Библиографическое описание:

Свиридова Е. А. Основания недействительности отдельных видов завещаний в гражданском праве России и Беларуси [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 40-43.

В статье рассмотрены отдельные виды завещаний, предусмотренные гражданским законодательством Российской Федерации и Республики Беларусь. Исследованы наиболее распространенные основания признания недействительными совершенных завещаний. Внесены предложения по совершенствованию института наследования в гражданском праве России и Беларуси.

Ключевые слова: завещание, наследники, недействительность завещания.

Действующее гражданское законодательство, как Российской Федерации, так и Республики Беларусь предоставляет приоритет наследованию по завещанию перед наследованием по закону. Данный факт подтверждается тем, что наследование по закону имеет место, когда оно не изменено завещанием, т. е. завещание отсутствует либо определяет судьбу лишь части имущества наследодателя. Гражданам предоставлена возможность путем совершения завещания распорядиться принадлежащим им на праве собственности имуществом на случай смерти, если они не согласны с порядком, установленным нормами наследования по закону. Также свидетельством приоритета наследования по завещанию перед наследованием по закону является направленность ряда норм гражданского законодательства России и Беларуси на побуждение граждан к совершению завещаний, например, посредством установления и гарантированности законом принципа тайны завещания; установления принципа свободы завещания; снижения размера обязательной доли в наследстве, а также ограничения права на нее; возможностью выбора формы совершения завещания и т. д. [7,с.67–68]

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ), предусматривает несколько видов завещаний. Кроме нотариально удостоверенных (ст.1025 ГК РФ), допускаются завещания, приравниваемые к ним (ст.1127 ГК РФ), завещания, совершенные в чрезвычайных обстоятельствах (ст.1129 ГК РФ), а в статье 1126 ГК РФ содержатся нормы, регулирующие совершение закрытого завещания.

Анализируя Гражданский кодекс Беларуси (далее — ГК РБ), приходим к выводу, что он содержит похожие нормы о нотариальной форме завещания (ст.1045 ГК РБ), о закрытом завещании (ст.1046 ГК РБ), а также о завещаниях, приравниваемых к нотариально удостоверенным (ст.1047 ГК РБ). Однако в отличие от российских норм наследственного права, белорусскому законодательству не известно понятие «завещание в чрезвычайных обстоятельствах». По поводу обоснованности этого факта могут существовать различные мнения. Но одно точно — отсутствие возможности совершать подобные завещания, несомненно, ведет к снижению количества недействительных завещаний, проблемы возникновения которых рассмотрим далее.

Как в российском, так и в белорусском наследственном праве существует ряд теоретических и практических проблем, связанных с порядком признания завещания недействительным. Именно это и обусловило необходимость в разработке предложений и рекомендаций в целях совершенствования отдельных положений наследования по завещанию. Также возникает потребность в выявлении законных способов предотвращения недействительности завещаний для обеспечения перехода имущества завещателя к наследникам в соответствии с его волеизъявлением.

Российское гражданское законодательство делит недействительные завещания так же, как и недействительные сделки, на оспоримые и ничтожные. К оспоримым относятся те завещания, недействительность которых должна устанавливаться в судебном порядке. Если подобное завещание в суде не оспорено, оно остается действительным и влечет все предусмотренные законодательством правовые последствия. Ничтожное завещание, в отличие от оспоримого, считается недействительным независимо от признания его таковым судом, соответственно заинтересованные лица вправе относиться к подобному завещанию, как к несуществующему. В данном случае роль суда состоит лишь в том, чтобы выявить и подтвердить недействительность завещания. К сожалению, в правоприменительной практике нередко бывает сложно определить вид недействительного завещания, однако тщательное исследование имеющихся доказательств и сопоставление обстоятельств не оставит вопросов при решении данной проблемы [4,с.92–95].

Гражданское законодательство Беларуси, в отличие от российского, не содержит подобного деления недействительных завещаний на оспоримые и ничтожные, что, вероятно, вносит некоторые сложности в правоприменительный процесс. Ведь факт ничтожности или оспоримости завещания имеет значение лишь для применения судами последствий недействительности завещания. Исходя из этого, можно сделать вывод, что в случае ничтожности указанные последствия могут применяться самим нотариусом, а в случае признания оспоримого завещания недействительным — нотариусом либо судом на основании судебного решения [3, с.89–92]. Думается, что имеет смысл внести в п.1 ст.1052 ГК РБ дополнения следующего содержания: «Завещание может быть признано недействительным по основаниям, установленным настоящим Кодексом или иными законодательными актами, в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) либо независимо от такого признания (ничтожное завещание)».

Как было отмечено, основным видом завещаний является нотариально удостоверенное завещание, так как на сегодняшний день это наиболее распространенная форма закрепления посмертной воли граждан. Порядок его совершения регламентирован статьями 1125 ГК РФ и 1045 ГК РБ. Анализируя основания признания завещания недействительным, следует обратить внимание на проблему несоблюдения требований указанных статей, общий смысл которых сводится к тому, что законодательство устанавливает ряд требований к форме и порядку совершения завещаний, при несоблюдении которых завещание признается недействительным. Российское законодательство требует от завещателя написания завещания лично либо с его слов нотариусом. При этом при написании завещания лично или его записи нотариусом могут быть использованы технические средства (пишущая машинка, компьютер и т. п.). Норма белорусского наследственного права содержит похожее правило, но с некоторым уточнением: при записи завещания нотариусом со слов завещателя необходимо присутствие свидетеля, и только в этом случае могут применяться технические средства. Таким образом, составляя завещание самостоятельно, завещатель обязан записать его собственноручно. Сразу стоит отметить, что несоблюдение перечисленных правил приведет к недействительности завещания.

Как российское, так и белорусское законодательство в случае записи завещания нотариусом обязывает завещателя до подписания завещания полностью прочитать его. Однако ГК РФ предусматривает присутствие при этом только нотариуса, а ГК РБ требует присутствия еще и свидетеля. Следовательно, если завещание было подписано, но не прочитано завещателем, либо прочитано, но свидетель при этом отсутствовал, или в завещании не указаны его фамилия, имя, отчество (только в белорусском законодательстве), завещание может быть признано недействительным.

Согласно п.2 ст.1125 ГК РФ и п.2 ст.1045 ГК РБ в случаях, когда завещатель не может лично прочитать завещание в силу физических недостатков, болезни или неграмотности, текст для него оглашается нотариусом (ГК РФ) или свидетелем в присутствии нотариуса (ГК РБ). В завещании делается соответствующая запись с указанием причин, в силу которых завещатель не смог самостоятельно прочитать завещание. Нарушение данного порядка ознакомления завещателем с текстом завещания, а также отсутствие в завещании записи о причинах невозможности прочитать завещание лично — причины признания завещания недействительным.

Завещание должно быть подписано завещателем собственноручно. Однако если в силу болезни, физических недостатков или неграмотности завещатель самостоятельно не может подписать завещание, оно по его просьбе подписывается другим гражданином, а в завещании указываются причины отсутствия личной подписи завещателя (3 ст. 1125 ГК РФ и п.2 ст. 1044 ГК РБ). Соответственно, если в составленном завещании не указаны причины, по которым завещатель не смог подписать его собственноручно, или не указаны фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина, такое завещание может быть признано недействительным. Всякий раз при возникновении наследственного спора самому внимательному исследованию подлежат причины, по которым завещатель не мог подписать завещание лично, для выяснения вопроса о том, не лишала ли завещателя болезнь, препятствовавшая подписанию завещания, возможности выразить свою волю по распоряжению своим имуществом на случай смерти.

Одним из оснований признания как нотариально удостоверенного, так и иных видов завещаний недействительными является присутствие при составлении, подписании, удостоверении завещаний или при передаче завещания нотариусу свидетелей, которые в силу закона не могут являться таковыми. Подобные лица также не могут подписывать завещание вместо завещателя, т. е. быть рукоприкладчиками. Например, если в нарушение п.2 ст.1124 ГК РФ либо п.3 ст.1044 ГК РБ свидетелем или рукоприкладчиком был сам нотариус, либо лицо, в пользу которого было составлено завещание или сделан завещательный отказ, а также супруг такого лица, его дети и родители (в ГК РБ еще и внуки, правнуки такого лица, а также иные наследники по завещанию или по закону), либо граждане, не обладающие дееспособностью в полном объеме, либо неграмотные, либо граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего, либо лица, которые не владеют в достаточной степени языком (исключение — принятие закрытого завещания), имеются все основания для признания такого завещания недействительным. Стоит отметить, что гражданское законодательство Беларуси к числу лиц, не имеющих права быть свидетелями или рукоприкладчиками, относит и граждан, имеющих судимость за дачу ложных показаний. Соглашаясь с подобной нормой, хотелось бы ею дополнить российское гражданское право, а именно п. 2 ст.1124 ГК РФ.

Еще одним из видов завещаний, правом составления которых обладают граждане России и Беларуси, является закрытое завещание. В соответствии со ст.1126 ГК РФ и ст. 1046 ГК РБ завещатель может совершить завещание без ознакомления с его содержанием нотариусом. Так как закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем, несоблюдение этих требований влечет недействительность такого завещания. Подтвердить или опровергнуть факт написания или подписания текста завещания лично наследодателем можно только в судебном порядке (должна быть назначена подчерковедческая экспертиза) [4, c.11].

Закрытое завещание предполагает более строгие требования к процедуре совершения завещания. Например, при составлении закрытого завещания нельзя использовать технические средства (пишущую машинку, компьютер и пр.), также завещатель не вправе обратиться за помощью к рукоприкладчику или переводчику. Несоблюдение этих требований закона влечет недействительность подобных завещаний. Первый этап составления закрытого завещания состоит в его собственноручном написании и подписании завещателем, второй — в помещении текста завещания в конверт до обращения к нотариусу, третий — в передаче документа нотариусу на хранение в присутствии двух свидетелей, которые в присутствии нотариуса ставят на конверте свои подписи. Если завещателем предоставлен конверт с заранее проставленными подписями свидетелей, нотариус отказывает в его приеме [8, c.55]. Конверт, подписанный свидетелями (в ГК РБ — и завещателем), запечатывается в их присутствии нотариусом в другой конверт, на котором нотариус делает надпись, содержащую сведения о завещателе, о месте и дате принятия закрытого завещания, о фамилии, имени, отчестве и месте жительства каждого свидетеля. Нотариус обязан разъяснить завещателю нормы законодательства об обязательной доле в наследстве, а также сделать об этом соответствующую надпись на втором конверте (только в ГК РФ) и информировать завещателя о том, что несоблюдение правил о собственноручно написанном и подписанном завещании приведет к его недействительности. Несоблюдение хотя бы одного из перечисленных правил влечет недействительность закрытого завещания.

Еще одним видом завещаний, предусмотренных российским законодательством, является завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах. Согласно ст. 1129 ГК РФ в случае нахождения гражданина в положении, явно угрожающем его жизни, в силу чего он не имеет возможности составить завещание в иной, предусмотренной законом форме, он может составить его в простой письменной форме. Подобное завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем в присутствии двух свидетелей. Не смотря на то, что в законе нет прямого требования о подписании завещания свидетелями, логика требует, чтобы в составленном документе были обозначены фамилии и хотя бы инициалы свидетелей для того, чтобы впоследствии их можно было идентифицировать. Своей подписью на завещании свидетели лишь подтверждают тот факт, что они присутствовали при составлении завещания [3, c.15].

Однако некоторые проблемы в правоприменительной практике могут возникнуть, например, если свидетели, не записавшие в завещании свои данные, скончались одновременно с наследодателем. В этом случае будет отсутствовать подтверждение того, что, во-первых, имелись чрезвычайные обстоятельства, во-вторых, завещатель в их присутствии собственноручно, без постороннего давления, написал и подписал завещание. На основании изложенного предлагается внести в п.1 ст.1129 ГК РФ дополнение следующего содержания: «Свидетели подписывают завещание вместе с завещателем, а также указывают на завещании свои фамилию, имя, отчество и место жительства каждого из них».

Учитывая тот факт, что понятие «чрезвычайные обстоятельства» не нашло своего закрепления в гражданском законодательстве, их наличие или отсутствие в каждом конкретном случае должно устанавливаться судом. Существует ряд оснований признания данного вида завещаний недействительным, например, если хотя бы одно лицо, являющееся свидетелем составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах недееспособно, либо неграмотно, либо не владеет в достаточной степени языком, на котором составлено завещание и пр. Также ряд вопросов может возникнуть и к состоянию самого завещателя в момент совершения завещания: обладал ли он полным объемом дееспособности и мог ли в достаточной степени отдавать отчет своим действиям. Данный факт вряд ли смогут подтвердить свидетели в силу отсутствия у них необходимых специальных знаний. Гражданскому кодексу Беларуси не известен данный вид завещаний. С одной стороны, это положительный факт — судебная практика меньше знает дел о признании завещаний недействительными, с другой стороны, отрицательный — право граждан на распоряжение своим имуществом на случай смерти некоторым образом ограничено.

Разумеется, исчерпывающего перечня оснований недействительности завещаний привести невозможно, недействительными могут быть признаны завещания, которые были совершены с нарушением иных норм законодательства.

Литература:

1.         Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 года № 218–3//Ведомости Национального собрания Республики Беларусь, 1999 г., № 7–9, ст.101.

2.         Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001г. № 146-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 03.12.2001. № 49. Ст.4552.

3.         Абраменков М. С. Формальная действительность завещания / Наследственное право.- 2013. — № 4.- С.10–16.

4.         Долганова И. В. Критерии разграничения дел о недействительности ничтожного и оспоримого завещаний / Наследственное право- 2013.- № 3. — С.10–13.

5.         Кафарова Е. С. Недействительность завещания в гражданском праве Республики Беларусь/ Юридический журнал. — 2009. — № 4. — С.89–92.

6.         Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья: учебно-практический комментарий/ Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, В. В. Грачев и др.; под ред. А. П. Сергеева. — Москва: Проспект, 2011. — 392 с.

7.         Наследственное право в нотариальной практике: комментарии (ГК РФ, ч.3, разд.V), метод. рекомендации, образцы док., нормативные акты, судеб. практика: практ. пособие/ Т. И. Зайцева, П. В. Крашенинников; Федер. нотар. палата России. Центр нотар. исслед. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 800с.

8.         Шеховцов А. В. Закрытое завещание / Нотариальный вестник.- 2010.- № 3.- С.54–60.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle