Библиографическое описание:

Казанков Я. Н. Цель и задачи познания в правоприменительной деятельности [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 9-13.



Цель изадачи познания вправоприменительной деятельности

Казанков Ярослав Николаевич, аспирант

Российская правовая академия Министерства юстиции, Иркутский юридический институт (филиал)

В статье рассматриваются цель и задачи познания в правоприменительной деятельности посредством детального анализа содержания предмета данного познания. Дана характеристика истины как цели познавательной деятельности в применении права с точки зрения её свойств и разновидностей. Анализируется соотношение предмета познания в правоприменении и предмета доказывания.

Ключевые слова: правоприменительная деятельность; цель познания в правоприменительной деятельности; задачи познания в правоприменительной деятельности; предмет (объект) познания; установление фактических обстоятельств; юридические факты; юридическая оценка фактических обстоятельств; истина; предмет доказывания; специально-практическое познание.

Реформа судебной власти, проводимая в целях улучшения в Российской Федерации качественного состояния многих правовых явлений: законности, правопорядка, гражданского общества, построения модели правового государства и т. д., позиционирует проблематику познания в правоприменительной деятельности как весьма актуальную. Ко всему прочему, тема познания в применении права в настоящее время анализировалась на научно-теоретическом уровне в сравнительно небольшом объёме.

Познавательный процесс является составной частью применения права — реализации правовых норм в предусмотренных правом случаях и в предписанной им форме правореализующих действий государственного органа (должностного лица), осуществляемой в пределах его компетенции по разрешению конкретных правовых дел и принятию соответствующих правовых актов [7, с. 592; 8; с. 215–216].

В свою очередь, познание представляет собой сознательную деятельность субъекта, направленную на приобретение информации об объектах и явлениях реальной действительности, а также конкретных знаний [17].Познавательная деятельность осуществляется в правоприменении потому, что для принятия решения и вынесения соответствующего акта правоприменитель непосредственным и логическим способами должен установить необходимую информацию — конкретные обстоятельства по делу, фактические данные.

Настоящая статья затрагивает наиболее общие вопросы цели и задач познания в правоприменении. Цель в литературе определяется как то, к чему стремятся, что надо осуществить [12; с. 1143]. Задачи — это то, что требует исполнения, разрешения [12; с. 259]. Посредством решения определённых задач достигаются соответствующие цели.

Чтобы сделать выводы о цели и задачах познания в правоприменительной деятельности, необходимо обратиться к предмету указанного познания. Предметом познания здесь являются не закономерности развития природы и общества (это предмет теоретического, научного познания), а конкретные факты, существующие или существовавшие и имеющие значение для правильного применения норм права [15; с. 22]. Термин «предмет познания» в правоприменении в данном случае тождествен понятию «объект познания» [14; с. 122]; данные категории мы рассматриваем как идентичные.

Предмет (объект) познания представляет событие прошлого, которое субъект доказывания не наблюдал лично. Сущность и обстоятельства события восстанавливаются по предметам материальной обстановки и в сознании наблюдавших его людей.

Предмет познания имеет определённую структуру, включающую в себя: фактические обстоятельства юридического дела (юридические факты; факты, имеющие значение для выработки оптимального решения по делу в пределах применяемой нормы права; обстоятельства, способствовавшие совершению правонарушений), а также нормы права и источники права.

Предмет (объект) познания — во-первых, фактические обстоятельства юридического дела. Установление фактических обстоятельств дела — начальная функциональная стадия правоприменительного процесса, заключающаяся в получении информации о конкретном случае, в связи с которым должно произойти применение права. Правоприменителя интересуют, разумеется, не все фактические обстоятельства рассматриваемого дела, а только имеющие юридическое значение [11; с. 415–416]. К ним относятся:

1) Юридические факты — это обстоятельства, поступки, состояния, которым закон придаёт юридическое значение, проявляющееся во влиянии этих факторов на правоотношение (их возникновение, наличие, развитие, состояние). Как известно, выделяются следующие разновидности юридических фактов: события (вне воли субъекта правоотношения) и действия (связаны с волей субъектов правоотношений). Также в качестве юридических фактов выделяют юридические состояния (гражданство либо подданство, нахождение в браке, сословная принадлежность и др.), а иногда презумпции (предположения) и фикции (фактически несуществующие положения, признанные правом существующими и имеющими юридическое значение)[3; с. 471–475];

2) Факты, имеющие значение для выработки оптимального решения по делу в пределах применяемой нормы права [11; с. 416]. Например, в уголовном судопроизводстве это обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание;

3) Обстоятельства, способствовавшие совершению правонарушений [11; с. 416]. Так, о них говорится в ч. 2 ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Данные обстоятельства есть явления и факты, которые прямо правонарушений не вызывают, но наличие которых может способствовать возникновению у субъекта намерения их совершить. Эти факты и явления могут корениться в различных сферах общественных отношений и функционирования общественного и государственного механизма (недостатки в организационно-технической сфере, в сфере охраны как правопорядка в целом, так и в отдельной его области; недостатки в деятельности различных государственных органов (например, полиции, прокуратуры, судов) и органов власти, ответственных за состояние правопорядка, контролирующих органов и т. п.). [16]

Во-вторых, предмет познания включает в себя источники права — нормативные правовые акты, нормативные договоры, санкционированные обычаи, юридические прецеденты, правовую доктрину и т. п., а также их структурные элементы — правовые нормы. Анализируя необходимую для конкретного случая правовую норму, субъект правоприменения обращается к источнику права, в котором находится данная норма. На стадии юридической оценки фактических обстоятельств дела — второй функциональной стадии правоприменительного процесса — правоприменитель осуществляет выбор правовой нормы, подлежащей применению к установленным фактическим обстоятельствам дела; проверяет подлинность данной нормы права, её действие во времени, в пространстве и по кругу лиц; проверяет правильность текста соответствующего источника права, в котором выражена выбранная правовая норма; уясняет смысл выбранной нормы права; осуществляет правовую квалификацию.

Необходимо также осветить вопрос о соотношении понятий «предмет познания в правоприменительной деятельности» и «предмет доказывания». Предмет доказывания представляет собой совокупность обстоятельств, которые должны быть установлены по каждому делу в целях его правильного разрешения [1; с. 225].

Предмет доказывания в самом общем смысле следует трактовать в качестве своеобразной программы доказательственной деятельности субъекта доказывания, в ходе которой отсекается все, что лежит за пределами цели процессуального познания (С. А. Шейфер) [1, с. 225].

Ввиду того что доказывание — одна из разновидностей познания в правоприменительной деятельности, предмет данного познания по своему содержанию шире предмета доказывания. Проблема достижения истины в процессуальном праве непосредственно связана с доказыванием, которое по своей сути является частным проявлением познания как отражение в сознании человека окружающей действительности [5; с. 189]. Для правильного разрешения любого дела суд должен выяснить все юридические факты, имеющие значение по делу.

Так, М. К. Треушников в состав предмета (объекта) судебного познания включает четыре вида фактов: юридические факты материально-правового характера; доказательственные факты; факты, имеющие исключительно процессуальное значение; факты, установление которых необходимо суду для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия [13; с. 14]. Тогда как в предмет доказывания в процессуальном праве входят лишь факты, имеющие материально-правовое значение [14; с. 123].

Познание в правоприменительной деятельности, как и любая познавательная деятельность, носит целенаправленный характер. Целью такового познания является установление истины по юридическому делу (получение истинных знаний о предмете познания в правоприменении).

Истина понимается как правильное, адекватное отражение доказательствами обстоятельств дела, правильная оценка доказательств субъектами доказывания, а также соответствие решений по делу нормам права или общим принципам [6; с. 105].

Данная истина должна соответствовать критериям объективности (её содержание определяется не правоприменителем, а познаваемыми объектами реальной действительности, поэтому она не зависит от сознания людей), а также достоверности (истина должна быть обоснована, доказана специфическими методами [10; с. 5]).

Процессуальное познание как разновидность познания стремится к постижению объективной истины — знания о свойствах и особенностях объекта, воспроизводящее их в сознании познающего субъекта такими, какие они есть в действительности. Таким образом, объективной истиной является знание, содержание которого существует объективно, независимо от сознания и воли человека [5; с. 189].

Объективная истина имеет специфическую черту — она устанавливается при помощи определённых юридических средств (т. е. доказательств), которые собираются и закрепляются в строго регламентированном процессуальным законом порядке, и правоприменительное решение считается правильным при условии, если он соответствует предусмотренным законом формам. Однако для достижения объективной истины недостаточно соблюдения всех установленных законом форм. При этом не менее важно, чтобы правоприменитель пришёл к выводам, правильным по существу, соответствующим действительности [9; с. 245].

Истина в правоприменительной деятельности носит абсолютно-относительный характер. Её абсолютность заключается в том, что знания правоприменителя о фактических обстоятельствах дела, субъективных правах и обязанностях в принципе должны быть исчерпывающими, всесторонне и полно отражать предмет познания, а также неопровержимыми в будущем, а относительность истины выражается в том, что свою абсолютность она сохраняет лишь в определённых пределах и по некоторым аспектам может не иметь исчерпывающего характера [10; с. 6].

Эту мысль можно сформулировать и иначе: истина может быть как абсолютной, так и относительной. Обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данному делу, являясь существенными для правильного его разрешения, должны быть действительно установлены с исчерпывающей полнотой, т. е. абсолютно. Другие же обстоятельства, имеющие отношение к делу, могут быть установлены лишь в необходимых пределах, т. е. относительно. Таким образом, только по отношению ко всей сумме связей и закономерностей развивающейся материи истина и будет носить относительный характер [5; с. 191].

В научной литературе также встречаются такие термины, как «материальная истина», «процессуальная истина», «формальная истина», «конвенциональная истина».

Утверждается о том, что материальная истина есть объективная истина, устанавливаемая судом в определённом законом порядке и при помощи указанных в законе средств. Иными словами, материальная истина — не что иное, как юридическое обозначение объективной истины, устанавливаемой судом по юридическому делу [9; с. 245].

Надо полагать, что выделение такой разновидности истины, как материальная, не очень удачно, так как истина не бывает материальной и всегда представляет собой субъективный образ объективного мира.

Будучи объективной по своему содержанию, объективная истина субъективна по форме. В силу этих обстоятельств успех в достижении объективной истины в ходе познавательной деятельности зависит и от того, насколько познающий субъект будет соблюдать законы логического мышления [5; с. 189].

Истинным является знание, обоснованное материалами дела (доказательствами) и установленное решением суда [4; с. 275]. Так, истина действительная, подлинная, истина процессуальная или объективная заключается в полном и точном соответствии действительности выводов суда, прокурора, следователя, органа дознания, иных правоприменительных органов об обстоятельствах рассматриваемого дела, о виновности или невиновности привлекаемого к ответственности лица [9; с. 245].

Категории объективной истины традиционно противопоставлялась истина процессуальная (формальная), которая изначально соответствует либо формально (заранее) определённым в законе условиям, либо формальному (и допускаемому процессуальным законом) добровольному соглашению сторон относительно того или иного варианта (окончательного) решения. При разрешении дела по существу правоприменитель исходит лишь из тех доказательств, которые предоставили стороны и которые нашли свое объективное подтверждение в рамках состязательного процесса [5; с. 190].

В процессуально-правовой науке споры, как в прошлом, так и в настоящее время, ведутся о характере истины: необходимо ли стремиться к достижению объективной истины или сделать это невозможно, и следует ограничиться истиной формальной (юридической, процессуальной) [2; с. 237]?

Несмотря на то, что по возможности правоприменитель должен стремиться к достижению объективной истины по юридическому делу (то есть к точному соответствию полученных знаний действительности), в процессуальной деятельности данного субъекта достижение объективной истины возможно не всегда. Могут иметь место объективные факторы, препятствующие её установлению: например, отсутствие, изменение или исчезновение (уничтожение) следов события.Следует согласиться с А. А. Хмыровым в том, что требование истины в процессуальном законодательстве сохраняется, однако не доводится до абсурда: не требуется установления истины во всех без исключения случаях, даже при объективной невозможности это сделать. В ряде случаев закон допускает принятие судом окончательных решений независимо от достоверности имеющихся в деле материалов: например, при отказе обвинителя от обвинения, примирении сторон, мировом соглашении [15; с. 23].

В ряде случаев, не установив объективной истины, суд принимает решение по делу на основе так называемых конвенциональных истин. Прежде всего, такой истиной является презумпция невиновности. Другой разновидностью конвенциональной истины является формальная истина: суд разрешает дело на основе имеющихся в деле материалов безотносительно к тому, соответствуют ли они объективной истине или нет. К числу таких формальных истин относятся некоторые правила проверки допустимости доказательств [15; с. 23].

Истина как результат познания необходима не сама по себе, а для того, чтобы возможно было принять законное и обоснованное, то есть правильное, решение по юридическому делу. Данное решение будет соответствовать назначению судопроизводства — правильному применению норм материального права. В связи с этим в науке теории государства и права встречается мнение о том, что цель судебного познания — постановление справедливого приговора (судебного решения) [2; с. 248].

Необходимо отметить корреляцию составляющих предмета познания в правоприменительной деятельности — фактических обстоятельств дела и норм права — в свете истинности знания о них. Истинными (соответствующими действительности) должны быть знания (представления) правоприменителя о фактических обстоятельствах дела, содержании и признаках подлежащей применению нормы права и соответствии фактических признаков содеянного признакам, закрепленным в правовой норме. Речь идёт об адекватном понимании её содержания и о верном отражении в сознании субъекта правоприменения связи нормы с фактическими обстоятельствами дела. Истинными должны быть и результаты познания связи между фактическими обстоятельствами дела и нормой права[5; с. 192–193].

Задачи познания в правоприменении носят ярко выраженный специально-практический характер и заключаются в действиях правоприменителя касаемо установления составляющих предмета познания в правоприменении. Так, в процессе рассмотрения дела правоприменитель должен установить необходимые юридические факты, проанализировать соответствующие источники и нормы права и др.

То есть, специально-практические задачи, разрешаемые правоприменителем, представляют собой действия, входящие в две функциональные стадии правоприменительного процесса: установление фактических обстоятельств дела, а также выбор и анализ правовой нормы (квалификация) [8; с. 217]. В данном случае необходимо говорить об интересах правосудия и возможности установления объективной истины по делу, а также об общественном интересе, который состоит в правильном применении закона [2; с. 241].

Подводя итог, цель и задачи познания в правоприменительной деятельности — взаимосвязанные категории, направленные на вынесение по юридическому делу законного и обоснованного решения. Для правильного понимания их необходимо рассматривать сквозь призму предмета познания в правоприменении, суть фактические обстоятельства дела и исследуемые нормы и источники права.

Литература:

  1. Арендаренко И. А. О соотношении предмета доказывания в процессуальных отраслях права // Общество и право. — 2010. — № 1. — С. 225–228.
  2. Васин В. В. К вопросу о характере истины и цели судебного уголовно-процессуального познания по отечественному законодательству // Актуальные вопросы современной науки. — 2008. — № 4–2. — С. 237–251.
  3. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учеб. [для юрид. вузов] / А. Б. Венгеров. — 8-е изд., стер. — М.: Издательство «Омега-Л», 2011. — 607 с.: табл. — (Высшее юридическое образование).
  4. Грудинин И. А. Познание в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы российского права. — 2010. — № 2А. — С. 272–281.
  5. Зуев С. В., Сабитов Р. А. Истина и проблемы ее достижения в уголовном процессе и уголовном праве // Вопросы правоведения. — 2014. — № 2 (24). — С. 187–197.
  6. Кудрявцева А. В. Понимание истины в процессуальных отраслях права как выражение гносеологических моделей познания // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2006. — № 3. — С. 102–105.
  7. Марченко М. Н. Проблемы общей теории государства и права: учеб.: в 2 т. Т. 1. Государство. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 752 с.
  8. Нерсесянц В. С. Теория права и государства / В. С. Нерсесянц. — М.: Норма, 2010. — 272 с.
  9. Пальчикова Н. В. К вопросу о характере истины в уголовно-процессуальном познании // Общество и право. — 2009. — № 5. — С. 243–247.
  10. Пьянов Н. А. Истина в правоприменительной деятельности: Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. юрид. наук.- М., 1987. — 19 с.
  11. Пьянов Н. А. Консультации по теории государства и права: учеб. пособие / Н. А. Пьянов. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. — 571 с.
  12. Словарь русского языка / С. И. Ожегов; под общ.ред. проф. Л. И. Скворцова. — 24-е изд., испр. — М.: ООО «Издательство Оникс», 2005. — 1200 с.
  13. Треушников М. К. Судебные доказательства / М. К. Треушников. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Городец, 2004. — 268 с.
  14. Фильченко И. Г. Обстоятельства гражданского дела как объект судебного познания // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. — 2009. — № 1. — С. 122–127.
  15. Хмыров А. А. Доказывание в уголовном процессе и криминалистика // Юридический вестник Кубанского государственного университета. — 2011. — 2 (2 квартал). — С. 22–24.
  16. URL: http://jurkom74.ru/materialy-dlia-ucheby/usloviia-sposobstvuiushchie-soversheniiu-prestuplenii
  17. URL: http://vocabulary.ru/dictionary/793/word/poznavatelnaja-dejatelnost

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle