Библиографическое описание:

Бакрадзе А. А. Проблемы отграничения хищения предметов, имеющих особую ценность, от разбоя [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 128-131.

Хищение предметов, имеющих особую ценность, должно квалифицироваться одинаково независимо от способа хищения [1, с. 453]. Однако прямое указание в законе (ч. 1 ст. 164 УК) на то, что предусмотренное в ней деяние влечет ответственность «независимо от способа хищения», не означает, что оно может быть совершено любым, не предусмотренным в законе способом. Во-первых, это противоречило бы принципу законности, а во-вторых, систематическое толкование, предполагающее уяснение смысла данной нормы путем установления ее связи с другими нормами уголовного права, ограничивающими понятие хищения определенными способами, приводит к выводу, что это преступление может быть совершено лишь теми способами, которые указаны в уголовном законе применительно к хищению обычного имущества [4, с. 207].

Существующие сегодня в науке решения по рассматриваемой проблеме можно было бы обозначить тремя способами.

1. Можно было бы дополнить рассматриваемую норму указанием на соответствующие способы совершения предусмотренного ею преступления в таком виде, в каком это было сделано в ст. 931 УК 1960 г., предусматривающей ответственность за хищение «независимо от способа» его совершения. Но после этих слов законодатель не ставил точку, а в скобках указывал номера статей, где раскрывались эти способы. Будь принято это и другие, ранее высказанные предложения, ч. 1 ст. 164 УК 1996 г. выглядела бы таким образом: «Хищение культурных ценностей, независимо от способа хищения (ст. 158 -162), наказывается…».

2. Можно поступить по-другому. Достаточно дополнить понятие хищения, изложенное в примечании 1 к ст. 158 УК, несколькими словами, чтобы также устранить всякую почву для споров относительно способов совершения любого хищения, в том числе и предусмотренного ч. 1 ст. 164 УК: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие указанными в законе способами и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» [4, с. 207].

3. Существует и другой способ коррекции уголовного закона. Например, нынешний уголовный закон не охватывает случаи, когда вымогаются культурные ценности, да и возможно приобретение права на них путем обмана или злоупотребления доверием. В этой связи, вероятно, можно было бы исключить из Уголовного кодекса РФ 1996 г. ст. 164 УК, усилив в главе 21 УК уголовную ответственность за преступления в отношении культурных ценностей, за счет закрепления квалифицирующего признака «в отношении культурных ценностей» в соответствующих статьях УК (ст. 158 – 163, 167, 168 УК). При таком подходе будет учитываться влияние способа совершения преступления на его характер и степень общественной опасности, будут исключаться ситуации, когда хищение «обычного» имущества наказывается строже, чем хищение культурных ценностей. Например, если хищение обычного имущества совершенное путем разбоя, с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище в соответствии с ч. 3 ст. 162 УК наказывается лишением свободы от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового, то за это же деяние, совершенное в отношении культурных ценностей, согласно ч. 1 ст. 164 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

Пытаясь разрешить данную проблему, одни авторы предлагают квалифицировать деяние в подобных случаях по совокупности преступлений [4, с. 247]. Однако совершенно очевидно, что это не выход из положения, поскольку он противоречит принципу справедливости [3, с. 95].

Другие ученые, по сути, используют тот же метод, что и законодатель, конструируя модели усовершенствования рассматриваемой нормы закона, путем добавления в ст. 164 УК нескольких квалифицирующих признаков [6, с. 20]. Получается, что, решая одну проблему, авторы лишь порождают другую.

На наш взгляд, более приемлемым здесь всё же видится другой подход. По правилам совокупности, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК). В диспозиции ч. 1 ст. 164 УК предусмотрена ответственность за хищение предметов… независимо от способа хищения. По нашему мнению, данная оговорка является излишней по следующим основаниям. Во-первых, также как и статья 164 УК, статьи 221, 226 и 229 УК выделены законодателем в отдельные составы по специальному предмету преступления. При этом диспозиции названных статей не содержат указания на возможность совершения этих преступлений независимо от способа хищения, поскольку это итак подразумевается. Во-вторых, наличие этой оговорки в диспозиции ст. 164 УК безоговорочно превращает её в специальную норму по отношению ко всем остальным формам хищения, то есть не оставляет правоприменителю выбора в случае конкуренции норм, как, например, в вышеприведённом примере с ч. 3 ст. 162 УК и ч. 1 ст. 164 УК.

Общее правило для квалификации преступления при конкуренции части и целого состоит в том, что всегда должна применяться та норма, которая охватывает с наибольшей полнотой все фактические признаки совершённого деяния. Она имеет преимущество перед нормой, предусматривающей лишь часть того, что совершил преступник [2, с. 226].

В данном случае, ч. 3 ст. 162 УК имеет приоритет над ч. 1 ст. 164 УК по способу совершения преступления – незаконному проникновению в жилище, помещение либо иное хранилище, тогда как ч. 1 ст. 164 УК, напротив, имеет приоритет по предмету преступления – предметы или документы, имеющие … культурную ценность. На наш взгляд, поскольку норма, предусмотренная ч. 1 ст. 164 УК может быть элементом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК, а обратное исключается в силу мягкости санкции ч. 1 ст. 164 УК, то, в данном случае, более точной и справедливой будет квалификация по ч. 3 ст. 162 УК. Кроме того, как известно разбой посягает на два непосредственных объекта, при этом лишь один из них (конкретная форма собственности) напрямую имеет отношение к хищению. В зависимости от предмета посягательства, его уголовно-правовая охрана может и должна осуществляться по ст. 164 УК, однако другой объект – здоровье конкретного человека – потерпевшего от разбойного нападения, как бы «выпадает» за пределы её объективной стороны. Другими словами, разбой не только форма хищения, но и нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья и т.д.

Разбой при наличии особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 3, а также ч. 4 ст. 162 УК, также будет иметь приоритет над ч. 1 ст. 164 УК. В этом случае, содеянное следует квалифицировать по ч. 4 ст. 162 УК, разумеется, с описанием способа совершения преступления, в том числе, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК.

В том случае, если совершается хищение предметов … имеющих … культурную ценность при наличии квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 164 УК, а также особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч.ч. 3, 4 ст. 162 УК, содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 164 УК. Однако, возможна ситуация, при которой одновременно путём разбойного нападения совершается хищение предметов … имеющих … культурную ценность, например, повлекшее их уничтожение (ч. 2 ст. 164 УК), и причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК) при отсутствии каких-либо других особо квалифицирующих признаков разбоя. При этом за счёт штрафа (до одного миллиона рублей) санкция ч. 4 ст. 162 УК строже, чем аналогичная санкция, предусмотренная ч. 2 ст. 164 УК (до пятисот тысяч рублей). Как быть в этой ситуации? Одна норма предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК), другая – за уничтожение, порчу … предметов, имеющих особую ценность (п. «в» ч. 2 ст. 164 УК). Совокупность по этим статьям исключается, поскольку в этом случае лицо будет нести двойную уголовную ответственность за разбой. На первый взгляд, очевидно, что при такой ситуации имеются все формальные основания перейти на ч. 4 ст. 162 УК. При этом выравнивание штрафов, вероятно, напротив, позволило бы квалифицировать содеянное по ч. 2 ст. 164 УК, однако не решило бы проблему. Дело в том, что ст. 164 УК в целом не предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе исходя из санкции её первой части, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от шести до десяти лет. А указание в ч. 2 ст. 164 УК на то, что ответственность устанавливается за то же деяние: …, - не оставляет в этом никаких сомнений. Из этого следует, что и в том, и в другом случае, какой-либо одной нормы для квалификации явно недостаточно. Из сложившейся ситуации есть два выхода. Первый – квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК и соответствующей частью ст. 243 УК. Второй – квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 164 УК и соответствующим пункту и части ст. 111 УК. Действующее законодательство позволяет считать более предпочтительным второй вариант, поскольку объективная сторона ст. 243 УК не сопряжена с хищением, отличается от ст. 164 УК по предмету и не охватывает порчу имущества как способ совершения преступления.

Вряд ли следует поддержать предложение о включении квалифицирующего признака «в отношении культурных ценностей» в соответствующие статьи УК (ст. 158 – 163, 167, 168 УК) с одновременным исключением из Уголовного кодекса РФ 1996 г. ст. 164 УК. Подобная практика, на наш взгляд, во-первых, приведёт к нагромождению закона частными случаями совершения того или иного преступления в зависимости от предмета посягательства, к тому же редко встречающимися, а, во-вторых, потребует ужесточения санкций вышеназванных статей, что никак не вписывается в общую политику государства, направленную сегодня на либерализацию уголовного законодательства [8] .

Другой крайностью здесь является предложение А.Ю. Филаненко, полагающего возможным исключить ст. 164 УК из Уголовного кодекса, поскольку, по его мнению, предусмотренный статьями 158-162 УК особо квалифицирующий признак «в особо крупном размере» фактически дублирует по своей стоимости предмет преступления, указанный в диспозиции ст. 164 УК [9, с. 341]. Если встать на этот путь, то хищение некоторых предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность будет полностью или частично выведено из-под эффективной уголовно-правовой охраны. Так, например, действия виновного можно будет квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК, в том случае, если, во-первых, хищение таких предметов не причинило гражданину значительного ущерба (более того, эти предметы вообще могут принадлежать государству, что исключает квалификацию по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК), и, во-вторых, их оценочная стоимость, что вполне возможно, не будет превышать 250 т. рублей, или они вообще не будут представлять какую-либо материальную ценность. Допустимо ли это с учётом специфики и особой значимости предмета преступления, предусмотренного ст. 164 УК? Вряд ли. Подтверждением нашей позиции может служить пример из судебной практики.

Так, М.Н.В. и М.Л.В. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность, совершённое группой лиц по предварительному сговору), вина которых установлена приговором Симоновского районного суда г. Москвы и выразилась в следующем.

М.Л.В. и М.Н.В. из корыстных побуждений вступили в преступный сговор на хищение чужого имущества между собой и неустановленным следствием лицом, который, используя средства связи, произвел звонок на абонентский номер, являющийся номером домашнего телефона потерпевших, и уведомил их о приходе сотрудников организации помощи ветеранам Великой Отечественной войны.

Во исполнение общего преступного умысла, М.Л.В. и М.Н.В. путем обмана, представившись сотрудницами организации помощи ветеранам Великой Отечественной войны, незаконно проникли в принадлежащую потерпевшим квартиру. Далее М.Н.В. провела потерпевшую на кухню, где отвлекала ее внимание, в то время как М.Л.В., воспользовавшись её невнимательностью, тайно похитила принадлежащие последней денежные средства в сумме 30 000 рублей, а также принадлежащий потерпевшему китель генерал-лейтенанта авиации, стоимостью 35 000 рублей.

Кроме того, были похищены не представляющие материальной ценности государственные награды, а именно: орден Почета; медаль «За боевые заслуги»; медаль «За заслуги перед Отечеством»; медаль «Захиснику вiтчизни»; медаль «участнику войны ХХХ лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»; медаль «За победу над Японией»; медаль «Ветеран вооруженных сил СССР»; орден Отечественный войны; орден Отечественный войны; орден Отечественный войны; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; знак «Заслуженный военный штурман; знак в виде ромба высотой 45 мм на 26 мм из металла желтого цвета; знак «Штурман снайпер», которые представляют особую историческую, культурную и научную ценность, но в соответствии со ст. 129 ГК РФ не подлежат свободному гражданскому обороту, поэтому не подлежат материальной оценке и, соответственно, не представляют материальной ценности. После чего М.Л.В., М.Н.В. и их соучастник с места преступления с похищенным имуществом скрылись, причинив тем самым потерпевшим значительный материальный ущерб на общую сумму 65 000 рублей [5] .

Как видно, в случае принятия предложения А.Ю. Филаненко, содеянное следовало бы квалифицировать по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (Кража, совершённая группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище), санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет, тогда как санкция ч. 2 ст. 164 УК (преступление, за которое были осуждены М.Л.В. и М.Н.В.) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати лет.

По нашему мнению необходимо сохранить ст. 164 в Уголовном кодексе, изменив её диспозицию таким образом, чтобы она предусматривала ответственность, в том числе за вымогательство предметов, имеющих … культурную ценность, а равно приобретение права на них путём обмана или злоупотребления доверием, изменив также при этом соответствующим образом её название.


Литература:

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: «КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2009.

  2. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений – 2-е изд., перераб. и дополнен. – М., 2001.
  3. Медведев Е.В. Культурные ценности как предмет уголовно-правовой охраны / Отв. ред. А.И. Чучаев. М., 2004.
  4. Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. Т 3: Преступления в сфере экономики. СПб., 2008.

  5. Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 24.05.2010 г. по уголовному делу № 1-94/2010 г.(259838).

  6. Резван А.П., Сенцов А.С. Уголовно-правовые меры борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность. Волгоград, 1999.
  7. Уголовное право. Особенная часть. Т. 1 / Под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. М., 1999.

  8. ФЗ РФ от 7.03.2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из ряда статьей уголовного кодекса, в том числе предусмотренных 21-ой главой УК, исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы.
  9. Филаненко А.Ю. Хищение чужого имущества: уголовно-правовой и криминологический аспекты.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle