Библиографическое описание:

Акопян А. В. Правовая характеристика статьи 290 УК РФ и сравнительный анализ со статьёй 311 УК РА. Проблемы квалификации [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 20-24.

Рассматривается краткий исторический анализ развития законодательства о взяточничестве в РФ и РА, проблемы определения взяточничества и уголовно-правовая характеристика получения взятки, как наиболее тяжкого проявления коррупции.

Ключевые слова:взяточничество; исторический анализ; получение взятки; ответственность; взяткополучатель.

 

Взяточничество является одним из древнейших проявлений коррупции, её элементом, которое получило широкое распространение. Российский учёный В. И. Ширяев говорил: «Как только появились носители власти, облечённые особыми полномочиями, так одновременно с этим появилось и взяточничество» [1]. Взяточничество, как общественно опасное деяние, было закреплено в российском уголовном праве в период феодальной раздробленности. Лицо, характеризующее собой взяточника, в то время называлось посульник. Положение о запрете принимать «тайные посулы» было закреплено в Новгородской и Псковской судных грамотах, далее — в Судебнике 1497 года был закреплён запрет на прошение, суление и принятие посулов, но наказания за эти деяния не было установлено. А уже в Судебнике 1550 года, в ст. 3, 4, 5, 8, 9, 10, 11, 32, 39, 42, 53, 74 устанавливается наказание за взяточничество [2]. В Соборном Уложении 1649 года ответственность за взяточничество в основном применялась в области правосудия. Пётр I ввёл в русское законодательство термин «лихоимство», то есть получение любого рода взяток и незаконные поборы с населения. Чиновникам запрещалось иметь любое другое вознаграждение за свой труд, кроме жалования. Также, наряду с получением взятки Пётр I ввёл ответственность за дачу взятки. А в период правления Екатерины II был издан ряд указов, которые усилили ответственность за взяточничество в связи со значительным ростом данного преступления [3].

Что касается развития законодательства о взяточничестве в Армении, то нужно отметить, что взяточничество было распространённым явлением на различных исторических этапах становления армянской государственности. Основными видами преступлений в армянских судебниках были: получение взятки, симония, дача взятки. А. Т. Товмасян считает, что одним из самых распространённых преступлений в средневековой Армении являлось получение взятки. Об этом свидетельствуют все армянские историки, начиная с     V века [4]. Нужно отметить, что взяточничество упоминалось и в Судебнике Мхитара Гоша. Согласно Судебнику преступным являлось как получение взятки, так и дача взятки. Но здесь в основном говорилось о получении взятки духовными и светскими судьями [5]. Это положение всё же свидетельствует о наказуемости данного явления в средневековой Армении. Судебник Смбата Гундстабля 1265 года, написанный для Киликийской Армении, содержит те же положения о взяточничестве, что и Судебник Мхитара Гоша, но с некоторыми поправками, связанными с местными условиями жизни. Вышеизложенное свидетельствует о том, что Армения с древних веков имела чёткое представление о взяточничестве.

Взяточничество не имеет единого определения. Если рассматривать взяточничество в узком смысле, то под ним понимается один состав преступления — получение взятки. Если его рассматривать в широком смысле, то мы видим, что это собирательный термин, который охватывает три разных состава преступления: дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве. Что касается взаимосвязи между вышеуказанными преступлениями, то здесь мы также видим различные точки зрения. Некоторые учёные утверждают, что взяточничество — это три самостоятельных преступления, другие — что это преступления взаимосвязанные. Например, О. Э. Сокольский считает, что взяточничество охватывает взаимосвязанные преступления, ведь оно предполагает обязательное наличие двух субъектов преступления, в котором наблюдается единый преступный замысел, который взаимодополняет деятельность этих субъектов. А, например, Б. В. Здравомыслов считает, что взяточничество содержит три самостоятельных вида преступления, характеризующимися различной объективной стороной, различным умыслом и различными признаками субъектов преступлений [6].

Получение взятки относится к категории преступлений средней тяжести, а при наличии отягчающих обстоятельств (ч. 2–6 ст. 290 УК РФ) признается тяжким или особо тяжким преступлением [7]. Нужно отметить, что до определённо недавнего времени в юридической литературе и на практике не было исчерпывающего определения обязательного признака получения взятки — его предмета. Ведь в УК РСФСР говорилось о получении взятки «в каком бы то ни было виде». Но эту проблему разрешил Пленум Верховного Суда в своём постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве». Согласно данному постановлению от 30 марта 1990г. предметом взятки могут быть деньги, ценные бумаги, материальные ценности, а также оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате услуги (например, предоставление санаторных и туристических путевок, проездных билетов; производство ремонтных, реставрационных, строительных и других работ)». Далее Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указал, что под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами» [8]. Выгоды нематериального характера, например хвалебный очерк о должностном лице в газете или телевизионной передаче, положительная рецензия на научную работу должностного лица и т. п. предметом взятки не являются. Также не признается взяткой вступление с должностным лицом в интимные отношения с целью добиться от него желаемого действия [7]. В. М. Лебедев считает, что предметом взятки могут быть также и неимущественные права, когда они обладают признаками делимости и оборотоспособности. Например, право авторства на какое-либо произведение. В случаях, если передача авторского права даёт возможность в будущем получить гонорар за произведение, то такую передачу можно считать взяткой. Но в случае, если такая передача даёт должностному лицу лишь моральное удовлетворение либо повышает его престиж в глазах окружающих, то деяние не образует дачу-получение взятки [7].

Объективная сторона получения взятки заключается в принятии взятки должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично от взяткодателя или через посредника за совершение нижеследующих действий:

-        за действие или бездействие в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, входящие в служебные полномочия должностного лица;

-        за действие или бездействие в пользу тех же лиц, которые не входят в полномочия должностного лица, но оно в силу своего служебного положения может способствовать таким действиям или бездействию;

-        за общее покровительство или попустительство по службе взяткодателю или представляемым им лицам;

-        за незаконные действия (бездействие) должностного лица в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки, если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказание материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя [8].

Пленум Верховного Суда к общему покровительству по службе относит действия, связанные с незаслуженным поощрением, необоснованным повышением в должности и т. д. Под попустительством по службе понимается, например, непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия и т. д. [8]. Особым случаем получения взятки является получение последней для совершения действий, не входящих в полномочия должностного лица, но последний может поспособствовать их совершению другим должностным лицом. Например, взятку получает начальник, который даёт указание своему подчинённому совершить действие, которое он сам совершить не может. Но в практике часты случаи, когда должностное лицо получает взятку, но требуемые действия совершить не собирается или не может. Поэтому Пленум Верховного Суда в вышеуказанном постановлении даёт следующее разъяснение: «Получение должностным лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество» [8].

Оконченным данное преступление считается с момента принятия хотя бы части взятки, если она передавалась по частям, независимо от того, выполнило ли должностное лицо требуемое действие. Важнейшим условием является установление того факта, что взятка была получена именно за выполнение обусловленных действий.

Субъективная сторона получения взятки выражается в совершении должностным лицом умышленных действий (бездействия) из корыстных побуждений. Это означает, что взяткополучатель осознаёт, что материальные ценности передаются ему именно как взятка, и что за это он должен совершить определённые действия (бездействие), в которых заинтересован взяткодатель.

Ответственность за получение взятки несут специальные субъекты — должностные лица, иностранные должностные лица либо должностные лица публичной международной организации. Согласно примечанию к статье 285 УК РФ к должностным лицам относятся лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооружённых Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям [8]. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда от 2000г. представителями власти являются лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работники государственных надзорных или контролирующих органов, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности [8]. Это могут быть, например, депутаты Государственной Думы, судьи федеральных судов, мировые судьи, работники прокуратуры, таможенных, налоговых органов и т. д. Согласно вышеуказанному постановлению к организационно-распорядительным функциям относятся, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий, а к административно-хозяйственным функциям относятся полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т. п. [9].

Согласно статье 311 УК РА получением взятки считается не только фактическое получение лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо права на имущество, за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе, но также за требование предмета взятки, а равно за обещание получить взятку или за выражение согласия на её получение. Исходя из диспозиции статьи 311 УК РА, мы видим, что армянский законодатель под получением взятки подразумевает более широкий круг действий (бездействия). Также из диспозиции вышеупомянутой статьи видно, что законодатель раскрывает понятие получения взятки согласно Декларации ООН «О борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях» [10]. Из этого следует, что получение взятки имеет формальный состав. Преступление считается оконченным не после получения предмета взятки, а после выражения согласия на её получение. То есть армянский законодатель считает, что получение взятки обретает общественную опасность немногим раньше, а именно при даче согласия, чем считает российский законодатель. Ранее, до принятия изменений в ст. 311 УК РА 9 февраля 2012 года, считалось, что преступление считается оконченным только после получения предмета взятки. А если взяткополучатель выразил согласие на принятие предмета взятки, либо обещал принять взятку, то его деяния подпадали под приготовление к совершению преступления. Получение взятки означает такие действия взяткополучателя, которые направлены на принятие предмета взятки, приобретение имущественного права, использования преимущества и т. д. Требование предмета взятки означает желание получить взятку, как обязательное условие совершения определённых действий или бездействия. Требование отличается от предложения дачи взятки тем, что требование является обязательным условием для совершения действий (бездействия) в пользу взяткодателя, а в случае предложения дачи взятки лицо информируется о том, что взяткодатель за совершение определённых действий ожидает получить определённое благо. Обещание получения либо выражение согласия на получение взятки предполагает одобрение взяткополучателя получить предмет взятки. Такое согласие может выражаться в любом виде, при условии, что взяткодателю будет понятна готовность служащего принять предмет взятки. В Конституционном Суде РА обсуждался вопрос о конституционности положений, установленных в ч.1 ст. 311 УК РА. Согласно одному из доводов заявителей, взяткополучатель лишается возможности добровольно отказаться от совершённого преступления, т. к. отсутствуют стадии приготовления и покушения на преступление. Заявители также говорили о том, что за неоконченное преступление лицо подлежало более мягкой ответственности, чем за требование предмета взятки, а равно за обещание получить взятку или за выражение согласия на её получение. КС, рассмотрев доводы сторон, учитывая тот факт, что РА ратифицировала международные договоры по борьбе с коррупцией, такие как Конвенцию о коррупции по гражданскому праву 1999г., Конвенцию по коррупции по уголовному праву 2003г., Конвенцию ООН против коррупции 2003 г., 19 ноября 2013 года принял решение, согласно которому ч. 1 ст. 311 УК РА соответствует Конституции РА. Также, особое мнение судьи выразил К. Балаян, который, ссылаясь на положения этих конвенций и на то обстоятельство, что отсутствие этой нормы нарушает принцип соразмерности наказания, предложил внести в УК РА норму об освобождении взяткополучателя от уголовной ответственности. Мы также не могли не затронуть вопрос о возможности освобождения от ответственности и взяткополучателя, тем более, когда российский законодатель уже предусмотрел освобождение от уголовной ответственности посредника во взяточничестве, о необходимости которого утверждали и отечественные учёные-правоведы, и практики. Как известно, действующее законодательство РФ и РА не содержит оснований освобождения от уголовной ответственности лица, получившего взятку. Согласно действующему законодательству добровольное сообщение взяткополучателя о совершённом преступлении может учитываться лишь при определении меры ответственности для взяткополучателя, так как оно свидетельствует о явке с повинной и раскаянии должностного лица, но никак не являются обстоятельством, освобождающим его от уголовной ответственности. Нужно отметить, что в юридической литературе вопрос об освобождении взяткополучателя от уголовной ответственности поднимался неоднократно. Условия освобождения последнего имели разнообразные формулировки. Например, Светлов А. Я. предлагал освобождать взяткополучателя, если предмет взятки был возвращён и никаких действий, обусловленных ею, должностное лицо не совершило. А, например, Асланов Р. М. предлагал освободить взяткополучателя при наличии следующих обстоятельств:

-        преступление совершено впервые;

-        должностное лицо не позднее семи суток после содеянного явилось с повинной;

-        должностное лицо добровольно передало предмет взятки правоохранительным органам;

-        должностное лицо заявило о получении взятки не в связи с угрозами взяткодателя или посредника сообщить о даче-получении взятки;

-        добровольное сообщение сделано не в связи с раскрытием преступления;

-        должностное лицо не выполнило обусловленное действие или бездействие в интересах взяткодателя;

-        инициатива получения взятки исходила не от взяткополучателя. [11]

Так, например, должностное лицо Р. получило взятку от Д. за выполнение действий в интересах последнего. Ранее Р. не брал взятки. Получение взятки было обусловлено стечением тяжёлых жизненных обстоятельств Р. То есть получение взятки было вынужденным. Но спустя определённое время, Р. осознал незаконность своих действий и пытался вернуть взятку Д. Но последний отказался взять обратно предмет взятки и потребовал у Р. выполнения оговорённых действий. На следующий день после получения взятки Р. добровольно пошёл к правоохранительным органам и сообщил о факте получения им взятки. Также, было установлено, что Р. ранее не привлекался к уголовной ответственности, что получение взятки им было совершено впервые, что инициатива сообщения о преступлении исходила от него, он не совершил обусловленных действий, он добровольно передал предмет взятки правоохранительным органам и т. д. Но, следуя логике законодателя, Р. подлежит уголовной ответственности за получение взятки. А если бы добровольное сообщение сделал Д., то его бы освободили от уголовной ответственности. Здесь возникает вопрос, справедливо ли поступает законодатель, когда в аналогичных ситуациях освобождает взяткодателя, а взяткополучатель несёт ответственность. На наш взгляд, законодатель поступает несправедливо, не давая шанса должностным лицам раскаяться в содеянном.

Так, в Модельном УК для стран СНГ содержится условие освобождения взяткополучателя от уголовной ответственности. В примечании к ст. 305 говорится, что лицо, получившее взятку, не связанную с её вымогательством, освобождается судом от наказания, если:

-        оно явилось с повинной;

-        не знало об осведомлённости органов власти о совершённом им преступлении;

-        активно способствовало его раскрытию;

-        возвратило полученное или возместило его стоимость.

Мы согласны не со всеми положениями, установленными в Модельном уголовном кодексе стран СНГ. Так, во-первых, мы считаем, что взяткополучатель должен быть поставлен в равные условия со взяткодателем и должен иметь возможность быть освобождённым не от уголовного наказания, а от уголовной ответственности. Во-вторых, мы считаем, что необходимо снять такое условие освобождения от ответственности как возвращение предмета взятки или возмещение его стоимости, так как предмет взятки в данном случае обращается в доход государства, а взяткодатель не имеет права на него претендовать, тем более если он подлежит уголовной ответственности, и такое условие нецелесообразно в качестве одного из условий освобождения взяткополучателя от уголовной ответственности. Также мы считаем, что необходимо дополнить положение ещё одним обязательным условием — совершение действий (бездействия) предусмотренного частью 1 ст. 290 УК РФ, так как наличие квалифицирующих признаков придаёт деянию повышенную общественную опасность. При таком исходе дела наличие вышеуказанных признаков может влиять на объём назначаемого должностному лицу наказания.

Так, учитывая вышесказанное, мы считаем, что как в УК РФ, так и в УК РА необходимо внести норму, освобождающую взяткополучателя от уголовной ответственности.

Что касается иных элементов состава получения взятки, то здесь особых различий не наблюдается. Эти элементы мы раскрыли выше. Некоторые различия есть в квалифицирующих и в особо квалифицирующих видах получения взятки. Так, под получением взятки в крупных размерах в УК РА понимается получение взятки в размере от 200 до 1000 МРОТ, а в особо крупных размерах — от 1000 МРОТ. Также особо квалифицирующим признаком получения взятки по УК РА считается её получение судьёй. Например, судья получает взятку за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения либо иного судебного акта. В литературе высказывается мнение, что законодатель неоправданно внёс это отягчающее обстоятельство. Г. С. Газинян считает, что получение взятки иными должностными лицами представляет большую общественную опасность, чем получение взятки судьёй. Например, получение взятки депутатом, прокурором, начальником полиции или иным должностным лицом.

 

Литература:

 

1.      Ширяев В. Н. Взяточничество и лиходательство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С. 9.

2.      http://www.docme.ru/doc/77786/sudebnik-1550-goda

3.      Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины 19-го — начала 20-го века // Правоведение. — 1991. — № 2. –с.65

4.      Товмасян А. Т., Древнее и средневековое армянское уголовное право.-Ереван, 1977г., С.268

5.      http://www.qypchaq.unesco.kz/Docs/AQ-Code-Law/Qypchaq-Laws-342–445.pdf

6.      Волженкин Б. В., Квашис В. Е., Цагикян С. Ш. Ответственность за взяточничество. Ереван, 1988. С. 34.; Б. В. ЗдравомысловДолжностные преступления. Понятие и квалификация. Москва, 1971г., с.124; Кирпичников А. И. Взятка и коррупция в России. СПб.,1997. С. 14–15.

7.      Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В. М. Лебедева). — «Норма», 2013 г, (Система Гарант)

8.      Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

9.      Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В. И. Радченко, А. С. Михлина). — «Питер», 2013г. (система Гарант)

10.  http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/bribery.shtml

11.  Асланов Р. М. Деятельное раскаяние взяточника и его правовое значение // Вестник ЛГУ. 1989. № 2. С 12.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle