Библиографическое описание:

Шамарова С. И. О семантике древнего слова - теонима и его этимологии на примере концепта «душа, дух» [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 78-80.

Учитывая, что в религии и в языке коренятся все начала человеческой культуры, религия —это область повышенного внимания к слову и поэтому в истории религий вопросы языка часто приобретали жизненную важность (Мечковская, 1998), любое исследование языковых элементов религиозных текстов является необходимым. По мнению И. П. Назаровой, слова и выражения, имеющие своим источником Библию, относятся к обобщенному термину библеизмы [цит. по: 5, с.5, 10]. Библеизмы являются теонимами. В работе С. Ю. Дубровиной говорится о репрезентации идей христианства с двух позиций: с позиций семантики, когда слово отражает идеи и символы христианства и с формальных позиций, когда об отношении к теме церкви и веры свидетельствует христианский лексический состав. Она выделяет общерусское «койне» христианской лексики, которое составляет межрегиональный аналог литературной церковной лексике. Архаизирующая суть лексики народного православия проявляется в связи с церковнославянским и русским литературным языком. В народном сознании совмещаются две картины мира –христианская православная и традиционная этническая. Можно сравнить архаическую и христианскую символику лексики веры и церкви, архетипы образов народной религии и язычества [3, с.3, 39,43]. По мнению И. В. Гузенко, важнейшей категорией, объединяющей культуру, религию и язык и выступающей наиболее глубокой формой познания мира, является категория символа. Символ представляет собой многогранную и продуктивную форму выражения культурных ценностей и смыслов. Полисемия в лексике христианской символики‑наиболее яркое проявление логико-познавательных процессов, в результате которых человек выделял в предметах, явлениях, понятиях религиозного культа и общественной жизни сходные или противоположные свойства, качества, связи и на основе «общих элементов» обозначал новое имеющимся в употреблении словом. Гузенко распределяет все лексические единицы, относящиеся к христианской символике, на 6 лексико-семантических групп: 1) христианские символы наименования живых существ (животные, птицы и т. д.): агнец, рыба (Христос); ворон (пророчество несчастья, смерти); пчела (трудолюбие и мудрость, милосердие и справедливость); голубь (Святой дух) и др. Эти ЛСГ включают христианскую символы, имеющие как положительную, так и отрицательную коннотацию. Символами, олицетворяющими «зло, греховность», являются волк, ворон, гиена, дятел, козел, лисица, муха, паук, скорпион с общими интегральными семами «дьявол». 2) христианские символы‑наименования растений: виноград (виноградная лоза Христос); дерево, Мировое Древо (Древо Жизни и познания); ирис (чистота, защита, печаль Дева Мария); лилия (чистота, невинность, Дева Мария); мак (самопожертвование Христа); роза (всепрощение, милосердие, божественная любовь, Дева Мария). 3) символы, обозначающие религиозные начала: ад, вознесение, дух, душа, рай, Троица, Страшный Суд, грехопадение. 4) символы‑имена, известные личности и существа: Авель, Адам, Ева, Иуда, Каин, Сатана и др. 5)символы‑наименования природных объектов и явлений: вода, ветер, гора, звезда, огонь, река, солнце, небеса, радуга. 6) наименования предметов культа, религиозных обрядов и таинств: алтарь, Библия, икона, крест, ладан, пост, хлеб и др. [2, с. 1,10,14–21]. В работе Р. И. Горюшиной рассматривается русская лексика христианства в соотношении основных конфессиональных и производных светских значений слов. Термины христианства активно вступают в лексико-семантические отношения, основными из которых являются синонимия, антонимия, родо-видовые отношения. Источником терминообразования в лексике христианства являются, с одной стороны, заимствования иноязычных слов, а с другой стороны, различные словообразовательные процессы на базе заимствованных и русских корневых морфем. Освоение специальных единиц (терминов) происходит в двух направлениях: 1) многие слова — термины входят в общелитературный обиход без понятийных сдвигов в семантической структуре; 2) другие терминологические единицы в составе неспециальных терминов словосочетаний расширяют контекстные связи, развивают дополнительные, переносные значения — в этих случаях специальная лексика оказывается вовлеченной в процесс детерминологизации. Влияние полисемии на терминологическую лексику проявляется в активизации специальных лексических слоев в ходе метафорического или метонимического переноса наименования. [4, с.1, 13–15]. В работе О. Ю. Нуждиной говорится о том, что концепт «душа» может быть осмыслен через его языковые характеристики. Описывая душу, язык тем самым как бы материализует ее, создает ее как реальность. Если душа каждого человека индивидуальна, то дух, находясь внутри человека, остается частицей единого начала, некой единой субстанции. Слова дух и душа обозначают почти одно и то же. В английском языке имеются соответствия для концептов русского языка душа, дух, сердце –это soul, spirit, heart. Однако для носителей английского языка ключевым концептом является mind «ум, разум». Он отражает характерное для Запада акцентирование разумного начала в человеке (рационализм, сдержанность, практичность). В русской картине мира местом локализации психического мира человека является душа, чувства также сосредоточены в душе. В английской картине мира соответствующий концепт soul оказывается менее значимым, т. к. доминирует концепт mind. В нем охватывается множество аспектов психической деятельности человека. Если же подчеркивается чувственное начало, чаще используется концепт heart «сердце» [6, c. 4,8,16]. В своей работе В. В. Калиновская рассматривает выявление и реконструкцию языковой и общекультурной символики понятия «душа» на и.-е. лингвокультурном фоне. Этимология слова почти всегда является гипотезой, относительность которого зависит от принадлежности слова к тому или иному слою словаря, объема сравниваемого материала и глубины реконструкции, которые основаны на теории «множественности» этимологического анализа, разработанной В. Н. Топоровым. Сознание древних людей было материализовано. Для него были характерны избыточность значений древнейших корней, широкозначность и синкретичность, или синкретизм. Причиной этому являлось смешение двух планов в мышлении — мифологического и реального. Семантика древнего слова характеризуется следующими отличительными чертами: 1) диффузностью структуры; 2) отсутствием иерархичности между компонентами; 3) отсутствием четко выраженного в нашем понимании денотата; 4) специфическим типом сигнификативной связи. Все это накладывает отпечаток на особенности комбинаторики древнего слова, которые необходимо учитывать при проведении этимологического и семантического анализа. Одной из основных лексико-семантических универсалий является «душа — огонь». Понятие дыхания, духа и души в древности связывалось с понятием огня и всячески табуировалось: например, англ. breath «дыхание» соотносится с и.-е.*bher «гореть, огонь». Понятие «вода» тоже связано с душой, дыханием, т. к. это древний универсальный символ чистоты, плодородия и источник самой жизни: *и.-е. uet (er) «вода», осет.udd «душа»; *pel «течь, быть мокрым», латыш. elpet «дышать» и др. Следующей лексико-семантической универсалией является «душа‑птица». Птица была вместилищем души и сама олицетворяла душу: и.-е.*and «утка» и «дышать, дух»; англ. chough «галка», нем. Hauch «дух» и др. Кроме того, птица олицетворяла вздымающийся вверх огонь, символизировавший Вселенскую Душу: и.-е.*ar/or «птица» и и.-е.*ar «огонь», а также и.-е. *er «вздыматься вверх». Душа также могла перемещаться в дерево: латыш. kuoks «дерево», но гот.skohsl «злой дух, демон»; рус. ветла, но дринд.vetala «злой дух». Понятие «дерево» связано с понятием «чудо, волшебство» (речь идет о двух кусках дерева, из которых при трении высекали огонь — древние люди воспринимали это как божественное чудо). Поскольку дерево считалось вместилищем душ умерших, многие слова со значением «дерево» могут соотноситься со значением «могила»: кельт. *erk «дуб», тох А erkau «могила»; и.-е. *aig «дуб», ирл.uaig «могила»; дринд.varna «дерево», алб.varr «могила». Местопребыванием души также могла быть гора: англ. soul «душа», тох.А sul «гора»; гот. fairguni «гора», дрангл. feorh «душа» и др. Значение «дух, душа» соотносится со значением «слово»-символ Творящего божества: и.-е.*uer,*ag «говорить», тох А wras «дыхание», гот.ah-ma «душа»; и.-е. *rek «дух», дррус. рекать «говорить». Слова со значением «дух, душа» связаны со значением «темный»: нем. Mahr «дух, привидение», рус. «мрак»; дринд. rajan «воздух», гот. riqis «темнота». Понятие «дух, душа» соотносится со значениями «время» и «судьба»: англ. soul «душа», дрангл. sawol «душа, время, судьба»; рус. дух, осет. dug «промежуток времени», и.-е. *dhugh «судьба». Душа человека после смерти могла перевоплощаться в насекомых: дрангл. emel «жук», ирл. ene «душа»; сербхорв. babe «божья коровка», которое восходит к и.-е. *bha «гореть»; ирл.teine-de «бабочка», букв. «божественный огонь»; англ. «бабочка» и и.-е. корень *bhu-t «душа, огонь»; рус. бабочка и и.-е. корень *bha «гореть». Еще одна лексико-семантическая универсалия «душаветер»: англ. «ветер», осет. «душа». Понятие бога может табуироваться понятием огня (души): рус. бог, и.-е. *bhok, ag «огонь»; лат. deus «бог», и.-е. *dau «гореть», *eus «огонь»; архетип *au/eu восходит к и.-е. * d-ous «душа, дух». Кроме того, понятие верха олицетворяет душу, дух: и.-е. *uer «высокий», тох А wras «дыхание»; нем.hoch «высокий», литов.kaukas «дух, привидение». Корова считалась божеством (Святым духом), название коровы табуировалось понятием «духа: дринд. ahi «корова», гот. ah-ma «дух, душа»; латыш. elpt «дышать», алб. elb «ячмень» (растение как вместилище духа). Лиса символизировала злую силу, волшебство. Лиса‑символ душ умерших, она сопровождала их в загробный мир. Русское слово лиса представляет собой метатезу от рус. сила (ср. литов.siela «душа»), имеется ввиду волшебная сила [4, с. 9,12,14–18].

Литература:

1.         Горюшина Р. И. Лексика христианства в русском языке (системные отношения прямых конфессиональных и производных светских значений слов). Автореф. дис… канд.филол. наук. Волгоград, 2002.- 20 с.

2.         Гузенко И. В. Христианская символика в русском языке: вербализация, функционирование, эволюция. Автреф. дис. канд. филол. наук. Волгоград, 2009- 28с. 3. 3. 3. Дубровина С. Ю. Христианская лексика в диалектах русского языка. Автореф. дис…д-ра филол. наук. Тамбов, 2006. — 46 с.

3.         Калиновская В. В. Понятие «душа» в индоевропейской языковой картине мира. Автореф. дис… канд. филол. наук. Москва, 2004.- 20с.

4.         Назарова И. П. Функционирование библеизмов в русском и немецком языках и лингвопрагматические особенности вариантов перевода. Автореф. дис… канд. филол. наук. Краснодар, 2001. 21 с.

5.         Нуждина О. Ю. Концепты душа и телов языковой картине мира (на материале английского и русского языков). Автореф. дис… канд. филол. наук. Москва, 2004.- 18 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle