Библиографическое описание:

Зражевская М. В. Низшие технические школы и училища России начала XX в. (на примере Читинской художественно-промышленной школы 1914-1923 гг.) [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 29-34.

Для успешного решения проблем профессионально-технического образования необходим глубокий и всесторонний анализ не только современного опыта, но и истории развития профессионально-технического образования. Изучение истории развития имеет большое научно-историческое и практическое значение.

Вопросам профессионально-технического образования на раз­ных этапах развития в дореволюционный период посвящены тру­ды И.А. Анопова, И.М. Максина, А.Г. Небольсина и др. Дореволю­ционный и советский период детально и глубоко исследован в докторской диссертации проф. А.Н.Веселова. Состояние профессионально-технического образования в Забайкалье в начале XX века в литературных источниках практически не освещено, в связи с малоизученностью.

Крайне важным в жизни художественно-промышленных учебных заведений России является период начала XX в. В этот период Министерство финансов возбуждает вопрос об улучшении постановки художественно-промышленного образования в России. Директор Строгановского училища Н.В. Глоба в одном из своих докладов объяснял отставание художественной промышленности России отсутствием у русских мастеров художественного обра­зования и отрывом художественно-промышленных учебных заведе­ний от производства.[5]

Ведущее место в разработке всех вопросов художествен­но-промышленного образования занимает Строгановское училище, как наиболее крупное и старое учебное заведение данной отрасли образования. Выработанный им проект нового устава и лег в основу Положения о художественно-промышленном образовании.

18 марта 1902 года оно было утверждено. По данному положению в России должны были открываться 4 типа художественно-промыш­ленных учебных заведений:

  1. художественно-промышленные училища для подготовки худож­ников-рисовальщиков, художников-мастеров. При художественно - промышленных училищах могли учреждаться педагогические курсы для подготовки преподавателей художественных предметов;

  2. художественно-промышленные школы для подготовки рисовальщиков-руководителей и мастеров-руководителей;

  3. художественно-ремесленные мастерские, на которые возла­галась обязанность подготовки квалифицированных рабочих для различных отраслей художественного производства;

  4. рисовальные классы - для повышения художественной под­готовки ремесленников и кустарей [4].

Это положение было уже некоторой основой системы художест­венно-промышленного образования в России. И хотя оно и не было полностью и последовательно претворено в жизнь, однако, ока­зало заметное влияние на упорядочение сети художественно-промышленных учебных заведений и постановки в них учебно-воспитательной работы.

Главная мысль реформы художественно-промышленных учебных заведений на основе этого Положения: для людей трудящихся в художественной промышленности недостаточно одного теоретического специально-художественного образования, даваемого в учебных заведениях без соответствующего практического навыка и технических знаний. Выдви­гался принцип самого близкого знакомства учащихся с техникой производства с младших классов. Это должно было, по мысли авто­ров реформы, сроднить учащихся с избранной ими специальностью, возбудить у них интерес и любовь к ней, способствовать глубо­кому овладению специальностью и закреплению выпускников на производстве.

После 1902 г. до самой Октябрьской социалистической рево­люции никаких новых законодательных актов по вопросам художест­венно-промышленного образования Министерством торговли и про­мышленности и другими министерствами не принималось. Министер­ство торговли и промышленности в административном порядке на основе общих принципов «Положения 1902 г.» открывало художественно-промышленные учебные заведения.

На основании «Положения 1902 г.» открывается Екатеринбург­ская художественно-промышленная школа (1902 г.), Псковская ху­дожественно-промышленная школа им. Н.Ф. Фан-дер-Флита (1913 г.), Читинская художественно-промышленная школа (1913г.) и др.

Несмотря на стремление объединить художественные профессионально-технические учебные заведения в одном-двух Министерствах или ведомствах с целью оперативного и действенного централизо­ванного руководства ими, они так и не были подчинены единому центру. И в конце XIX - начале XX веков художественно-промыш­ленные, как и иные профессиональные учебные заведения, откры­вались различными ведомствами и министерствами.

Неоднократные попытки различных министерств и ведомств все­сторонне улучшить дело профессионально-технического образова­ния не давали желаемых результатов: русская техническая школа заметно отставала от требований промышленности.[5]

Веселов А.Н, все основные технические учебные заведе­ния, существовавшие в России накануне Октябрьской революции, условно распределил на три группы:

К первой относились средние технические школы и училища, в которых готовили техников или ближайших помощников инженеров по руководству производством.

Часть из названных средних художественно-промышленных учеб­ных заведений выросла на базе низших технических школ, часть же была создана вновь. Все они отличались друг от друга не толь­ко сроками обучения, но и уровнем даваемой общеобразовательной и специальной подготовки.

Особая роль средних художественно-промышленных учебных за­ведений в деле подготовки специалистов для художественной про­мышленности обусловливалась тем, что в России не было ни од­ного высшего художественно-промышленного учебного заведения. И среднее звено выполняло роль головного, ведущего.

Во вторую группу входили низшие технические школы и училища, готовившие младший технический персонал, мастеров и т.д.; к ним относились низшие технические, железнодорожные, горные, мореходные училища, художественно-промышленные школы и ряд технических школ, имевших индивидуальные уставы.

Художественно-промышленные училища давали обучающимся общее и художественное образование для создания самостоятельных художественных рисунков и проектов. Художественно-промышленные музеи способствовали развитию вкуса и распространению знаний по прикладному искусству у населения. Художественно-промышленные общества способствовали развитию и преуспеванию художественной промышленности. [4]

В системе профессионально-технического образования доре­волюционной России на низшие технические училища возлагалась задача, «наряду с обучением приемам какого-либо определенного производства, сообщать знания и умения, необходимые ближайшим и непосредственным руководителям труда рабочих в промышленных заведениях». Они готовили низший технический персонал: ма­стеров, машинистов, специалистов-механиков и т.д.

Учебные заведения данного типа росли крайне медленно, Так, в ведении Министерства народного просвещения в 1916 г. было 29 низших технических училищ и в ведении Министерства торгов­ли и промышленности числилось 15 учебных заведений данного типа. В других же ведомствах таких училищ были лишь единицы.

Среди низших технических учебных заведений особую группу составляли художественно-промышленные учебные заведения, го­товившие кадры для художественной промышленности.[3]

Самыми старыми и наиболее крупными из этой группы были уже упоминавшиеся выше Строгановское центральное художественно -промышленное училище в Москве (1825г.) и Петербургское цент­ральное училище технического рисования барона Штиглица (1879), преобразованные в средние в начале XX в. и Прохоровское учи­лище в Москве (1816г.).

К группе низших технических школ можно отнести и открытую позднее Читинскую художественно-промышленную школу (1913 г.). Она находилась в ведении Министерства торговли и промышленности.

Сословный состав учащихся низших технических школ свидетельствовал о том, что этот тип школ в основном черпал свои кадры из простого народа. Так, в 1912 г. из всех курсов детей крестьян, казаков и мещан было 93%. Подавляющее большинство учащихся - 91,3 % - были мужчины.

К третьей группе относились ремесленные школы и училища, готовившие квалифицированных рабочих, ремесленников и кустарей. К этой группе отнесены ре­месленные училища, школы ремесленных учеников, низшие ремеслен­ные школы, ремесленные учебные мастерские и ремесленные заведения с особыми уставами. В училищах готовили квалифицированных рабочих для крупной, мелкой и кустарной промышленности. Срок обучения устанавливался не менее 3 лет.[5]

Наиболее прочную учебную базу и значительное число учащихся имели ремесленные учебные заведения, готовившие специалистов для крупных промышленных предприятий.

Однако один тип ремесленного учебного заведения не удовлетворял потребностей промышленности. Поэтому уже через 5 лет после принятия основных положений о промышленных училищах в дополнение к существующему типу было решено создать ещё один - школы ремесленных учеников.

В Положении 1893 года о вновь открываемых школах ремеслен­ных учеников, говорилось, что они открываются с целью дать учащимся знания и умения, которые бы позволили после оконча­ния школы изучить ремесло у частного мастера. В них практичес­ки должны были изучаться первоначальные приемы определенного ремесла, а в некоторых случаях - в зависимости от местных ус­ловий - и специальные предметы какой-либо отрасли ремесла. Хо­тя и в них устанавливался 3-х летний срок обучения, они не давали того объема знаний и умений, какой давали ремесленные училища.

Помимо этих учебных заведений Веселовым А.Н. особо выделены ремеслен­ные отделения и курсы при общеобразовательных школах и жен­ские профессионально-технические школы.

На тот момент в системе художественно-промышленного образования остро стояла проблема отсутствия достаточного числа хорошо подготовленных препо­давательских и инструкторских кадров. Это являлось серьёзным препятствием в деле организации учебно-воспитательной работы в ху­дожественно-промышленных учебных заведениях, что неизбежно отражалось на качестве знаний учащихся, на их отношении к за­нятиям.

Дело усугублялось еще и тем, что не было достаточного ко­личества учебников и учебных пособий вообще и в особенности по специальным предметам.

В "Трудах организационного комитета 1-го съезда деятелей по техническому и профессиональному образованию" констатиро­валось: "Почти все технические и ремесленные училища заявляют, что отсутствие программ и учебников по специальным предметам, и, отчасти, - более или менее подготовленных к преподаванию этих предметов, - учителей, немало замедляет целесообразное развитие училищ.

При разработке Положения о художественно-промышленных учеб­ных заведениях в России, утвержденного в 1902 г., снова остро встал вопрос о подготовке преподавательских кадров. Было пред­ложено предусмотреть создание педагогических курсов при художественно-промышленных училищах и школах. Это настоятельно диктовалось самой жизнью, повседневной практикой, ибо препода­вателями низших и средних художественно-промышленных учебных заведений по-прежнему становились выпускники этих же училищ иногда без всякой предварительной педагогической подготовки.

Однако во время обсуждения проекта Положения 1902 г. им­ператорская Академия художеств возражала против устройств пе­дагогических курсов при художественно-промышленных училищах и школах на том основании, что «вопрос о выработке правил для получения звания учителя рисования будет разрабатываться особой комиссией и устройство педагогических курсов в учебных заведениях, в коих общеобразовательные предметы являются фа­культативными, конечно неуместно».

Министерство финансов в виду того, что ощущалась большая потребность в преподавателях, не сочло возможным согласиться с этим, заявив, что «окончившие художественно-промышленное училище и школу в смысле общего художественного развития ни­коим образом не будут стоять ниже уровня учителей рисования».[3]

Положение 1902 г. определяло, что штатными преподавателями общеобразовательных предметов в художественно-промышленных училищах могли быть те же лица, которые имели право препода­вать в средних учебных заведениях Министерства просвещения, военного министерства и учреждений императрицы Марии.

В художественно-промышленных школах, приготовительных клас­сах, в художественно-ремесленных мастерских штатными препода­вателями могли быть, кроме указанных выше, лица, имеющие пра­во, преподавать в городских училищах по «Положению 1872г».

Таким образом, в отношении кадров преподавателей общеобра­зовательных предметов художественно-промышленные учебные за­ведения имели равные возможности со всеми учебными заведения­ми России, и данный вопрос решался более или менее удовлетво­рительно, т.к. существовала хоть какая-то система подготовки таких кадров.

Иное дело в отношении кадров по общехудожественным и осо­бенно специально-художественным предметам.

Положением предусматривалось, что преподавателями общих и специально-художественных предметов в художественно-промыш­ленных учебных заведениях всех разрядов, а также руководите­лями учебных занятий в мастерских могли быть лица, имеющие диплом или свидетельство об окончании художественно-промыш­ленного училища или художественно-промышленного учебного за­ведения, курс которого не ниже художественно-промышленного училища. Могли также быть преподавателями, но только в низ­ших учебных заведениях, лица, окончившие художественно-промыш­ленные школы и педагогические курсы при них.

Такого контингента преподавателей в России было явно не­достаточно для занятия вакантных мест в художественно-про­мышленных учебных заведениях.

Утверждая данное положение, Министерство финансов знало, что художественно-промышленные учебные заведения России не смогут укомплектоваться по общим и специально-художествен­ным предметам преподавательскими кадрами, которые бы соот­ветствовали всем требованиям положения. Поэтому 27-м пунктом положения разрешалось, в исключительных случаях и с особого разрешения Министра финансов, принимать преподавателями ху­дожественных предметов и руководителями учебных занятий в мастерских лиц, не удовлетворяющих вышеуказанным условиям, но известных своими художественными познаниями и деятельностью, что и делалось повсеместно.

Недельная нагрузка штатного преподавателя определялась следующим количеством часов: преподаватель общеобразователь­ных и общехудожественных предметов - 12 ч., специальных ху­дожественных предметов -8ч.,руководитель учебных занятий в мастерских - 15 ч.

В Положении указывались и пути подготовки преподаватель­ских кадров, отвечающих требованиям художественно-промышлен­ных учебных заведений.

Так, при художественно-промышленных училищах, согласно Положению, могли открываться педагогические курсы, после успешного окончания которых выдавались бы особое свидетель­ство, дающие выпускнику со званием художника по прикладно­му искусству право преподавания художественных предметов во всех учебных заведениях ведомства Министерства финансов.

Учреждались подобные курсы и при художественно-промышленных школах. Окончившие школу со званием ученого рисовальщика и получившие особые свидетельства, подтверждающие успешное окон­чание педагогических курсов, имели право преподавать художественные предметы в низших учебных заведениях ведомств Министерства финансов.[5]

Особенно острый недостаток преподавательских кадров испытывают художественно-промышленные учебные заведения окраин России.

Художественно-промышленные учебные заведения в период конца XΙX – начала XX века, наряду с количественным ростом, претерпевают значительные качественные изменения: расширяются учебные планы, совершенствуются программы, методы, в деле профессиональной подготовки решающую роль начинают играть мастерские и производственная практика на промышленных предприятиях.

Учебные планы и программы низших технических училищ, ре­месленных учебных заведений разрабатывались с учетом опыта средних художественно-промышленных учебных заведений, но со значительными отклонениями, вызванными целями, профилем спе­циальной подготовки и другими особенностями.

Были разработаны программы по обработке дерева и металла, как наиболее распространенных поделочных материалов. По этим видам труда Министерство на­родного просвещения разослало в учебные округа примерные про­граммы, на основе которых преподаватели классов ручного труда и ремесленных отделений составляли свои программы, согласуя с требованиями и условиями быта и занятий местного населения. Что же касается других видов ручного труда (переплетное де­ло, лепка, вышивание, корзиночное производство и т.п.), то никаких даже примерных программ по ним Министерство народного просвещения не рекомендовало. Здесь все зависело от квалифи­кации и опыта преподавателя, и часто с уходом преподавателя прекращалось и преподавание данного ремесла.

Система практического обучения в художественно-промышлен­ных учебных заведениях складывалась в России под влиянием Академии художеств, и под влиянием опыта производственного обучения ремесленных и механико-технологических училищ. Хотя в России к началу XX века сложились две основные системы про­изводственного обучения: предметная и операционная, причем, последняя была прогрессивнее, т.к. более соответствовала ус­ловиям труда на крупном производстве с расчлененной техноло­гией, - в художественно-промышленных учебных заведениях гос­подствовала предметная система обучения. Это объясняется тем, что художественная промышленность в то время в большей массе была кустарной или полукустарной с низким уровнем механиза­ции труда. В силу этого предметная система обучения в тот пе­риод в художественно-промышленных учебных заведениях и была господствующей.

В профессиональной подготовке учащихся почти во всех ху­дожественно-промышленных учебных заведениях ведущее место занимала практическая работа в мастерских, где учащиеся из­готавливали различные вещи под руководством мастера, которому приходилось в большинстве случаев показ, контроль, замечания делать каждому учащемуся индивидуально, что, естественно, при наличии группы в 15-20 человек было затруднительно.

Несмотря на ряд трудностей, практические занятия в мастер­ской давали хорошую профессиональную выучку.

Образцы изделий учащихся, изготовленные в мастерских ху­дожественно-промышленных учебных заведений, с успехом демонстрировались на выставках в России и международных выстав­ках, что лишний раз подтверждало высокое профессиональное мастерство их создателей.

Однако были и отрицательные моменты обучения в мастерских: стремление научить всему подчас приводило к бесполезной тра­те времени и сил, так как по выходе из учебного заведения значительная часть знаний не применялась на практике, сроки обучения растягивались до предела, что понуждало многих бро­сать учебные заведения в силу крайней бедности. Обучение про­изводилось на старом изношенном оборудовании, преобладали ручной труд, бездумное копирование.[5]

Подавляющее большинство художественно-промышленных учеб­ных заведений практические занятия в мастерских чередовало с производственным обучением на фабриках и заводах. Производ­ственная практика, организуемая в конце всего курса обучения, являлась как бы итогом, сгустком всех результатов обучения, закреплением профессионального мастерства. Организовывались такие занятия и практика по-разному.

Учебный год в художественных профессиональных технических учебных заведениях, включая летнюю производственную практику и экзамены, длился 10 - 10,5 месяцев. Начинался он в большин­стве учебных заведений с I сентября и заканчивался в конце июня. Иногда летняя практика по ряду причин начиналась не сра­зу после экзаменов, а позднее: в конце июля -начале августа, в силу чего летние каникулы распадались на две части. Зимние ка­никулы были с 22 декабря по 7 января.

Таким образом, хотя художественно-промышленное образование в начале XX века сделало заметные успехи, оно не удовлетво­ряло возросшие потребности в квалифицированных кадрах. Давала знать недостаточность созданных типов - не было высшего художественно-промышленного учебного заведения. Крайне нечетким, неопределенным было среднее звено.

В начале XX века художественно-промышленные школы и курсы создавались при промышленных предприятиях для удовлетворения их нужд в квалифицированных рабочих.

Складывающаяся система художественно-промышленного образования постепенно становилась гибкой: уточнялись, конкретизировались цели и задачи учебных заведений. Художественно-промышленные учебные заведения открывают и на периферии, в основном в центрах кустарных промыслов.

Накануне Октябрьской революции учебные заведения художественно-промышленного образования составляли ещё не вполне сложившуюся систему из школ, воскресных и вечерних классов, различных курсов, отделений, филиалов и т.д. Так и не было создано высшее звено, хотя и ощущалась в нём острая потребность.

Художественно-промышленные заведения испытывали недостаток в преподавательских и инструкторских кадрах, так как по существу лишь в начале XX века предпринимаются попытки организовать их подготовку. Не было достаточного количества учебников и учебно-наглядных пособий, по некоторым предметам они вообще отсутствовали.

Учебные планы, как правило, состояли из трёх отделов: общеобразовательного, художественного и практического. Преобладал практический характер содержания образования. Занятия в мастерских и занятия по художественным предметам были тесно связаны. При проведении практических работ большое внимание обращалось на связь теории с практикой.

Как пример таких учебных заведений можно указать Читинскую художественно-промышленную школу. На тот момент она являлась «единственным рассадником художественно-промышленных знаний в Сибири от Урала и до Владивостока». [1, с.1]

В начале XX века в Забайкалье остро стояла проблема нехватки квалифицированных рабочих кадров. На тот момент в Сибири не было ни одного государственного профессионального учебного заведения, для решения этой проблемы необходимо было открыть художественно-кустарную школу.

Потребность в художественно-кустарной школе в Забайкалье ощущалась давно. Развитие кустарных промыслов в Забайкалье всегда было связано с экономическим положением области. В неурожайные годы население начинало активно заниматься кустарными промыслами. А так как Забайкальская деревня в начале XX века переживала упадок, то кустарная промышленность заняла прочное место в сельскохозяйственной жизни деревни.

25 октября 1910 г. на заседании Комитета общества изучения Сибири и улучшения её быта в г. Чите М.А. Рутченко внёс предложение об организации в Чите рисовального класса и художественно-промышленных мастерских. 21 ноября 1910 г. вопрос был вынесен на общее собрание. Была организована комиссия по разработке проекта. После этого было отправлено ходатайство в Министерство торговли и промышленности об открытии в Чите художественно-кустарной школы и двух мастерских при ней – столярной и ткацкой.

5 мая 1911 г. в ответ на ходатайство было получено уведомление, что открытие художественной кустарной школы желательно, но необходимо привлечение местных средств как на устройство и оборудование учебного заведения, так и на содержание.

Министерством торговли и промышленности был утверждён порядок отпуска средств на содержание ремесленных учебных заведений: из местных источников отпускается половина годового содержания учебного заведения, на устройство и оборудование – не менее 1/3 всех расходов. Остальная часть расходов – за счет казны. Ввиду исключительного положения Сибири, Министерство Торговли и промышленности обещало дать при открытии школы и мастерских 2/3 всей суммы, а остальную 1/3 должны пополнять из губернских земских сумм. Ежегодный бюджет школы с двумя мастерскими столярной и ткацкой определялся цифрой 18000 рублей. Единовременные расходы на устройство и оборудование учебного заведения – 80000.

21 мая 1912 г. состоялось постановление Городской думы об отводе отделу общества изучения Сибири в бесплатное пользование участка земли под школу в размере 1800 кв. сажень.

18 января 1913 г. Комитет Забайкальского отдела Общества изучения Сибири вошёл с представлением в Министерство торговли и промышленности о разрешении вопроса и письмом просил члена Государственной думы Н.К. Волкова лично содействовать делу.

16 мая 1913 г. был утверждён устав школы, а 1 июля последовало открытие школы под названием художественно-кустарная, которая на момент её открытия была первым государственным профессиональным учебным заведением в Сибири и седьмой по России.

Ввиду обилия леса в Забайкалье и большого спроса на предметы деревообрабатывающей промышленности при школе открылось отделение по обработке леса. То же самое касается и отделения по обработке шерсти. Так как шерсть в большом количестве вывозилась из Забайкалья и поступала на рынки Германии, откуда возвращалась в виде готовых изделий.

В 1914 г. школа была переименована в художественно-промышленную.

Школа состояла в ведении Учебного отдела Министерства торговли и промышленности. Общее заведывание делами школы возлагалось на Совет.

Обучение сопровождалось немалыми трудностями, потому что в одном классе учились и 12-летние и 30-летние ученики. Научные познания у учащихся были разные: от едва грамотных до окончивших 4-х классное городское училище. Художественные познания совсем отсутствовали, и приходилось начинать с азов.

В положении о художественно-промышленных школах предельного максимального возраста для поступающих в школу не было установлено, принимались лишь лица достигшие 12 лет. При таком составе учащихся было сложно установить порядок и добиться соблюдения дисциплины. Воспитательная работа усложнялась не только пестротой возрастов и знаний, но и разным социальным положением родителей учащихся.

«Постановка преподавания ремёсел в мастерских у нас в России не имеет какого либо определённого плана и самые важные вопросы о практичности обучения, т.е. о том, как вести обучение в мастерских, чтобы из них выходили по возможности готовые мастера; чтобы обучение в возможно короткий срок давало должные знания учащимся и в каких пределах вести обучение по различным отраслям мастерства, преподаваемого в школе, не разработаны».[1; С.5]

В курс школы входили такие общеобразовательные предметы как Закон Божий, русский язык, арифметика, история и география; общеобразовательные со специальным курсом для школы: естествоведение и геометрия; специальные: история искусств, теория тканей и перспективы. Кроме того было несколько художественных классов: рисования, черчения, лепки, композиции и стилизации.

Активно использовалось обучение в мастерских. Так как основная цель художественно-промышленной школы была – дать обучающимся в ней специальную подготовку для выполнения художественных работ, следовательно, обучение в мастерских школы было обязательным для учащихся. При обучении мастерству в школе прилагались усилия, чтобы изделия мастерских исполнялись самими учащимися, с применением приобретённых в школе художественных познаний.

В 1916 и 1918 гг. состоялись выставки-продажи изделий учеников школы, показавшие популярность школы среди местного населения.

Читинская художественно-промышленная школа в то время развивала довольно интенсивную деятельность. Причиной было то, что правительство Колчака в 1918 г. эвакуировало в Читу Екатеринбургскую художественно-промышленную школу, которая слилась с Читинской художественно-промышленной школой. В 1922 г. Екатеринбургская художественно-промышленная школа была реэвакуирована из Читы в г. Екатеринбург и преобразована в Уральский художественный техникум. [6]

В 1917 г. было возбуждено ходатайство о преобразовании Читинской художественно-промышленной школы в училище, которое было бы центральным для всей Сибири. Одной из главных причин преобразования явилась популярность этой школы среди населения Забайкалья и других областей Сибири и Дальнего Востока. Популярность среди сельского населения доказывается не только контингентом учащихся, приезжавших из глухих деревень не только Забайкалья, но и областей Дальнего Востока и западной Сибири, но также и заявлениями из отдалённых мест, таких как село Читкан, Баргузинский уезд и Троицкосавск об открытии у них художественно-ремесленных мастерских с отделениями столярным, слесарным, ткацким и по обработке кожи. Читинская же художественно-промышленная школа как центральная ведала бы развитием этих низших учебных заведений. Эти предложения были одобрены Учебным отделом министерства торговли и промышленности весною 1917 г., но события этого года приостановили осуществление этих планов. В 1923 г. школа была закрыта.

Читинская художественно-промышленная школа была первым государственным профессиональным учебным заведением в Сибири и седьмой художественно-промышленной школой в России. Она решала проблему нехватки квалифицированных кадров, остро стоящую на тот момент в Забайкалье, а также помогала предотвращать отток сырья из области, давала возможность самому населению обрабатывать это сырьё.


Литература:

  1. Государственный архив Забайкальского края, ФР 302, оп. 1, д. 2.

  2. ГАЗК, ФР 302, оп. 2, д. 51.

  3. Молчанов, С.В. О организации художественно-промышленных школ. – М., Новая Москва, 1920. – 54 с.

  4. Муратов, П.Д. Художественная жизнь Сибири 1920-х годов. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pdmuratov.org/HSS20G/2_natschalo.html (02.09.2012)

  5. Степанов, М.С. Среднее и низшее художественно-промышленное образование в дореволюционной России. Дис. … канд. пед. наук. – Курск, 1970. – 338 с.

  6. Уральский колледж строительства, архитектуры и предпринимательства. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.uksap.ru/content/left_nav/about/history/ (12.09.2012)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle