», которое является очень важным для американцев, поскольку олицетворяет высокие достижения, за которые боролись не одно поколение их предков: Bush Must Ensure Civil Liberties Are Not Casualties of Terror War [9]. Апеллируя к неоспоримым для большинства американцев ценностей, статья призывает к войне с террором (в частности с Ираком), так как в противном случае эти ценности будут уничтожены террористами.

Для уменьшения негатива в восприятии военных действий слово war с помощью приема индефинитизирующего преобразования было заменены американскими СМИ нейтральным operation. Широкое использование получило также слово freedom, которое вызывает положительные эмоции адресата. Как отмечает А. С. Фоменко, ни одно из значительных политических событий (начиная с войн, революций и заканчивая президентскими выборами) не происходит без обращения к понятиям freedom, equality и democracy, а иногда откровенной спекуляции ними [6, с. 65]. В современном дискурсе англоязычных СМИ, которые в данном случае отражают точку зрения правительства США, слово freedom употребляется для обозначения конечной цели боевых действий.

На данный момент актуально эвфемистическое название военных действий США в Афганистане — Operation Enduring Freedom (OEF). Операция «Несокрушимая свобода» проходит в рамках глобальной войны с террором, которую Дж. Буш в 2001 году назвал Крестовым походом: In unscripted remarks to journalists on the White House lawn last week, Mr Bush said: «This crusade, this war on terrorism, is going to take a while». [10]. Таким образом, одновременно привлекается чувство страха и апеллирование к ценностям адресата, принадлежащего к целевой аудитории издания.

Стоит отметить, что внешнеполитический курс США при правлении Барака Обамы изменился, однако войска из Афганистана США так и не вывели, а численность военных, погибших в ходе войны, продолжает расти: OutsideofAfghanistan, thedepartmentreportsatleast134 moremembersofthe U. S. militarydiedinsupportofOperationEnduringFreedom. Ofthose, 11 weretheresultofhostileaction [11]. При этом в статье сохраняется эвфеместическое название войны, а также употребляется другой эвфемизм — hostile action, — в результате чего информация представляется с более нейтральных, отстраненных позиций.

Таким образом, в ходе целенаправленных усилий лингвистов, работающих на политическую элиту, создаются эвфеместические номинации с целью частично скрыть истинное значение происходящих событий и нивелировать их негативное восприятие широкой аудиторией. Эвфемизмы широко употребляются в СМИ в рамках манипулятивной тактики переноса, принадлежащей к стратегии уклонения от истины.

Литература:

1.             Глухова А. В. Политические конфликты: основания, типология, динамика — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 278 с.

2.             Иванова Е. А., Корчевская М. А. Лингвистический прием эвфемии и его функции в массовых коммуникациях // Сибирский филологический журнал. — Новосибирск: Новосибирский государственный університет, 2011. — С.: 208– 213.

3.             Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. — М.: Едиториал УРСС, 2002. — 284 с.

4.             Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 833 с.

5.             Михальская А. К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторике. — М.: Изд. центр «Академия», 1996. — 192 с.

6.             Фоменко О. С. Лінгвістичний аналіз сучасного політичного дискурсу США (90-ті роки ХХ століття): Дис... канд. філол. наук: 10.02.04 / Київський національний ун-т ім. Тараса Шевченка. — К., 1998. — 195 с.

7.             Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — М.: ИТДГК «Гнозис». — 326 с.

8.             Allan K., Burridge K. Euphemism and Dysphemism: Language Used as Shield and Weapon. — N.Y., Oxford: Oxford University Press, 1991. — 263 p.

9.             Bush Must Ensure Civil Liberties Are Not Casualties of Terror War // The Insight on the News — Vol. 17, No. 39. — October 22, 2001.

10.         Infinite Justice, out — Enduring Freedom, in // BBC News [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://news.bbc.co.uk/2/hi/americas/1563722.stm (дата обращения: 12.11.13)

11.         US Military Deaths in Afghanistan at 2,164 // ABC News [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://abcnews.go.com/Politics/wireStory/us-military-deaths-afghanistan-2164–21454065 (дата обращения: 5.01.14)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle