Библиографическое описание:

Сунгуров П. А. Трансформации тюменской правоохранительной системы в контексте революционных событий 1917 года [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2011 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. — С. 32-34.

С момента своего появления, полиция и милиция нашего государства постоянно реформировались, продолжается данный процесс и в наши дни. Более того, весь исторический путь, пройденный российской правоохранительной системой, правильнее рассматривать не как единое целое, а как отдельные, сменяющие друг друга этапы реформирования.

В разные эпохи, изменения, происходившие в органах МВД, диктовались определенной политической и социально-экономической ситуацией в стране. Подтверждений этому достаточно: так было во времена Екатерины II, Александра I, Александра II. Каждый правитель по-своему оценивал проблемы Российского государства, а соответственно и необходимость реформационных преобразований.

Последняя крупная полицейская реформа в Императорской России осуществлялась на основе принятых 25 декабря 1862 г. «Временных пра­вил» об устройстве полиции [1]. Согласно правилам в 44 губерниях Рос­сии старые полицейские органы в каждом уездном городе (городничий и его канцелярия) и уезде (земский исправник и земский суд) объединялись в возглавляемое исправником уездное полицей­ское управление. Исправники назначались губернатором из местных дворян [2, с. 232].

Изменения в МВД проводились по определенной схеме: пересматривалась правовая основа функционирования полиции, корректировалась штатная структура, определялись новые источники финансирования и т.д. Неизменными оставались только основные категории, такие как, например, само название – «полиция». Термин полиция, происходящий от греческого «politéia», означает «управление государством, администрация» [3, с. 596]. Переименование полиции в милицию, стало возможным только во время революционных событий 1917 года. Исторический опыт демонстрирует, что данное изменение являлось не обоснованным, в силу того, что новообразованная милиция продолжала осуществлять полицейские функции. Известно, что термин «милиция» происходит от латинского слова «militia», и означает «войско» [4, с. 731]. Следовательно, названия изменялись лишь по идеологическим мотивам. По определению Ф. Энгельса: «Полиция также стара, как государство» [5, с. 97].

Рассмотрение революционных преобразований органов МВД на уровне города Тюмень, представляет особую значимость, позволяет проследить процесс гибели старой полицейской организации, и зарождение новой милицейской системы региона.

В исполнение распоряжений Временного Правительства, были одобрены исполнительным городским комитетом и приняты городской думой (от 6/7 марта 1917 г., за № 12) временные правила переустройства в г. Тюмени и его уезде полиции в общественную милицию. Тюменская милиция была разделена на уездную и городскую, с созданием должностей начальника уездной и начальника городской милиции, при чем, в начале, начальник уездной милиции именовался комиссаром [6].

Данные правила были приняты в нижеследующей редакции: - управление делами полиции вверялось особому милицейскому совету под председательством городского головы и в составе двух чинов, выбираемых городской думой; - одному из членов совета поручался надзор за полицейскими делами в городе, а другому в уезде. В сложных делах тот или другой член должен был действовать коллегиально под председательством городского головы; - для надзора за полицейскими делами в городских участках выбирался участковый милицейский совет в составе 3 членов, выбираемых думой, впредь до создания Участковых продовольственных попечителей, которые из своей среды впоследствии должны избрать этих членов по местонахождению участков; - все полицейские чины увольнялись, но милицейскому городскому совету представлялось право принимать по своему усмотрению и по выбору уволенных служащих полиции и вообще все должности по милиции замещались распоряжением милицейского совета; - название полиции отменялось и ей присваивалось наименование милиции, низшим служителям название милиционеров, вместо околоточных надзирателей учреждались должности младших участковых начальников, вместо полицейских приставов и становых старшие участковые начальники, вместо урядников старшие милиционеры; - должность исправника и его помощника упразднялись, а вместо них учреждались должности уездного комиссара, и начальника городской милиции; - все вновь учрежденные должности оплачивались из тех источников, из которых оно шло до настоящего времени, но оклады должны устанавливаться в соответствии с современной оплатой труда; - форма одежды для милицейских чинов устанавливалась по преимуществу по образцу полицейской формы, но с незначительными изменениями. На левом рукаве размещалась зеленая повязка, вместо существующего погона допускались зеленые узкие погоны с нашивками для высших чинов; - милицейские чины вооружались револьверами. Настоящие правила были приняты временно впредь до издания положения о милиции со стороны Временного Правительства [7].

Оклады жалованья по уездной милиции были определены особо избранным думой милицейским советом в размерах, соответствующих размерам окладов, определенных для чинов упраздненной полиции, так начальник уездной милиции был приравнен к окладу помощника исправника, старшие участковые начальники к становым приставам, а старшие милиционеры к урядникам. Таким образом, на содержание уездной милиции шли те кредиты, которые были ассигнуемы на содержание прежней уездной полиции.

Что касается чинов городской милиции, то оклады содержания их несколько раз пересматривались думой, пока не были определены: для начальника городской милиции в размере 3500 руб., для старших участковых начальников в размере 1800 руб., для младших участковых начальников 1200 руб., и для рядовых милиционеров 900 руб. в год соответственно, кроме того, конные милиционеры получали 600 руб. в год на содержание лошадей. Содержание городской милиции производилось из городских средств.

В оклады содержания вошли все виды довольствия (квартирные и т.д.). Вопросы вооружения милиционеров решал город. Установив оклады содержания, дума решила предложить управе составить доклад о финансовой стороне дела по покрытию расходов, вызываемых организацией милиции.

Согласно таковым основаниям, городской управой были представлены губернскому комиссару штаты тюменской городской и уездной милиции, и было возбуждено ходатайство об отпуске на содержание милиции тех кредитов, которые были ассигнованы на полицейские штаты, выработанные Министром Внутренних Дел Протопоповым. На это ходатайство последовало уведомление со стороны губернского комиссара (от 11 сентября 1917 г., № 27491) о том, что по смыслу циркуляра главного управления по делам милиции (от 17 августа за № 3923), в г. Тюмени может быть только объединенная для города и уезда милиция, так как в этом городе к 1 марта 1917 г. не было отдельной от уездной городской полиции, и, следовательно, начальник городской и уездной милиции должен быть один.

Городская управа учла замечания, но с поправками, решив, что начальник милиции будет уделять большее внимание решению вопросов правопорядка на территории города, а его помощник на территории уезда.

В состав городского милицейского совета думой были избраны М.В. Полуботко и Ф.Э. Станевич.

В милицейский совет I участка были избраны Т.О. Перемотин, А.И. Кривогузов, М.Ф. Аверкиев, в милицейский совет II участка были избраны С.В. Екимов, М.В. Чукомин и П.И. Михалев, в совет III участка П.Г. Бальгиров, М.В. Меньшутин и Н.Ф. Орлов.

Главой городской милиции стал бывший помощник уездного исправника П.В. Щепеткин, а его замом - бывший исправник И.И. Мельников. Кроме того, из 3 бывших частных приставов 2 были приняты начальниками милицейских участков, из 8 околоточных надзирателей 2 младшими начальниками милиции, и из 64 городовых, 38 человек было принято на должности рядовых милиционеров.

Несмотря на то, что выбор на должности милиционеров из служителей бывшей полиции осуществлялся крайне осторожно, Совет Солдатских депутатов вынес постановление о немедленном удалении со службы М.В. Полуботко, П.В. Щепеткина, и И.И. Мельникова. Более того, в своем протоколе Совет Солдатских депутатов указывал, что данные лица подлежали аресту. Всех прочих чинов милиции, принятых на службу из бывшей полиции, также следовало уволить. Следовательно, все члены избранного думой милицейского совета и назначенные им чины милиции, ранее служившие в уездной полиции, были вынуждены уволиться, для того, чтобы избежать ареста.

Действия Совета Солдатских депутатов крайне отрицательно сказались на системе обеспечения правопорядка Тюмени. Чины милиции впоследствии были заменены воинскими чинами, а должности выборного милицейского совета некоторое время оставались вакантными. В сложившейся ситуации, городская дума была вынуждена доложить комиссару от Государственной Думы А.С. Суханову обстоятельства, вызвавшие уход из милиции бывших чинов уездной полиции.

Сложившаяся ситуация обострилась в мае 1917 г., когда тюменский гарнизонный комитет в своем отношении дал знать исполнительному комитету, что ввиду необходимости отзыва в свои части солдат и офицеров из городской милиции, гарнизонный комитет предлагает немедленно организовать милицию из граждан города. Со своей стороны исполнительный комитет это отношение препроводил городскому голове для доклада думе. В думе обсуждался вопрос о том, что после революции чины милиции назначались избранным думой милицейским советом, при чем допускалось привлечение на службу служителей бывшей полиции, но данное положение не было реализовано на практике [8].

Перед тюменскими властями стояла задача в кратчайшие сроки найти подходящую кандидатуру главным образом на пост начальника милиции, а он уже в свою очередь, в соответствии с постановлением Временного Правительства об учреждении милиции, должен набрать весь остальной штат милиции. Таким образом, охрана общественного порядка, как в городе, так и в уезде могла оказаться в случайных руках.

Несмотря на критику, как со стороны жителей, так и городских властей, тюменская дореволюционная полиция представляла из себя сложившуюся организацию, в которой годами трудились компетентные и добросовестные люди. До 1917 г., в Тобольской губернии, для того, чтобы стать уездным исправником или иным высокопоставленным полицейским чиновником, требовалось наличие особых заслуг по службе. В своем большинстве, руководители полицейских ведомств региона, имели неплохое образование, многолетний стаж безупречной службы, различные поощрения по службе. Нередко, высшие руководящие посты занимали люди перешедшие на полицейскую службу из армии, в связи с этим в формулярных списках полицейского ведомства часто встречались чиновники имеющие военные награды. Кроме того, в Российской империи широко практиковалась ротация полицейских чиновников. Например, в 1906 году, на должность Туринского уездного исправника был назначен бывший Гомельский полицмейстер, известный как грамотный, исполнительный человек, активно боровшийся с антиправительственными организациями, за что одной из таких организаций был приговорен к казни, но, по случайности, совершенное на него покушение оказалось неудачным [9].

Функционируя без чинов старой полиции, тюменская милиция первых постреволюционных лет, очевидно, не была в состоянии навести в городе порядок и обеспечить абсолютную безопасность граждан. Определенный интерес представляет рапорт начальника тюменской уездной милиции Островского от 7 февраля 1919 г., поданный на имя помощника управляющего Тобольской губернией. В данном рапорте начальник милиции сообщал о происшествиях, случившихся в городе за одну ночь с 6 на 7 февраля 1919 г. По словам Островского в домах горожан процветало самогоноварение, в городе по-прежнему воровали, на тюменских улицах совершались разбойные нападения. Кроме того, наметился рост преступлений, количество которых было снижено в последние предреволюционные годы, это конокрадство, незаконная порубка леса в черте города [10].

Описанные события, произошедшие в правоохранительной системе тюменского региона за короткий период, наглядно демонстрируют, что процесс реформирования органов МВД протекает крайне тяжело и болезненно, как для самого ведомства, так и для гражданского общества. Становится ясно, что внедрение любых новаций в данной системе, требует детальной разработки. Российское государство имеет достаточный исторический опыт реформирования органов МВД, на изучении и осмыслении которого должны основываться современные преобразования.


Литература:

1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1286. Оп. 53. Д. 85. Л. 76.

2. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968. С. 232.

3. Большая Советская Энциклопедия. Т. 33. М., 1955. С. 596.

4. Большой энциклопедический словарь. СПб., 1997. С. 731.

5. См.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., Т. 16, ч. 1, С. 97.

6. Государственный архив тюменской области (ГАТО). Ф. И – 2. Оп. 1. Д. 1. Л. 273 об.

7. ГАТО. Ф. И – 2. Оп. 1. Д. 1. Л. 61.

8. ГАТО. Ф. И – 2. Оп. 1. Д. 1. Л. 130 об.

9. Государственный архив в г. Тобольске (ГАТ). Ф. И – 152. Оп. 20. Д.506. Л. 25.

10. ГАТ. Ф. И – 722. Оп. 1. Д. 148. Л. 1-1об.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle