Библиографическое описание:

Песчанская Н. А., Степанова Н. И. Проблемы международно-правового регулирования использования космического пространства [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 113-115.


В настоящее время международно-правовые отношения в сфере использования и исследования космического пространства регулируются международным космическим правом (далее – МКП). Основными источниками МКП являются, в первую очередь, ряд резолюций Генеральной Ассамблеи ООН (1963, 1982, 1986, 1992, 1996), международных договоров и иных документов. Кроме этого, существует большое число двусторонних и многосторонних соглашений [1], регулирующих международные аспекты сотрудничества в космосе. Однако до сих пор в рамках международного космического права имеется ряд неопределенностей и пробелов, а именно неопределенность правового статуса космических туристов, проблема определения статуса геостационарной орбиты, проблема добычи полезных ископаемых в космосе, проблема координации космической деятельности международными организациями и др.

В настоящее время идет стремительное формирование спроса на услуги космического туризма. Опрос, проведенный компанией "Zogby International" среди состоятельных жителей США и Канады, у которых годовой доход на члена семьи составляет не менее 250 тыс. дол., показал, что 5 - 10 тыс. человек готовы заплатить по 100 тыс. дол., чтобы участвовать в орбитальном космическом полете. По плану японских специалистов к 2020 г. в космос каждый год будут летать около одного миллиона туристов, а к 2030 г. - уже пять миллионов. Также Страна восходящего солнца через пару десятков лет намерена осуществлять регулярные туристические рейсы с Земли к Луне [2]. В свете перспектив, связанных с развитием космического туризма, возникает проблема правового статуса лиц, совершающих космические путешествия.

В 1960—1970-е годы, когда вырабатывались основные положения космического права, о туризме по понятным причинам не слишком задумывались. Вплоть до сегодняшнего дня отсутствует международно-правовое разграничение между профессиональными космонавтами и туристами. Все они наделяются почетным статусом посланцев человечества в космос, а Соглашение о спасении космонавтов a priori распространяется как на профессиональных космонавтов, так и на космонавтов-туристов.

Таким авторы как А. Вылегжанин, М. Юзбашян считают, что развитие космического туризма требует ряд правовых уточнений: статуса космических туристов, применимости положений международных договоров по космосу к космическим туристам, ответственности, сертификации, гражданской и уголовной юрисдикции, экспорта информации, полученной в ходе экспериментов, реэкспорта оборудования [3].

На наш взгляд, правовой статус космических туристов нуждается в серьезной проработке в различных аспектах. На сегодня «белыми пятнами» в праве остаются вопросы, связанные с разделением ответственности между туристом, туроператором и исполнителем соответствующей услуги, гарантированием безопасности космических туристов, критериями отбора, особенностями предполетной подготовки и тому подобное. Эти вопросы выходят и на более широкий контекст, связанный с местом и ролью государства в обеспечении такой деятельности и контроле за ее осуществлением.

Считаем, что нормами международного права должны быть предусмотрены лишь некоторые положения общего характера, которыми бы, в частности, было легализовано наличие соответствующей категории лиц, дано определение космических туристов и общие признаки правового режима их деятельности. Считаем необходимым, в частности, определить, в какой мере на космических туристов распространяются нормы международного космического права относительно правового статус астронавтов (космонавтов), возможно выделение прав и обязанностей космических туристов. Нуждается в уточнении и степень распространения норм международного транспортного (авиационного) права на лиц, которые осуществляют суборбитальные путешествия в космическое пространство.

Следующей проблемой является урегулирование отдельных вопросов в отношении геостационарной орбиты (далее - ГСО). Под ней понимается круговая орбита на высоте около 35 786 км. над экватором Земли.

ГСО требует учета трех моментов. Во-первых, спутник, находящийся на ГСО, постоянно остается неподвижным относительно определенной точки на земном экваторе (как бы зависает над поверхностью Земли); во-вторых, это явление полезно для размещения на ГСО спутников связи и, в частности, спутников систем непосредственного телевизионного вещания (сигнал с такого спутника не требует следящей приемной антенны на Земле и может быть принят на стационарную антенну, в том числе и на бытовую); в-третьих, в геостационарном пространстве можно разместить лишь ограниченное количество спутников, поскольку при нахождении друг от друга на слишком близком расстоянии их радиоаппаратура будет создавать взаимные помехи.

Проблема, однако, состоит в том, что количество позиций для одновременного и эффективного функционирования спутников на геостационарной орбите является ограниченным (лимитированным). Сейчас на этой орбите находится около 650 спутников разных стран. Потребности в этом, однако, возрастают.

Международно-правовой статус геостационарной орбиты на сегодня не определен в специальном порядке. Этот статус вытекает из общих положений Договора по космосу, Соглашения о Луне и некоторых других международно-правовых актов. В соответствии с этими актами геостационарная орбита является частью космического пространства, и на нее распространяются нормы и принципы международного права, касающиеся этого пространства.

Все это явилось причиной того, что в 1976 г. на совещании экваториальных стран (через территории которых проходит земной экватор) в Боготе (Колумбия) была подписана декларация, в которой Колумбия, Конго, Эквадор, Индонезия, Кения, Уганда и Заир заявили свои претензии на сегменты ГСО, соответствующие их территориям по экватору.

Было, в частности, заявлено, что геостационарная орбита является физическим фактором, связанным с существованием нашей планеты и полностью зависящим от гравитационного поля Земли, а потому соответствующие части космоса (сегменты геостационарной орбиты) как бы являются продолжением территорий, над которыми они находятся.

В Комитете ООН по космосу такие заявления подверглись обоснованной критике, и эти притязания были отвергнуты как противоречащие принципу неприсвоения любых частей космоса. Декларация не получила поддержки других государств, поэтому экваториальным странам позднее пришлось несколько изменить свои позиции в отношении этого вопроса. В 1984 г. Кенией, Колумбией, Индонезией и Эквадором в Комитет ООН по космосу был представлен проект, в котором говорится уже не об их суверенитете над соответствующими сегментами ГСО, а о некоторых преференциальных правах, сходных с правами в исключительных экономических зонах в морском праве, об установлении для этого уникального района космического пространства режима sui generis (особого рода), обеспечивающего его рациональное использование на благо всего человечества.

На наш взгляд, необходимо более подробное урегулирование статуса геостационарной орбиты, а также следует обратить внимание на последствия в том случае, если спутники, находящиеся на ГСО, по каким-либо причинам упадут на Землю (например, в случае столкновения с космическими телами).

На сегодняшний день также стала актуальной проблема добычи полезных ископаемых в космосе. Так в апреле 2012 года американская компания «Planetary Resources», поддержанная основателями Google и известным кинорежиссером Джеймсом Кемероном, а также рядом других западных бизнесменов и публичных личностей, заявила, что займется поиском полезных ископаемых, однако делать это она будет не на Земле, а в космосе, в частности на астероидах [4].

Однако правовое регулирование добычи полезных ископаемых в космосе остаётся неоднозначным. Договор по космосу, принятый ООН в 1967 году, не запрещает добычу ресурсов в космосе, до тех пор, пока горнодобывающая станция не представляет де-факто «захвата» части космического пространства. Впрочем, в тексте Договора не упомянуто, кто может владеть ресурсами, полученными в космосе.

Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах; принятое ООН в 1984 году, частично разъяснило права на ведение горнодобывающей деятельности в космосе: «Луна и ее природные ресурсы являются общим наследием человечества», «использование Луны должно осуществляться на благо и в интересах всех стран». Соглашение о Луне, впрочем, не было ратифицировано (в отличие от Договора о космосе), причём против него голосовали как США, так и СССР, в результате чего пункт Договора по космосу о добыче природных ресурсов остался непрояснённым.

Мы полагаем, что данный пробел можно урегулировать путем принятия норм по аналогии с международным морским правом, где урегулирован вопрос добычи полезных ископаемых (в Конвенции о международном морском праве 1982 г.) из района глубоководного морского дна (в Конвенции именуется Районом). В соответствии с Конвенцией, ни одно из государств не вправе претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части Района или его ресурсов. Ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было часть Района или его ресурсов. Район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами, как прибрежными, так и не имеющими выхода к морю, без дискриминации. Права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, от имени которого действует особый Международный орган по морскому дну (обеспечивает принятие и единообразное применение норм, правил и процедур, регулирующих деятельность по поиску, разведке и разработки Района по отдельным категориям вопросов) и международное Предприятие.

Таким образом, за основу для международно-правового урегулирования проблемы добычи полезных ископаемых возможно взять нормы Конвенции о международном морском праве 1982 г. и разработать соответствующие нормы применительно к МКП, а также возможно создание специального органа (по типу Международного органа по морскому дну), который бы обеспечивал регулирование деятельности, по поиску, разведке и добыванию полезных ископаемых из космоса.

Кроме того необходимо отметить, что при всем многообразии органов и организаций, занимающихся сейчас международным космическим сотрудничеством, нельзя не видеть пробелов, касающихся его координации в глобальном масштабе. В этой связи представляются обоснованными высказываемые в литературе предложения о целесообразности создания Всемирной космической организации по типу Международного агентства по атомной энергии [5], которое давно и успешно занимается всеми аспектами вопросов, связанных с международным сотрудничеством в плане мирного использования ядерной энергии. Предполагаем, что такая организация по своему правовому положению должна быть более тесно связана с органами Организации, чем иные специализированные учреждения ООН Такое решение вопроса способствовало бы расширению международного сотрудничества в космической сфере и гармонизации практики применения международного космического права


Литература:

  1. Актуальные проблемы прогрессивного развития международного космического права. Дис. к.ю.н. Яковенко А.В. - М., 1999. - 181 c.

  2. Писаревский Е.Л. Правовые основы космического туризма // Туризм: право и экономика. - М.: Юрист, 2006, № 2. - С. 9-14.

  3. Вылегжанин А., Юзбашян М. Космос в международно-правовом аспекте. URL: http://www.intertrends.ru/twenty-seventh/04.htm

  4. В США создана компания для добычи полезных ископаемых в космосе. URL: http://www.cybersecurity.ru/space/149345.html

  5. Монсерат Ф.Х. Правовые аспекты коммерческой деятельности в космосе // Статус, применение и прогрес-сивное развитие международного и национального космического права. Киев, 2007. С. 201 - 202.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle