Библиографическое описание:

Щербакова Н. Е. Изучение феномена «эмоционального выгорания» и социальной депривации женщин, работающих в условиях ИТК [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 71-76.

Представлены результаты экспериментального исследования синдрома «выгорания» осужденных женщин. В качестве предмета исследования выступили симптомы «эмоционального выгорания», тактики и стратегии копинг-поведения, а также показатели социальной адаптации и их взаимосвязи. Изложены представления о связи анализируемых показателей с неосознаваемыми аспектами психической деятельности. Использованы методы психодиагностики: методика диагностики уровня эмоционального выгорания В. В. Бойко; методика диагностика социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда; методика «Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхана; методика «Стили совладающего поведения» и опросник способов совладания ОСС.

Ключевые слова: феномен «эмоционального выгорания», социальная депривация, копинг-поведение.


Специфические условия социальной изоляции в виде лишения свободы не могут не отразиться на характере осуждённого человека. Подвергнутый изоляции человек стремится в меру своих возможностей преодолеть её последствия и сохранить внутреннее и внешнее равновесие. У тех, кому это удаётся, чаще наблюдается социально позитивная тенденция в развитии характера, у тех, кому не удаётся это сделать, — социально негативная тенденция в развитии характера [14].

Социальная депривация, понимаемая как ограничение или полное отсутствие контактов человека (или какой-либо группы) с обществом, предстаёт в разнообразных формах, которые могут существенно различаться как по степени жестокости, так и по тому, кто является инициатором изоляции — сам человек (группа) или общество.

Осуждённые женщины по-особому, более обострённо, чем мужчины, воспринимают сам факт изоляции от общества. В силу повышенной возбудимости они легко попадают под влияние групповых настроений. Женщины более тяжело, чем мужчины, переживают отрыв от семьи [14].

Динамика психических состояний у них в период отбывания наказания более выражена, чем у мужчин. В адаптационный период пребывания в исправительно-трудовой колонии для женщин характерно состояние апатии, безразличия, тоски, фрустрации, обречённости. Им свойственны также: неустойчивость характера, восприимчивость к отрицательным влияниям ближайшего окружения, повышенная раздражительность, плаксивость. Нервно-психические срывы у женщин в исправительно-трудовой колонии встречаются чаще, чем у мужчин.

Особое значение для осуждённых женщин имеет выбор профессии, соответствующей их психофизиологическим и возрастным особенностям. Так, молодые осуждённые предпочитают профессии, связанные с большей активностью, чем женщины пожилого возраста [16].

Исключительно важное место в системе ценностей осуждённых женщин занимают семейное благополучие и родственные связи. Распад семьи, неурядицы в семье, отсутствие писем из дома вызывают у них отрицательные психические состояния. Всё это проявляется в нарушениях режима, в неповиновении, отказах от работы и учёбы.

У молодых осуждённых женщин нередко из-за их преступного и аморального поведения возникает разрыв связей с родителями. Они часто озлоблены против близких, считая их виновниками своих неудач.

Многие осуждённые женщины имеют детей и по-разному относятся к ним. Одни из них не испытывают материнских чувств, лишены по суду материнства. Другие любят детей, беспокоятся о них.

Семья имеет антикриминальное значение не только в период отбывания наказания, но и после освобождения. У осуждённых женщин, состоящих в браке, семьи которых сохранились, встречается меньше трудностей в бытовом и трудовом устройстве [16].

Рассмотрим фазы развития стресса у женщин, оказавшихся впервые в местах лишения свободы:

Фаза 1 — состояние неопределённости и шока. Это тяжёлое субъективное переживание, при котором страх и другие негативные эмоции выступают как факторы риска.

Фаза 2 — наступление субъективного облегчения и конструктивное приспособление к ситуации. Эта фаза занимает адаптационный период, длящийся от трёх до шести месяцев. Женщина понимает неизбежность этой данности, испытывает облегчение, начинает стремиться к проявлению тех или иных способностей, проявляет себя в общественной жизни, определяет для себя определённый стиль поведения.

Фаза 3 — утяжеление состояния. Оно наступает, когда женщина адаптировалась в данных условиях, но она чётко осознаёт о необходимости поступать вопреки каким — либо её желаниям, установкам, правилам жизни.

Фаза 4 — беспомощность и примирение со сложившейся ситуацией. Это тяжёлое психологическое состояние особенно наблюдается у тех женщин, которым назначен большой срок отбывания наказания. Они чётко осознают изоляцию от внешнего мира, трату своего времени и семьи впустую, они не могут оказать помощи своим близким, когда в них так нуждаются. Без них вырастают их дети, без них создаётся новая молодая семья, рождаются и вырастают внуки. Состояние апатии возрастает с каждым месяцем [27].

Таким образом, попадание женщин в местах лишения свободы, является огромным стрессогенным фактором, ведущим к депрессии и деструктивным изменениям личности. Им свойственна повышенная тревожность, конфликтность, неуверенность в себе, замкнутость, неадекватная самооценка, скептицизм. Практически все вышеописанные симптомы стресса (дистресса), появляющиеся у женщин, находящихся в местах лишения свободы, соответствуют картине эмоционального выгорания.

Сам факт лишения свободы является мощным эмоциогенным фактором. Но иногда ещё больше влияет на осуждённого чувство раскаяния в совершённом преступлении, обязательным компонентом психологической структуры которого выступает осознание своей вины и потому переживание приговора как справедливого. Если в первом случае выражена карательная сторона наказания, то во втором — его воспитывающая сторона [27].

Преступление, как правило, сопровождается более или менее сильными эмоциональными переживаниями. Предварительное расследование, судебное разбирательство, постановление и исполнение приговора — всё это для личности осуждённого эмоциогенные факторы, которые каждый переживает по-своему. В деле перевоспитания осуждённого эмоции и чувства также играют большую роль. Правильно организованные процессы предварительного расследования и судебного разбирательства должны вызвать у осуждённого чувство справедливости предъявленного обвинения и вынесенного судом приговора. Если эту задачу не удалось решить на данном этапе, то необходимо добиться её выполнения в процессе исполнения наказания [27].

Только на основе всестороннего изучения эмоциональных проявлений осуждённых можно понять их эмоциональные реакции на приговор, разумно спланировать процесс перевоспитания и прогнозировать его результаты.

Необходимо помнить, что многим осуждённым присущи:

  • аморальные, низменные чувства;

  • повышенная эмоциональная возбудимость;

  • неумение, а часто нежелание сдерживать себя;

  • повышенная экспрессивность (от лат. еxpressio — выразительность) проявления эмоции;

  • отсутствие чувства сопереживания, безразличие к чужому горю;

  • выраженная зависимость своих эмоций от влияния группы;

  • чувство своей неполноценности, бесперспективности;

  • маскировка наигранностью истинных переживаний [28].

Изучая особенности эмоциональны реакций осуждённого, в каждом конкретном случае стараться, возможно, полнее проанализировать:

  • конкретную ситуацию, вызвавшую переживание осуждённого;

  • соответствие ситуации его потребностям, целям и мотивам деятельности;

  • формы проявления переживания;

  • мысли, сопутствующие переживанию;

  • степень интенсивности переживания;

  • степень активности во время переживания;

  • степень влияния переживания на деятельность [28].

Весьма ценные сведения об эмоциональных особенностях личности осуждённого можно получить при его изучении в процессе труда.

Психические состояния лиц лишённых свободы разнообразны.

Среди них выделяют оптимальные, стрессовые и депрессивные состояния.

К оптимальным относятся психические состояния, которые позитивно влияют на развитие личности и, при которых деятельность человека наиболее активна и продуктивна. Достижение таких состояний — одно из необходимых условий организации процесса исправления и перевоспитания осуждённых [14].

Менее продуктивно влияет на личность и её деятельность стрессовое (перевозбуждённое) состояние, при котором из-за сильного напряжения может ослабляться самоконтроль.

Всегда негативно влияют на развитие личности и её деятельности депрессивные состояния, представляющие собой длинный ряд последовательно снижающихся настроений, выражающихся в вялости, апатичности, пассивности, безразличии к окружающим и самому себе.

Влияет на состояния осуждённых морально-психологическая атмосфера в коллективе: стиль взаимоотношений, общественное мнение, внутри коллективные бытовые традиции, групповые настроения.

Лишение свободы по — разному воспринимается и переживается впервые осуждёнными и неоднократно судимыми, женщинами и мужчинами, молодыми и пожилыми людьми, холостыми и семейными, осуждёнными на короткие и длительные сроки и т. д. Но во всех случаях в психических состояниях этих людей есть много общего, что даёт право говорить о типических состояниях осуждённых [14].

Определённая закономерность наблюдается в динамике психических состояний лиц, лишённых свободы. Обращают на себя внимание «критические точки», когда яркое проявление типических психических состояний становится неизбежным: арест, предъявление обвинения, предание суду и судебное разбирательство, оглашение приговора, определение кассационной инстанции, отправление в колонию, первые три-шесть месяцев пребывания в колонии (период адаптации), изменение условий содержания (например, перевод из колонии одного вида режима в колонию другого вида режима), последние месяцы перед освобождением и другое. Психические состояния могут изменяться и в промежутках между «критическими точками». Ни одного осуждённого, например, не могут оставить равнодушными факты предоставления свидания и т. п. [14].

Для осуждённых к лишению свободы характерно состояние ожидания, в котором происходит настройка человека на предстоящие условия жизни и деятельности. Психологическое содержание ожидания может быть различным: это и боязнь возможных страданий, и тревога от неизвестности, и нетерпение, которое может проявляться от бурной радости до аффективно — тормозных реакций. В состоянии ожидания у человека появляется повышенная напряжённость, обостряются психические и физиологические функции.

Нередко осуждённые испытывают очень тяжёлые состояния — безнадёжности и обречённости, когда жизнь кажется им потерявшей всякий смысл и перспективу. В таком состоянии у них подавляются воля, мышление, память. Они или вовсе не реагируют на внешние воздействия, или, напротив, реагируют на них бурно и болезненно и способны совершить самые тяжкие преступления в колонии.

Осужденным свойственны и такие состояния, как незащищённость или мнимая защищённость перед правоохранительными органами. Типическими состояниями осуждённого являются тоска, скука, апатия — состояние равнодушия. Те или иные психические состояния у осуждённых, как правило, не выступают изолированно, а проявляются в комплексе [14].

Психические состояния оказывают влияние на объективность восприятия окружающей действительности. Так, в состоянии надежды осуждённый начинает более оптимистически воспринимать окружающую обстановку и своё положение; в состоянии безнадёжности и обречённости проявляется особый субъективизм его восприятия. Под влиянием апатии, скуки существенно притупляется память, проявляется вялость мысли, навязчивость воображения, неспособность сосредоточить внимание на какой-либо деятельности.

Томительные ожидания вызывают чувства раздражения и отчаяния, особенно когда надежда на условно-досрочное освобождение от наказания или замену наказания более мягким не оправдалось. Тяжёлые психические состояния могут приводить слабовольных к обезличке, потере своей индивидуальности [10].

Актуальность нашего исследования определяется недостаточной изученностью социальной депривации осуждённых женщин, с одной стороны, и социальным заказом ФБУ ИК ГУФСИН России по Пермскому краю — с другой. Работы по выявлению взаимосвязей симптомов выгорания и стратегий копинга осуждённых отсутствуют.

Экспериментальной базой нашего исследования выступила женская колония Пермского края (отряд испытуемых осуждённых женщин в количестве 64 человек, работающих на швейном производстве в условиях ИТК). Критерием отбора в группу испытуемых служило наличие первой судимости. Средний возраст испытуемых составил 33,7 лет.

Все женщины имеют первую судимость, но разный срок лишения свободы (от 2-х до 10-ти лет лишения свободы). Степень совершённых ими преступлений также различна.

Изучая личностные характеристики испытуемых женщин, для удобства описания, мы объединили их в группы по близости выраженности исследуемых характеристик.

Первая группа женщин в большей степени относится к дезадаптированным, имея при этом слабую выраженность своей искренности, отсутствие доминирования, сниженный внутренний контроль и неприятие, как себя, так и окружающих людей. Они практически не избегают своих проблем, они умеют разрешать сложившиеся проблемы, при этом они редко ищут социальную поддержку со стороны окружения. Им в большей степени присущ проблемно-ориентированный коппинг. У них практически отсутствует тактика «принятие ответственности» (то есть признание своей роли в проблеме с сопутствующей темой ее решения), отмечается неумение «планировать решение проблемы», при выраженном «самоконтроле» и «положительной переоценке сложившейся ситуации» (усилия по созданию положительного смысла ситуации, концентрация на росте собственной личности, включая религиозный опыт).

Из трёх фаз сгорания, наибольшую сформированность имеет фаза «напряжения», а фазы «резистенция» и «истощение» находятся в стадии формирования. Фаза «напряжения» сопровождается практически всеми симптомами этой фазы: «переживание психотравмирующих обстоятельств», «неудовлетворённости собой», «загнанности в клетку» и симптомом «тревоги и депрессии». Последний симптом наиболее ярко выражен, он является крайней точкой в формировании тревожной напряжённости при развитии «эмоционального сгорания». Фаза «резистенции» формируется за счёт выраженности симптома «расширение сферы экономий эмоций», а фаза «истощения» за счёт выраженности симптома «эмоционального дефицита» и симптома «личностной отстранённости или деперсонализации».

Вторая группа испытуемых женщин показала высокий уровень адаптации к сложившимся условиям лишения свободы, хороший внутренний и внешний контроль, при неприятии себя и ведомости со стороны окружающих. Индикатор копинг-стратегий представлен в основном поиском социальной поддержки со стороны окружающих, при неумении как решать, так и избегать сложившихся сложных ситуаций. Стиль совладающего поведения — эмоционально-ориентированный. Самоконтроль женщин этой группы позволяет им применять конфронтативный копинг, который означает агрессивные усилия по изменению ситуации, предполагает определённую степень враждебности и готовность к риску. Эта группа женщин показала сформировавшиеся первые три симптома фазы «напряжения» и складывающийся симптом «тревоги и депрессии». Наибольшую сформированность симптомов, а, следовательно, и саму фазу «резистенции», все симптомы которой показали максимальную выраженность. Женщины осознанно или бессознательно стремятся к психологическому комфорту, стремятся снизить давление внешних обстоятельств с помощью имеющихся в их распоряжении средств. Формирование защиты с участием «эмоционального выгорания» происходит на фоне таких явлений, как: симптом «неадекватного избирательного эмоционального реагирования», симптом «эмоционально — нравственная дезориентация», симптом «расширение сферы экономий эмоций» и симптом «редукции (упрощения) профессиональных обязанностей». Третья фаза эмоционального «выгорания» также практически сформировалась, где отмечается наибольшая сформированность симптома «личностной отстранённости или деперсонализации».

Третья группа испытуемых женщин обладают средним уровнем социально-психологической адаптации, с проявлением эскапизма (уход от проблем) и эмоционального дискомфорта. Они обладают высоким самоконтролем, чаще всего дистанцируются или ищут поддержку среди своего окружения. У них также слабо выражено умение принимать ответственность и умение планировать решение проблемы.

По выраженности показателей «эмоционального выгорания» наибольшие отличия имеют на уже сформировавшихся стадиях «резистенции» и «истощения», за счёт которых отмечается высокий общий балл «эмоционального сгорания», как по его фазам, так и в целом. Такое эмоциональное состояние женщин выступает логическим продолжением развивающегося стресса, когда психотравмирующие обстоятельства очень давят, и устранить их невозможно, к нам часто приходит чувство безысходности. Сосредоточение психической энергии достигает внушительных объёмов и если она не находит выхода, если не сработало какое-либо средство психологической защиты, включая «эмоциональное выгорание», то человек переживает ощущение «загнанности в клетку».

На фазе «резистенции» в большей степени сформировался симптом «неадекватного избирательного эмоционального реагирования», а на стадии «истощения» симптом «личностной отстранённости или деперсонализации», и симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений», который проявляется на уровне уже физического и психического самочувствия женщин.

Корреляционный анализ Пирсона подтвердил гипотезу нашего исследования о том, что выраженность симптомов «эмоционального выгорания» обуславливает копинг-поведение и уровень социально-психологической адаптации женщин, находящихся в ситуации лишения свободы.

Таким образом, излагая выводы и опираясь на терминологию, применяемую в методике диагностики уровня «эмоционального выгорания» В. В. Бойко, на данной выборке испытуемых осужденных женщин мы выявили следующее:

  1. Отсутствие «эмоционального комфорта» у женщин объясняет выраженность симптома выгорания «переживание психотравмирующих обстоятельств» (r=-0,36 при р<0,01), проявляющегося усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов, которые вовсе не устранимы.

  2. «Эмоциональный дискомфорт» женщин обусловлен выраженностью симптома «эмоциональной отстранённости» (r=0,33 при р<0,01), при котором личность почти ничто не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика — ни позитивные обстоятельства, ни отрицательные (то есть реагирование без чувств и эмоций).

  3. Выраженный «конфронтативный копинг» женщин, то есть агрессивные усилия по изменению ситуации, предполагающие определённую степень враждебности и готовности к риску, объясняет их ведомость (r=-0,37 при р<0,01).

  4. Умение принимать ответственность на себя и умение планировать решение проблемы, объясняют отсутствие «копинга, ориентированного на избегание» (r=-0,37 при р<0,01) и «отвлечение» (r=-0,37 при р<0,01) женщин.

  5. Неискренность в отношениях испытуемых женщин обусловлена выраженностью симптома эмоционального «выгорания» «эмоциональный дефицит» (r=0,33 при р<0,01) и общим баллом по фазе «истощения» (r=0,33 при р<0,01).

  6. При выраженности симптома «неудовлетворённость собой» у испытуемых женщин отмечается «копинг, ориентированный на избегание» (r=0,38 при р<0,01), «отвлечение» (r=0,39 при р<0,01) и «социальное отвлечение» (r=0,34 при р<0,01).

  7. При симптоме «загнанность в клетку» отсутствует «самоконтроль» (r=-0,33 при р<0,01). Особенности ориентации испытуемых женщин в данной среде объясняют такой стиль совладающего поведения, как «отвлечение» (r=-0,36 при р<0,01), а выраженность симптома «редукции профессиональных обязанностей» (r=0,33 при р<0,01) и симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений» самоотношение и самопредставление осуждённых женщин (r=0,37 при р<0,01).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучая многообразие проявлений социальной депривации в условиях закрытых исправительно-трудовых учреждений, которое сопряжено с выраженностью симптомов «эмоционального выгорания», и, следовательно, социально-психологической адаптацией, мы отметили:

  • Высокий уровень выгорания тесно связан с пассивными тактиками сопротивления стрессу. И, наоборот, люди, активно противодействующие стрессу, имеют низкий уровень «выгорания».

  • Личностные ресурсы в значительной степени определяются способностью к построению интегрированного поведения, что позволяет даже в условиях фрустрационной напряжённости сохранить устойчивость избранной линии поведения, соразмерно учитывать собственные потребности и требования окружения, соотносить немедленные результаты и отставленные последствия тех или иных поступков.

  • Чем выше способность к интеграции поведения, тем более успешно преодоление стрессогенных ситуаций.

  • При невротических состояниях и личностных декомпенсациях роль предшествовавшего опыта и особенностей личности наиболее выражены.

  • Симптомы «выгорания» указывают на характерные черты длительного стресса и психической перегрузки, которые приводят или могут приводить к полной дезинтеграции различных психических сфер и, прежде всего — эмоциональной.

  • В той или иной ситуации личность прибегает к целому комплексу копинг-стратегий в зависимости от своих личностных особенностей и характера ситуации, то есть существуют паттерны копинга.

По результатам исследования были сформулированы рекомендации по нормализации нервно-психического состояния женщин с высоким уровнем «выгорания» как для самих осуждённых женщин, так и для персонала исправительной колонии по профилактике эмоционального выгорания. Были определены группы женщин, которым рекомендовано психологическое сопровождение в виде работы как в групповом варианте (в тренинговых группах), так и индивидуальном режиме (психотерапевтические встречи с использованием различного арсенала методов: серийное рисование, арт-терапия, сказкотерапия, ролевые игры, песочная терапия и т. п.).

Думаю, что полученные результаты дополнят существующее представление о социальной депривации осуждённых женщин, находящихся в условиях исправительно-трудового учреждения.

В целом, практическая значимость исследования заключается в подготовке рекомендаций для персонала исправительной колонии по профилактике эмоционального выгорания осужденных женщин, необходимых для психокоррекционных мероприятий по реализации социально-реабилитационных режимов на различных этапах реабилитационного процесса, направленных на профилактику психологических последствий депривации, развитие навыков взаимодействия, целеполагания, формирования жизненной перспективы осуждённых женщин.


Литература:

  1. Алексеенкова Е. Г. Личность в условиях психической депривации: Учебное пособие.- Спб., Питер, 2009. — с.96 (Серия «Учебное пособие»).

  2. Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т.15. № 1. С. 3–19.

  3. Асмолов А. Г. Психология личности: Учебник. — М., 1990.

  4. Барабанова М. В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания //Вестник МГУ. Сер.: Психология. 2005. № 1.

  5. Березин Ф. Б., Барлас T. B. Социально-психологическая адаптация при невротических и психосоматических расстройствах, // Журн. Невропат. и психиатрии им.С. С. Корсакова, 1994, т.94, N 6, с. 38–43.

  6. Березин Ф. Б., Соколова Е. Д., Т. В. Барлас Эмоциональный стресс: психологические механизмы, клинические проявления, психотерапия.// MateriaMedica. 1996. N 1(9). С. 5–25.

  7. Бодров В. А. Когнитивные процессы и психологический стресс. // Психологический журнал. 1996. Т. 17 № 4 С.64–74.

  8. Бойко В. В. Энергия эмоций в общении; взгляд на себя и других. М., 1983.

  9. Бойко В. В. Социально-психологический климат коллектива и личность. М.,1983г.

  10. Водопьянова Н. Е. «Психическое выгорание»//Стоматолог,М.,2002, № 7.

  11. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. «Синдром выгорания: диагностика и профилактика», «Питер», 1-ое издание, 2005г., 336 стр.

  12. Волкова Н. В. Coping strategies как условие формирования идентичности // Мир психологии. 2004. № 2 С. 119–124.

  13. Дементий Л. И. К проблеме диагностики социального контекста и стратегий копинг-поведения // Журнал прикладной психологии. 2004. № 3. С. 20–25.

  14. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996.

  15. Замышляева М. С. Оптимизм в структуре психологического совладания личности. Дисс... канд. психол. наук. (На правах рукописи), Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006.

  16. Исправительно-трудовая психология: Учебн. пособие для слушателей вузов МВД РФ /Под ред. К. К. Платонова, А. Д. Глоточкина, К. Е. Игошева. — Рязань: РВШ МВД СССР, 1985. — 360с.

  17. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. М., 1983.

  18. Козлова О. В. Тренинг «Преодоление синдрома профессионального выгорания» //Психология зрелости и старения. — 2003. № 1. с. 99–117.

  19. Крюгер Ф. Сущность эмоционального переживания //Психология эмоций. Тексты. М., 2004.

  20. Крюкова Т. Л. Психология совладающегго поведения в разные периоды жизни. Дисс... докт. психол. наук. (На правах рукописи). Кострома: ЮГУ им. Н. А. Некрасова, 2005.

  21. Крюкова Т. Л. Методы изучения совладающего поведения: три копинг-шкалы.- Кострома: Авантитул, 2007. — 60 с.

  22. Лебедев В. И. Психология и психопатология одиночества и групповой изоляции. — М.: Юнити, 2002.

  23. Левитов Н. Д. О психических состояниях человека. М., 1983.

  24. Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? / Стиль человека:психологический анализ. — М.: Смысл, 1998. С. 190–204.

  25. Орел В. Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественной и зарубежной психологии. //Проблемы общей и организационной психологии. Ярославль, 1987. С. 76–97.

  26. Психическая депривация: Хрестоматия /Сост. Н. Н. Крыгина. — Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003.

  27. Рабочая книга пенитенциарного психолога. /Под ред. Мокрецова А. И., Голубева В. П., Шамиса А. В. ВНИИ ГУИН, М., Юрист, 1998.

  28. Тюрьма — не женское дело. /под ред. Альперн Л. И. Общественный Центр содействия реформе уголовного правосудия, М., 2009.

  29. Хекхаузен Х. Личностные и ситуационные подходы к объяснению поведения // Психология социальных ситуаций. 21. Хрестоматия./ Сост. и общая редакция Н. В. Гришиной. — СПб.: Питер. 2001. С. 58–91.

  30. Шиханцов Г. Г. Юридическая психология. М., 2008.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle