Библиографическое описание:

Филиппова Е. О. Понятие и цели наказания по Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 187-189.

Актуальность рассматриваемых вопросов обосновывается прежде всего необходимостью уяснения содержания Уголовного кодекса в части назначения наказания и правильности его понимания теорией и практикой.

Для уяснения вопроса о характере правового регулирования целей наказания обратимся прежде всего к ч. 2 ст. 43 УК РФ. В ней закреплено: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения новых преступлений». Данная законодательная формула позволяет, на наш взгляд, сделать вывод о том, что первостепенными целями наказания он признает цели восстановления социальной справедливости, поскольку использует соединительный союз «а также». На второй позиции он указал цель исправления осужденного, а на третьей — цель предупреждения новых преступлений без ее дифференциации на специальную и общую превенцию преступлений [7, 123 c.]

В законе не дифференцированы цели специального и общего предупреждения преступлений, а лишь указывается на предупреждение новых преступлений. Это объективно лишает суд более или менее предметных ориентиров при назначении наказания, применении условного осуждения, освобождении от уголовной ответственности и наказания. В каждом конкретном случае суд должен оценить целесообразность назначаемого наказания или применяемой иной меры уголовно-правового характера с позиций специальной и общей превенции.

Анализ ряда норм УК РФ свидетельствует о том, что в нем снижен предупредительный эффект по сравнению с предыдущим уголовным законодательством. При регулировании отдельных уголовно-правовых мер законодатель не увязывает их применение с достижением целей уголовной ответственности и наказания (например, замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания и др.), а иногда односторонне ориентирует суд только на цель исправления осужденного (условное осуждение, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и др.).

Определять концептуальное направление уголовно-правового воздействия представляется обоснованным с учетом конституционных положений о человеке как высшей ценности, ориентируясь на общепризнанные международные нормы и положения в отношении человека и его значения в обществе, государстве и мире, которые должны отражаться в целях уголовного наказания и способствовать достижению задач уголовного законодательства. Обоснованным представляется мнение С. С. Алексеева, который отметил, что после своего возникновения право заняло центральное место в системе социального регулирования общественных отношений, приобрело значение «главного регулятора» общественных отношений [1, 46 c.]. Но для этого необходимо, чтобы оно в достаточной степени выражало интересы различных и широких слоев населения. Основания для этого закладываются ст. 2 Конституции РФ, провозглашающей человека, его права и свободы высшей ценностью. В ст. 17 Конституции РФ закрепляются гарантии прав и свобод человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. А в ст. 18 Конституции РФ закреплено положение, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и должны определять смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваться правосудием.

Без указания цели выполнения задач уголовного законодательства получается, что такой целью является их выполнение, или охрана установленного порядка ради охраны самого порядка. Но тогда мы приходим к диктатуре закона и неопределенной форме государства, которая не соответствует конституционным положениям о человеке как высшей ценности. Такая ситуация создает условия для использования мер уголовно-правового воздействия как орудия политических, идеологических, экономических и иных репрессий, что нельзя признать допустимым, исходя из потенциально высоких возможностей механизма уголовно-правовой юстиции, ни по форме существующего уголовного законодательства, ни по его изначальной сути. В реальности это означает трагедии сотен, тысяч и даже миллионов людей. Очевидным является то, что правовая система, в том числе и уголовное законодательство, своей целенаправленной деятельностью должна предупреждать такой исход, способный затронуть каждого, независимо от его высокого состояния в социальной иерархии на настоящий момент.

Для этого необходимо предусмотреть в уголовном законодательстве направление, или цель выполнения его задач. В теории уголовного права об этом уже высказывалось достаточно давно, но невоспринятость законодателем этих положений свидетельствует о недостаточной для него их обоснованности, что позволяет нам подойти к вопросу с точки зрения существующих в настоящий момент конституционных положений о человеке как высшей ценности. В п. 2 ст. 2 УК РФ вроде бы предусмотрены способы достижения задач уголовного законодательства, а именно посредством установления оснований и принципов уголовной ответственности, определения опасных для личности, общества или государства преступлений, а также видов наказаний и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступления. Однако если рассмотреть суть перечисленных способов осуществления задач Уголовного кодекса, то возникают сомнения в потенциальной возможности установленных в этих нормах способов достижения таких задач. Дело в том, что все они характеризуют направленность уголовно-правовых средств воздействия в целом на субъекта преступления, хотя из виктимологии известно, что любой инцидент представляет собой взаимодействие, как минимум, двух сторон. Поэтому принимать меры воздействия только к одной стороне является ограниченным и неполноценным подходом, не направленным на предупреждение преступного вреда. К тому же у любого преступления существуют причины, которые его порождают, и условия, которые этому способствуют. Последние являются необходимыми факторами, обязательно предшествующими совершению преступления. Но данная ниша, генетически связанная с преступлением, фактически остается без надлежащего реагирования.

Статья 7 Конституции РФ, провозгласившая Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека по своей сути указывает фактически на обязанность государства создавать условия для формирования у индивида гармоничных идей, мыслей по отношению к человеку и обществу в целом. Без последнего невозможна реализация провозглашенных ценностей, а без такой реализации невозможно формирование гармоничных, социально ориентированных идей и мыслей. Тем более что характер возникающих у лица мыслей и идей зависит от информации, которая поступает извне либо заданным образом обрабатывается самим индивидом. В переводе с латинского information (разъяснение, изложение) означает сообщение, сведения [4, 133 c.] об окружающем мире и протекающих в нем процессах или о положении дел, состоянии чего-нибудь, воспринимаемые человеком [5, 217 c.]. Такая информация обладает способностью избирательного воздействия на индивида в окружающей его действительности, влияет на его поведение, исправляя и предупреждая другие преступления, либо наоборот, направляя и порождая их. Конечно, отношение субъекта к информационному воздействию зависит от субъективного правосознания, но оно, как отметил И. Звечаровский, формируется соответствующей идеологией, моралью, носителем которой является субъект [3, 25 c.].

Уголовное право также представляет собой совокупность взглядов, идей, положений, принципов и норм, которые были созданы человеком в процессе исторического развития общества и государства. Сразу после своего рукотворного создания, как теория уголовного права, так и уголовное законодательство обрели свойство влиять на дальнейший процесс развития самого человека, общества, права и государства в целом. Совершенно обосновано И.Я Козаченко указал на то, что уголовное право является юридическим инструментарием уголовно-правового регулирования общественных отношений, воздействуя на сознание человека и любой общности людей в различных социальных формах [6, 19 c.]. При этом без преувеличения можно сказать, что уголовно-правовая сфера на протяжении столетий превращалась в некую арену противоречивых идей, взглядов на те или иные вопросы развития человека, общества и государства, что, соответственно, приводило к разным подходам к разрешению существующих или возникающих проблем социального, экономического, психологического и иного порядка.

В настоящее время актуальным вопросом становится создание условий не столько для устойчивого развития человека, общества и государства, сколько для формирования направления, которое позволило бы обрести целостность различных составных частей сложноорганизованного общественного и государственного организма. Такое направление по возможности должно учитывать интересы всех участников, образующих сложный организм. Но для этого необходимо прежде прийти к общему знаменателю, то есть к пониманию всех сторон. Одним из серьезных препятствий для этого является осознанный или неосознанный переход к аргументам эмоций, силы, авторитета, выгоды, личности и другим логическим ухищрениям, которые в наложении на закономерность субъективного восприятия мира человека приводят к подмене тезиса и вводят в заблуждение либо самого оппонента, либо другую сторону. Попробуем отойти от многочисленных идеологических наслоений в сфере уголовного права и предложить для дальнейших обсуждений ряд изменений уголовного законодательства, которые имеют потенциальную возможность выполнения возложенных на него задач.

Реформа уголовного законодательства осуществляется в особых условиях. Россия провозглашена правовым государством, а это означает, что основная ценность государства — человек. Государство гарантирует защиту его прав и свобод. Новые приоритеты нашли отражение в Уголовном кодексе Российской Федерации. Одна из первоочередных задач уголовного права — охрана прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 УК РФ).

Законодатель определил наказание как меру государственного принуждения, назначаемую по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица (ч. 1 ст. 43 УК РФ). Наказание является одной из мер уголовно-правового характера, к числу которых также можно отнести принудительные меры воспитательного характера, условное осуждение и другие институты [2, 34 c.].

 

Литература:

 

1.         Алексеев, С. С. Общая теория права: учебник / под ред. С. С. Алексеева. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект. — 2008. — С. 46.

2.         Боровиков, С. А. О месте принудительных мер воспитательного характера в системе мер уголовно-правового характера / С. А. Боровиков // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. — 2006. — № 3. — С. 34.

3.         Звечаровский, И. Информационный аспект действия уголовного закона / И. Звечаровский // Уголовное право. — 2008. — № 2. — С. 25.

4.         Музрукова, Т. Г. Краткий словарь иностранных слов / Т. Г. Музрукова. — М.: Проспект. — 2010. — С. 133.

5.         Ожегов, С. И. Словарь русского языка С. И. Ожегов. — Екатеринбург: Урал-Советы (Весть). — 1994. –С. 217.

6.         Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — М.: Норма. — 2009. — С.19.

7.         Фатхутдинов, А. И. Правовое регулирование целей наказания по УК РФ / А. И. Фатхутдинов. — Казань: Казанск.гос.ун-т им.В. И. Ульянова-Ленина. — 2003. — 123 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle